8 499 577 04 24
Бесплатная консультация Москва
8 800 511 38 27
Другие регионы РФ

Решение суда о восстановлении на работе, взыскании заработной платы и компенсации морального вреда № 2-4238/2017 ~ М-2949/2017

Смотреть все судебные практики о Судебная практика по восстановлению на работе

Дело № 2-4238/2017

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

22 сентября 2017 года г. Новосибирск

Центральный районный суд города Новосибирска в составе:

Председательствующего судьи Стебиховой М.В.,

при секретаре Краснощековой И.Г.,

с участием прокурора Громова Е.Г.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Ш к МБУ «Банное хозяйство «Сибирячка» о восстановлении на работе, взыскании заработной платы и компенсации морального вреда,

УСТАНОВИЛ:

Истец Ш О.Ю. обратился в суд с исковым заявлением к МБУ «Банное хозяйство «Сибирячка», в котором просил признать основания работодателя для расторжения трудового договора необоснованными, признать увольнение его как не прошедшего испытательного срока необоснованным и незаконным, обязать работодателя восстановить его в должности согласно трудового договора №6 от 01.02.2017 с выплатой компенсации за необоснованное отстранение от исполнения трудовых обязанностей за весь срок вынужденного неисполнения им своих обязанностей в соответствии с трудовым договором с 13.04.2017 по 20.07.2017 в сумме 10418 руб. 58 коп. при этом учесть время разбирательства в суде.

В обоснование исковых требований истец указал, что при поступлении его на работу 01.02.2017 он не был ознакомлен с должностными обязанностями, устно указав объем работы, трудовой договор ему не предоставили, а предоставили только по его запросу 07.04.2017, а должностную инструкцию не предоставили. Также 07.04.2017 ему вручили уведомление об увольнении с 13.04.2017, в котором указано основание увольнения – отсутствие на рабочем месте 23.03.2017, 24.03.2017, 25.03.2017, 26.03.2017, 30.03.2017, 01.04.2017. Однако истец не согласен с этим, так как придя на работу 23.03.2017 его охрана не допустила к работе по указанию заведующей бани, не объясняя причин. В каждую из указанных дат он приходил на работу в установленное графиком работы время и его не допускали к рабочему месту. Он в письменном виде давал пояснения по данным фактам. С решением об увольнении не согласен, считает, что основания для увольнения сфабрикованы заведующей бани.

В судебном заседании истец Ш О.Ю. и его представитель М С.В. поданное исковое заявление поддержали, дали соответствующие пояснения.

Представители ответчиков Л Е.А. и Б А.А. в судебном заседании исковые требования не признали, предоставили письменные возражения, заявили о пропуске истцом срока исковой давности.

Выслушав пояснения, заключение помощника прокурора Громова Е.Г., который полагал, что заявленные исковые требования не подлежат удовлетворению, исследовав письменные материалы дела, допросив свидетелей, суд приходит к следующему.

Согласно ч. 1 ст. 70 Трудового кодекса РФ при заключении трудового договора в нем по соглашению сторон может быть предусмотрено условие об испытании работника в целях проверки его соответствия поручаемой работе.

В период испытания на работника распространяются положения трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, коллективного договора, соглашений, локальных нормативных актов (ч. 3 ст. 70 Трудового кодекса РФ).

Срок испытания не может превышать трех месяцев, а для руководителей организаций и их заместителей, главных бухгалтеров и их заместителей, руководителей филиалов, представительств или иных обособленных структурных подразделений организаций - шести месяцев, если иное не установлено федеральным законом (ч. 5 ст. 70 Трудового кодекса РФ).

В соответствии с ч. 1 ст. 71 Трудового кодекса РФ при неудовлетворительном результате испытания работодатель имеет право до истечения срока испытания расторгнуть трудовой договор с работником, предупредив его об этом в письменной форме не позднее чем за три дня с указанием причин, послуживших основанием для признания этого работника не выдержавшим испытание. Решение работодателя работник имеет право обжаловать в суд.

