Задать вопрос
8 800 511 38 27
Бесплатная горячая линия (Москва и регионы РФ)

Решение суда о взыскании суммы материального ущерба, причиненного работодателю № 2-3484/2017 ~ М-2558/2017

Смотреть все судебные практики о Споры о возмещении ущерба, причиненного при использовании трудовых обязанностей

Дело № 2 – 3484/2017

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

21 сентября 2017 года                         город Пермь

Ленинский районный суд г. Перми в составе:

председательствующего судьи Будиловой О.В.,

при секретаре Дёминой А.А.,

с участием представителя истца Артюх К.А.,

ответчика Погожева Д.В.,

представителя ответчика – адвоката Авраменко А.О.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по исковому заявлению закрытого акционерного общества «Уралмостострой» к Погожеву Денису Владимировичу о взыскании суммы материального ущерба, причиненного работодателю,

УСТАНОВИЛ:

ЗАО «Уралмостострой» обратилось в суд с иском к Погожеву Д.В. о взыскании с работника суммы материального ущерба, причиненного в результате утраты материальных ценностей, вверенных работнику, в размере 82 101, 70 рублей (л.д.2-3).

В обоснование заявленных требований истец указал, что в соответствии с трудовым договором от ДД.ММ.ГГГГ. № ответчик состоял в трудовых отношениях с истцом, был принят на работу мастером строительной бригады, трудовой договор был расторгнут ДД.ММ.ГГГГ. по инициативе работника. Между истцом и ответчиком был заключен договор о полной материальной ответственности от ДД.ММ.ГГГГ., в соответствии с которым работник принял на себя полную материальную ответственность за вверенные работодателем материальные ценности. На основании приказа № от ДД.ММ.ГГГГ. в период с ДД.ММ.ГГГГ.-ДД.ММ.ГГГГ. в ЗАО «Уралмостострой» Мостоотряд 123 (филиал) проведена плановая инвентаризация материальных ценностей, по результатам которой установлена недостача вверенных ответчику материальных ценностей: трубы профиля 80*80**5 в количестве 2, 78 тонны на общую сумму 81 101, 70 руб.

Впоследствии в соответствии со ст. 39 ГПК РФ истец изменил исковые требования в сторону уменьшения в связи с установлением факта передачи части трубы от ответчика другому материально ответственному лицу, в связи с чем на дату рассмотрения дела размер недостачи трубы за ответчиком составляет 2,677 тонн, просит взыскать материальный ущерб в сумме 79 402, 55 руб. (л.д.69).

Представитель истца в судебном заседании на удовлетворении заявленных требований настаивал по доводам и основаниям, изложенным в иске с учетом изменений.

Ответчик в судебном заседании иск не признал, пояснил, что фактически недостачи переданной ему в подотчет для покраски трубы не было, поскольку вся труба была отправлена на объект строительства – пешеходные переходы шоссе Космонавтов, с декабря 2014г. до мая 2015г, в том числе и без его (ответчика) участия во время нахождения в отпуске без сохранения заработной платы в указанный период в связи с отсутствием работы.

Представитель ответчика в судебном заседании выразил несогласие с исковыми требованиями, поддержал доводы ответчика.

Заслушав объяснения представителя истца, ответчика, представителя ответчика, показания свидетеля ФИО7 исследовав материалы гражданского дела, суд считает, что исковые требования удовлетворению не подлежат на основании следующего.

Согласно ст. 16 Трудового кодекса РФ трудовые отношения возникают между работником и работодателем на основании трудового договора, заключаемого ими в соответствии с настоящим Кодексом.

В соответствии со ст. 232 Трудового кодекса РФ сторона трудового договора (работодатель или работник), причинившая ущерб другой стороне, возмещает этот ущерб в соответствии с настоящим Кодексом и иными федеральными законами.

Трудовым договором или заключаемыми в письменной форме соглашениями, прилагаемыми к нему, может конкретизироваться материальная ответственность сторон этого договора. При этом договорная ответственность работодателя перед работником не может быть ниже, а работника перед работодателем - выше, чем это предусмотрено настоящим Кодексом или иными федеральными законами.

Расторжение трудового договора после причинения ущерба не влечет за собой освобождения стороны этого договора от материальной ответственности, предусмотренной настоящим Кодексом или иными федеральными законами.

