8 499 577 04 24
Бесплатная консультация Москва
8 800 511 38 27
Другие регионы РФ

Решение суда о внесении записей в трудовую книжку № 2-1254/2017 ~ М-936/2017

Смотреть все судебные практики о Прочие трудовые споры

Дело №2-1254/2017

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

22 мая 2017 года                                                             г.Казань

Московский районный суд г. Казани Республики Татарстан в составе:

председательствующего судьи     Шарифуллина В.Р.

при секретаре        Николаевой О.А.,

с участием прокурора      Вавилина М.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Храпаль Л.Р. к Федеральному государственному бюджетному научному учреждению «Институт педагогики, психологии и социальных проблем» о признании увольнения в связи с истечением срока трудового договора незаконным и о восстановлении на работе, о признании трудового договора заключенным на неопределенный срок и взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, процентов за задержку в выплате заработной платы и о компенсации морального вреда, о внесении записей в трудовую книжку,

УСТАНОВИЛ:

Храпаль Л.Р. обратилась в суд с иском к ФГБНУ «Институт проблем национальной и малокомплектной школы Российской академии образования» (в настоящее время ФГБНУ «Институт педагогики, психологии и социальных проблем») с требованиями о защите трудовых прав, о признании незаконным увольнения на основании пункта 2 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации (в связи с истечением срока трудового договора), об обязании работодателя внести соответствующие записи о восстановлении на работе, признании трудового договора заключенным на неопределенный срок, о взыскании суммы среднего заработка за время вынужденного прогула, исходя из ставки 88948 рублей 42 копейки ежемесячно, о взыскании процентов за задержку в выплате заработка 889 рублей ежедневно и о взыскании суммы компенсации морального вреда в размере 50000 рублей. В обоснование иска Храпаль Л.Р. сослалась на те обстоятельства, что приказом от ДД.ММ.ГГГГ №/л, она была принята на работу с ДД.ММ.ГГГГ в ФГНУ «Институт педагогики и психологии профессионального образования» Российской академии образования на должность заместителя директора института, с ней был заключен срочный трудовой договор, сроком до ДД.ММ.ГГГГ, который был продлен неоднократно, дополнительным соглашением от ДД.ММ.ГГГГ - сроком до ДД.ММ.ГГГГ, дополнительным соглашением от ДД.ММ.ГГГГ - сроком до ДД.ММ.ГГГГ, а затем трудовой договор был расторгнут по соглашению сторон с ДД.ММ.ГГГГ. В тот же день ответчиком с истцом был подписан трудовой договор № от ДД.ММ.ГГГГ, со сроком до ДД.ММ.ГГГГ. После истечения указанного срока, ДД.ММ.ГГГГ с Храпаль Л.Р. был заключен трудовой договор №, по условиям которого истица принималась на работу в ФГБНУ «Институт проблем национальной и малокомплектной школы Российской академии образования» на должность заместителя директора со сроком по ДД.ММ.ГГГГ. Прием на работу был оформлен приказом №/л от ДД.ММ.ГГГГ, на основании которого была внесена запись в трудовую книжку о приеме на работу. ДД.ММ.ГГГГ между Храпаль Л.Р. и ФГБНУ «Институт проблем национальной и малокомплектной школы Российской академии образования» было подписано дополнительное соглашение № к трудовому договору, в силу которого срок работы истицы не мог превышать срок окончания полномочий руководителя научной организации, однако, несмотря на подписанное соглашение, определенный трудовым договором срок остался прежним. В период действия данного трудового договора, работодателем предпринимались неоднократные незаконные попытки уволить Храпаль Л.Р. Так, приказом №/л от ДД.ММ.ГГГГ Храпаль Л.Р. была уволена в связи с сокращением штата работников организации на основании пункта 2 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации, а затем восстановлена на работе в прежней должности на основании решения Московского районного суда <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ в прежней должности. В дальнейшем, приказом №/л от ДД.ММ.ГГГГ Храпаль Л.Р. была уволена за прогул на основании подпункта а пункта 6 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации, однако приказом №/л от ДД.ММ.ГГГГ приказ о ее увольнении из ФГБНУ «Институт проблем национальной и малокомплектной школы Российской академии образования» №/л от ДД.ММ.ГГГГ был отменен, Храпаль Л.Р. подлежала восстановлению на работе в прежней должности, но запись о восстановлении на работе работодатель так и не произвел. После выхода на работу ДД.ММ.ГГГГ, ответчик представил для ознакомления приказ №/л от ДД.ММ.ГГГГ об увольнении на основании пункта 2 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации (в связи с истечением срока трудового договора), которое последовало ДД.ММ.ГГГГ и уведомление о прекращении трудового договора в связи с истечением его срока. В результате Храпаль Л.Р. была уволена из организации с ДД.ММ.ГГГГ, при этом записи о восстановлении на работе и об увольнении в трудовой книжке произведены не были. Поскольку истица работала в организации с ДД.ММ.ГГГГ в должности заместителя директора, трудовые отношения многократно продлевались ответчиком, при этом истица курировала вопросы по науке и инновационному развитию, занималась образовательной, научно-педагогической деятельностью, являлась доцентом и относилась к профессорско-преподавательскому составу, трудовые отношения с ней не могли быть прекращены в середине учебного года. Кроме того, Храпаль Л.Р. выполняла государственные задания, была указана в качестве исполнителя в технических заданиях до 2017 года. По изложенным причинам истица посчитала, что заключение с ней срочного трудового договора на срок, не превышающий один год, нарушило ее право на труд, а увольнение - противоречило закону, по причине чего Храпаль Л.Р. обратилась за защитой нарушенных трудовых прав.

