Задать вопрос
8 800 511 38 27
Бесплатная горячая линия (Москва и регионы РФ)

Решение суда о восстановлении трудовых прав № 2-1716/2017 ~ М-988/2017

Смотреть все судебные практики о Судебная практика по восстановлению на работе

Дело №2-1716/17

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

«17» июля 2017 года                     г. Ижевск

Индустриальный районный суд г. Ижевска под председательством судьи Сентяковой Н.А.

при секретаре Акылбековой А.А.,

с участием помощника прокурора Индустриального района г. Ижевска Амеличкина А.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Ворончихина ФИО13 к Гаражно- строительному кооперативу «Сигнал» о восстановлении трудовых прав

УСТАНОВИЛ:

Истец обратился в суд с иском к ответчику о восстановлении трудовых прав, просил признать увольнение истца незаконным и восстановить на работе в ГСК «Сигнал» в должности сторожа, взыскать средний заработок за время вынужденного прогула в размере 8 000 рублей и компенсацию морального вреда в размере 20 000 рублей. Требования мотивировал тем, что состоял с ответчиком в трудовых отношениях, -Дата- не был допущен к исполнению трудовых обязанностей председателем ГСК «Сигнал». С 09 часов -Дата- до 09 часов -Дата- отработал смену 24 часа. -Дата- не был допущен на рабочее место, в связи с расторжением трудового договора в одностороннем порядке. С приказом об увольнении истец не ознакомлен, основания увольнения ему не известны. Считает, что законные основания прекращения трудового договора, предусмотренные ст. 77 ТК РФ, отсутствуют. Поскольку истец был лишен возможности трудиться, с ответчика подлежит взысканию заработная плата на время вынужденного прогула за период с -Дата- по -Дата- в размере 8 000 рублей.

В ходе судебного разбирательства истец уточнил исковые требования и заявил дополнительные исковые требования, которые объединены в одно производство с первоначальным иском, просил признать незаконными и отменить приказы о привлечении истца к дисциплинарной ответственности в виде выговоров №№№,№,№,№; признать незаконным и отменить приказ об увольнении истца № от -Дата- и восстановить истца на работе в должности сторожа с -Дата-; взыскать оплату вынужденного прогула за период с -Дата- по -Дата- в размере 44 800 рублей; взыскать компенсацию морального вреда за нарушение трудовых прав в размере 20 000 рублей.

Требования мотивировал тем, что приказы о привлечении истца к дисциплинарной ответственности в виде выговора являются незаконными, поскольку отсутствует событие дисциплинарных проступков, в период трудовой деятельности истца по соглашению с работодателем истцу предоставлялся один час отдыха в течение смены. Приказы в ГСК выносились только в отношении истца, что свидетельствует или о повышенном интересе ответчика или о составлении их после подачи иска в суд. Все приказы вынесены в день нарушений, при этом от истца не истребовались объяснения, копии приказов не вручались. Приказ об увольнении истца незаконен, поскольку истец был незаконно отстранен от трудовых обязанностей, лишен возможности трудиться, от истца не истребованы объяснения, копия приказа не вручена, за один и тот же проступок -Дата- истец дважды привлечен к дисциплинарной ответственности в виде выговора и увольнения.

В судебном заседании истец и представитель истца Исматова Л.Г., действующая на основании доверенности, исковые требования поддержали, дали пояснения, аналогичные изложенному в иске.