Таким образом, в силу приведенных выше положений действующего законодательства, при заключении трудового договора сторонами может быть установлено условие об испытании работника с целью проверки его деловых и профессиональных качеств. Работодатель, оценивая эти качества на основе объективных данных, характеризующих качество выполнения работником трудовых обязанностей, возложенных на работника трудовым договором, принимает решение о судьбе трудового правоотношения с данным работником. Поскольку на работника в период испытания распространяются положения трудового законодательства, локальных нормативных актов, коллективного договора, соглашения, на него возлагаются не только права, но и обязанности, вытекающие из указанных правовых актов. В частности, в соответствии с Кодексом работник обязан соблюдать правила внутреннего трудового распорядка организации и трудовую дисциплину, выполнять установленные нормы труда, соблюдать требования по охране труда и обеспечению безопасности труда, бережно относиться к имуществу работодателя и других работников.

Из изложенного следует, что в ходе испытания работодатель оценивает не только уровень профессионализма работника (качество выполнения работы, поручаемой в рамках обусловленной трудовой функции, выполнение установленных норм труда и т.п.), но и качество выполнения им своих обязанностей, а также его дисциплинированность.

При этом право оценки результатов испытания работника принадлежит исключительно работодателю, который в период испытательного срока должен выяснить деловые и профессиональные качества работника, а неудовлетворительный результат испытания может подтверждаться любыми объективными данными.

Как разъяснено в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдение установленного порядка увольнения возлагается на работодателя (п. 23).

Судом установлено, что 01.02.2017 между МБУ г. Новосибирска «Банное хозяйство «Сибирячка» и Ш О.Ю. был заключен трудовой договор, согласно которому Ш О.Ю. был принят на работу в МБУ г. Новосибирска «Банное хозяйство «Сибирячка» на должность уборщика территории 1 разряда (л.д. 8-12).

В соответствии с условиями данного трудового договора, Ш О.Ю. обязался лично выполнять указанную работу в соответствии с условиями договора (п. 1), в бане №22 по ул. С, 4 (п. 2), работа является основной (п. 3), трудовой договор заключен на неопределенный срок (п. 4), дата начала работы 01.02.2017 (п. 6), работнику установлен срок испытания продолжительностью 3 месяца с целью проверки соответствия работника поручаемой работе (п. 7).

При подписании трудового договора Ш О.Ю. ознакомлен с коллективным договором, экземпляр трудового договора и должностной инструкции получены на руки, о чем стоит его подпись и дата – 01.02.2017, что опровергает довод истца о том, что должностную инструкцию он не получал.

Из заявления о приеме на работу следует, что оно написано Ш О.Ю. 31.01.2017.

Согласно должностной инструкции уборщика территории от 01.10.2012, уборщик территории в том числе осуществляет уборку снега и льда, подметание проезжей части дорог и тротуаров улиц, посыпку их песком (п. 2.1); осуществляет сгребание и откидывание снега (п. 2.2), осуществляет наблюдение за санитарным состоянием обслуживаемой территории (п. 2.3); осуществляет рытье и прочистку канавок и лотков для стока воды (п. 2.4), очищает от снега и льда пожарные колодцы для свободного доступа к ним (п. 2.5) (л.д. 30-31).

С данной должностной инструкцией Ш О.Ю. ознакомлен 31.01.2017 (л.д. 32).

Приказом директора от 12.04.2017 №31 Ш О.Ю. уволен на основании ст. 71 Трудового кодекса РФ как не выдержавший испытания, основание послужил акт комиссии от 07.04.2017 №329 (л.д. 33).

От ознакомления с приказом Ш О.Ю. отказался, о чем составлен акт от 13.04.2017 (л.д. 34).

Как следует из служебной записки начальника бани №22 от 03.04.2017, Ш О.Ю. свои должностные обязанности исполнял ненадлежащим образом, а именно – не убирал территорию, мешки с мусором, отказывался долбить лед, с 23.03.2017 на работу не выходил. 27.03.2017 пришел в 16-00, вынес мешок в контейнер с мусором и ушел, иногда приходил в 10-11 вечера.

07.04.2017 в соответствии с приказом №78 была создана комиссия для проведения служебного расследования на основании данной служебной записки (л.д. 76).

