Задать вопрос
8 800 511 38 27
Бесплатная горячая линия (Москва и регионы РФ)

Решение суда об увольнении, восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда № 2-2849/2017 ~ М-1389/2017

Смотреть все судебные практики о Судебная практика по восстановлению на работе

Российская федерация

Центральный районный суд <адрес>

Максима Горького, ул., <адрес>, 630099

Центральный районный суд <адрес> в составе:

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Шарапова И. В. к министерству здравоохранения Н. <адрес>, государственному бюджетному учреждению здравоохранения «Государственный Н. <адрес> клинический госпиталь ветеранов войн» о признании незаконным приказа об увольнении, восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда,

УСТАНОВИЛ:

    Истец обратился в суд с иском к ответчику и просил признать незаконным приказ об увольнении №-ДК от ДД.ММ.ГГГГ, восстановить истца в должности начальника государственного бюджетного учреждения здравоохранения Н. <адрес> «Государственный Н. <адрес> клинический госпиталь ветеранов войн», взыскать средний заработок за время вынужденного прогула по день восстановления на работе, взыскать компенсацию морального вреда в сумме 1000000 рублей.

    В обоснование своего иска Шарапов И.В. указал, что с 2003 года занимал должность начальника ГБУЗ Н. <адрес> «Государственный Н. <адрес> клинический госпиталь ветеранов войн». Приказом №-дк от ДД.ММ.ГГГГ трудовой договор с истцом был прекращен на основании пункта 2 статьи 278 Трудового кодекса Российской Федерации. Полагает, что увольнение незаконно, поскольку истец был уволен без объяснения причин. За период работы истец показал себя как эффективный и достойный руководитель, пользующийся уважением у сотрудников госпиталя и посетителей. За заслуги в области здравоохранения награжден нагрудным знаком «Отличник здравоохранения», имеет благодарственные письма, почетные грамоты и иные награды Министерства здравоохранения Российской Федерации, Совета депутатов <адрес>, мэрии <адрес> и иных лиц. Считает, что у ответчика отсутствовали основания для увольнения грамотного, добросовестного, ответственного руководителя, действующего в интересах общества и государства в целом. Кроме того, истец был уволен в период временной нетрудоспособности, о чем сообщил непосредственно работодателю. Полагает, что за время вынужденного прогула подлежит начислению средний заработок. Также действиями ответчика истцу был причинен моральный вред, компенсацию которого он оценивает в 1000000 рублей.

Истец в судебное заседание не явился, извещался судом надлежащим образом, направил в суд представителей, действующих на основании доверенности, в интересах и по поручению своего доверителя.

Представители истца в судебном заседании исковые требования поддержали в полном объеме и дали соответствующие пояснения, в том числе согласно письменным (л.д.132-134). Указали на злоупотребление ответчиком правом и наличие дискриминации в сфере труда.

Представитель ответчика в судебном заседании исковые требования не признал и дал пояснения согласно письменным возражениям на иск (л.д.83-90).

ГБУЗ «Государственный Н. <адрес> клинический госпиталь ветеранов войн» в судебное заседание своего представителя не направил, был извещен судом надлежащим образом.

Третье лицо – Головко Е.А. в судебное заседание не явилась, извещалась судом надлежащим образом.

Представители департамента имущества и земельных отношений Н. <адрес> в судебном заседании с доводами иска не согласились и дали пояснения согласно письменным возражениям (л.д.74-75).

Представитель П. Н. <адрес> в судебном заседании с исковыми требованиями не согласилась и дала пояснения согласно письменным возражениям на иск (л.д.94-97).

Министерство здравоохранения Российской Федерации в судебное заседание своего представителя не направило, извещалось судом надлежащим образом.

Суд, выслушав лиц, участвующих в деле, исследовав представленные доказательства, заслушав заключение прокурора, полагавшего, что исковые требования не подлежат удовлетворению, приходит к следующим выводам.

В соответствии со статьей 15 Трудового кодекса Российской Федерации трудовыми отношениями признаются отношения, основанные на соглашении между работником и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции (работы по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретного вида поручаемой работнику работы) в интересах, под управлением и контролем работодателя, подчинении работника правилам внутреннего трудового распорядка при обеспечении работодателем условий труда, предусмотренных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором.

