8 499 577 04 24
Бесплатная консультация Москва
8 800 511 38 27
Другие регионы РФ

Решение суда о взыскании компенсационной выплаты № 2-1734/2017 ~ М-1608/2017

Смотреть все судебные практики о Прочие трудовые споры

Дело № 2-1734/2017

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

27 сентября 2017 года город Саратов

Фрунзенский районный суд города Саратова в составе:

председательствующего судьи Анненковой Т.С.,

при секретаре Сакаевой А.С.,

помощника прокурора Фрунзенского района г. Саратова Савина А.И.,

с участием истца Горитовской И.П., истца Исайчевой О.А., представителя истцов Кузнецовой Е.А., представителя истца Горитовского В.А. – Горитовской И.П., представителя ответчиков Степановой М.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Горитовской И,П., Исайчевой О.А., Горитовского В.А. к ЗАО «Энергомашсервис», ЗАО «УПТК-1», ООО «ПЭК-Саратов», о компенсации морального вреда, Российскому Союзу Автостраховщиков о взыскании компенсационной выплаты,

УСТАНОВИЛ:

Горитовская И.П., Исайчева О.А., Горитовский В.А. обратились в суд с иском к ЗАО «Энергомашсервис», ЗАО «УПТК-1», ООО «ПЭК-Саратов», Российскому Союзу Автостраховщиков о взыскании компенсации морального вреда в размере 1 000 000 руб. в пользу каждого, с Российского Союза Автостраховщиков компенсацию морального вреда в размере 500 0000 руб., ссылаясь на то, что 22 августа 2016 г. на территории базы ЗАО «УПТК-1», промузел Зоринский, водитель Царев О.Н., управляя грузовым автомобилем <данные изъяты> государственный регистрационный знак №, с полуприцепом <данные изъяты> государственный регистрационный знак №, принадлежащий ЗАО «УПТК-1», двигаясь задним ходом допустил наезд на ФИО32., который осуществлял погрузочно-разгрузочные работы. Прижав его задней частью своего автомобиля к задней части стоящего на пути движения автомобилю «<данные изъяты>, государственный регистрационный знак №, водителем которого являлся ФИО33 был смертельно травмирован ФИО18. - муж Горитовской И.П. и отец Исайчевой О.А. и Горитовского В.А., в результате чего им были причинены моральные и нравственные страдания.

Горитовский     А.А. состоял в трудовых отношениях с ЗАО «Энергомашсервис». Работодателем ФИО19 был составлен акт о несчастном случае на производстве. Приговором Саратовского районного суда Саратовской области от 02 февраля 2017 года Царев О.Н. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 262 УК РФ, с назначением наказания в виде 2 лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии – поселение, с лишением права заниматься деятельность, связанной с управлением транспортным средством на срок 2 года.

Согласно трудовому договору №25, заключенному 12 января 2015 года Царев О.Н. состоял в трудовых отношениях с ООО «ПЭК - Саратов» в должности водителя. Приказом №26/1 от 12 января 2015 года генерального директора ООО «ПЭК-Саратов» за Царевым О.Н. закреплено транспортное средство <данные изъяты> государственный регистрационный знак №, с полуприцепом <данные изъяты> государственный регистрационный знак №

Согласно страховому полису ОСАГО серии ЕЕЕ №№ филиала ПАО «Межотраслевой страховой центр» в г. Саратове, срок страхования по которому с 21 февраля 2016 года по 20 февраля 2017 года, собственником транспортного средства <данные изъяты> государственный регистрационный знак №, с полуприцепом <данные изъяты> государственный регистрационный знак № является ЗАО «УПТК-1». 16 июня 2016 года приказом ОД-1871 Банк России отозвал лицензию на осуществление страхования ПАО «Межотраслевой страховой центр» страхования, в связи с чем истцы полагают, что компенсационные выплаты в соответствии со ст. 18 ФЗ от 25 апреля 2002 года №40 – ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» обязан произвести Российский Союз Автостраховщиков.

В ходе рассмотрения дела истцы в порядке ст. 39 ГПК РФ уточнили исковые требования, указав, что с Российского Союза Автостраховщиков в пользу истцов подлежит взысканию не компенсация морального вреда, а компенсационная выплата в размере 500 000 руб. К остальным ответчикам исковые требования остались без изменения.

В судебное заседание истцы Горитовская И.П., Исайчева О.А., представитель истцов Кузнецова Е.А., представителя истца Горитовского В.А. – Горитовская И.П., в уточненные исковые требования поддержали в полном объеме, истцы дополнительно пояснили, что гибелью отца и супруга им причинены нравственные и моральные страдания, выразившиеся в переживаниях о невосполнимой утрате.