Представитель ответчика- председатель ГСК «Сигнал» Перевалов А.И. в судебном заседании исковые требования не признал, пояснил, что истец отсутствовал на рабочем месте -Дата-, -Дата- в течение часа, -Дата-- 45 минут, -Дата- более 4 часов, хотя по должностным обязанностям он должен находиться на рабочем месте в течение всей смены 24 часа, время для приема пищи и отдыха для сторожей не предусмотрено, так как с учетом специфики работы они могут принять пищу в любое время. В период трудовой деятельности истца были случаи, что истец по согласованию с председателем уходил во время рабочей смены по личным делам в пределах одного часа, оставляя за себя либо председателя ГСК, либо других сторожей. В вышеуказанные дни такого согласования не было. Конкретизировать временной период отсутствия истца на рабочем месте -Дата- и -Дата- не может. Приказу о привлечении истца в дисциплинарной ответственности от -Дата- и приказу об увольнении от -Дата- присвоен один порядковый номер №, так как учет приказов ведется в разных журналах. На момент выхода истца на работу -Дата- он как председатель ГСК принял решение об увольнении истца за неоднократное неисполнение без уважительной причины трудовых обязанностей, так как истец неоднократно отсутствовал на рабочем месте в течение рабочих смен, не соблюдал субординацию, выражался в адрес председателя ГСК нецензурной бранью, пропускал на территорию кооператива посторонних лиц и должников. Считает, что ответчиком не нарушена процедура привлечения истца в дисциплинарной ответственности в виде выговоров и увольнения.

Помощник прокурора Индустриального района г. Ижевска Амеличкин А.В. в судебном заседании дал заключение о том, что увольнение истца считает незаконным, исковые требования в части восстановления на работе подлежащими удовлетворению.

Суд, изучив материалы дела, выслушав пояснения сторон, свидетелей, заключение прокурора, изучив материалы дела, исследовав обстоятельства дела, считает исковые требования подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

Истец Ворончихин ФИО15 и ответчик ГСК «Сигнал» состояли в трудовых отношениях с -Дата- по -Дата-, что подтверждается приказом о приеме на работу № от -Дата-, приказом о прекращении трудового договора № от -Дата-.

Истец исполнял трудовую функцию по должности сторожа, работал по графику одни сутки через трое суток. Данное место работы являлось для истца постоянным.

Трудовой договор в письменном виде между сторонами не заключался.

Должностная инструкция сторожа утверждена председателем ГСК «Сигнал» -Дата-. Достоверные доказательства о дате ознакомления истца с должностной инструкций ответчиком не представлены.

Правила внутреннего трудового распорядка в ГСК «Сигнал» в период трудовых отношений сторон отсутствовали.

В судебном заседании установлено, что в обязанности сторожа входило суточное дежурство с 9 часов 00 минут до 09 часов 00 минут следующего дня (24 часа), сторож обязан допускать въезжающих на территорию ГСК по пропускам, а также сверять их со списками неплательщиков и при выявлении таковых запрещать им въезд; сторожу запрещено покидать рабочее место во время своего дежурства, за исключением времени обхода территории ГСК.

В каких- либо внутренних локальных актах ГСК «Сигнал» время предоставления перерыва для отдыха и питания и его конкретная продолжительность сторожам работодателем установлены не были, так же как работа сторожем не была предусмотрена перечнем работ, где по условиям производства (работы) предоставление перерыва для отдыха и питания невозможно.

-Дата-, -Дата-, -Дата- и -Дата- были для истца рабочими днями, что подтверждается пояснениями истца и графиками дежурства сторожей за январь и март 2017 года.

Приказом № от -Дата- Ворончихин ФИО14 привлечен к дисциплинарной ответственности в виде выговора за отсутствие на рабочем месте без уважительных причин -Дата- в течение одного часа.

Приказом № от -Дата- Ворончихин ФИО16 привлечен к дисциплинарной ответственности в виде выговора за отсутствие на рабочем месте без уважительных причин -Дата- в период времени с 14 часов 15 минут до 15 часов 00 минут.

Приказом № от -Дата- Ворончихин ФИО17 привлечен к дисциплинарной ответственности в виде выговора за отсутствие на рабочем месте без уважительных причин -Дата- в течение одного часа.

Приказом № от -Дата- Ворончихин ФИО18 привлечен к дисциплинарной ответственности в виде выговора за отсутствие на рабочем месте без уважительных причин -Дата- более четырех часов.

