8 499 577 04 24
Бесплатная консультация Москва
8 800 511 38 27
Другие регионы РФ

Решение суда о привлечении к дисциплинарной ответственности, восстановлении на службе, выплате денежного довольствия за время вынужденного прогула, денежной компенсации за работу сверх нормальной продолжительности служебного времени № 2-2265/2017 ~ М-2387

Смотреть все судебные практики о Судебная практика по восстановлению на работе

...

Дело № 2-2265/17

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

11 сентября 2017 года Октябрьский районный суд г. Томска в составе:

председательствующий Рукавишников Е.А.,

при секретаре Викторовой В.В.,

помощника прокурора Кастамаровой Н.С.,

с участием истца Кенига А.Н.,

представителя ответчика Харитонова В.С.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в г. Томске гражданское дело по иску Кенига А.Н. к УМВД России по г.Томску о признании незаконными приказов о привлечении к дисциплинарной ответственности, восстановлении на службе, выплате денежного довольствия за время вынужденного прогула, денежной компенсации за работу сверх нормальной продолжительности служебного времени,

УСТАНОВИЛ:

Кениг А.Н. обратился в суд с иском, в котором с учетом уточнений просит признать незаконными приказы УМВД России по г.Томску о привлечении его к дисциплинарной ответственности от 27.04.2017 № 170 л/с (нко), от 23.06.2017 № 234 л/с (нко), от 03.07.2017 № 248 л/с (нко) и №189 л/с; восстановить его на службе в должности дежурного дежурной части Отдела полиции № 4 (по обслуживании внутригородской территории "Октябрьский район") УМВД России по г.Томску; взыскать с ответчика в пользу истца неполученное за время вынужденного прогула (один месяц) денежное довольствие в сумме 42630 рублей 58 копеек, а также неполученное денежное довольствие за работу сверх нормальной продолжительности служебного времени в сумме 40967 рублей 73 копейки за период с 01.01.2017 по 30.06.2017.

В обоснование требований истец указал, что он с 30.11.2014 являлся сотрудником органов внутренних органов, проходил службу на должности дежурного дежурной части Отдела полиции № 4 (по обслуживании внутригородской территории "Октябрьский район") УМВД России по г.Томску. Приказом УМВД России по г.Томску от 03.07.2017 он был уволен со службы в связи с неоднократным нарушением служебной дисциплины. Считал, что данное увольнение незаконно, поскольку ранее наложенные на него дисциплинарные взыскания применены неправомерно и также подлежат отмене.

Так, приказом о привлечении в дисциплинарной ответственности от 27.04.2017 объявлен выговор за не отдание воинского приветствия. Считал, что при наложении данного взыскания полноценного разбирательства не проводилась, в связи с чем не были установлены обстоятельства того, что на тот момент он фактически не исполнял служебные обязанности по организации пропускного режима и не находился у смотрового окна, таким образом не мог видеть руководителя, тем более что дежурным соответствующей команды отдано не было. Кроме того, в приказе о привлечении его к ответственности имеется ссылка на положение приказа, вменяющее обязанность по обеспечению соблюдения воинского приветствия начальниками учреждений, а не всеми сотрудниками, в связи с чем он не мог быть привлечен к ответственности за невыполнение данного пункта.

Приказом от 23.06.2017 ему был объявлен строгий выговор за не регистрацию сообщения, поступившего 26.05.2017. Считал, что данное взыскание подлежит отмене, поскольку названное нарушение допущено в связи с не обеспечением руководством ОП № 4 УМВД России по Томской области должных условий для качественного выполнения сотрудниками своих должностных обязанностей, что выражается в отсутствии полного комплекта дежурной смены и, как следствие, увеличению служебной нагрузки. Он не имел возможности внести сообщение гражданина в связи с отсутствием журнала КУСП, который находился у прежней смены, осуществляющей регистрацию ранее поступивших сообщений. Однако данное обстоятельство не было учтено при наложении дисциплинарного взыскания, что свидетельствует о предвзятом отношении и, как следствие, незаконности приказа.

Приказом от 03.07.2017 он был привлечен к дисциплинарной ответственности за не обеспечение охраны лица, подозреваемого в совершении преступления, в результате чего задержанный совершил побег. Полагал, что его вина в случившемся отсутствует, поскольку данный побег не связан с ненадлежащим исполнением им своих должностных обязанностей, а обусловлен непринятием мер ответчиком по технической укрепленности помещения. Данным приказом он был уволен со службы, хотя указанная мера ответственности не является обязательной, таким образом, ответчик необоснованно применил названный вид наказания. В этой связи полагал, что подлежит восстановлению на службе, а за время вынужденного прогула должна быть взыскана компенсация. Кроме того просил взыскать с ответчика денежное довольствие за работу сверх нормальной продолжительности служебного времени.

Истец Кениг А.Н. в судебном заседании заявленные требования поддержал по изложенным основаниям. Дополнительно пояснил, что сообщение, которое не было внесено им в Книгу учета, представляло собой телефонный разговор с мужчиной. Он посчитал, что обратившемуся требуется консультация о дальнейших действиях, в связи с чем регистрировать данное сообщение не стал, тем более, что переданная информация не содержала признаки преступления. Что касается побега задержанного, его вины в случившемся нет, поскольку в рамках охраны данного лица на него возложена обязанность по сопровождению в туалетную комнату, которая находится отдельно от помещения дежурной части, где он обязан находится постоянно с целью осуществления контрольно-пропускного режима. В этой связи полагал, что на него возложены взаимоисключающие обязанности.