Представитель ответчиков Степанова М.В., действующая на основании доверенностей, выданных ЗАО «УПТК-1» №01/17-08/9юр от 10 августа 2017 года, ЗАО «Энергомашсервис» №01/17-08/07 юр от 10 августа 2017 года, ООО «ПЭК-Саратов» от 10 августа 2017 года, в судебном заседании считала возможным удовлетворение исковых требований о взыскании компенсации морального вреда с ООО «ПЭК-Саратов» как с работодателя виновника. В отношении ЗАО «УПТК-1», ЗАО «Энергомашсервис» просит отказать.

Истец Горитовский В.А., извещенный надлежащим образом в судебное заседание не явился, о причинах неявки не сообщил, представил заявление о рассмотрение дела в свое отсутствие.

Представитель ответчика Российского Союза Автостраховщиков в судебном заседание не явился, направил возражения на исковое заявление, в котором просил в удовлетворении исковых требований отказать, указав, что компенсационные выплаты осуществляются только в рамках договора обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, расходовать денежные средства на иные цели, в том числе и по договорам обязательного страхования перевозчика не может. Заявленное истцом событие не является страховым случаем.

Третье лицо Царев О.Н., отбывающий наказание по приговору Саратовского районного суда Саратовской области от 02 февраля 2017 года, извещенный надлежащим образом о дате, месте и времени судебного разбирательства, в судебное заседание не явился, своего представителя в суд не направил.

Выслушав участников процесса, заключение прокурора, полагавшего возможным удовлетворении требований, исследовав материалы дела, суд приходит к следующему.

В соответствии с Конституцией Российской Федерации в Российской Федерации охраняются труд и здоровье людей (часть 2 статьи 7), каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь (часть 1 статьи 41), на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены (часть 3 статьи 37), каждому гарантируется социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца и в иных случаях, установленных законом (часть 1 статьи 39).

Согласно пункту 1 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

    Согласно ч. 1 ст. 1068 Гражданского кодекса Российской Федерации юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей.

В соответствии со статьей 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Владелец источника повышенной опасности может быть освобожден судом от ответственности полностью или частично также по основаниям, предусмотренным пунктами 2 и 3 статьи 1083 настоящего Кодекса.

Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.).

В силу статьи 1084 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный жизни или здоровью гражданина при исполнении договорных обязательств, а также при исполнении обязанностей военной службы, службы в полиции и других соответствующих обязанностей возмещается по правилам, предусмотренным настоящей главой, если законом или договором не предусмотрен более высокий размер ответственности.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1099 Гражданского кодекса Российской Федерации основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными главой 59 и статьей 151 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При определении размера компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред (статья 151 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Статья 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации предусматривает, что размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда.

Как установлено судом и следует из материалов дела, на основании копий свидетельств о рождении, о заключении брака и смерти, погибший 22 августа 2016 года ФИО20. является отцом Исайчевой О.А., 10 ДД.ММ.ГГГГ года рождения и Горитовского В.А., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, супругом Горитовской И.П., ДД.ММ.ГГГГ года рождения.

Исайчева О.А. является инвалидом <данные изъяты> группы по общему заболеванию, что подтверждается справкой серии МСЭ-2013 №№, выданной 26 ноября 2-014 года.

ФИО34 состоял в трудовых отношениях с ЗАО «Энергомашсервис» в должности заведующий складом.

22 августа 2016 года на территории базы ЗАО «УПТК-1», промузел Зоринский, водитель Царев О.Н., управляя грузовым автомобилем «<данные изъяты> государственный регистрационный знак № с полуприцепом <данные изъяты> государственный регистрационный знак №, принадлежащий ЗАО «УПТК-1», двигаясь задним ходом допустил наезд на Горитовского А.А., который осуществлял погрузочно-разгрузочные работы. Прижав его задней частью своего автомобиля к задней части стоящего на пути движения автомобилю <данные изъяты>, государственный регистрационный знак №, водителем которого являлся ФИО35 был смертельно травмирован ФИО21

Приговором Саратовского районного суда Саратовской области от 02 февраля 2017 года следует, что смерть ФИО22. наступила вследствие травм, полученный 22 августа 2016 года при осуществлении погрузочно-разгрузочных работ. Указанным приговором Царев О.Н. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 262 УК РФ, с назначением наказания в виде 2 лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии – поселение, с лишением права заниматься деятельность, связанной с управлением транспортным средством на срок 2 года.