Приказом № от -Дата- Ворончихин ФИО19 уволен с -Дата-, в связи с расторжением трудового договора по инициативе работодателя в связи с неоднократным неисполнением работником без уважительной причины трудовых обязанностей, пункт 5 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации. Основанием являются приказы № от -Дата-, № от -Дата-, № от -Дата-, № от -Дата-.

Достоверные доказательства, подтверждающие факты ознакомления ответчиком истца с вышеуказанными приказами, суду не представлены.

Ссылка стороны ответчика на записи в вышеуказанных приказах о том, что истец отказался от подписи и на акты об отказе работника ознакомиться с приказами о дисциплинарных взысканиях, суд считает несостоятельными, поскольку копии приказов представлены суду в двух различных вариантах исполнения, при этом оригиналы документов в нарушение ст. 67 ч. 7 ГПК РФ суду не представлены.

Статьей 37 Конституции РФ гарантируется соблюдение трудовых прав граждан.

Статьей 2 ТК РФ предусмотрена обязанность сторон трудового договора соблюдать условия заключенного договора, включая право работодателя требовать от работников исполнения ими трудовых обязанностей.

В соответствии с ч. 2 ст. 21 ТК РФ работник обязан соблюдать трудовую дисциплину.

Статья 189 Трудового кодекса РФ дает определение понятию дисциплины труда, под которой понимается обязательное для всех работников подчинение правилам поведения, определенным в соответствии с настоящим кодексом, иными федеральными законами, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором.

В силу ч. 1 ст. 192 ТК РФ за совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить следующие дисциплинарные взыскания: 1) замечание; 2) выговор; 3) увольнение по соответствующим основаниям.

Дисциплинарным проступком является виновное, противоправное неисполнением или ненадлежащее исполнение работником возложенных на него трудовых обязанностей (нарушение требований законодательства, обязательств по трудовому договору, правил внутреннего трудового распорядка, должностных инструкций, положений, приказов работодателя, технических правил и т.п.).

Из материалов дела следует, что выговор как мера дисциплинарного взыскания применена к истцу за совершение -Дата-, -Дата-, -Дата-, -Дата- дисциплинарных проступков, нарушение трудовых обязанностей, выразившееся в отсутствии на рабочем месте без уважительных причин.

В силу ч. 1 ст. 46 Конституции РФ, гарантирующей каждому судебную защиту его прав и свобод, и корреспондирующих ей положений международно-правовых актов, в частности ст. 8 Всеобщей декларации прав человека, п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также п. 1 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, государство обязано обеспечить осуществление права на судебную защиту, которая должна быть справедливой, компетентной, полной и эффективной.

Учитывая изложенное, а также принимая во внимание, что суд, являющийся органом по разрешению индивидуальных трудовых споров, в силу ч. 1 ст. 195 ГПК РФ должен вынести законное и обоснованное решение, обстоятельством, имеющим значение для правильного рассмотрения дел об оспаривании дисциплинарного взыскания и подлежащим доказыванию работодателем, является соблюдение им при применении к работнику дисциплинарного взыскания вытекающих из ст.ст. 1, 2, 15, 17, 18, 19, 54 и 55 Конституции РФ и признаваемых РФ как правовым государством общих принципов юридической, а, следовательно, и дисциплинарной, ответственности, таких, как справедливость, равенство, соразмерность, законность, вина, гуманизм.

В этих целях работодателю необходимо было представить доказательства, свидетельствующие не только о том, что работник совершил дисциплинарный проступок, но и о соблюдении процедуры наложения дисциплинарного взыскания.

В соответствии со ст. 193 ТК РФ:

До применения дисциплинарного взыскания работодатель должен затребовать от работника письменное объяснение. Если по истечении двух рабочих дней указанное объяснение работником не предоставлено, то составляется соответствующий акт.

Непредоставление работником объяснения не является препятствием для применения дисциплинарного взыскания.

Дисциплинарное взыскание применяется не позднее одного месяца со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни работника, пребывания его в отпуске, а также времени, необходимого на учет мнения представительного органа работников.