Согласно акту комиссии №329 от 07.04.2017, 06.04.2017 комиссия выехала на место для установления факта неисполнения Ш О.Ю. должностных обязанностей, обстоятельства, изложенные в служебной записке нашли свое подтверждение, исследованы табели учета рабочего времени, акты об отсутствии на рабочем месте, сделаны фотографии по факту неубранной территории, отобрано объяснение от Ш О.Ю. По результатам проверки комиссия сделала вывод о том, что Ш О.Ю. осознанно и систематически нарушил трудовую дисциплину, совершал прогулы, устраивал скандалы и безосновательно отказывался выполнять распоряжения начальника бани об уборке закрепленной территории. Комиссия предложила признать результаты трудовой деятельности Ш О.Ю. при прохождении испытания неудовлетворительными, расторгнуть с ним трудовой договор в соответствии с ч. 1 ст. 71 Трудового кодекса РФ, предупредив его об этом в письменной форме не позднее чем за 3 дня с указанием причин, послуживших основанием для признания работника не выдержавшим испытание (л.д. 73-75).

Согласно представленным актам об отсутствии на рабочем месте, уборщик территории Ш О.Ю. отсутствовал на рабочем месте в течение всего рабочего дня – 23.03.2017, 24.03.2017, 25.03.2017, 26.03.2017, 30.03.2017, 31.03.2017, 01.04.2017, 02.04.2017, 03.04.2017.

Из представленных табелей (графиков) учета рабочего времени с 01.03.2017 по 31.03.2017 и с 01.04.2017 по 30.04.2017 следует, что у уборщика территории Ш О.Ю. 23,24,25,26,30,31 марта и 1,2,3 апреля являлись рабочими днями, об ознакомлении с данными табелями (графиками) стоит подпись Ш О.Ю.

Согласно табелям учета рабочего времени, отражающих фактическую работу, следует, что Ш О.Ю. 23,24,25,26,30,31 марта и 1,2,3 апреля отсутствовал на рабочем месте.

Из объяснения Ш О.Ю. от 06.04.2017 следует, что он не мог выполнять свои служебные обязанности по причине того, что директор а запрещала выдавать ему инвентарь для работы (л.д. 7).

Из служебной записки Ш О.Ю. от 31.03.2017 следует, что в 20-х числах марта заведующая сказала, что он должен убирать лед возле фасада, что он и сделал, убрав территорию перед входом 20 кв.м., у него стали трястись руки, появилось жжение, поднялось давление. Он ежедневно продолжал убирать территорию в том же объеме, кроме льда у фасада здания, который сам таял и в силу описанных обстоятельств он не мог убирать. 26 марта заведующая предложила ему увольняться, забрала ключи и распорядилась не пускать его в баню и не давать ключи от необходимых ему помещений, где находится инвентарь. Также просил выдать ему спецодежду для уборки территории, которую ему не выдали (л.д. 14).

В судебном заседании истец Ш О.Ю. пояснил, что 23,24,25,26,30,31 марта и 02,03 апреля он был на работе и убирал снег, график у него ненормированный, во сколько начинается рабочий день он не знает, его никто не знакомил с этим, в эти дни он приходил на работу каждый день, но его не пускали, инвентарь не выдавали.

В судебном заседании были допрошены свидетели.

Так, свидетель З И.В. суду пояснил, что в 20-х числах марта 2017 года истец обратился к нему с просьбой сходить с ним на работу, чтобы быть свидетелем, они пошли, это было в вечернее время около 21 часа, зашли вовнутрь здания, там находилась женщина, у которой истец просил ключи, женщина ему отказала. Таким образом, с истцом ходил на работу один раз. Около территории бани он ежедневно паркует автомобиль, по его мнению, территория была убрана, сам процесс уборки снега истцом не видел.

Свидетель Ш И.В. суду пояснил, что с истцом они двоюродные братья, знает, что истец работает дворником, ходил с ним к нему на работу 23,24 и 25 марта около 21-00 часа, поскольку он просил с ним сходить, когда заходили вовнутрь, истец просил ключи и инвентарь, на входе была женщина, которая говорила, что по приказу заведующей ключи не отдадут. Пояснил, что окна его квартиры выходят на баню, видел, как истец все убирал, все было чисто, 05.04.2017 с крыши бани сошел снег и все завалил. Все три дня они ходили втроем – с истцом и еще одним мужчиной по имени Иван.