Представитель ответчика УМВД России по г.Томску – Харитонов В.С. в судебном заседании с иском не согласился, просил в удовлетворении заявленных требований отказать в полном объеме. Поддержал письменный отзыв, согласно которому привлечение истца к дисциплинарной ответственности осуществлялось в строгом соответствии с действующим законодательством, вина Кенига А.Н. в совершении допущенных нарушений была установлена служебными проверками. Что касается выплаты денежной компенсации за работу сверх нормальной продолжительности рабочего времени, данное требование также не подлежит удовлетворению, поскольку такая выплата носит заявительный характер и осуществляется лишь на основании соответствующего рапорта сотрудника, который Кенигом А.Н. не подавался.

Выслушав участников процесса, исследовав письменные доказательства, учитывая заключение прокурора, находившего иск не подлежащим удовлетворению, суд приходит к следующему.

Согласно ч. 1 ст. 3 Федерального закона от 30.11.2011 № 342-ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" регулирование правоотношений, связанных со службой в органах внутренних дел, осуществляется в соответствии с Конституцией Российской Федерации, названным Федеральным законом, Федеральным законом от 7 февраля 2011 г. №3-ФЗ "О полиции" и другими федеральными законами, регламентирующими правоотношения, связанные со службой в органах внутренних дел, нормативными правовыми актами Президента Российской Федерации, нормативными правовыми актами Правительства Российской Федерации, нормативными правовыми актами федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел.

В случаях, не урегулированных нормативными правовыми актами Российской Федерации, указанными в части 1 названной статьи, к правоотношениям, связанным со службой в органах внутренних дел, применяются нормы трудового законодательства (ч. 2 ст. 3 Федерального закона от 30.11.2011 № 342-ФЗ).

В силу положений ст. 21 Федерального закона от 30.11.2011 № 342-ФЗ, служба в органах внутренних дел осуществляется на основании контракта, заключаемого между руководителем федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченным руководителем и гражданином, поступающим на службу в органы внутренних дел, или сотрудником органов внутренних дел о прохождении службы в органах внутренних дел и (или) замещении должности в органах внутренних дел.

Как установлено ч. 1 ст. 47 Федерального закона от 30.11.2011 № 342-ФЗ служебная дисциплина - соблюдение сотрудником органов внутренних дел установленных законодательством Российской Федерации, Присягой сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации, дисциплинарным уставом органов внутренних дел Российской Федерации, контрактом, приказами и распоряжениями руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, приказами и распоряжениями прямых и непосредственных руководителей (начальников) порядка и правил выполнения служебных обязанностей и реализации предоставленных прав.

В соответствии с ч. 3 ст. 15 Федерального закона от 30.11.2011 № 342-ФЗ за нарушения служебной дисциплины на сотрудника органов внутренних дел в соответствии со статьями 47, 49 - 51 настоящего Федерального закона налагаются дисциплинарные взыскания.

Согласно ст. 49 Федерального закона от 30.11.2011 № 342-ФЗ нарушением служебной дисциплины (дисциплинарным проступком) признается виновное действие (бездействие), выразившееся в нарушении сотрудником органов внутренних дел законодательства Российской Федерации, дисциплинарного устава органов внутренних дел Российской Федерации, должностного регламента (должностной инструкции), правил внутреннего служебного распорядка федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, его территориального органа или подразделения, либо в несоблюдении запретов и ограничений, связанных со службой в органах внутренних дел, и требований к служебному поведению, либо в неисполнении (ненадлежащем исполнении) обязательств, предусмотренных контрактом, служебных обязанностей, приказов и распоряжений прямых руководителей (начальников) и непосредственного руководителя (начальника) при выполнении основных обязанностей и реализации предоставленных прав.

Как установлено ст. 50 Федерального закона от 30.11.2011 № 342-ФЗ на сотрудника органов внутренних дел в случае нарушения им служебной дисциплины, а также в иных случаях, предусмотренных настоящим Федеральным законом, могут налагаться следующие дисциплинарные взыскания: 1) замечание; 2) выговор; 3) строгий выговор; 4)предупреждение о неполном служебном соответствии; 5) перевод на нижестоящую должность в органах внутренних дел; 6) увольнение со службы в органах внутренних дел.

Аналогичные дисциплинарные взыскания предусмотрены и в п. 33 Дисциплинарного устава органов внутренних дел Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 14.10.2012 № 1377.

Порядок и сроки применения дисциплинарных взысканий установлены ст. 51 Федерального закона от 30.11.2011 № 342-ФЗ.

Из материалов дела усматривается и подтверждается контрактом от 30.11.2014, что Кениг А.Н. проходил службу в органах внутренних дел, занимал должность дежурного дежурной части Отдела полиции № 4 (по обслуживании внутригородской территории "Октябрьский район") УМВД России по г.Томску, приказом от 03.07.2017 № 248 л/с(нко) был уволен со службы в связи с неоднократным нарушением служебной дисциплины при наличии действующего дисциплинарного взыскания, наложенного в письменной форме приказом уполномоченного руководителя.

Действительно, согласно приказам от 27.04.2017 № 170 л/с(нко) и от 23.06.2017 № 234 л/с(нко) Кениг А.Н. были привлечен к дисциплинарной ответственности за несоблюдение правил воинской вежливости и поведения рядового и начальствующего состава и за не осуществление регистрации в КУСП сообщения о преступлении соответственно.

Обращаясь с настоящим иском, Кениг А.Н. оспаривал законность приказов от 27.04.2017 № 170 л/с(нко) и от 23.06.2017 № 234 л/с(нко), так и его увольнения, ссылаясь на отсутствие его вины, а также предвзятое к нему отношение со стороны руководства.