    В силу статьи 16 Трудового кодекса Российской Федерации трудовые отношения возникают между работником и работодателем на основании трудового договора, заключаемого ими в соответствии с настоящим Кодексом.

Согласно статье 20 Трудового кодекса Российской Федерации сторонами трудовых отношений являются работник и работодатель.

Работником является физическое лицо, вступившее в трудовые отношения с работодателем. Работодателем в свою очередь признается физическое лицо либо юридическое лицо (организация), вступившее в трудовые отношения с работником. В случаях, предусмотренных федеральными законами, в качестве работодателя может выступать иной субъект, наделенный правом заключать трудовые договоры.

Согласно статье 56 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор - соглашение между работодателем и работником, в соответствии с которым работодатель обязуется предоставить работнику работу по обусловленной трудовой функции, обеспечить условия труда, предусмотренные трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами и данным соглашением, своевременно и в полном размере выплачивать работнику заработную плату, а работник обязуется лично выполнять определенную этим соглашением трудовую функцию в интересах, под управлением и контролем работодателя, соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, действующие у данного работодателя.

В ходе судебного разбирательства было установлено, что согласно пункту 5 Устава ГБУЗ Н. <адрес> «Государственный Н. <адрес> клинический госпиталь ветеранов войн», учредителем и собственником имущества учреждения является Н. <адрес>.

Полномочия учредителя учреждения в пределах установленной компетенции осуществляют П. Н. <адрес>, департамент имущества и земельных отношений Н. <адрес> и министерство здравоохранения Н. <адрес>.

От имени Н. <адрес> права собственника, в пределах установленной законодательством компетенции, осуществляют Законодательное Собрание Н. <адрес>, П. Н. <адрес>, департамент имущества и земельных отношений Н. <адрес> и министерство здравоохранения Н. <адрес>.

Учреждение подведомственно министерству здравоохранения Н. <адрес>.

В силу пункта 16 устава учреждение возглавляет руководитель – начальник.

Назначение и прекращение его полномочий осуществляет министерство здравоохранения Н. <адрес>.

ДД.ММ.ГГГГ между администрацией Н. <адрес> и Шараповым И.В. был заключен трудового договор №, который регулирует трудовые отношения работодателя и начальника ГБУЗ «Государственный Н. <адрес> клинический госпиталь ветеранов войн» (л.д.1-13).

ДД.ММ.ГГГГ между министерством здравоохранения Н. <адрес> и Шараповым И.В. было заключено дополнительное соглашение к трудовому договору №, согласно которому трудовой договор регулирует отношении между министерством здравоохранения Н. <адрес> и начальником учреждения- Шараповым И.В., связанные с исполнением обязанностей начальника ГБУЗ «Государственный Н. <адрес> клинический госпиталь ветеранов войн» (л.д.14-21).

ДД.ММ.ГГГГ между министерством здравоохранения и Шараповым И.В. было заключено дополнительное соглашение, которое также регулирует трудовые отношения, связанные с исполнением обязанностей начальника ГБУЗ «Государственный Н. <адрес> клинический госпиталь ветеранов войн» (л.д.22-23).

Таким образом, с учетом условий трудового договора и положений действующего трудового законодательства работодателем Шарапова И.В. является именно министерство здравоохранения Н. <адрес>.

Решением министерства здравоохранения Н. <адрес> №-дк от ДД.ММ.ГГГГ было прекращено действие трудового договора № от ДД.ММ.ГГГГ, заключенного с начальником ГБУЗ «Государственный Н. <адрес> клинический госпиталь ветеранов войн» Шараповым И.В. на основании пункта 2 статьи 278 Трудового кодекса Российской Федерации.

В соответствии с приказом №-дк от ДД.ММ.ГГГГ министра здравоохранения Н. <адрес> Иванинского О.И. было прекращено действие трудового договора № от ДД.ММ.ГГГГ, заключенного с Шараповым И.В., и последний был уволен с ДД.ММ.ГГГГ с должности начальника ГБУЗ «Государственный Н. <адрес> клинический госпиталь ветеранов войн» в связи с принятием уполномоченным собственником лицом- министерством здравоохранения Н. <адрес> решения о прекращении трудового договора.