Свидетель С Е.А. суду пояснил, что выезжал на осмотр территории в составе комиссии, посмотрели, что у истца есть инвентарь, одежда, истцу нужно было убрать лед на ширину отмостки, снег с крыши периодически сходил, но на уборщика не возлагается обязанность по его уборке, его вывозят.

Оценив все представленные доказательства по своему внутреннему убеждению, с точки зрения относимости, допустимости и достоверности, их достаточность и взаимную связь в совокупности, суд приходит к выводу, что факт неудовлетворительного исполнения истцом возложенных на него трудовых обязанностей в период испытательного срока нашел свое подтверждение в процессе судебного разбирательства, в связи с чем, у ответчика имелись законные основания для увольнения истца по ст. 71 Трудового кодекса РФ как не выдержавшего испытание.

Приходя к такому выводу суд учитывает, что в период испытательного срока истец допускал прогулы, что подтверждается служебной запиской директора бани №22, актами об отсутствии на рабочем месте, графиком и табелями учета рабочего времени. Факт ненадлежащего исполнения своих должностных обязанностей, установленных в п. 2.1,2.2,2.4,2.5 должностной инструкции по уборке территории от снега и льда подтверждается служебной запиской директора бани №22, актом комиссии по проведению служебного расследования от 07.04.2017, показаниями свидетеля С Е.А.

При этом суд не принимает довод стороны истца о том, что акты составлены одним почерком, поскольку написание актов одним и тем же человеком, не свидетельствует об их недостоверности, поскольку все они подписаны комиссионно, несколькими людьми, оснований сомневаться в данных актах у суда не имеется.

Факт того, что Ш О.Ю. не убирал лед сбоку от здания, признан им самим в служебной записке от 31.03.2017 года.

Суд не принимает показания свидетелей Ш И.В. и З И.В. в качестве доказательств надлежащего исполнения истцом своих должностных обязанностей по уборке снега, поскольку это является субъективным мнением свидетелей по поводу качества уборки вверенной истцу территории. Кроме того свидетель З И.В. пояснил, что сам лично не видел как истец убирает территорию.

Довод истца о том, что он не мог исполнять свои должностные обязанности поскольку его не допускали до рабочего места судом проверен и отклоняется как необоснованный, поскольку доказательств этому не представлено.

Так, свидетель З И.В. пояснил, что ходил с истцом на работу один раз в 20-х числах марта, на входе женщина отказалась отдавать ему ключи. При этом суд учитывает, что это происходило в вечернее время, тогда как по условиям трудового договора у истца восьмичасовой рабочий день, а сам истец в судебном заседании пояснял, что рабочий день у него с 08-00. Таким образом, отказ сторожа в передаче ключей от служебных помещений за пределами рабочего времени не может быть признано судом отказом в допуске к рабочему месту.

Смотреть все судебные практики о Судебная практика по восстановлению на работе

К показаниям свидетеля Ш И.В. в части того, что он ходил с истцом и З И.В. трижды на его работу – 23,24,25 марта около 21-00 часа и администратор отказалась отдать ключи истцу по приказу заведующей, суд относится критически, поскольку Ш И.В. является родственником истца, заинтересован в исходе дела, кроме того его показания противоречат показаниям свидетеля З И.В., пояснившего, что он ходил с истцом на работу только один раз. Кроме того при оценке показаний свидетеля Ш И.В. суд учитывает, что ранее про указанного свидетеля истец нигде не указывал, написав в своем исковом заявлении, что ходил на работу со свидетелями - З Иваном и Б Николаем. О наличии данных свидетелей Ш О.Ю. также указывал в своей объяснительной от 06.04.2017. Таким образом, о наличии еще одного свидетеля – Ш И.В. истец заявил лишь в последнем судебном заседании.

Кроме того истцом не предоставлено никаких доказательств тому, что 26,30,31 марта и 02,03 апреля ему кто-либо препятствовал доступу на рабочее место.