В силу ст. 233 Трудового кодекса РФ материальная ответственность стороны трудового договора наступает за ущерб, причиненный ею другой стороне этого договора в результате ее виновного противоправного поведения (действий или бездействия), если иное не предусмотрено настоящим Кодексом или иными федеральными законами. Каждая из сторон трудового договора обязана доказать размер причиненного ей ущерба.

Работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб. Неполученные доходы (упущенная выгода) взысканию с работника не подлежат (ст.238 Трудового кодекса РФ).

В соответствии со ст. 239 Гражданского кодекса РФ материальная ответственность работника исключается в случаях возникновения ущерба вследствие непреодолимой силы, нормального хозяйственного риска, крайней необходимости или необходимой обороны либо неисполнения работодателем обязанности по обеспечению надлежащих условий для хранения имущества, вверенного работнику.

Согласно ст. 242 Трудового кодекса РФ полная материальная ответственность работника состоит в его обязанности возмещать причиненный работодателю прямой действительный ущерб в полном размере. Материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба может возлагаться на работника лишь в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом или иными федеральными законами.

В силу п.1 ч. 1 ст. 243 Трудового кодекса РФ материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба возлагается на работника, когда в соответствии с настоящим Кодексом или иными федеральными законами на работника возложена материальная ответственность в полном размере за ущерб, причиненный работодателю при исполнении работником трудовых обязанностей.

Статьей 244 Трудового кодекса РФ установлено, что письменные договоры о полной индивидуальной или коллективной (бригадной) материальной ответственности (пункт 2 части первой статьи 243 настоящего Кодекса), то есть о возмещении работодателю причиненного ущерба в полном размере за недостачу вверенного работникам имущества, могут заключаться с работниками, достигшими возраста восемнадцати лет и непосредственно обслуживающими или использующими денежные, товарные ценности или иное имущество.

Перечни работ и категорий работников, с которыми могут заключаться указанные договоры, а также типовые формы этих договоров утверждаются в порядке, устанавливаемом Правительством Российской Федерации.

В соответствии со ст. 11 Федерального закона от 06.12.2011 N 402-ФЗ "О бухгалтерском учете" активы и обязательства подлежат инвентаризации. При инвентаризации выявляется фактическое наличие соответствующих объектов, которое сопоставляется с данными регистров бухгалтерского учета.

Смотреть все судебные практики о Споры о возмещении ущерба, причиненного при использовании трудовых обязанностей

Законодательством о бухгалтерском учете недостача определяется как выявленное при инвентаризации расхождение между фактическим наличием имущества и данными бухгалтерского учета. Поэтому для установления факта недостачи необходимы документы, отражающие фактическое наличие имущества на какую-либо дату, и документы, отражающие наличие имущества по данным бухгалтерского учета на эту дату. Фактическое наличие имущества определяется при проведении инвентаризации.

Согласно ст. 11 Федерального закона от 06.12.2011 N 402-ФЗ "О бухгалтерском учете", п. 22 Приказа Минфина Российской Федерации от 28.12.2001 N 119н "Об утверждении Методических указаний по бухгалтерскому учету материально-производственных запасов", абз. 4 п. 27 Положения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в Российской Федерации, утвержденного Приказом Минфина Российской Федерации от 29.07.1998 N 34н, при смене материально ответственного лица должна быть проведена инвентаризация ТМЦ, о чем должны быть составлены инвентаризационные описи.

Судом установлено, что на основании трудового договора № от ДД.ММ.ГГГГ. Погожев Д.В. состояла в трудовых отношениях с ЗАО «Мостострой» Мостоотряд-123 (л.д.5-6,7) в должности мастера строительной бригады, приказом (распоряжением) л прекращении (расторжении) трудового договора с работником (увольнением) от ДД.ММ.ГГГГ № уволен на основании п.3 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса РФ (л.д.10).

ДД.ММ.ГГГГ между ЗАО «Мостострой» Мостоотряд-123 (работодатель) и мастером Погожевым Д.В. (работник) был заключен письменный договор о полной индивидуальной материальной ответственности (л.д.22), в соответствии с которым работник принимает на себя полную материальную ответственность за недостачу вверенного ему работодателем имущества, а также за ущерб, возникший у работодателя в результате возмещения им ущерба иным лицам (п.1 договора). В соответствии с пп. «а» п.2 договора работодатель обязуется создавать работнику условия, необходимые для нормальной работы и обеспечения полной сохранности вверенного ему имущества.

