Задать вопрос
8 800 511 38 27
Бесплатная горячая линия (Москва и регионы РФ)

Решение суда о признании приказов незаконными, увольнения незаконным, восстановлении на работе, взыскании утраченного заработка, компенсации морального вреда № 2-2321/2017 ~ М-1417/2017

Смотреть все судебные практики о Судебная практика по восстановлению на работе

Дело XXX           «10» июля 2017 года

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Василеостровский районный суд г. Санкт-Петербурга в составе:

председательствующего судьи Хмелевой М.М.,

С участием прокурора Герасимовой Ю.Г.

при секретаре Эрназаровой Б.Э.

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Давыдовой Н.С. к Федеральному государственному бюджетному учреждению науки Институт высокомолекулярных соединений Российской академии наук о признании приказов незаконными, увольнения незаконным, восстановлении на работе, взыскании утраченного заработка, компенсации морального вреда

УСТАНОВИЛ:

Давыдова Н.С. обратилась в суд с иском к Федеральному государственному бюджетному учреждению науки Институт высокомолекулярных соединений Российской академии наук (далее – ФГБУН ИВС РАН) и после неоднократного уточнения заявленных требований в порядке ст. 39 ГПК РФ просит:

- признать незаконными приказы от 17.02.2017 №51-ок о применении дисциплинарного взыскания в виде выговора и от 22.03.2017 №84-к о прекращении трудового договора по соглашению сторон;

- признать увольнение незаконным и восстановить на работе в прежней должности главного бухгалтера;

- взыскать средний заработок за время вынужденного прогула в размере 218 213,38 рублей за период с XX.XX.XXXX по XX.XX.XXXX;

- взыскать компенсацию морального вреда в размере 158 701 рубль (л.д.253-254).

В обоснование заявленных требований указала, что с 2008г. состояла в трудовых отношениях с ответчиком, занимая должность главного бухгалтера, XX.XX.XXXX была уволена по п. 1 ч. 1 ст. 77 ТК РФ по соглашению сторон. Увольнение истец считает незаконным, поскольку намерения прекращать трудовые отношения она не имела, заявление о расторжении трудового договора не являлось актом добровольного волеизъявления, было написано под психологическим принуждением работодателя и угрозами быть уволенной по порочащим основаниям. XX.XX.XXXX ответчиком издан приказ о привлечении ее к дисциплинарной ответственности в виде выговора за то, что при исполнении должностных обязанностей она использовала подложный документ (приказ об утверждении учетной политики). Основания для привлечения ее к ответственности отсутствовали, а приказ издан по надуманным основаниям и с нарушением положений ст. 193 ТК РФ. Неправомерными действиями ответчика ей причинены нравственные страдания (л.д.5-11).

Истец, ее представитель Карпова О.В. в судебное заседание явились, поддержали заявленные требования.

Представитель ответчика Ларина М.В. в судебное заседание явилась, возражала против удовлетворения заявленных требований, представила письменный отзыв (л.д.69-81), письменные пояснения (л.д.116-120).

Суд, заслушав стороны, показания свидетелей, заключение прокурора, полагавшего исковые требования подлежащими удовлетворению в части, исследовав материалы дела, оценив представленные доказательства, приходит к следующему.

В соответствии с п. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации основанием прекращения трудового договора является соглашение сторон.

В силу ст. 78 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор может быть в любое время расторгнут по соглашению сторон трудового договора.

Как разъяснено в пункте 20 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от XX.XX.XXXX N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", при рассмотрении споров, связанных с прекращением трудового договора по соглашению сторон (пункт 1 части первой статьи 77, статья 78 ТК РФ), судам следует учитывать, что в соответствии со статьей 78 Кодекса при достижении договоренности между работником и работодателем трудовой договор, заключенный на неопределенный срок, или срочный трудовой договор может быть расторгнут в любое время в срок, определенный сторонами. Аннулирование договоренности относительно срока и основания увольнения возможно лишь при взаимном согласии работодателя и работника.

Исходя из правового смысла приведенной выше нормы Трудового кодекса Российской Федерации в сопоставлении с разъяснениями Постановления Пленума Верховного Суда РФ следует, что при достижении договоренности между работником и работодателем трудовой договор, заключенный на неопределенный срок, или срочный трудовой договор может быть расторгнут в любое время в срок, определенный сторонами. При этом такая договоренность в соответствии со ст. 67 Трудового кодекса Российской Федерации должна быть оформлена в письменном виде и порождает для обеих сторон трудового договора юридически значимые последствия. Аннулирование договоренности относительно срока и основания увольнения возможно лишь при взаимном согласии работодателя и работника.

Как установлено судом и следует из материалов дела, Давыдова Н.С. с XX.XX.XXXX работала в ФГБУН ИВС РАН на основании трудового договора от XX.XX.XXXX, с XX.XX.XXXX занимала должность главного бухгалтера.