Представленные истцом фотографии не свидетельствуют о невозможности осуществлять свои трудовые обязанности в соответствии с должностной инструкцией, данные фотографии не соответствуют критериям относимости и допустимости, поскольку из них невозможно установить дату съемки, место съемки. Из данных фотографий видно, что на снимке территория вокруг здания, непосредственно около стены здания имеется большой навал снега. Вместе с тем, из фотографий невозможно установить, что данный снег упал с крыши. Кроме того, условия трудового договора истца и должностная инструкция не содержат в себе никаких исключений по виду снега, который должен убирать истец.

Довод истца о том, что осуществлять свои трудовые функции он не мог по причине отсутствия спецодежды, а также по причине отсутствия необходимых мест для переодевания и хранения инвентаря, судом также проверены и признаны несостоятельными.

Так, из раздела 2 должностной инструкции уборщика территории следует, что перед началом работы необходимо надеть полагающую спецодежду.

По заявлению Ш О.Ю. проведены две проверки Государственной инспекцией труда Новосибирской области, проверка Роспотребнадзора по Новосибирской области и проверка ГУ МЧС России по Новосибирской области.

Актом проверки от 18.05.2017 Роспотребнадзора Новосибирской области установлено, что в бане выделено помещение для персонала, оборудованное индивидуальными шкафчиками для хранения летней спецодежды, здесь же установлены два кронштейна для хранения личной одежды и зимней спецодежды, работники бани обеспечиваются спецодеждой и средствами индивидуальной защиты по основаниям и количестве, определённом приложением коллективного договора и по категориям, определенным по результатам специальной оценки труда, уборщик территории обеспечивается костюмом, фартуком, рукавицами резиновыми и комбинированными, ботинками, сапогами, жилетом сигнальным, зимой дополнительно выдается куртка и брюки на утепляющей подкладке, валенки, калоши на валенки (л.д. 77-81).

Актом проверки от 05.05.2017 ГУ МЧС России по Новосибирской области нарушений не выявлено (л.д. 82-83).

Актом проверки от 05.06.2017 Государственной инспекции труда в Новосибирской области установлено, что согласно предъявленной карточки учета выдачи спецодежды 04.02.2017 Ш О.Ю. выдана спецодежда: куртка утепленная 1, валенки 1, галоши на валенки 1, перчатки 1, мыло 1. Сдача спецодежды в карточке отмечена 13.04.2017. В карточке учета выдачи спецодежды и средств индивидуальной защиты отсутствует подпись Ш О.Ю., работодатель предоставил акт об отказе Ш О.Ю. расписаться в получении средств индивидуальной защиты (л.д. 87-88).

Актом проверки от 14.06.2017 Государственной инспекции труда в Новосибирской области по факту заявления Ш О.Ю. о нарушении его трудовых прав нарушений не установлено (л.д. 84-86).

Таким образом, судом не установлено факта невыдачи спецодежы Ш О.Ю. для исполнения своих должностных обязанностей.

Приходя к выводу о законности увольнения истца по ч. 1 ст. 71 Трудового кодекса РФ как непрошедшего испытательного срока суд также учитывает, что законодатель не устанавливает конкретных критериев, по которым должна быть произведена оценка деловых и профессиональных качеств работника. Работодатель как независимый хозяйствующий субъект, при определении деловых и профессиональных качеств работника, вправе самостоятельно выбирать вид критериев оценки работника исходя из собственных внутренних убеждений, по собственному усмотрению в связи со спецификой деятельности предприятия. Результаты оценки испытания, послужившие основанием к расторжению трудового договора с работником, могут быть подтверждены любыми прямыми, косвенными, письменными, вещественными и другими доказательствами, не имеющими установленного федеральным законом приоритета друг перед другом.

Суд считает установленным также соблюдение порядка увольнения истца.

В силу требований ч. 1 ст. 71 Трудового кодекса РФ при неудовлетворительном результате испытания работодатель имеет право до истечения срока испытания расторгнуть трудовой договор с работником, предупредив его об этом в письменной форме не позднее чем за три дня с указанием причин, послуживших основанием для признания этого работника не выдержавшим испытание.