С указанным приказом Шарапов И.В. был ознакомлен ДД.ММ.ГГГГ в 12.30 часов, о чем имеется его подпись.

Приказом №-дк от ДД.ММ.ГГГГ министерства здравоохранения Н. <адрес>, Головко Е.А. была назначена начальником ГБУЗ «Государственный Н. <адрес> клинический госпиталь ветеранов войн».

В соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 278 Трудового кодекса Российской Федерации помимо оснований, предусмотренных настоящим Кодексом и иными федеральными законами, трудовой договор с руководителем организации прекращается в связи с принятием уполномоченным органом юридического лица, либо собственником имущества организации, либо уполномоченным собственником лицом (органом) решения о прекращении трудового договора. Решение о прекращении трудового договора по указанному основанию в отношении руководителя унитарного предприятия принимается уполномоченным собственником унитарного предприятия органом в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

В силу статьи 84.1 Трудового кодекса Российской Федерации прекращение трудового договора оформляется приказом (распоряжением) работодателя.

С приказом (распоряжением) работодателя о прекращении трудового договора работник должен быть ознакомлен под роспись. По требованию работника работодатель обязан выдать ему надлежащим образом заверенную копию указанного приказа (распоряжения). В случае, когда приказ (распоряжение) о прекращении трудового договора невозможно довести до сведения работника или работник отказывается ознакомиться с ним под роспись, на приказе (распоряжении) производится соответствующая запись.

Днем прекращения трудового договора во всех случаях является последний день работы работника, за исключением случаев, когда работник фактически не работал, но за ним, в соответствии с настоящим Кодексом или иным федеральным законом, сохранялось место работы (должность).

В день прекращения трудового договора работодатель обязан выдать работнику трудовую книжку и произвести с ним расчет в соответствии со статьей 140 настоящего Кодекса. По письменному заявлению работника работодатель также обязан выдать ему заверенные надлежащим образом копии документов, связанных с работой.

В пункте 8 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации № от ДД.ММ.ГГГГ6 года «О некоторых вопросах, возникших у судов при применении законодательства, регулирующего труд руководителя организации и членов коллегиального исполнительного органа организации» разъяснено, что при рассмотрении споров лиц, уволенных по пункту 2 статьи 278 Трудового кодекса Российской Федерации, судам следует учитывать, что решение о прекращении трудового договора с руководителем организации по данному основанию может быть принято только уполномоченным органом юридического лица, либо собственником имущества организации, либо уполномоченным собственником лицом (органом).

Уполномоченные органы юридического лица вправе принимать решение о досрочном прекращении полномочий руководителя организации в том случае, если это отнесено к их компетенции, определяемой в соответствии с федеральным законом и учредительными документами.

Как указал Конституционный Суд РФ в своем постановлении от ДД.ММ.ГГГГ №-П правовой статус руководителя организации (права, обязанности, ответственность) значительно отличается от статуса иных работников, что обусловлено спецификой его трудовой деятельности, местом и ролью в механизме управления организацией: он осуществляет руководство организацией, в том числе выполняет функции ее единоличного исполнительного органа, совершает от имени организации юридически значимые действия (статья 273 Трудового кодекса Российской Федерации; пункт 1 статьи 53 ГК Российской Федерации). В силу заключенного трудового договора руководитель организации в установленном порядке реализует права и обязанности юридического лица как участника гражданского оборота, в том числе полномочия собственника по владению, пользованию и распоряжению имуществом организации, а также права и обязанности работодателя в трудовых и иных, непосредственно связанных с трудовыми, отношениях с работниками, организует управление производственным процессом и совместным трудом.

Выступая от имени организации, руководитель должен действовать в ее интересах добросовестно и разумно (пункт 3 статьи 53 ГК Российской Федерации). От качества работы руководителя во многом зависят соответствие результатов деятельности организации целям, ради достижения которых она создавалась, сохранность ее имущества, а зачастую и само существование организации. Кроме того, полномочия по управлению имуществом, которыми наделяется руководитель, и предъявляемые к нему в связи с этим требования предполагают в качестве одного из необходимых условий успешного сотрудничества собственника с лицом, управляющим его имуществом, наличие доверительности в отношениях между ними.