Рассматривая доводы истца, суд исходит из следующего.

Согласно приказу о привлечении к дисциплинарной ответственности от 27.04.2017 №170 л/с(нко) за нарушение служебной дисциплины, выразившееся в нарушении пункта 1 части 1 статьи 12 Федерального закона от 30.11.2011 № 342-ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", в части не обеспечения выполнения требований п. 1.8 приказа МВД России № 444, Министерства обороны Российской Федерации № 312 от 15.08.1996 "О дополнительных мерах по совершенствованию взаимоотношений сотрудников органов внутренних дел, военнослужащих вооруженных сил Российской Федерации", Кенигу А.Н. объявлен выговор за несоблюдение правил воинской вежливости и поведения рядового и начальствующего состава, которое выразилось в том, что 18.04.2017 в 08 часов 30 минут Кениг А.Н., находясь в помещении дежурной части и передавая служебную документацию меняющему его дежурному, не осуществил приветствия начальника УМВД России по г.Томску с соблюдением правил, установленных Строевым уставом ВС РФ.

Согласно п.1.2 должностного регламента Кениг А.Н. при выполнении обязанностей руководствуется, в том числе нормативными и иными правовыми актами МВД России. Обязан исполнять приказы и распоряжения прямых руководителей (п. 8.2 должностного регламента).

Сотрудник органов внутренних дел обязан, в числе прочего содействовать руководителю (начальнику) в поддержании служебной дисциплины (пп. "е" п.5 Дисциплинарного устава органов внутренних дел Российской Федерации, утвержденного Указом Президента РФ от 14.10.2012 № 1377).

В силу положений п. 1.8 совместного Приказа МВД РФ № 444, Минобороны РФ № 312 от 15.08.1996 "О дополнительных мерах по совершенствованию взаимоотношений сотрудников органов внутренних дел, военнослужащих внутренних войск МВД России, военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации", на начальника УВД субъектов Российской Федерации возложена обязанность обеспечить соблюдение сотрудниками органов внутренних дел правил воинской вежливости и поведения рядового и начальствующего состава, при встрече приветствовать друг друга, строго соблюдая правила, установленные Строевым уставом Вооруженных Сил Российской Федерации.

Главой 3 Строевого устава Вооруженных Сил Российской Федерации, утвержденного Приказом Министра обороны РФ от 11.03.2006 № 111, предусмотрено обязательное приветствие начальника, закреплены правила его осуществления.

Так, п. 61 Строевого устава ВС РФ закреплено, что для выполнения воинского приветствия на месте вне строя без головного убора за три-четыре шага до начальника (старшего) повернуться в его сторону, принять строевую стойку и смотреть ему в лицо, поворачивая вслед за ним голову.

В силу приведенных норм, на начальника УМВД России возложена обязанность требовать от подчиненных соблюдение правил воинского приветствия, приказы которого (как устные, так и письменные) обязательны для подчиненных.

В судебном заседании истец пояснил, что руководство полиции требует соблюдения Строевого устава, он как сотрудник органов внутренних дел ранее всегда соблюдал правила воинского приветствия.

Таким образом, на Кениге А.Н., как на сотруднике органов внутренних дел, лежит обязанность по соблюдения правил воинского приветствия, установленные Строевым уставом ВС РФ.

Факт неисполнения Кенигом А.Н. изложенных требований по осуществлению воинского приветствия подтверждается письменными объяснениями А.В., С.В., а также рапортом начальника ДЧ УМВД России по г.Томску Д.А. от 18.04.2017.

В своих пояснениях Кениг А.Н. указал, что на тот момент он фактически не исполнял служебные обязанности по организации пропускного режима и не находился у смотрового окна, таким образом, не мог видеть руководителя, тем более что дежурным соответствующей команды (команды «смирно») отдано не было.

Данные доводы не могут быть признаны состоятельными, поскольку Кенигу А.Н. установлен ненормированный служебный день (п.10 Контракта о прохождении службы в органах внутренних дел Российской Федерации от 30.11.2014), в связи с чем его служебный день заканчивается не в 08.00 (когда заканчивается дежурная смена), а сдачи заступающим в суточный наряд дел и документов, установленных п. 18 Наставления по организации деятельности дежурных частей органов внутренних дел Томской области, утвержденного приказом УМВД России по Томской области от 05.04.2014 № 8 дсп.

Как видно из объяснений А.В., С.В., 18.04.2017 в 08 часов 30 минут Кениг А.Н. находился в помещении дежурной части, завершал оформление служебной документации, подготавливая ее для передачи, при этом сидел за столом у окна и видел, как начальник УМВД подошел к входной двери.

Данные обстоятельства также были изложены самим Кенигом А.Н. при даче объяснений 18.04.2017, что видно из соответствующего документа.

С учетом изложенного суд считает установленным, что обстоятельства, послужившие основанием для привлечения Кенига А.Н. к дисциплинарной ответственности и изложенные в приказе от 27.04.2017 №170 л/с(нко), нашли свое подтверждение, в связи с чем приходит к выводу о законности и обоснованности привлечения Кенига А.Н. к дисциплинарной ответственности за совершение вменяемого нарушения. Кроме того, вопреки доводу истца строевая стройка принимается не только при команде «смирно», но и при выполнении воинского приветствия (п.27 Строевого устава ВС РФ).