Из представленных приходных документов – счет-фактуры от ДД.ММ.ГГГГ. (л.д.34), товарной накладной от ДД.ММ.ГГГГ. (л.д.35) следует, что труба профиля 80*80**5 в количестве 11,95 тонны поступила в ЗАО «Мостострой» Мостоотряд-123 ДД.ММ.ГГГГ, на основании приходного ордера № от ДД.ММ.ГГГГ вверена Погожеву Д.В.

На основании приказа от ДД.ММ.ГГГГ № «О проведении инвентаризации товарно-материальных ценностей» (л.д.18-19) в ЗАО «Уралмостострой» Мостоотряд-123 проведена инвентаризация товарно-материальных запасов по состоянию на ДД.ММ.ГГГГ.

Согласно инвентаризационной описи товарно-материальных ценностей № от ДД.ММ.ГГГГ, сличительной ведомости результатов товарно-материальных ценностей № от ДД.ММ.ГГГГ у материально-ответственного лица Погожева Д.В. установлена недостача трубы профиля 80*80**5 в количестве 2,78 тонны на общую сумму 81 101, 70 руб. (л.д.11-13, 14-17).

Из представленной истцом инвентаризационной описи товарно-материальных ценностей № от ДД.ММ.ГГГГ (л.д.149-153) следует, что у материально-ответственного лица Погожева Д.В. по состоянию на ДД.ММ.ГГГГ недостача вверенных ценностей отсутствовала.

Согласно разъяснениям Верховного Суда Российской Федерации, содержащимся в п.4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16.11.2006 N 52 "О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю" к обстоятельствам, имеющим существенное значение для правильного разрешения дела о возмещении ущерба работником, обязанность доказать которые возлагается на работодателя, в частности, относятся: отсутствие обстоятельств, исключающих материальную ответственность работника; противоправность поведения (действия или бездействие) причинителя вреда; вина работника в причинении ущерба; причинная связь между поведением работника и наступившим ущербом; наличие прямого действительного ущерба; размер причиненного ущерба; соблюдение правил заключения договора о полной материальной ответственности.

Если работодателем доказаны правомерность заключения с работником договора о полной материальной ответственности и наличие у этого работника недостачи, последний обязан доказать отсутствие своей вины в причинении ущерба.

В силу абз. 3 п. 5 указанного Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации неисполнение работодателем обязанности по обеспечению надлежащих условий для хранения имущества, вверенного работнику, может служить основанием для отказа в удовлетворении требований работодателя, если это явилось причиной возникновения ущерба.

Исходя из положений ч. 1 ст. 56, ч. 1 ст. 57 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. Доказательства представляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле.

Рассматривая требования истца в соответствии с вышеприведенными нормами суд считает, что истцом (работодателем) в данном случае не были созданы надлежащие условия для хранения вверенного работнику имущества, недоказанности вины Погожева Д.В. в причинении ущерба работодателю.

Так, в ходе судебного разбирательства из объяснений ответчика Погожева Д.В., представленных истцом копий приказов (распоряжений) о предоставлении отпуска работникам от ДД.ММ.ГГГГ., ДД.ММ.ГГГГ., от ДД.ММ.ГГГГ., от ДД.ММ.ГГГГ., от ДД.ММ.ГГГГ., от ДД.ММ.ГГГГ., от ДД.ММ.ГГГГ., от ДД.ММ.ГГГГ., от ДД.ММ.ГГГГ., от ДД.ММ.ГГГГ., от ДД.ММ.ГГГГ., от ДД.ММ.ГГГГ., от ДД.ММ.ГГГГ., от ДД.ММ.ГГГГ., от ДД.ММ.ГГГГ., от ДД.ММ.ГГГГ., от ДД.ММ.ГГГГ., от ДД.ММ.ГГГГ., от ДД.ММ.ГГГГ., от ДД.ММ.ГГГГ., табелей учета рабочего времени Погожева Д.В. следует, что Погожев Д.В. в период с ДД.ММ.ГГГГ. по ДД.ММ.ГГГГ. болел (л.д.90); в период с ДД.ММ.ГГГГ. по ДД.ММ.ГГГГ. (л.д.83, 86, 90) и с ДД.ММ.ГГГГ. по ДД.ММ.ГГГГ. находился в ежегодном оплачиваемом отпуске (л.д.86, 91, 92); в период с ДД.ММ.ГГГГ. по ДД.ММ.ГГГГ., с ДД.ММ.ГГГГ. по ДД.ММ.ГГГГ. находился в отпуске без сохранения заработной платы (л.д.88, 92, 93, 105); в период с ДД.ММ.ГГГГ. по ДД.ММ.ГГГГ. и с ДД.ММ.ГГГГ. по ДД.ММ.ГГГГ. находился в ежегодном оплачиваемом отпуске (л.д.99, 100, 109, 112); с ДД.ММ.ГГГГ. по ДД.ММ.ГГГГ. находился в отпуске без сохранения заработной платы (л.д.115, 101).