Поэтому федеральный законодатель вправе, исходя из объективно существующих особенностей характера и содержания труда руководителя организации, выполняемой им трудовой функции, предусматривать особые правила расторжения с ним трудового договора, что не может расцениваться как нарушение права каждого свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию (статья 37, часть 1, Конституции Российской Федерации) либо как нарушение гарантированного статьей 19 Конституции Российской Федерации равенства всех перед законом и судом и равенства прав и свобод человека и гражданина. Вводимые при этом ограничения трудовых прав руководителя организации в силу статьи 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации должны быть необходимыми и соразмерными конституционно значимым целям.

В соответствии со статьей 2 Закона Н. <адрес> №-ОЗ от ДД.ММ.ГГГГ «Об управлении и распоряжении государственной собственностью Н. <адрес>» Н. <адрес> как собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения государственным имуществом Н. <адрес>.

От имени Н. <адрес> право собственности осуществляют органы государственной власти области и уполномоченные ими органы по управлению и распоряжению собственностью области в порядке, установленном настоящим Законом.

Частью 1 статьи 16 указанного закона предусмотрено, что государственное учреждение Н. <адрес> - некоммерческая организация, созданная Н. <адрес>ю для осуществления управленческих, социально-культурных или иных функций некоммерческого характера и финансируемая ею полностью или частично.

В силу части 4 статьи 16 закона бюджетное учреждение - некоммерческая организация, созданная Н. <адрес>ю для выполнения работ, оказания услуг в целях обеспечения реализации предусмотренных законодательством Российской Федерации полномочий органов государственной власти Н. <адрес> (государственных органов) в сферах науки, образования, здравоохранения, культуры, социальной защиты, занятости населения, физической культуры и спорта, а также в иных сферах, финансируемая в виде субсидий из областного бюджета, отвечающая по своим обязательствам всем находящимся у нее на праве оперативного управления имуществом, как закрепленным учредителем, так и приобретенным бюджетным учреждением за счет доходов, полученных от приносящей доход деятельности, за исключением особо ценного движимого имущества, закрепленного за бюджетным учреждением собственником этого имущества или приобретенного бюджетным учреждением за счет выделенных собственником бюджетного учреждения средств, а также недвижимого имущества. Н. <адрес> не несет ответственности по обязательствам бюджетного учреждения.

Пункт 6 статьи 17 Закона Н. <адрес> №-ОЗ от ДД.ММ.ГГГГ «Об управлении и распоряжении государственной собственностью Н. <адрес>» предусматривает, что назначение руководителя государственного учреждения и прекращение его полномочий осуществляет областной исполнительный орган, которому подведомственно государственное учреждение.

Согласно пункту «в» статьи 20 указанного закона областные исполнительные органы в отношении подведомственных им государственных учреждений назначают руководителя государственного учреждения и прекращают его полномочия, заключают и прекращают трудовой договор с руководителем государственного учреждения, если для автономных учреждений отдельных сфер деятельности федеральными законами не предусмотрен иной порядок назначения руководителя и прекращения его полномочий и (или) заключения и прекращения трудового договора с ним;

Согласно положению «О министерстве здравоохранения Н. <адрес>», утвержденного постановлением П. Н. <адрес> №-П от ДД.ММ.ГГГГ министерство здравоохранения Н. <адрес> является областным исполнительным органом государственной власти Н. <адрес>, осуществляющим государственное управление и нормативное правовое регулирование в сфере охраны здоровья и лекарственного обеспечения населения в пределах установленных федеральным законодательством и законодательством Н. <адрес> полномочий, а также координацию и контроль за деятельностью находящихся в его ведении государственных организаций Н. <адрес>.

    Пунктом 34 и 35 указанного положения предусмотрено, что министерство возглавляет министр, назначаемый на должность и освобождаемый от должности Губернатором Н. <адрес>.

Министр назначает на должность и освобождает от должности руководителей подведомственных государственных организаций Н. <адрес>;

Таким образом, с силу Устава учреждения и указанных норм права назначение начальника ГБУЗ Н. <адрес> «Государственный Н. <адрес> клинический госпиталь ветеранов войн» и прекращение его полномочий входит в компетенцию министерства здравоохранения Н. <адрес>.

Прекращение трудового контракта с Шараповым И.В. произведено по решению уполномоченного лица – министерства здравоохранения Н. <адрес>.