Вместе с тем, дисциплинарное взыскание должно соответствовать тяжести совершенного проступка и степени вины. При определении вида дисциплинарного взыскания принимаются во внимание характер проступка, обстоятельства, при которых он был совершен, прежнее поведение сотрудника, совершившего проступок, признание им своей вины, его отношение к службе, знание правил ее несения, другие обстоятельства. При малозначительности совершенного дисциплинарного проступка руководитель (начальник) может освободить сотрудника от дисциплинарной ответственности и ограничиться устным предупреждением (ст. 40 Дисциплинарного устава).

В судебном заседании Кениг А.Н. пояснил, что впервые был привлечен к дисциплинарной ответственности за нарушение правил воинского приветствия, ранее подобных нарушений не допускал, руководство ранее его не предупреждало о недопустимости таких действий (бездействия). Указанные обстоятельства стороной ответчика не оспаривалось, в связи с чем считаются установленными.

При таких установленных обстоятельствах, дисциплинарное взыскание в виде выговора не соответствует тяжести и характеру проступка, в связи с чем оспариваемый приказ является незаконным в части наложения на Кенига А.Н. дисциплинарного взыскания в виде выговора.

Довод ответчика о том, что при определении дисциплинарного взыскания учитывалось прежнее поведение истца, а именно его привлечение к дисциплинарной ответственности приказом от 12.06.2016 № 235 л/с(нко) за необоснованное обеспечение горячим питанием задержанных лиц и объявления замечания, подлежит отклонению, поскольку из обжалуемого приказа этого не следует.

Приказом от 23.06.2017 № 234 л/с (нко) Кениг А.Н. был привлечен к дисциплинарной ответственности за нарушение служебной дисциплины, выразившееся в нарушении пункта 2 части 1 статьи 12 Федерального закона от 30.11.2011 № 342-ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", в части не обеспечения исполнения п. 41 Наставления по организации деятельности дежурных частей органов внутренних дел Томской области, утвержденного приказом УМВД России по Томской области от 05.04.2014 № 8дсп, а именно не осуществление регистрации в Книге учета заявлений и сообщений о преступлениях, об административных правонарушениях, происшествиях Отдела полиции № 4 УМВД России до г. Томску сообщения мужчины, поступившего 26.05.2017 в 11 часов 54 минуты в Дежурную часть Отдела полиции № 4 УМВД России по г. Томску о пропаже сотового телефона в помещении Торгового центра "Изумрудный город"; ему объявлен строгий выговор.

В поданном иске Кениг А.Н. указал, что 26.05.2017 он исполнял обязанности оперативного дежурного, вместе с тем возложений данных обязанностей произведено с нарушением закона. Кроме того, он не имел возможности внести сообщение гражданина в КУСП в связи с тем, что данная книга находилась у сменившейся смены, осуществляющей регистрацию ранее поступивших сообщений. В судебном же заседании, обосновывая данное требование, Кениг А.Н пояснил, что сообщение, которое не было внесено им в Книгу учета, представляло собой телефонный разговор с мужчиной. Он посчитал, что обратившемуся требуется консультация о дальнейших действиях, в связи с чем регистрировать данное сообщение не стал, тем более, что переданная информация не содержала признаки преступления.

С данными доводами суд согласиться не может по следующим основаниям.

Согласно п.41 Наставления по организации деятельности дежурных частей органов внутренних дел Томской области, утвержденного приказом УМВД России по Томской области от 05.04.2014 № 8дсп (далее Наставление), на дежурную смену (оперативного дежурного), в числе прочего возложена обязанность регистрации в КУСП заявлений (сообщений) о преступлении, об административном правонарушении и о происшествии. Прием поступающей информации производится круглосуточно, независимо от территории оперативного обслуживания.

При этом, как видно из п. 52 данного Наставления, при поступлении в дежурную часть обращений граждан, не содержащих заявления о преступлениях, об административных правонарушениях оперативный дежурный обязан зарегистрировать его в КУСП.

В силу положений п. 37 Наставления, заявления граждан могут поступать в дежурную часть любым видом связи и подаваться как в письменной, так и в устной форме.

Как видно из дела, на основании рапорта вр.и.о. начальника ДЧ ОП № 4 УМВД России по г.Томску Е.Л., по согласованию с вр.и.о. начальника ОП № 4 УМВД России по г.Томску в связи со служебной необходимостью была произведена замена дежурного ДЧ ОП № 4 УМВД России по г.Томску Кенига А.Н. для исполнения обязанностей оперативного дежурного ДЧ ОП № 4 УМВД России по г.Томску.

Согласно п.6.22 должностного регламента Е.Л., в случае осложнения оперативной обстановки последняя вправе производить временные изменения в расстановке дежурных нарядов с последующим докладом начальнику ОП №4 УМВД России по г.Томску, начальнику смены ДЧ УВД России по г.Томску.

При этом, исполняя обязанности начальника ДЧ ОП № 4 УМВД России по г.Томску, Е.Л. в силу положений п.15.4 Наставлений по организации деятельности дежурных частей органов внутренних дел Томской области, утвержденного приказом УМВД России по Томской области от 05.04.2014 № 8дсп, должна была обеспечить расстановку сотрудников дежурной части.

Таким образом, расстановка сотрудников входит в обязанности Е.Л., в связи с чем действия последней по замене дежурного ДЧ ОП № 4 УМВД России по г.Томску Кенига А.Н. для исполнения обязанностей оперативного дежурного ДЧ ОП № 4 УМВД России по г.Томску являются правомерными.

Кроме того, обязанность регистрировать заявления, сообщения о правонарушениях (преступлениях) непосредственно закреплена должностным регламентом дежурного дежурной части Кенига А.Н. (п.9.20).