В соответствии с ч. 2 ст. 61 ГПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

Наступление смерти ФИО36 22 августа 2016 года, подтверждается также свидетельством о смерти №

Согласно трудовому договору №25 от 12 января 2015 года Царев О.Н. состоял в трудовых отношениях с ООО «ПЭК - Саратов» в должности водителя.

Согласно страховому полису ОСАГО серии ЕЕЕ №№ филиала ПАО «Межотраслевой страховой центр» в г. Саратове, срок страхования по которому с 21 февраля 2016 года по 20 февраля 2017 года, собственником транспортного средства <данные изъяты> государственный регистрационный знак №, с полуприцепом <данные изъяты> государственный регистрационный знак № является ЗАО «УПТК-1».

Смотреть все судебные практики о Прочие трудовые споры

Согласно п. 22 Постановления Пленума ВС РФ от 26.01.10 года «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» при определении субъекта ответственности за вред, причиненный жизни или здоровью третьих лиц арендованным транспортным средством (его механизмами, устройствами, оборудованием), переданным во владение и пользование по договору аренды (фрахтования на время) транспортного средства с экипажем, необходимо учитывать, что ответственность за вред несет арендодатель, который вправе в порядке регресса возместить за счет арендатора суммы, выплаченные третьим лицам, если докажет, что вред возник по вине арендатора (статьи 632 и 640 ГК РФ). Если же транспортное средство было передано по договору аренды без предоставления услуг по управлению им и его технической эксплуатации, то причиненный вред подлежит возмещению самим арендатором (статьи 642 и 648 ГК РФ).

Как уже было указано, Приказом №26/1 от 12 января 2015 года генерального директора ООО «ПЭК-Саратов» за Царевым О.Н. закреплено арендованное у ЗАО «УПТК-1» транспортное средство <данные изъяты> государственный регистрационный знак №, с полуприцепом <данные изъяты>, государственный регистрационный знак №. Представленный приказ позволяет сделать вывод, что источник повышенной опасности в момент причинения смерти ФИО23. находился в аренде ООО «ПЭК-Саратов».

В соответствии со ст. 648 ГК РФ ответственность за вред, причиненный третьим лицам транспортным средством, его механизмами, устройствами, оборудованием, несет арендатор в соответствии с правилами главы 59 настоящего Кодекса.

В ходе рассмотрения дела истцы в обосновании доводов о несогласии с выводами приговора Саратовского районного суда Саратовской области от 02 февраля 2017 года о виновности только Царева А.А. в гибели Горитовского И.П. и компенсации морального вреда с работодателя умершего, обратились с заявлением к руководителю следственного управления следственного комитета РФ по Саратовской области о привлечении к уголовной ответственности работников ЗАО «Энергомашсервис», допустивших нарушение требований охраны труда.

В силу статей 22, 212 Трудового кодекса Российской Федерации обязанность по обеспечению безопасных условий и охраны труда возлагаются на работодателя.

Доказательств, выразившихся в несоблюдении установленных правил охраны труда работников и обеспечения нормальных безопасных условий труда, истцами представлено не было. В связи с чем, суд полагает, что оснований для взыскания компенсации морального вреда, установленных ст. 22 ТК РФ, согласно которому работодатель обязан возмещать вред, причиненный работникам в связи с исполнением ими трудовых обязанностей, а также компенсировать моральный вред в порядке и на условиях, которые установлены Трудовым кодексом Российской Федерации, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации не имеется.

Таким образом, суд приходит к выводу, что размер компенсации в пользу истцов подлежит взысканию только с ООО «ПЭК-Саратов», поскольку в соотвестии с положениями ч. 1 ст. 1068 Гражданского кодекса Российской Федерации юридическое лицо возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей.

Определяя размер компенсации морального вреда суд исходит из следующего.

Согласно ст. 1100 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случае, когда вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности. При этом размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Суд исходит из того, что вред истцам причинен в связи с утратой близкого родственника, гибель супруга и отца, соответственно, причинила истцам глубокие нравственные и моральные страдания, а ответчик ООО «ПЭК-Саратов», являясь на тот момент арендатором источника повышенной опасности, от воздействия которого наступила смерть ФИО24., несет ответственность за вред, причиненный таким источником, независимо от вины.

В абзаце втором пункта 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 N 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» разъяснено, что моральный вред может заключаться, в частности, в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников.