Смотреть все судебные практики о Судебная практика по восстановлению на работе

В силу приведенных норм права министерство здравоохранения Н. <адрес> принимая решение о прекращении трудового договора с Шараповым И.В. по пункту 2 части 1 статьи 278 Трудового кодекса Российской Федерации действовало в пределах своей компетенции, дополнительное согласование не требуется.

Что касается доводов истца о наличии дискриминации в сфере труда, то суд приходит к следующему.

В соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 278 Трудового кодекса Российской Федерации в его взаимосвязи со статьей 81 и пунктами 2 и 3 статьи 278 Трудового кодекса Российской Федерации, при расторжении трудового договора с руководителем организации по решению уполномоченного органа юридического лица либо собственника имущества организации, либо уполномоченного собственником лица или органа не требуется указывать те или иные конкретные обстоятельства, подтверждающие необходимость прекращения трудового договора.

Как указано в пункте 4.3 Постановления Конституционного Суда РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 3-П, законодательное закрепление права досрочно прекратить трудовой договор с руководителем организации без указания мотивов увольнения не означает, что собственник обладает неограниченной свободой усмотрения при принятии такого решения, вправе действовать произвольно, вопреки целям предоставления указанного правомочия, не принимая во внимание законные интересы организации, а руководитель организации лишается гарантий судебной защиты от возможного произвола и дискриминации.

В силу статьи 3 Трудового кодекса Российской Федерации каждый имеет равные возможности для реализации своих трудовых прав.

    Никто не может быть ограничен в трудовых правах и свободах или получать какие-либо преимущества в зависимости от пола, расы, цвета кожи, национальности, языка, происхождения, имущественного, семейного, социального и должностного положения, возраста, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности или непринадлежности к общественным объединениям или каким-либо социальным группам, а также от других обстоятельств, не связанных с деловыми качествами работника.

Не являются дискриминацией установление различий, исключений, предпочтений, а также ограничение прав работников, которые определяются свойственными данному виду труда требованиями, установленными федеральным законом, либо обусловлены особой заботой государства о лицах, нуждающихся в повышенной социальной и правовой защите, либо установлены настоящим Кодексом или в случаях и в порядке, которые им предусмотрены, в целях обеспечения национальной безопасности, поддержания оптимального баланса трудовых ресурсов, содействия в приоритетном порядке трудоустройству граждан Российской Федерации и в целях решения иных задач внутренней и внешней политики государства.

Лица, считающие, что они подверглись дискриминации в сфере труда, вправе обратиться в суд с заявлением о восстановлении нарушенных прав, возмещении материального вреда и компенсации морального вреда.

Согласно пункту 9 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации № от ДД.ММ.ГГГГ «О некоторых вопросах, возникших у судов при применении законодательства, регулирующего труд руководителя организации и членов коллегиального исполнительного органа организации» судам необходимо иметь в виду, что пунктом 2 статьи 278 Трудового кодекса Российской Федерации допускается возможность прекращения трудового договора с руководителем организации по решению собственника имущества организации, уполномоченного лица (органа) без указания мотивов принятия решения. По названному основанию с руководителем организации может быть прекращен трудовой договор, заключенный как на неопределенный срок, так и на определенный срок, в том числе когда срочный трудовой договор на основании части четвертой статьи 58 Трудового кодекса Российской Федерации считается заключенным на неопределенный срок.

Прекращение трудового договора с руководителем организации по основанию, установленному пунктом 2 статьи 278 Трудового кодекса Российской Федерации, не является мерой юридической ответственности и не допускается без выплаты ему компенсации, предусмотренной статьей 279 Трудового кодекса Российской Федерации.

Если судом будет установлено, что решение о прекращении трудового договора с руководителем организации по пункту 2 статьи 278 Трудового кодекса Российской Федерации принято работодателем с нарушением принципов недопустимости злоупотребления правом и (или) запрещения дискриминации в сфере труда (статьи 1, 2 и 3 ТК РФ), такое решение может быть признано незаконным.