Дисциплинарное взыскание не может быть применено позднее шести месяцев со дня совершения проступка, а по результатам ревизии, проверки финансово-хозяйственной деятельности или аудиторской проверки - позднее двух лет со дня его совершения. В указанные сроки не включается время производства по уголовному делу.

За каждый дисциплинарный проступок может быть применено только одно дисциплинарное взыскание.

Приказ (распоряжение) работодателя о применении дисциплинарного взыскания объявляется работнику под роспись в течение трех рабочих дней со дня его издания, не считая времени отсутствия работника на работе. Если работник отказывается ознакомиться с указанным приказом (распоряжением) под роспись, то составляется соответствующий акт.

Дисциплинарное взыскание может быть обжаловано работником в государственную инспекцию труда и (или) органы по рассмотрению индивидуальных трудовых споров.

В соответствии со ст. 57 ТК РФ в трудовом договоре указываются, в том числе, место работы, режим рабочего времени и времени отдыха (если для данного работника он отличается от общих правил, действующих у данного работодателя), условия, определяющие в необходимых случаях характер работы (подвижной, разъездной, в пути, другой характер работы), условия труда на рабочем месте.

В соответствии со ст. 108 Трудового кодекса РФ (в редакции, действовавшей в период трудовых отношений сторон) предусмотрено, что в течение рабочего дня (смены) работнику должен быть предоставлен перерыв для отдыха и питания продолжительностью не более двух часов и не менее 30 минут, который в рабочее время не включается (ч.1). Время предоставления перерыва и его конкретная продолжительность устанавливаются правилами внутреннего трудового распорядка или по соглашению между работником и работодателем (ч.2). На работах, где по условиям производства (работы) предоставление перерыва для отдыха и питания невозможно, работодатель обязан обеспечить работнику возможность отдыха и приема пищи в рабочее время. Перечень таких работ, а также места для отдыха и приема пищи устанавливаются правилами внутреннего трудового распорядка (ч.3).

В качестве доказательств совершения истцом дисциплинарных проступков –отсутствие на рабочем месте без уважительных причин ответчиком представлены следующие доказательства:

- акты об отсутствии на рабочем месте от -Дата-, от -Дата-, от -Дата-, от -Дата-,

- докладная записка Привалова А.И. от -Дата-,

- акт проверки №-ПВ/130/25/2 от -Дата-, составленный Государственной инспекцией труда в Удмуртской Республике, в отношении ГСК «Сигнал», в котором указано, что доводы ФИО1 о незаконном увольнении не подтвердились,

-показания свидетелей Г.Т.Ф., В.Б.А., Э.В.Г., из которых следует, что они не могут указать конкретный временной промежуток отсутствия Ворончихина ФИО26 на рабочем месте 23 января и -Дата-, так как не отслеживали данное обстоятельство, Г.Т.Ф. и Э.В.Г. подписывали акты об отсутствии истца на рабочем месте, зная о продолжительности отсутствия со слов председателя ГСК.

Смотреть все судебные практики о Судебная практика по восстановлению на работе

Изучив представленные ответчиком доказательства, суд считает, что их совокупность недостаточна для установления фактов совершения истцом дисциплинарных проступков в виде отсутствия на рабочем месте без уважительной причины -Дата-, -Дата- и -Дата-.

Так, акты об отсутствии истца на рабочем месте от -Дата- и от -Дата- не содержат точного времени отсутствия истца на рабочем месте, в связи с чем невозможно оценить действия истца в точки зрения правомерности или противоправности, поскольку по своим должностным обязанностям сторож обязан производить, в том числе, обход территории ГСК, отлучаясь со своего рабочего места.

Вышеуказанные свидетели не были непосредственными очевидцами совершения истцом дисциплинарного проступка, о чем подтвердили в судебном заседании.

К пояснениям представителя ответчика Перевалова А.И. суд относится критически, поскольку в судебном заседании установлено, что между ним и истцом сложились неприязненные, конфликтные отношения, в том числе, в связи с обращением истца в Государственную инспекцию труда в Удмуртской Республике по вопросу несвоевременной выплаты заработной платы.