Как следует из материалов дела, 07.04.2017 истцу вручено уведомление №328 от 07.04.2017 о предстоящем увольнении в связи с неудовлетворительным результатом испытания, указано, что трудовой договор будет расторгнут 13.04.2017 на основании ч. 1 ст. 71 Трудового кодекса РФ (л.д. 70).

При этом увольнение произведено в пределах испытательного срока (3 месяца), установленного трудовым договором.

Ссылка истца на то, что трудовые обязанности он осуществлял с 09.01.2017 ничем не подтверждена, доказательств установления факта трудовых отношений в указанный период между истцом и ответчиком суду не предоставлено. Кроме того, из заявления истца о приеме на работу от 31.01.2017 и трудового договора, подписанного истцом 01.02.2017, судом достоверно установлена дата начала исполнения трудовых обязанностей. Отсутствие у истца каких-либо специальных познаний в этой области и невнимательное прочтение трудового договора перед подписанием, на что ссылался представитель истца, судом не может быть принята, поскольку истец, являясь совершеннолетним дееспособным гражданином вправе осуществлять свои гражданские права путем самостоятельного заключения трудового договора.

Согласно ст. 84.1 Трудового кодекса РФ с приказом (распоряжением) работодателя о прекращении трудового договора работник должен быть ознакомлен под роспись. По требованию работника работодатель обязан выдать ему надлежащим образом заверенную копию указанного приказа (распоряжения). В случае, когда приказ (распоряжение) о прекращении трудового договора невозможно довести до сведения работника или работник отказывается ознакомиться с ним под роспись, на приказе (распоряжении) производится соответствующая запись.

В день прекращения трудового договора работодатель обязан выдать работнику трудовую книжку и произвести с ним расчет в соответствии со статьей 140 настоящего Кодекса.

Как следует из акта от 13.04.2017 от подписи в приказе о прекращении трудового договора Ш О.Ю. отказался (л.д. 34).

Обстоятельства, изложенные в данном акте, подтвердили свидетели К Ю.А. и С Е.А., участвовавшие в его составлении и допрошенные судом в судебном заседании.

Оснований сомневаться в показаниях указанных свидетелей у суда не имеется, поскольку они в целом последовательны, логичны, согласуются как между собой, так и с иными материалами дела, кроме того, перед дачей показаний свидетели были предупреждены об уголовной ответственности за дачу ложных показаний.

13.04.2017 был издан приказ об увольнении Ш О.Ю. на основании ч. 1 ст. 71 Трудового кодекса РФ (л.д. 33), о чем Ш О.Ю. был уведомлен путем направления уведомления №365 от 13.04.2017 (л.д. 36) по почте, которое истец получил, что следует из квитанции об отправке, описи вложения и подписи истца в уведомлении о получении (л.д. 38-42).

Также, 13.04.2017 Ш О.Ю. направлено уведомление № 366 о том, что трудовой договор расторгнут, истцу необходимо явиться в отдел кадров для получения трудовой книжки (л.д. 37), данное уведомление также направлено по почте и получено истцом, о чем свидетельствуют представленные документы об отправке (л.д. 38-42).

В связи с чем суд не принимает доводы истца о том, что с приказом об увольнении его не знакомили.

Доводы представителя истца о том, что работодатель не вручил истцу трудовую книжку суд не принимает, поскольку никаких исковых требований, связанных с задержкой выдачи трудовой книжки истцом не заявлено.

Кроме того, как следует из пояснений самого истца, ему предлагали получить трудовую книжку, от получения которой он отказался, предложив направить ее по почте.

Вместе с тем, из ст. 84.1 Трудового кодекса РФ следует, что в случае, когда в день прекращения трудового договора выдать трудовую книжку работнику невозможно в связи с его отсутствием либо отказом от ее получения, работодатель обязан направить работнику уведомление о необходимости явиться за трудовой книжкой либо дать согласие на отправление ее по почте.

Поскольку работодатель направил истцу уведомление о необходимости явиться за трудовой книжкой, письменного согласия на ее отправку по почте истец не давал, суд не усматривает незаконных действий работодателя, связанных с невыдачей трудовой книжки.

На основании вышеизложенного, суд считает, что увольнение истца законно и обоснованно, оснований для удовлетворения исковых требований не имеется.