Юридически значимым обстоятельством, которое подлежит доказыванию сторонами, является установление факта соблюдения процедуры увольнения без рассмотрения вопроса о причинах досрочного прекращения трудовых отношений, полномочия лица, уволившего руководителя. Обязанность указывать мотивы увольнения в данном случае на работодателя законом не возлагается. При обращении в суд уволенный руководитель обязан доказать, что увольнение фактически обусловлено обстоятельствами, свидетельствующими о дискриминации и злоупотреблении правом со стороны работодателя. Таким образом, увольнение можно признать незаконным лишь в случае, если в суде будет доказан факт дискриминации работника и злоупотребления правом со стороны работодателя.

Федеральный законодатель, не возлагая на собственника, в исключение из общих правил расторжения трудового договора с работником по инициативе работодателя, обязанность указывать мотивы увольнения руководителя организации по основанию, предусмотренному пунктом 2 статьи 278 Трудового кодекса Российской Федерации, не рассматривает расторжение трудового договора по данному основанию в качестве меры юридической ответственности, поскольку исходит из того, что увольнение в этом случае не вызвано противоправным поведением руководителя, - в отличие от расторжения трудового договора с руководителем организации по основаниям, связанным с совершением им виновных действий (бездействием). Увольнение за совершение виновных действий (бездействие) не может осуществляться без указания конкретных фактов, свидетельствующих о неправомерном поведении руководителя, его вине, без соблюдения установленного законом порядка применения данной меры ответственности, что в случае возникновения спора подлежит судебной проверке. Иное вступало бы в противоречие с вытекающими из статей 1, 19 и 55 Конституции Российской Федерации общими принципами юридической ответственности в правовом государстве.

Таким образом, решение уполномоченного органа о прекращении трудового договора с Шараповым И.В. не является мерой юридической ответственности, а потому закон не обязывает указывать в решении и в приказе мотивы увольнения руководителя организации.

Не предусматривает законодатель в данном случае и указание в приказе об увольнении непосредственно на отсутствие виновных действий со стороны работника.

Довод истца о дискриминации в сфере труда не нашел своего объективного подтверждения в судебном заседании.

То обстоятельство, что Шарапов И.В. длительное время являлся начальником учреждения здравоохранения, имеет почетные грамоты, дипломы, благодарственные письма в сфере здравоохранения, пользуется уважением коллег и коллектива, обладает необходимыми профессиональными качествами, находясь в должности, отстаивал интересы здравоохранения, вверенного ему учреждения, сотрудников и пациентов, само по себе не препятствует принятию работодателем решения об освобождении от занимаемой должности.

    Не принимает суд и доводы истца о наличии дискриминации в сфере труда, которая выразилась в непринятии инициативы по изменению наименования вверенного Шарапову И.В. учреждения, поскольку согласование изменения наименования учреждения входит в полномочия министерства здравоохранения.

Кроме того, указанные события имели место в 2015 году, и доказательств тому, что данные обстоятельства повлияли на принятие решения о прекращении трудового договора, истцом не представлено.

Не нашли своего объективного подтверждения в судебном заседании и доводы истца об ограничении в трудовых правах в связи с его политической и общественной деятельностью.

    Доказательств тому, что по результатам политической и общественной деятельности истца были приняты какие-либо незаконные или необоснованные выводы со стороны ответчика, суду не представлено.

    Напротив, в июне 2015 года, декабре 2016 года Шарапов И.В. был поощрен благодарственным письмом (л.д. 63, 64, 59), подписанным министром здравоохранения Н. <адрес> Иванинским О.И., то есть уже после событий, описываемых истцом в своих пояснениях (л.д. 125-131), что противоречит доводам истца о наличии предвзятого к нему отношения.

    Что касается доводов истца о том, что причиной его увольнения явилась необходимость высвобождения должности для иного лица, то наличие конфликта интересов и коррупционных действий, имеющих место, по мнению истца, подлежат рассмотрению в порядке, установленном Федеральным законом «О противодействии коррупции».

    Вместе с тем, учитывает суд и то обстоятельство, что Головко Е.А. была назначено на должность начальника ГБУЗ «Государственный Н. <адрес> клинический госпиталь ветеранов войн» ДД.ММ.ГГГГ, то есть значительно позднее принятия решения о прекращении трудового договора с истцом.

    Кроме того, сам истец в своих письменных пояснениях указывает, что решение кадрового вопроса в пользу третьих лиц является не более чем слухами (л.д. 129).