В 2016 году в период с ДД.ММ.ГГГГ. по ДД.ММ.ГГГГ., в период с ДД.ММ.ГГГГ. по ДД.ММ.ГГГГ., с ДД.ММ.ГГГГ. по ДД.ММ.ГГГГ., с ДД.ММ.ГГГГ. по ДД.ММ.ГГГГ., с ДД.ММ.ГГГГ. по ДД.ММ.ГГГГ., с ДД.ММ.ГГГГ. по ДД.ММ.ГГГГ., с ДД.ММ.ГГГГ. по ДД.ММ.ГГГГ., с ДД.ММ.ГГГГ. по ДД.ММ.ГГГГ. Погожев Д.В. находился в отпуске без сохранения заработной платы (л.д.116, 118, 121, 125, 128, 131, 134, 136, 141, 143, 144, 147);

Также из объяснений представителя истца, ответчика Погожева Д.В. в судебном заседании установлено, что вверенная под отчет Погожеву Д.В. труба ввиду ее больших размеров не могла быть помещена в запираемый склад, где расположен участок антикоррозийной обработки; хранилась на территории базы, которая огорожена, оборудована шлагбаумом на выезде, осуществляется охрана двумя охранниками. Разрешительным документом для вывоза товарно-материальных ценностей с базы является требование-накладная, копия которой должна оставаться у охранника.

Вместе с тем, на время отсутствия Погожева Д.В. – нахождение в ежегодном оплачиваемом отпуске и в отпуске без сохранения заработной платы, период которых составляет значительное количество времени с января 2015 года по декабрь 2016 года, во время которых ответчик не имел возможности контролировать движение вверенной ему трубы, лицо, замещающее Погожева Д.В., работодателем в установленном порядке не назначалось, исполнение обязанностей ответчика, в том числе по оформлению отпуска трубы с базы, на другого работника не возлагалось, иное материально ответственное лицо не назначалось, доказательств обратного суду истцом не представлено (ст.56 ГПК РФ).

При этом поставка трубы с базы на объект строительства – пешеходные переходы шоссе Космонавтов фактически осуществлялась и в периоды нахождения Погожева Д.В. в отпуске, что объективно следует из общего журнала работ № реконструкции участка шоссе Космонавтов от р.Мулянка до аэропорта Большое Савино (л.д.170-204), показаний свидетеля Скрябина В.В., который в судебном заседании пояснил, что работал в должности начальника участка Мостоотряда-123. Труба профиля 80*80*5, используемая в строительстве пешеходных переходов, в 2014-2015гг. поступала с базы Мостоотряда-123 частями по заявкам прорабов, начальников участков. Из четырех переходов на трех переходах трубы были смонтированы практически полностью до конца 2014 года, с февраля по май 2015 года работы велись только на строительстве пешеходного перехода №2. В феврале 2015г. труба поступала небольшими партиями, с конца марта 2015 года поступали большие объемы трубы. При этом в накладных были разные единицы измерения – могли быть в тоннах (когда трубу отправлял сам Погожев Д.), могли быть в штуках с указанием длины трубы (когда трубу направлял диспетчер), которые при оприходовании приходилось переводить в тонны. Образовывающиеся отходы трубы в ходе строительства отправляли обратно на базу, где их сращивали, непригодных полностью отходов было мало, но он (Скрябин В.В.) распорядился, чтобы все отходы трубы отправляли обратно на базу. Также пояснил, что в связи с упущениями по проекту фактически при строительстве переходов трубы было использовано больше, в связи с чем приходилось со склада заказывать трубу дополнительно.