Кроме того, суд считает, что истцом пропущен срок исковой давности на обращение в суд за защитой своего нарушенного права.

В силу ч. 1 ст. 392 Трудового кодекса РФ работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении - в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки.

Из материалов дела судом установлено, что об увольнении истцу стало известно 13.04.2017 года.

Судом был исследован материал М-1492/2017 Центрального районного суда г. Новосибирска, из которого следует, что не согласившись с увольнением, истец в установленный законом срок – 20.04.2017 обратился в Центральный районный суд г. Новосибирска с исковым заявлением о признании увольнения незаконным.

Определением Центрального районного суда г. Новосибирска от 26.05.2017 исковое заявление было возвращено истцу по причине не устранения его недостатков, указанных в определении от 28.04.2017 об оставлении его без движения. Копию указанного определения, а также исковое заявление с пакетом документов истец получил 29.05.2017, о чем имеется его подпись в расписке.

С настоящим исковым заявлением истец обратился в суд 24.07.2017 года, то есть с пропуском установленного срока.

Из ст. 392 Трудового кодекса РФ также следует, что при пропуске по уважительным причинам сроков, установленных частями первой, второй и третьей настоящей статьи, они могут быть восстановлены судом.

Как разъяснено в п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" в качестве уважительных причин пропуска срока обращения в суд могут расцениваться обстоятельства, препятствовавшие данному работнику своевременно обратиться с иском в суд за разрешением индивидуального трудового спора (например, болезнь истца, нахождение его в командировке, невозможность обращения в суд вследствие непреодолимой силы, необходимость осуществления ухода за тяжелобольными членами семьи).

Истцом не приведено объективных оснований, препятствующих ему подать исковое заявление в течение месяца после получения определения суда и искового заявления с приложениями 29.05.2017 года.

Трудовое законодательство, устанавливая ограниченный срок – 1 месяц для предъявления исковых заявлений о восстановлении на работе, не предполагает возможность истца подавать исковые заявления в течение неограниченного срока времени с момента возвращения искового заявления, поданного в установленный срок.

При этом определение о возвращении искового заявления от 26.05.2017 истцом не обжаловано, вступило в законную силу. Указание в определении суда на возможность обращения истца в суд с иском после устранения недостатков также не предполагает неограниченный срок на предъявление иска вновь.

Доказательств невозможности подать исковое заявление в течение месяца после его возвращения истцом не предоставлено. Доводы о занятости на работе ничем не подтверждены. Факт того, что истец ждал ответ из Государственной инспекции труда Новосибирской области не препятствовал подаче иска. Обращение истца за защитой своих прав в иные государственные органы не препятствует одновременной подаче иска в суд и не является уважительной причиной пропуска срока.

Вопреки доводам представителя истца определение суда об оставлении искового заявления без движения от 28.04.2017 не содержит в себе требования предоставить ответы из каких-либо государственных органов.

Пунктом 2 статьи 199 Гражданского кодекса РФ предусмотрено, что исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Учитывая заявление ответчика о пропуске истцом срока исковой давности, что является самостоятельным основанием для отказа в иске, суд приходит к выводу об отказе в удовлетворении исковых требований

На основании изложенного, руководствуясь статьями 194-199 Гражданского процессуального кодекса РФ, суд

РЕШИЛ

В удовлетворении исковых требований Ш – отказать.

Решение может быть обжаловано в Новосибирский областной суд в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме, путем подачи апелляционной жалобы через суд, вынесший настоящее решение.

Судья М.В. Стебихова

Юридическая консультация при поддержке МинЮст России бесплатно!
Юридическая консультация при поддержке МинЮст России бесплатно! Консультация по трудовым спорам Акция в январе! 2000 рублей бесплатно
Схема работы
  • 01

    Бесплатная консультация

  • 02

    Заключение договора

  • 03

    Представительство в суде

  • 04

    Победное решение

Бесплатная юридическая консультация
+7
Задать вопрос Юрист перезвонит в течение 5 минут
Нажимая кнопку «Задать вопрос», вы принимаете условия
политики обработки персональных данных.

Заявка успешно отправлена!

В ближайшее время с вами свяжется наш юрист и проконсультирует вас.