    Утверждения Шарапова И.В. о том, что решение собственника имущества об увольнении его с должности начальника учреждения принято не в интересах медицинского учреждения, являются голословными, не нашли своего объективного подтверждения в ходе судебного разбирательства.

    Относимых и допустимых доказательств в подтверждение данного обстоятельства истцом не было представлено.

    При таких обстоятельствах, суд не усматривает злоупотребления правом со стороны работодателя.

    С учетом установленных обстоятельств суд приходит к выводу, что работодатель был вправе принять решение о прекращении действия трудового договора с Шараповым И.В. и уволить последнего с занимаемой должности. Решение принято уполномоченным лицом, дискриминации в сфере труда судом не установлено, процедура увольнения была соблюдена.

С приказом об увольнении истец был ознакомлен ДД.ММ.ГГГГ, трудовая книжка была ему вручена ДД.ММ.ГГГГ, что следует из самой трудовой книжки истца, в которой отмечено, что с записью об увольнении истец ознакомлен ДД.ММ.ГГГГ, а также из пояснений представителя истца, данных в ходе судебного заседания ДД.ММ.ГГГГ (л.д. 161).

Статьей 55 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрено, что объяснения сторон также являются доказательствами по делу. При таких обстоятельствах, суд не принимает доводы представителя истца, данные в ходе судебного заседания ДД.ММ.ГГГГ о несоблюдении порядка увольнения в части не вручения трудовой книжки в день увольнения, поскольку они противоречат не только ранее данным пояснениям, но и совокупности иных доказательств по делу.

    Что касается несвоевременного расчета при увольнении, то в ходе судебного разбирательства было установлено, что окончательный расчет с истцом был произведен ДД.ММ.ГГГГ. То обстоятельство, что расчет при увольнении был произведен с истцом не в день увольнения, само по себе не является основанием для признания незаконным приказа об увольнении и восстановлении на работе. Размер компенсации, начисленной работодателем в соответствии с требованиями статьи 279 Трудового кодекса Российской Федерации, истец не оспаривал, доказательств наличия задолженности не представил.

    Кроме того, за задержку выплат, работодателем была начислена и выплачена соответствующая компенсация (л.д.156), что также не отрицалось истцом.

    Не свидетельствует о незаконности решения о прекращении трудового договора и приказа об увольнении и отсутствии ссылки на статью 279 Трудового кодекса Российской Федерации в части начисления и выплате истцу соответствующей компенсации.

Не принимает суд и доводы истца о его увольнении в период временной нетрудоспособности.

    Как было установлено судом, с приказом об увольнении Шарапов И.В. был ознакомлен ДД.ММ.ГГГГ в 12.30 часов.

    Согласно статье 84.1 Трудового кодекса Российской днем прекращения трудового договора во всех случаях является последний день работы работника.

Таким образом, то обстоятельство, что Шарапов И.В. после ознакомления с приказом об увольнении продолжил исполнять свои трудовые обязанности, присутствовал на конференции, не противоречит действующему законодательству.

    За медицинской помощью Шарапов И.В. обратился в ГБУЗ «Государственный Н. <адрес> клинический госпиталь ветеранов войн» ДД.ММ.ГГГГ, ему был выдан листок нетрудоспособности, прием истца врачом осуществлялся в 17.51 часов (л.д.73).

    В силу части 6 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации не допускается увольнение работника по инициативе работодателя (за исключением случая ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем) в период его временной нетрудоспособности и в период пребывания в отпуске.

    Принимая во внимание, что статья 3 Кодекса запрещает ограничивать кого-либо в трудовых правах и свободах в зависимости от должностного положения, а также учитывая, что увольнение руководителя организации в связи с принятием уполномоченным органом юридического лица либо собственником имущества организации, либо уполномоченным собственником лицом (органом) решения о досрочном прекращении трудового договора по существу является увольнением по инициативе работодателя и глава 43 Кодекса, регулирующая особенности труда руководителя организации, не содержит норм, лишающих этих лиц гарантии, установленной частью шестой статьи 81 ТК РФ, в виде общего запрета на увольнение работника по инициативе работодателя в период временной нетрудоспособности и в период пребывания в отпуске (кроме случая ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем), трудовой договор с руководителем организации не может быть прекращен по пункту 2 статьи 278 Кодекса в период его временной нетрудоспособности или пребывания в отпуске (пункт 50 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № от ДД.ММ.ГГГГ «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации»).