При рассмотрении требований о компенсации причиненного гражданину морального вреда необходимо учитывать, что размер компенсации зависит от характера и объема причиненных истцу нравственных или физических страданий, степени вины ответчика в каждом конкретном случае, иных заслуживающих внимания обстоятельств и не может быть поставлен в зависимость от размера удовлетворенного иска о возмещении материального вреда, убытков и других материальных требований. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Степень нравственных или физических страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных им страданий (пункт 8 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 г. N 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда»).

Как разъяснено в пункте 32 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 г. N 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина», с учетом того, что причинение вреда жизни или здоровью гражданина умаляет его личные нематериальные блага, влечет физические или нравственные страдания, потерпевший, наряду с возмещением причиненного ему имущественного вреда, имеет право на компенсацию морального вреда при условии наличия вины причинителя вреда. Независимо от вины причинителя вреда осуществляется компенсация морального вреда, если вред жизни или здоровью гражданина причинен источником повышенной опасности (статья 1100 Гражданского кодекса Российской Федерации). При этом суду следует иметь в виду, что, поскольку потерпевший в связи с причинением вреда его здоровью во всех случаях испытывает физические или нравственные страдания, факт причинения ему морального вреда предполагается. Установлению в данном случае подлежит лишь размер компенсации морального вреда. Вместе с тем при рассмотрении дел о компенсации морального вреда в связи со смертью потерпевшего иным лицам, в частности членам его семьи, иждивенцам, суду необходимо учитывать обстоятельства, свидетельствующие о причинении именно этим лицам физических или нравственных страданий. Указанные обстоятельства влияют также и на определение размера компенсации этого вреда. Наличие факта родственных отношений само по себе не является достаточным основанием для компенсации морального вреда. При определении размера компенсации морального вреда суду с учетом требований разумности и справедливости следует исходить из степени нравственных или физических страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред, степени вины нарушителя и иных заслуживающих внимания обстоятельств каждого дела.

В ходе рассмотрения дела и в пояснениях истцов в судебных заседаниях, установлено что гибель мужа и отца истцов является необратимым обстоятельством, нарушающим психическое благополучие жены и детей, влечет состояние субъективного эмоционального расстройства, поскольку утрата близкого человека рассматривается в качестве наиболее сильного переживания, препятствующего социальному функционированию и адаптации лица к новым жизненным обстоятельствам, а также нарушает неимущественное право на семейные связи.

Смерть близкого родственника само по себе является обстоятельством, нарушающим психическое благополучие родственников и членов семьи, а также неимущественное право на родственные и семейные связи, безусловно, является тяжелейшим событием в жизни, неоспоримо причинившим нравственные страдания.

Определяя размер такой компенсации, суд исходит из положений ст. 1101 ГК РФ, а также Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20.12.1994 года N 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда», учитывает фактические обстоятельства дела (факт и степень родственных отношений, обстоятельства, при которых ФИО25 умер), а также степень нравственных страданий истцов, связанных с их индивидуальными особенностями, требования разумности и справедливости, и приходит к обоснованному выводу о том, что взыскании компенсации морального вреда в размере 200 000 руб. каждому из присутствовавших в судебном заседании истцов – Горитовской И.П. и Исайчевой О.А.

Поскольку Горитовский В.А. в судебных заседаниях не присутствовал, в его пользу с ответчика ООО «ПЭК-Саратов» подлежит взысканию компенсация морального вреда в размере 80 000 руб.

Разрешая требования о взыскании компенсационных выплат с Российского Союза Автостраховщиков суд приходит к следующему.

Согласно страховому полису ОСАГО серии ЕЕЕ №0375877165 филиала ПАО «Межотраслевой страховой центр» в г. Саратове, срок страхования по которому с 21 февраля 2016 года по 20 февраля 2017 года, собственником транспортного средства <данные изъяты> государственный регистрационный знак №, с полуприцепом «<данные изъяты> государственный регистрационный знак № является ЗАО «УПТК-1». 16 июня 2016 года приказом ОД-1871 Банк России отозвал лицензию на осуществление страхования ПАО «Межотраслевой страховой центр» страхования.

В обоснование своих требований истец ссылается на пункты 6 и 7 ст. 12 Федерального закона от 25 апреля 2002 года № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» в соответствии с которыми в случае смерти потерпевшего право на возмещение вреда имеют лица, имеющие право в соответствии с гражданским законодательством на возмещение вреда в случае смерти кормильца, при отсутствии таких лиц - супруг, родители, дети потерпевшего, граждане, у которых потерпевший находился на иждивении, если он не имел самостоятельного дохода (выгодоприобретатели). Размер страховой выплаты за причинение вреда жизни потерпевшего составляет 475 тысяч рублей - выгодоприобретателям, указанным в пункте 6 настоящей статьи и не более 25 тысяч рублей в счет возмещения расходов на погребение - лицам, понесшим такие расходы.