Таким образом, анализируя изложенное, суд приходит к выводу, что любые сообщения, поступающие в дежурную часть, в том числе посредством телефонной связи, вне зависимости от информационного содержания подлежат обязательной регистрации в КУСП, при этом регистрация в КУСП таких сообщений входила в обязанности Кенига А.Н.

Однако данная обязанность Кенигом А.Н. исполнена не была, что подтверждается рапортом начальника штаба УМВД России по г.Томску, КУСП 2307, текстовой выпиской из разговора дежурного 26.05.2017, и не отрицалось истцом в ходе разбирательства по делу.

При этом ссылку Кенига А.Н. на обстоятельство того, что КУСП находилась у сменившейся смены, что лишило его возможности своевременно зарегистрировать поступившую информацию, суд находит подлежащей отклонению, поскольку оно опровергается пояснениями Кенига А.Н., данными в ходе разбирательства по делу, и в соответствии с которыми данное сообщение не было зарегистрировано истцом по иной причине.

Кроме того, отсутствие у дежурного в наличии КУСП в момент поступления заявления, по мнению суда, не может выступать в качестве основания освобождения его от обязанности по регистрации поступающих сообщений.

Смотреть все судебные практики о Судебная практика по восстановлению на работе

При таких обстоятельствах суд приходит к выводу о том, что данным бездействием Кениг А.Н. нарушил служебную дисциплину, в связи с чем находит приказ от 23.06.2017 №234 л/с (нко) законным и обоснованным, а требование о признании его незаконным – подлежащим оставлению без удовлетворения.

Приказом от 03.07.2017 № 248л/с (нко) за нарушение служебной дисциплины, выразившееся в нарушении требований пункта 2 части 1 статьи 12 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", в части не обеспечения соблюдения требований, установленных п. 66.4. Наставления по организации деятельности дежурных частей органов внутренних дел Томской области, утвержденного приказом УМВД России по Томской области от 05.04.2014 № 8дсп, а именно не обеспечения охраны лица, подозреваемого в совершении преступления, во время нахождения в дежурной части, исключающей побег, что стало причиной совершения 29.06.2017 в 13 часов 29 минут побега из помещения дежурной части ОП № 4 УМВД России по г.Томску, задержанного в порядке ст.ст. 91, 92 УПК РФ Д.А., через металлическое окно, выходящее на лестничный пролет запасного выхода, Кениг А.Н., имеющий действующие дисциплинарные взыскания, привлечен к дисциплинарной ответственности в виде увольнения со службы в органах внутренних дел по п. 7 ч. 2 ст. 82 (в связи с неоднократным нарушением служебной дисциплины при наличии у сотрудника дисциплинарного взыскания, наложенного в письменной форме приказом уполномоченного руководителя) Федерального закона от 30.11.2011 № 342-ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации".

Как видно из дела и подтверждается протоколом задержания подозреваемого от 29.06.2017, выпиской из Книги учета лиц, доставленных в дежурную часть территориального органа Министерства внутренних дел РФ, сообщением о задержании подозреваемого от 29.06.2017, в указанную дату в 01 час 05 минут был задержан и доставлен в дежурную часть ОП № 4 УМВД России по г.Томску Д.А., подозреваемый в совершении преступления, предусмотренного п."в" ч. 2 ст. 158 УК РФ.

Согласно табелю учета использования рабочего времени за июнь 2017 года, дежурная смена Кенига А.Н. началась в 08 часов 00 минут 29.06.2017, окончилась в 08 часов 00 минут 30.06.2017.

При этом как следует из объяснений С.В. от 29.06.2017, М.Ф., при передачи дежурства ими было сообщено следующей смене, в том числе и Кенигу А.Н., что в дежурной части находится Д.А., задержанный по подозрению в совершении преступления.

В силу п. 9.11 должностного регламента Кениг А.Н. обязан непрерывно следить за поведением и состоянием здоровья доставленных и помещенных граждан в специальные помещения для содержания задержанных лиц.

Согласно п.66.4 Наставления по организации деятельности дежурных частей органов внутренних дел Томской области, утвержденного приказом УМВД России по Томской области от 05.04.2014 № 8дсп, в обязанности дежурной смены (оперативного дежурного) входит обеспечение охраны лица, подозреваемого в совершении преступления, во время его нахождения в дежурной части, исключающую побег.

Однако данная обязанность дежурной сменой исполнена не была, о чем свидетельствует рапорт Вр.и.о. начальника ОО УМВД от 29.06.2017.

Оспаривая законность вынесенного приказа, Кениг А.Н. полагал, что его вина во случившемся отсутствует, поскольку данный побег не связан с ненадлежащим исполнением им своих должностных обязанностей, а обусловлен непринятием мер ответчиком по технической укрепленности помещения.

Вместе с тем, как видно из объяснений Кенига А.Н., данных им 29.06.2017 при проведении служебной проверки, Д.А. находился в помещении дежурной части будучи пристегнутым наручниками к решетчатой двери помещения. По просьбе последнего Кениг А.Н. отстегнул его и проводил в туалетную комнату, после чего вернулся на рабочее место. Вернулся за задержанным лишь спустя некоторое время.

Таким образом, из указанных объяснений усматривается, что Кениг А.Н. не обеспечил должной охраны задержанного во время его нахождения вне пределов дежурной части, нарушив тем самым приведенный выше п.66.4 Наставления, а также п. 9.11 должностного регламента.