Судом установлено, что в период трудовой деятельности истца между истцом как работником и председателями ГСК «Сигнал» как представителями работодателя была достигнуто устное соглашение о предоставлении истцу перерыва с отрывом от исполнения трудовых обязанностей на 40-60 минут в каждую рабочую смену. Данное обстоятельство подтверждается пояснениями истца, свидетелей Д.Д.Л., Р.А.А., Г.Т.Ф. а также частично подтверждено представителем ответчика Переваловым А.И.

    Поскольку ни трудовым договором, ни правилами внутреннего трудового распорядка, ни должностной инструкцией истца не было предусмотрено, что в спорный период деятельности его работа относилась к работам, по условиям производства которой предоставление перерыва для отдыха и питания невозможно, при этом между сторонами трудовых отношений было достигнуто соглашение о возможности отсутствия истца на рабочем месте в течение рабочей смены один час в обеденное время, квалификация действий истца как нарушение трудовой дисциплины, совершение дисциплинарного проступка суд считает необоснованной.

Более того, факт присутствия истца на рабочем месте полную смену (24 часа) -Дата-, -Дата- и -Дата- подтверждается графиком дежурств за январь 2017 года, подписанным председателем ГСК «Сигнал». Как пояснил представитель ответчика Перевалов А.И. в судебном заседании, графики дежурств составляются по фактически отработанному времени для начисления заработной платы за месяц, фактически являются табелями учета рабочего времени.

Поскольку все неустранимые сомнения и противоречия о факте совершения истцом дисциплинарного проступка толкуются в пользу работника, суд приходит к выводу о недоказанности ответчиком фактов отсутствия истца на рабочем месте без уважительных причин -Дата-, -Дата-, -Дата-.

С учетом изложенного, суд приходит к выводу о том, что привлечение истца к дисциплинарной ответственности приказом № от -Дата-, приказом № от -Дата-, приказом № от -Дата-, является незаконным, в связи с чем требования истца о признании данных приказов незаконными подлежат удовлетворению.

Факт отсутствия истца на рабочем месте -Дата- более четырех часов подряд установлен в судебном заседании и не оспаривался истцом.

Данное обстоятельство явилось основанием для привлечения истца в дисциплинарной ответственности в виде выговора.

Кроме того, это же нарушение трудовой дисциплины повлекло расторжения трудового договора по инициативе работодателя в соответствии с пунктом 5 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации.

Согласно пункта 5 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случаях неоднократного неисполнения работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание.

Поскольку приказы о наложении на истца дисциплинарных взысканий от -Дата-, от -Дата-, от -Дата-, положенные в основу приказа об увольнении для подтверждения неоднократности неисполнения трудовых обязанностей и привлечения к дисциплинарной ответственности, являются незаконными, соответственно на -Дата- отсутствовал признак неоднократности неисполнения работником без уважительных причин трудовых обязанностей, в связи с чем у ответчика отсутствовали основания для расторжения трудового договора с истцом на основании пункта 5 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации.

Доводы представителя ответчика о том, что истцом допускались иные нарушения трудовых обязанностей, таких как, допуск на территорию ГСК посторонних лиц и должников по уплате взносов, нарушение субординации с руководителем, курение на рабочем месте, суд не считает возможным положить в основу решения для отказа в удовлетворении исковых требований в этой части, поскольку данные нарушения не являлись основанием для принятия работодателем решения о расторжении трудового договора с истцом.

Кроме того, увольнение по пункту 5 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации является одним из видов дисциплинарного взыскания, в связи с чем не могло быть наложено на истца в виде второго дисциплинарного взыскания одновременно с выговором за один и тот же дисциплинарный проступок.

Акт проверки № от -Дата-, составленный Государственной инспекцией труда в Удмуртской Республике, не имеет для суда преюдициального значения в соответствии со ст. 61 ГПК РФ, в связи с чем должен оцениваться в совокупности с другими доказательствами.