В связи с установленными обстоятельствами, учитывая, что в соответствии с требованиями ст. 56 ГПК РФ истцом не представлено доказательств, опровергающих факты отправки трубы с базы в отсутствие Погожева Д.В., а также доказательств, подтверждающих обеспечение работодателем работника (ответчика) условиями для надлежащего исполнения трудовых обязанностей в период его нахождения в отпуске, в том числе в отпуске без сохранения заработной платы, доказательств назначения нового материально ответственного лица за сохранностью ТМЦ с обязательным проведением в данном случае инвентаризации ТМЦ в силу п.27 Положения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в Российской Федерации, утвержденного Приказом Минфина РФ от 29.07.1998 N 34н, п. 22 Методических указаний по бухгалтерскому учету материально-производственных запасов, утвержденных Приказлм Минфина Российской Федерации от 28.12.2001 N 119н, суд приходит к выводу, что истцом не были обеспечены надлежащие условия для хранения имущества, вверенного работнику, что в соответствии со ст. 239 Гражданского кодекса РФ исключает материальную ответственность работника. Также суд отмечает, что ответственность за ненадлежащую организацию первичного учета отпуска и приема товарно-материальных ценностей в отсутствие материально-ответственного работника не может быть возложена на последнего.

Кроме того, вызывает объективные сомнения надлежащее документирование хозяйственных операций истца и, как следствие, достоверность результатов инвентаризации товарно-материальных ценностей от ДД.ММ.ГГГГ, поскольку в инвентаризационной описи товарно-материальных ценностей № от ДД.ММ.ГГГГ. указано: по данным бухгалтерского учета труба профиль 80*80*5 2,768 тонн на сумму 82 101, 70 руб., фактическое наличие – отсутствует полностью (л.д.12). Однако, в ходе судебного разбирательства представителем истца представлена накладная на внутреннее перемещение, передачу товаров, тары № от ДД.ММ.ГГГГ. (л.д.70), согласно которой Погожевым Д.В. со склада ФИО8. на склад передана труба профиль 80*80*5 количество 0,091 т на сумму 2 669,15 руб. При объективно установленном факте отсутствия у материально ответственного работника Погожева Д.В. по состоянию на ДД.ММ.ГГГГ. указной трубы, после инвентаризации перемещение указанной ТМЦ невозможно. При этом иные первичные учетные документы передачи трубы со склада на строительный участок, в том числе документы учета перемещения производственных остатков трубы, внутреннего перемещения ТМЦ, позволяющие сделать вывод о достоверности определения размера ущерба, вмененного ответчику, истцом не представлены (ст.56 ГПК РФ). В силу ст. 247 Трудового кодекса РФ обязанностью работодателя является установление не только размера причиненного ущерба, но и причин его возникновения.

На основании изложенного, правовые основания для удовлетворения заявленных требований истца о взыскании с ответчика причиненного материального ущерба отсутствуют.

Руководствуясь ст. ст. 194-198 ГПК РФ, суд

    

РЕШИЛ

В удовлетворении исковых требований закрытого акционерного общества «Уралмостострой» к Погожеву Денису Владимировичу о взыскании суммы материального ущерба, причиненного работодателю, в размере 79 402 руб. 55 коп. отказать.

Решение суда может быть обжаловано в Пермский краевой суд через Ленинский районный суд г. Перми в течение месяца со дня изготовления решения в окончательной форме.

Председательствующий - подпись

<данные изъяты>

<данные изъяты>

Юридическая консультация при поддержке МинЮст России бесплатно!
Юридическая консультация при поддержке МинЮст России бесплатно! Консультация по трудовым спорам с 16 по 30 ноября 1000 руб. бесплатно
Схема работы
  • 01

    Бесплатная консультация

  • 02

    Заключение договора

  • 03

    Представительство в суде

  • 04

    Победное решение

Бесплатная юридическая консультация
+7
Задать вопрос Юрист перезвонит в течение 5 минут
Нажимая кнопку «Задать вопрос», вы принимаете условия
политики обработки персональных данных.

Заявка успешно отправлена!

В ближайшее время с вами свяжется наш юрист и проконсультирует вас.