При этом довод истца на то, что на него возложены взаимоисключающие обязанности, поскольку в рамках охраны данного лица на него возложена обязанность по сопровождению в туалетную комнату, которая находится отдельно от помещения дежурной части, где он обязан находится постоянно с целью осуществления контрольно-пропускного режима, суд находит подлежащим отклонению, поскольку как видно из табеля учета использования рабочего времени за июнь 2017 года, помимо Кенига А.Н., дежурство осуществлялось несколькими сотрудниками.

С учетом изложенного суд считает установленным, что обстоятельства, послужившие основанием для привлечения Кенига А.Н. к дисциплинарной ответственности и изложенные в приказе от 03.06.2017 №248л/с (нко), нашли свое подтверждение, в связи с чем приходит к выводу о законности и обоснованности привлечения Кенига А.Н. к дисциплинарной ответственности за совершение вменяемого нарушения.

В этой связи оснований для отмены данного приказа суд не находит.

Приказом от 03.07.2017 № 189 л/с на основании заключения служебной проверки УМВД России по Томской области от 03.07.2017 № 19/671, приказа УМВД России по г.Томску от 03.07.2017 № 248 л/с (нко) Кениг А.Н. был уволен со службы в органах внутренних дел по п.7 ч. 2 ст. 82 Федерального закона от 30.11.2011 № 342-ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" в связи с неоднократным нарушением служебной дисциплины при наличии у сотрудника дисциплинарного взыскания, наложенного в письменной форме.

В силу положений ст. 89 Федерального закона от 30.11.2011 № 342-ФЗ прекращение или расторжение контракта с сотрудником органов внутренних дел, увольнение его со службы в органах внутренних дел и исключение из реестра сотрудников органов внутренних дел осуществляются руководителем федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченным руководителем.

Порядок представления сотрудников органов внутренних дел к увольнению со службы в органах внутренних дел и порядок оформления документов, связанных с прекращением или расторжением контракта, увольнением со службы и исключением из реестра сотрудников органов внутренних дел, определяются руководителем федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел.

Как установлено п.п. 12, 15, 16, 20, 22 Порядка представления сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации к увольнению со службы в органах внутренних дел Российской Федерации и оформления документов, связанных с прекращением или расторжением контракта о прохождении службы в органах внутренних дел Российской Федерации, увольнением со службы в органах внутренних дел Российской Федерации и исключением из реестра сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации, утвержденного Приказом МВД России от 30.11.2012 № 1065 с сотрудниками, увольняемыми со службы в органах внутренних дел, проводится беседа, в ходе которой им сообщается об основаниях увольнения, разъясняются вопросы получения выплат, гарантий и компенсаций, трудоустройства.

До увольнения сотрудника соответствующее кадровое подразделение с участием непосредственного руководителя (начальника) сотрудника готовит представление к увольнению из органов внутренних дел Российской Федерации. Представление к увольнению согласовывается с начальником подразделения, в котором проходит службу сотрудник, и доводится до сведения сотрудника под расписку.

Прекращение или расторжение контракта и увольнение со службы в органах внутренних дел оформляются приказом.

В последний день службы сотрудника кадровое подразделение знакомит под расписку сотрудника с приказом или выпиской из приказа об увольнении, выдает сотруднику под расписку трудовую книжку, заполненную в установленном порядке. Финансовое подразделение производит с сотрудником окончательный расчет.

Из материалов дела видно, что требования приведенных положений были соблюдены ответчиком в полном объеме, по факту допущенного нарушения трудовой дисциплины проведена служебная проверка, по итогам которой на Кенига А.Н. было подготовлено представление, с которым истец был ознакомлен, о чем свидетельствует подпись последнего.

При таких обстоятельствах суд считает установленным, что при расторжении с Кенигом А.Н. служебного контракта процедура увольнения нарушена не была.

В этой связи оснований для восстановления Кенига А.Н. в должности суд не усматривает.

В силу положений ч. 6 ст. 74 Федерального закона от 30.11.2011 № 342-ФЗ сотруднику органов внутренних дел, восстановленному на службе в органах внутренних дел, выплачивается не полученное (недополученное) им за время вынужденного прогула денежное довольствие, установленное по замещаемой им ранее должности в органах внутренних дел, и (или) компенсируется разница между денежным довольствием, получаемым им по последней должности в органах внутренних дел, и фактическим заработком, полученным в период вынужденного перерыва в службе.

Поскольку в ходе разбирательства по делу суд пришел к выводу о том, что Кениг А.Н. не подлежит восстановлению на службе, требования последнего о выплате ему денежного довольствия за время вынужденного прогула надлежит оставлению без удовлетворения.

Рассматривая требования Кенига А.Н. о взыскании неполученного денежного довольствия за работу сверх нормальной продолжительности служебного времени за период с 01.01.2017 по 30.06.2017 в размере 40 967 рублей 73 копейки, суд приходит к следующему.

В соответствии с ч. 1 ст. 53 Федерального закона от 30.11.2011 № 342-ФЗ служебное время - период времени, в течение которого сотрудник органов внутренних дел в соответствии с правилами внутреннего служебного распорядка федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, его территориального органа, подразделения, должностным регламентом (должностной инструкцией) и условиями контракта должен выполнять свои служебные обязанности, а также иные периоды времени, которые в соответствии с федеральными законами и нормативными правовыми актами федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел относятся к служебному времени.

Нормальная продолжительность служебного времени для сотрудника органов внутренних дел не может превышать 40 часов в неделю, а для сотрудника женского пола, проходящего службу в районах Крайнего Севера, приравненных к ним местностях и других местностях с неблагоприятными климатическими или экологическими условиями, в том числе отдаленных, - 36 часов в неделю. Для сотрудника устанавливается пятидневная служебная неделя (ч. 2 ст. 53 Федерального закона от 30.11.2011 № 342-ФЗ).