Приказом от XX.XX.XXXX XXX-ок Давыдова Н.С. уволена XX.XX.XXXX с занимаемой должности по п. 1 ч. 1 ст. 77 Трудового Кодекса РФ по соглашению сторон. Основанием для увольнения послужило личное заявление Давыдовой Н.С. и соглашение о расторжении трудового договора от XX.XX.XXXX (л.д.129-130).

С приказом об увольнении Давыдова Н.С. была ознакомлена в день увольнения, о чем имеется ее подпись на приказе, какого-либо несогласия с приказом либо с соглашением о расторжении трудового договора истец в день подписания документов не выразила. При увольнении с истцом произведен окончательный расчет, выдана трудовая книжка.

Бремя доказывания факта наличия порока воли при увольнении возлагается на истца, однако истица каких-либо доказательств в обоснование заявленных требований не представила.

При рассмотрении дела установлено, что дополнительное соглашение о прекращении трудовых отношений было подписано сторонами добровольно, в связи с имевшими место со стороны истца фактами нарушения трудовой дисциплины, ей и было предложено расторгнуть трудовые отношения по соглашению сторон, которое она подписала собственноручно и добровольно.

Данные обстоятельства были подтверждены допрошенными в судебном заседании свидетелями Якиманским А.В., Лариным С.В., присутствовавшими при написании истицей заявления, подписании соглашения (л.д.199-200).

Оснований не доверять данным свидетелям у суда не имеется, свидетели предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, показания свидетелей согласуются между собой и с другими материалами дела.

Показания допрошенной по ходатайству истицы свидетеля Ивановой Е.В. не имеют правового значения, поскольку данный свидетель не присутствовал при написании заявления, подписании соглашения, а ее показания о том, что истица по собственному желанию никогда бы не уволилась являются ее личным мнением.

Смотреть все судебные практики о Судебная практика по восстановлению на работе

Исходя из приведенных правовых норм и согласно позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в Определении от XX.XX.XXXX N 1091-О-О, достижение договоренности о прекращении трудового договора на основе добровольного соглашения его сторон допускает возможность аннулирования такой договоренности исключительно посредством согласованного волеизъявления работника и работодателя, что исключает совершение как работником, так и работодателем произвольных односторонних действий, направленных на отказ от ранее достигнутого соглашения. Такое правовое регулирование направлено на обеспечение баланса интересов сторон трудового договора и не может рассматриваться как нарушающее конституционные права работника.

Учитывая изложенное, направление истицей XX.XX.XXXX в 18.47 посредством почтовой связи заявления об отзыве приказа об увольнении (л.д.52), при отсутствии согласия работодателя на продолжение трудовых отношений с ней не может служить основанием для признания действий ответчика неправомерными, и как следствие, восстановления истца на работе.

В связи с чем, суд приходит к выводу об отказе в удовлетворении заявленных требований Давыдовой Н.С. о признании незаконным приказа от XX.XX.XXXX XXX-к о прекращении трудового договора по соглашению сторон, признании увольнения незаконным и восстановлении на работе, поскольку увольнение истца по соглашению сторон было произведено ответчиком с соблюдением требований действующего трудового законодательства и на основании поданного истцом заявления об увольнении по соглашению сторон, выразившего ее волю на расторжение трудового договора, доказательств оказания давления и принуждения со стороны работодателя, равно как и доказательств отсутствия добровольного волеизъявления на расторжение трудового договора и подачу заявления об увольнении по соглашению сторон, истец, в нарушение ст. 56 ГПК РФ суду не представила.

Учитывая, что оснований для удовлетворения иска о восстановлении на работе не имеется, не усматривается и оснований для удовлетворения дополнительных исковых требований об оплате вынужденного прогула

Согласно положениям п. 2 ч. 1 ст. 192 ТК РФ, п. 35 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" за дисциплинарный проступок, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение по вине работника возложенных на него трудовых обязанностей (нарушение требований законодательства, обязательств по трудовому договору, правил внутреннего трудового распорядка, должностных инструкций, положений, приказов работодателя, технических правил и т.п.), работодатель имеет право применить дисциплинарное взыскание в виде выговора.

При этом, в силу действующего законодательства, на работодателе лежит обязанность представить доказательства, свидетельствующие о том, что совершенное работником нарушение, явившееся поводом к вынесению выговора, в действительности имело место, работодателем соблюдена процедура привлечения к дисциплинарной ответственности, учтена тяжесть совершенного проступка.

Как следует из материалов дела, приказом XXX-ок от XX.XX.XXXX в связи с нарушениями, допущенными Давыдовой Н.С., а именно использованием подложного документа (приказа об утверждении учетной политики) при осуществлении своих служебных обязанностей Давыдовой Н.С. объявлен выговор (л.д.184).

Поскольку ответчиком не представлено доказательств того, что Давыдовой Н.С. было известно о том, что при осуществлении своих служебных обязанностей она использует подложный документ (приказ об утверждении учетной политики), привлечение ее к ответственности за данное нарушение нельзя признать правомерным.