Также суд отмечает, что фактическим основанием для расторжения трудового договора с истцом являлись неприязненные отношения истца с председателем ГСК «Сигнал». Как пояснил представитель ответчика Перевалов А.И. утром, в день выхода истца на работу -Дата-, он объявил ему о принятом решении расторгнуть трудовой договор по инициативе работодателя за неоднократное неисполнение трудовых обязанностей без уважительной причины. Однако судом установлено, что в начале рабочей смены истца -Дата- каких- либо нарушений трудовых обязанностей истцу не вменялось, что свидетельствует о желании ответчика издать заведомо незаконный приказ о прекращении трудовых отношений с истцом.

В соответствии со ст. 3 Трудового кодекса Российской Федерации никто не может быть ограничен в трудовых правах и свободах или получать какие-либо преимущества в зависимости от пола, расы, цвета кожи, национальности, языка, происхождения, имущественного, семейного, социального и должностного положения, возраста, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности или непринадлежности к общественным объединениям или каким-либо социальным группам, а также от других обстоятельств, не связанных с деловыми качествами работника.

С учетом вышеизложенного, суд считает приказ № от -Дата- об увольнении истца незаконным и подлежащим отмене.

Также суд считает незаконным приказ № от -Дата- об объявлении истцу выговора за отсутствие на рабочем месте без уважительной причины более четырех часов подряд.

В судебном заседании установлено, что -Дата- истец вышел по графику на работу для выполнения трудовой функции в ГСК «Сигнал», где был поставлен в известность председателем ГСК о прекращении трудовых отношений по инициативе работодателя. В 09 часов 20 минут истец покинул рабочее место и отсутствовал на рабочем месте более четырех часов подряд.

В ходе судебного разбирательства истец пояснил, что покинул рабочее место вынужденно, поскольку работодатель не допускал его к исполнению трудовых обязанностей.

Данные доводы истца не были опровергнуты ответчиком при рассмотрении гражданского дела судом. Напротив, опрошенные судом свидетели подтвердили наличие между истцом и председателем ГСК «Сигнал» Переваловым А.И. конфликтных отношений.

Суд отмечает, что независимо от наличия факта совершения истцом дисциплинарного проступка, ответчик не учел тяжесть совершенного проступка, обстоятельства его совершения, а также предшествующее поведение работника, его отношение к труду.

Поскольку наложенное на истца приказом № от -Дата- дисциплинарное взыскание в виде выговора не соразмерно совершенному проступку, не учтены обстоятельства, при которых он совершен, не учтены личные и деловые качества истца, имеются основания для признания указанного приказа незаконным.

В соответствии со ст. 394 Трудового кодекса Российской Федерации, в случае признания увольнения или перевода на другую работу незаконными работник должен быть восстановлен на прежней работе органом, рассматривающим индивидуальный трудовой спор. Орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, принимает решение о выплате работнику среднего заработка за все время вынужденного прогула или разницы в заработке за все время выполнения нижеоплачиваемой работы.

В соответствии со ст. 394 Трудового кодекса Российской Федерации, поскольку судом признано увольнение истца незаконным, имеются основания для восстановления его работе в прежней должности с выплатой заработной платы за время вынужденного прогула с -Дата- по -Дата- (день восстановления на работе).

Представленный истцом расчет размера заработка за время вынужденного прогула суд считает возможным положить в основу решения суда, как соответствующий режиму работы истца, виду оплаты его труда и размеру заработной платы за предшествующие до увольнения периоды работы, а также требованиям ст. 139 ТК РФ и Положения об особенностях порядка исчисления средней заработной платы, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 24.12.2007 N 922.

Требования истца о взыскании с ответчика компенсации морального вреда также подлежат удовлетворению частично.

В соответствии со ст. 237 Трудового кодекса Российской Федерации моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора.

В соответствии со ст. 394 Трудового кодекса Российской Федерации в случаях увольнения без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения либо незаконного перевода на другую работу суд может по требованию работника вынести решение о взыскании в пользу работника денежной компенсации морального вреда, причиненного ему указанными действиями. Размер этой компенсации определяется судом.