В силу ч. 6 ст. 53 Федерального закона от 30.11.2011 № 342-ФЗ сотрудник органов внутренних дел в случае необходимости может привлекаться к выполнению служебных обязанностей сверх установленной нормальной продолжительности служебного времени, а также в ночное время, в выходные и нерабочие праздничные дни в порядке, определяемом федеральным органом исполнительной власти в сфере внутренних дел. В этом случае сотруднику предоставляется компенсация в виде отдыха соответствующей продолжительности в другие дни недели. В случае, если предоставление такого отдыха в данный период невозможно, время выполнения служебных обязанностей сверх установленной нормальной продолжительности служебного времени, а также в ночное время, в выходные и нерабочие праздничные дни суммируется и сотруднику предоставляются дополнительные дни отдыха соответствующей продолжительности, которые по его желанию могут быть присоединены к ежегодному оплачиваемому отпуску. По просьбе сотрудника вместо предоставления дополнительных дней отдыха ему может быть выплачена денежная компенсация.

Согласно ч.ч. 1, 2 статьи 54 Федерального закона от 30.11.2011 № 342-ФЗ режим служебного времени сотрудника органов внутренних дел устанавливается правилами внутреннего служебного распорядка федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, его территориального органа, подразделения. Особенности режима служебного времени сотрудника могут определяться законодательством Российской Федерации, должностным регламентом (должностной инструкцией) и контрактом. Режим служебного времени сотрудника органов внутренних дел должен предусматривать определенное количество служебных и выходных дней в неделю, продолжительность служебного дня и перерыва в течение служебного дня.

Статьей 55 Федерального закона от 30.11.2011 № 342-ФЗ определено, что время отдыха - время, в течение которого сотрудник органов внутренних дел свободен от выполнения служебных обязанностей. Для сотрудника органов внутренних дел устанавливаются следующие виды времени отдыха: перерыв в течение служебного дня, ежедневный отдых, выходные дни (еженедельный непрерывный отдых), нерабочие праздничные дни и отпуска.

Пунктом 8 Порядка привлечения сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации к выполнению служебных обязанностей сверх установленной нормальной продолжительности служебного времени, а также в ночное время, выходные и нерабочие праздничные дни, предоставления сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации дополнительных дней отдыха, утвержденного приказом МВД России от 19.10.2012 № 961, установлено, что продолжительность выполнения сотрудником служебных обязанностей сверх установленной нормальной продолжительности служебного времени определяется исходя из продолжительности выполнения сотрудником служебных обязанностей сверх установленной нормальной продолжительности ежедневной службы, а при суммированном учете служебного времени - сверх установленной нормальной продолжительности служебного времени за учетный период.

Таким образом, в силу приведенных норм для сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации, привлекаемых к выполнению служебных обязанностей сверх установленной нормальной продолжительности служебного времени, а также в ночное время, в выходные и нерабочие праздничные дни установлены дополнительные социальные гарантии в виде отдыха соответствующей продолжительности или выплаты денежной компенсации. При этом перерыв для отдыха и питания не включается в служебное время, поскольку перерыв для отдыха и приема пищи является временем, в течение которого сотрудник освобожден от выполнения служебных обязанностей, в связи с чем при суммированном учете служебного времени, отработанного сотрудником сверх установленной нормальной продолжительности, для определения размера компенсации в виде предоставления сотруднику дополнительных дней отдыха, из расчета служебного времени подлежат исключению часы, отведенные ему для отдыха и приема пищи.

Пунктом 28 Наставления по организации деятельности дежурных частей органов внутренних дел Томской области, утвержденного приказом УМВД России по Томской области от 05.04.2014 № 8дсп, продолжительность несения службы каждой дежурной смены составляет 24 часа. Во время дежурства сотрудникам поочередно предоставляются перерывы для принятия пищи и кратковременного отдыха общей продолжительностью каждому: при 3-сменном дежурстве – 6 часов, при 4-сменном – 4 часа.

Поскольку Кениг А.Н. нес службу при 3-сменном дежурстве, что не оспаривалось сторонами и следует из табеля учета рабочего времени, графика сменности, то продолжительность его служебной смены составляет 18 часов (24 ч. – 6 ч.).

Довод истца о том, что при расчете фактически отработанного им времени сверх установленной нормальной продолжительности служебного времени необходимо учитывать служебное время, равное 24 часам в смену, без вычета времени на прием пищи и отдых сотрудника подразделения (6 часов), суд признает неправомерным.

Довод о том, что в течение времени отдыха ему запрещалось покидать территорию дежурной части подлежит отклонению, поскольку согласно п. 29.1.7 Наставления сотруднику дежурной смены запрещается покидать помещение дежурной службы, за исключением перерывов для приема пищи и кратковременного отдыха, предусмотренных пунктом 28 Наставления.

Согласно представленным табелям учета использования рабочего времени, графикам сменности ДЧ ОП № 4 УМВД России по г.Томску, за период с января 2017 года по июнь 2017 года Кенигом А.Н. отработано следующее количество смен: в январе 2017 года – 3 смены, в феврале 2017 года – 7 смен, в марте 2017 года и апреле 2017 года – по 10 смен, в мае 2017 года и июне 2017 года – по 7 смен.

Таким образом, учитывая часовую продолжительность каждой смены, в указанный период Кенигом А.Н. отработано: в январе 2017 года – 54 часа, в феврале 2017 года – 126 часов, в марте 2017 года и апреле 2017 года – по 180 часов, в мае 2017 года и июне 2017 года – по 126 часов.