Согласно ч. 1 ст. 18 ФЗ от 25 апреля 2002 года № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» компенсационная выплата в счет возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью потерпевшего, осуществляется в случаях, если страховое возмещение по обязательному страхованию не может быть осуществлено вследствие: отзыва у страховщика лицензии на осуществление страховой деятельности.

В соответствии со ст. 3 и 5 ФЗ №125 от 24 июля 1998 « Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» обязательному социальному страхованию от несчатсных случаев на производстве подлежат физические лица, выполняющие работу на основании гражданско-правового договора, предметом которого являются выполнение работ и (или) оказание услуг, договора авторского заказа, подлежат обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, если в соответствии с указанными договорами заказчик обязан уплачивать страховщику страховые взносы. Страховым случаем является подтвержденный в установленном порядке факт повреждения здоровья или смерти застрахованного вследствие несчастного случая на производстве или профессионального заболевания, который влечет возникновение обязательства страховщика осуществлять обеспечение по страхованию.

Из толкования указанных норм следует, что Российский Союз Автостраховщиков осуществляет свою деятельность в рамках договора обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, осуществляет компенсационные выплаты только по договорам обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств и не может расходовать денежные средства на иные цели, в том числе и по договорам обязательного страхования перевозчика.

Таким образом в удовлетворении требований о взыскании компенсационных выплат с Российского Союза Автостраховщиков в пользу истцов следует отказать.

Согласно ч. 1 ст. 98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований.

Согласно ч. 1 ст. 88 ГПК РФ судебные расходы состоят из государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела.

В соответствии с ч. 1 ст. 103 ГПК РФ издержки, понесенные судом в связи с рассмотрением дела, и государственная пошлина, от уплаты которых истец был освобожден, взыскиваются с ответчика, не освобожденного от уплаты судебных расходов, пропорционально удовлетворенной части исковых требований. В этом случае взысканные суммы зачисляются в доход бюджета, за счет средств которого они были возмещены, а государственная пошлина – в соответствующий бюджет согласно нормативам отчислений, установленным бюджетным законодательством Российской Федерации.

С учетом изложенного, с ООО «ПЭК-САРАТОВ» в доход бюджета муниципального образования «Город Саратов» подлежит взысканию государственная пошлина в размере 900 рублей (по 300 рублей за каждого из истцов по требованию неимущественного характера).

Руководствуясь ст. 194 - 199 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ

Исковые требования Горитовской И,П., Исайчевой О.А., Горитовского В.А. удовлетворить частично.

Взыскать с ООО «ПЭК-Саратов» в пользу Горитовской И.П., компенсацию морального вреда в размере 200 000 рублей.

Взыскать с ООО «ПЭК-Саратов» в пользу Исайчевой О.А. компенсацию морального вреда в размере 200 000 рублей.

Взыскать с ООО «ПЭК-Саратов» в пользу Горитовского В.А. компенсацию морального вреда в размере 80 000 рублей.

В удовлетворении остальной части исковых требований к ЗАО «Энергомашсервис», ЗАО «УПТК-1», Российскому Союзу Автостраховщиков отказать.

Взыскать с ООО «ПЭК-Саратов» в доход бюджета муниципального образования «Город Саратов» государственную пошлину в размере 900 рублей.

Решение может быть обжаловано сторонами в апелляционном порядке в Саратовский областной суд с подачей жалобы во Фрунзенский районный суд г. Саратова в течение месяца со дня изготовления решения в окончательной форме - 02 октября 2017 года.

Судья Т.С. Анненкова

Юридическая консультация при поддержке МинЮст России бесплатно!
Юридическая консультация при поддержке МинЮст России бесплатно! Консультация по трудовым спорам Акция в январе! 2000 рублей бесплатно
Схема работы
  • 01

    Бесплатная консультация

  • 02

    Заключение договора

  • 03

    Представительство в суде

  • 04

    Победное решение

Бесплатная юридическая консультация
+7
Задать вопрос Юрист перезвонит в течение 5 минут
Нажимая кнопку «Задать вопрос», вы принимаете условия
политики обработки персональных данных.

Заявка успешно отправлена!

В ближайшее время с вами свяжется наш юрист и проконсультирует вас.