В п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 года N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда" указано, что под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага, или нарушающими его личные неимущественные права, либо нарушающими имущественные права гражданина.

Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с временным ограничением или лишением каких-либо прав.

Согласно п. 63 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" суд в силу статей 21 (абз. 14 ч. 1) и 237 Трудового кодекса РФ вправе удовлетворить требование работника о компенсации морального вреда, причиненного ему любыми неправомерными действиями или бездействием работодателя, в том числе и при нарушении его имущественных прав.

Таким образом, достаточным основанием для удовлетворения требования о компенсации морального вреда является установление факта неправомерных действий ответчика.

Подобные действия ответчика, выразившиеся в незаконном привлечении истца в дисциплинарной ответственности и увольнении, судом установлены. При таких обстоятельствах оснований для отказа в удовлетворении требования о компенсации морального вреда не имеется.

Определяя размер компенсации морального вреда, суд исходит из того, что согласно п. 63 постановления Пленума Верховного Суда РФ N 2 от 17 марта 2004 года "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" размер компенсации морального вреда определяется судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела с учетом объема и характера причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости.

В качестве оснований взыскания компенсации морального вреда истцом указано, что в результате незаконных действий работодателя истец испытывает нравственные страдания.

В учетом изложенного, суд считает возможным взыскать с ответчика в пользу истца компенсацию морального вреда в размере 10 000 рублей 00 копеек, с учетом принципа разумности и соразмерности последствиям нарушенных ответчиком обязательств.

В соответствии со ст. 333.19 НК РФ, ст. 103 ГПК РФ с ответчика в доход муниципального образования «город Ижевск» подлежит взысканию государственная пошлина в размере 1844 руб.00 коп., от уплаты которой истец был освобожден при подаче иска в суд.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 194-199 ГПК РФ,

РЕШИЛ

Исковые требования Ворончихина ФИО31 к Гаражно- строительному кооперативу «Сигнал» о восстановлении трудовых прав – удовлетворить.

Признать незаконными приказы ГСК «Сигнал» № от -Дата-, № от -Дата-, № от -Дата-, № от -Дата- о привлечении Ворончихина ФИО33 к дисциплинарной ответственности в виде выговоров.

Признать незаконным приказ ГСК «Сигнал» № от -Дата- об увольнении Ворончихина ФИО32.

Восстановить Ворончихина ФИО34 в должности сторожа Гаражно- строительного кооператива «Сигнал» с -Дата-.

Взыскать с Гаражно- строительного кооператива «Сигнал» в пользу Ворончихина ФИО35

- заработную плату за время вынужденного прогула за период с -Дата- по -Дата- в размере 44 800 рублей (без вычета НДФЛ),

- компенсацию морального вреда в размере 10 000 рублей.

Взыскать с Гаражно- строительного кооператива «Сигнал» в доход муниципального образования «город Ижевск» государственную пошлину в размере 1844 руб.00 коп.    

Решение может быть обжаловано в Верховный суд Удмуртской Республики в течение месяца со дня изготовления мотивированного решения путем подачи апелляционной жалобы через суд, вынесший решение.

Решение в части восстановления на работе подлежит немедленному исполнению.

Мотивированное решение изготовлено в окончательной форме 21 июля 2017 года.

Судья          Сентякова Н.А.

Юридическая консультация при поддержке МинЮст России бесплатно!
Юридическая консультация при поддержке МинЮст России бесплатно! Консультация по трудовым спорам с 1 по 10 декабря 1000 руб. бесплатно
Схема работы
  • 01

    Бесплатная консультация

  • 02

    Заключение договора

  • 03

    Представительство в суде

  • 04

    Победное решение

Бесплатная юридическая консультация
+7
Задать вопрос Юрист перезвонит в течение 5 минут
Нажимая кнопку «Задать вопрос», вы принимаете условия
политики обработки персональных данных.

Заявка успешно отправлена!

В ближайшее время с вами свяжется наш юрист и проконсультирует вас.