В соответствии с производственным календарем на 2017 год, количество часов по норме рабочего времени при 40-часовой рабочей недели составляет: в январе 2017 года – 136 часов, в феврале 2017 года – 143 часа, в марте 2017 года – 175 часов, в апреле 2017 года и мае 2017 года – по 160 часов, в июне 2017 года – 168 часов.

С учетом изложенного, суд приходит к выводу, что переработка Кенига А.Н. сверх нормальной продолжительности служебного времени за указанный период времени составила 25 часов (в марте 2017 года – 5 часов и в апреле 2017 года – 20 часов).

Пунктом 11 Порядка привлечения сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации к выполнению служебных обязанностей сверх установленной нормальной продолжительности служебного времени, а также в ночное время, выходные и нерабочие праздничные дни, предоставления сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации дополнительных дней отдыха, утвержденного приказом МВД России от 19.10.2012 № 961, сотрудники, которым установлен ненормированный служебный день, могут эпизодически привлекаться к выполнению служебных обязанностей сверх установленной для них нормальной продолжительности служебного времени по решению прямого руководителя (начальника). За выполнение указанными сотрудниками служебных обязанностей сверх установленной для них нормальной продолжительности служебного времени компенсация в виде отдыха соответствующей продолжительности не предоставляется. Сотрудникам, которым установлен ненормированный служебный день, предоставляется дополнительный отпуск в соответствии с частью 5 статьи 58 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации".

Дополнительный отпуск за ненормированный служебный день продолжительностью не менее 3 и не более 10 календарных дней предоставляется сотрудникам органов внутренних дел в порядке, устанавливаемом федеральным органом исполнительной власти в сфере внутренних дел (ч.5 ст. 58 Федерального закона от 30.11.2011 № 342-ФЗ)

Привлечение сотрудников, которым установлен ненормированный служебный день, к выполнению служебных обязанностей в ночное время, в выходные и нерабочие праздничные дни, а также предоставление им в связи с таким привлечением компенсации в виде отдыха соответствующей продолжительности осуществляются в соответствии с настоящим Порядком (п.12 Порядка привлечения сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации к выполнению служебных обязанностей сверх установленной нормальной продолжительности служебного времени, а также в ночное время, выходные и нерабочие праздничные дни, предоставления сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации дополнительных дней отдыха, утвержденного приказом МВД России от 19.10.2012 № 961).

Таким образом, по действующему законодательству сотруднику органа внутренних дел, которому установлен ненормированный служебный день, за выполнение служебных обязанностей сверх установленной нормальной продолжительности служебного времени, не полагается компенсация в виде отдыха, поскольку данному сотруднику предоставляется дополнительный отпуск.

Согласно п.10 Контракта о прохождении службы в органах внутренних дел Российской Федерации от 30.11.2014, п.5 должностного регламента, Кенигу А.Н. установлен ненормированный служебный день, в связи с чем за выполнение служебных обязанностей сверх установленной нормальной продолжительности служебного времени в размере 25 часов компенсация в виде отдыха не полагается, истцу предусмотрен дополнительный отпуск за ненормированный служебный день продолжительностью 7 календарных дней.

Приказом начальника УМВД России по г. Томску от 03.07.2017 № 189 л/с Кенигу А.Н. начислена и выплачена компенсация за 3,55 календарных дня неиспользованный дополнительный отпуск за ненормированный служебный день за 2107 год.

При таких обстоятельствах, суд приходит к выводу, что нарушений прав истца ответчиком допущено не было, в связи с чем требование о взыскании неполученного денежное довольствие за работу сверх нормальной продолжительности служебного времени за период с 01.01.2017 по 30.06.2017 удовлетворению не подлежит.

В соответствии со ст. 98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы.

Согласно ст. 88 ГПК РФ судебные расходы состоят из государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела. Размер и порядок уплаты государственной пошлины устанавливаются федеральными законами о налогах и сборах.

Учитывая, что в ходе разбирательства по делу суд пришел к выводу об отказе в удовлетворении заявленных требований, понесенные истцом расходы возмещению не подлежат.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 194-199 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ

иск Кенига А.Н. к УМВД России по г.Томску о признании незаконными приказов о привлечении к дисциплинарной ответственности, восстановлении на службе, выплате денежного довольствия за время вынужденного прогула, денежной компенсации за работу сверх нормальной продолжительности служебного времени удовлетворить частично.

Признать незаконным приказ УМВД России по г.Томску о привлечении к дисциплинарной ответственности от 27.04.2017 № 170 л/с (нко).

В остальной части в удовлетворении требований отказать.

Решение может быть обжаловано в Томский областной суд в течение месяца со дня принятия решения в окончательной форме через Октябрьский районный суд г. Томска.

Судья (подпись)

...

...

...

...

...

...

...

Юридическая консультация при поддержке МинЮст России бесплатно!
Юридическая консультация при поддержке МинЮст России бесплатно! Консультация по трудовым спорам Акция в январе! 2000 рублей бесплатно
Схема работы
  • 01

    Бесплатная консультация

  • 02

    Заключение договора

  • 03

    Представительство в суде

  • 04

    Победное решение

Бесплатная юридическая консультация
+7
Задать вопрос Юрист перезвонит в течение 5 минут
Нажимая кнопку «Задать вопрос», вы принимаете условия
политики обработки персональных данных.

Заявка успешно отправлена!

В ближайшее время с вами свяжется наш юрист и проконсультирует вас.