    В пункте 27 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № от ДД.ММ.ГГГГ «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» разъяснено, что при рассмотрении дел о восстановлении на работе следует иметь в виду, что при реализации гарантий, предоставляемых Кодексом работникам в случае расторжения с ними трудового договора, должен соблюдаться общеправовой принцип недопустимости злоупотребления правом, в том числе и со стороны работников. В частности, недопустимо сокрытие работником временной нетрудоспособности на время его увольнения с работы либо того обстоятельства, что он является членом профессионального союза или руководителем (его заместителем) выборного коллегиального органа первичной профсоюзной организации, выборного коллегиального органа профсоюзной организации структурного подразделения организации (не ниже цехового и приравненного к нему), не освобожденным от основной работы, когда решение вопроса об увольнении должно производиться с соблюдением процедуры учета мотивированного мнения выборного органа первичной профсоюзной организации либо соответственно с предварительного согласия вышестоящего выборного профсоюзного органа.

При установлении судом факта злоупотребления работником правом суд может отказать в удовлетворении его иска о восстановлении на работе (изменив при этом по просьбе работника, уволенного в период временной нетрудоспособности, дату увольнения), поскольку в указанном случае работодатель не должен отвечать за неблагоприятные последствия, наступившие вследствие недобросовестных действий со стороны работника.

    Истец о наличии временной нетрудоспособности поставил в известность работодателя лишь ДД.ММ.ГГГГ, направив в адрес министерства здравоохранения Н. <адрес> телеграмму (л.д. 37).

    Доказательств обратному суду не представлено.

    То обстоятельство, что непосредственного в ГБУЗ «Государственный Н. <адрес> клинический госпиталь ветеранов войн» было известно о временной нетрудоспособности истца, не является юридически значимым, поскольку указанное учреждение не является работодателем истца.

    Иные доводы истца в этой части не нашли своего объективного подтверждения в судебном заседании.

    Таким образом, на момент издания приказа об увольнении Шарапов И.В. был трудоспособен, а на момент увольнения, то есть ДД.ММ.ГГГГ, который являлся последним рабочим днем истца, работодатель не знал и не мог знать о временной нетрудоспособности истца, и соответственно данном случае наличие временной нетрудоспособности с ДД.ММ.ГГГГ не влияет на законность решения работодателя.

То, что в настоящее время Шарапов И.В. оспаривает в установленном порядке пункт 31 дополнительного соглашения к трудовому договору, не влияет на выводы суда о наличии оснований у ответчика для принятия решения о прекращении трудового договора с руководителем подведомственного ему учреждения.

    При таких обстоятельствах, требования истца о признании незаконным приказа об увольнении и восстановлении на работе не нашли своего подтверждения в судебном заседании и не подлежат удовлетворению.

    Требования о взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда являются производными от первоначального, и также не подлежат удовлетворению.

    На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 194-199 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд,

РЕШИЛ

    В удовлетворении иска Шарапову И. В. к министерству здравоохранения Н. <адрес>, государственному бюджетному учреждению здравоохранения «Государственный Н. <адрес> клинический госпиталь ветеранов войн» о признании незаконным приказа об увольнении, восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда отказать.

Разъяснить сторонам, что настоящее решение может быть обжаловано ими в апелляционном порядке в течение месяца со дня принятия решения судом в окончательной форме в Н. областной суд путем подачи апелляционной жалобы через суд вынесший решение.

Мотивированное решение суда составлено ДД.ММ.ГГГГ

Судья                И.В.Зинина

Юридическая консультация при поддержке МинЮст России бесплатно!
Юридическая консультация при поддержке МинЮст России бесплатно! Консультация по трудовым спорам с 10 по 31 декабря 1000 руб. бесплатно
Схема работы
  • 01

    Бесплатная консультация

  • 02

    Заключение договора

  • 03

    Представительство в суде

  • 04

    Победное решение

Бесплатная юридическая консультация
+7
Задать вопрос Юрист перезвонит в течение 5 минут
Нажимая кнопку «Задать вопрос», вы принимаете условия
политики обработки персональных данных.

Заявка успешно отправлена!

В ближайшее время с вами свяжется наш юрист и проконсультирует вас.