Кроме того, срок привлечения к дисциплинарной ответственности на момент наложения дисциплинарного взыскания XX.XX.XXXX истек.

В соответствии с ч. 1, ч. 5, ч. 6 ст. 193 Трудового кодекса Российской Федерации до применения дисциплинарного взыскания работодатель должен затребовать от работника объяснение в письменной форме, в случае отказа работника дать указанное объяснение составляется соответствующий акт.

Дисциплинарное взыскание применяется не позднее одного месяца со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни работника, пребывания его в отпуске, а также времени, необходимого на учет мнения представительного органа работников.

Дисциплинарное взыскание не может быть применено позднее шести месяцев со дня совершения проступка, а по результатам ревизии, проверки финансово-хозяйственной деятельности или аудиторской проверки - позднее двух лет со дня его совершения. В указанные сроки не включается время производства по уголовному делу.

В соответствии с пп. "б" п. 34 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации за N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" днем обнаружения проступка, с которого начинается течение месячного срока, считается день, когда лицу, которому по работе (службе) подчинен работник, стало известно о совершении проступка, независимо от того наделено ли оно правом наложения дисциплинарных взысканий. При этом в пп. "в" указано, что в месячный срок для применения дисциплинарных взыскания не засчитывается время болезни работника, пребывание в отпуске, а также время, необходимое на соблюдение процедуры учета мнения представительного органа работников (абз. 3 ст. 193 Трудового кодекса Российской Федерации).

Начало течения срока привлечения истца к дисциплинарной ответственности в виде выговора необходимо исчислять с XX.XX.XXXX, когда генеральному директору Люлину С.В. стало известно о совершении проступка.

Как пояснил в судебном заседании Люлин С.В. XX.XX.XXXX им было получено заключение специалиста, которым было установлено, подпись на приказе XXX/с от XX.XX.XXXX от имени Панарина Е.Ф. (на тот момент генерального директора) выполнена не Понариным Е.Ф., а иным лицом с подражанием подписи Панарина Е.Ф.

Таким образом, начиная с XX.XX.XXXX работодателю было известно, что при осуществлении своих служебных обязанностей Давыдова Н.С. использует подложный документ (приказ об утверждении учетной политики).

Таким образом, с учетом положений абз. 3 ст. 192 Трудового кодекса Российской Федерации, срок привлечения к дисциплинарной ответственности на момент наложения дисциплинарного взыскания XX.XX.XXXX истек.

При таких обстоятельствах суд приходит к выводу о незаконности приказа работодателя о привлечении истца к дисциплинарной ответственности.

В соответствии со ст. 237 Трудового кодекса Российской Федерации моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора. В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

Поскольку судом установлен факт нарушения трудовых прав истца со стороны работодателя, данное обстоятельство является основанием для взыскания компенсации морального вреда.

Определяя размер компенсации морального вреда, подлежащего взысканию с ответчика в пользу истца, суд принимая во внимание фактические обстоятельств дела, в том числе, доводы истца о характере и степени причиненных истцу страданий, тяжесть допущенных ответчиком нарушений трудового законодательства, а также требования разумности и справедливости, считает, что компенсация морального вреда в размере 5 000 рублей будет отвечать требованиям разумности и справедливости с учетом конкретных обстоятельств настоящего дела.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 12, 56, 61, 67, 71, 194-198 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ

Исковые требования Давыдовой Н.С. – удовлетворить в части.

Признать незаконным приказ XXX-ок от 17.02.2017г. Федерального государственного бюджетного учреждения науки Институт высокомолекулярных соединений Российской академии наук о применении к Давыдовой Н.С. дисциплинарного взыскания в виде выговора.

Взыскать с Федерального государственного бюджетного учреждения науки Институт высокомолекулярных соединений Российской академии наук в пользу Давыдовой Н.С. компенсацию морального вреда в размере 5 000 рублей.

В остальной части в удовлетворении исковых требований отказать.

Решение может быть обжаловано в Санкт-Петербургский Городской суд путем подачи апелляционной жалобы через Василеостровский районный суд города Санкт-Петербурга в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме.

Судья:

Юридическая консультация при поддержке МинЮст России бесплатно!
Юридическая консультация при поддержке МинЮст России бесплатно! Консультация по трудовым спорам с 1 по 10 декабря 1000 руб. бесплатно
Схема работы
  • 01

    Бесплатная консультация

  • 02

    Заключение договора

  • 03

    Представительство в суде

  • 04

    Победное решение

Бесплатная юридическая консультация
+7
Задать вопрос Юрист перезвонит в течение 5 минут
Нажимая кнопку «Задать вопрос», вы принимаете условия
политики обработки персональных данных.

Заявка успешно отправлена!

В ближайшее время с вами свяжется наш юрист и проконсультирует вас.