В ходе судебного разбирательства Л.Р. Храпаль и ее представитель Р.Г. Тимуршин поддержали и уточнили исковые требования (л.д.122, 238), просили признать увольнение истицы ДД.ММ.ГГГГ на основании пункта 2 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации (в связи с истечением срока трудового договора) незаконным, восстановить Храпаль Л.Р. на работе в прежней должности, признать заключенный с ней трудовой договор № от ДД.ММ.ГГГГ заключенным на неопределенный срок, не превышающий срок трудового договора руководителя ФГБНУ «Институт педагогики, психологии и социальных проблем», взыскать средний заработок за время вынужденного прогула с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ и проценты за задержку в выплате заработной платы, а также компенсировать моральный вред. Среди дополнительных оснований, Храпаль Л.Р. сослалась на то, что уведомление о предстоящем увольнении ей было вручено работодателем только ДД.ММ.ГГГГ, то есть менее чем за 3 дня до предстоящего увольнения, а по почте получено ДД.ММ.ГГГГ, то есть после указанной даты, что является нарушением процедуры увольнения. До настоящего времени должность, которую занимала Храпаль Л.Р. является вакантной, что свидетельствует о необоснованности увольнения истицы и возможности ее восстановления на работе.

Представитель ответчика - адвокат Казначеев А.В. с иском не согласился, представил письменные возражения по заявленным требованиям (т.2, л.д.56), в которых сослался на то, что срок трудового договора № от ДД.ММ.ГГГГ был определен конкретными датами - с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, а основание для заключения срочного трудового договора было внесено в содержание дополнительного соглашения № к трудовому договору, в силу которого срок работы истицы не мог превышать срок окончания полномочий руководителя научной организации. Поскольку все существенные условия срочного трудового договора были соблюдены сторонами, трудовой договор считается заключенным на указанный в нем срок. Ссылку истицы на нарушение порядка увольнения представитель ответчика посчитал необоснованной, так как ДД.ММ.ГГГГ в адрес истицы, которая не выходила на работу, было направлено уведомление о прекращении договора в связи с истечением его срока, по почте, которое было доставлено для вручения в почтовое отделение ДД.ММ.ГГГГ, однако получено истицей лишь ДД.ММ.ГГГГ, что не зависело от ответчика. Кроме того, в первый день выхода Храпаль Л.Р. на работу ДД.ММ.ГГГГ ей было вручено уведомление лично. Таким образом, свою обязанность по уведомлению ответчик выполнил всеми доступными ему способами. С приказом об увольнении Храпаль Л.Р. была ознакомлена, расчет при увольнении с ней был произведен в полном объеме. Поскольку трудовую книжку Храпаль Л.Р. отказалась передавать ответчику в период с 21 по ДД.ММ.ГГГГ, работодателю не представилось возможным произвести в нее запись об увольнении истицы. Факт отказа истицы в предоставлении трудовой книжки работодателю подтверждается актами, заверенными подписями других работников. Письмо с предложением передать трудовую книжку было своевременно направлено истице почтой. Поскольку истица была уволена с соблюдением положений статей 79, 84.1 Трудового кодекса Российской Федерации, представитель ответчика просил суд отказать в удовлетворении иска в полном объеме.

Заслушав объяснения лиц, участвующих в деле, показания свидетеля Доронина С.П., заключение прокурора, полагавшего иск не подлежащим удовлетворению в части признания увольнения незаконным и восстановления истицы на работе, исследовав представленные суду письменные доказательства, оценив их в совокупности, суд находит исковые требования подлежащими частичному удовлетворению.

Статьей 37 Конституции Российской Федерации провозглашается право каждого свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию.

Согласно правовой позиции, изложенной в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации N 19-П от ДД.ММ.ГГГГ, закрепленный статьей 19 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации принцип равенства прав и свобод человека и гражданина не препятствует при осуществлении правового регулирования трудовых отношений устанавливать в федеральном законе особые условия замещения отдельных должностей, если вводимые тем самым различия в правовом статусе лиц объективно оправданны, обоснованны и соответствуют конституционно значимым целям. Различия, исключения или предпочтения в области труда и занятий, основанные на специфических требованиях определенной работы, в соответствии с пунктом 2 статьи 1 Конвенции МОТ N 111 1958 года о дискриминации в области труда и занятий, являющейся в силу статьи 15 (часть 4) Конституции Российской Федерации составной частью правовой системы Российской Федерации, не считаются дискриминацией.

Таким образом, установление в федеральном законе специальных условий замещения определенных должностей (получения определенной работы) не противоречит конституционным требованиям, если оно предопределено особенностями соответствующих должностных полномочий (характером работы).

В соответствии со статьей 58Трудового кодекса Российской Федерации трудовые договоры могут заключаться: на неопределенный срок; на определенный срок не более пяти лет (срочный трудовой договор), если иной срок не установлен настоящим Кодексом и иными федеральными законами.

Срочный трудовой договор заключается, когда трудовые отношения не могут быть установлены на неопределенный срок с учетом характера предстоящей работы или условий ее выполнения, а именно в случаях, предусмотренных частью первой статьи 59 настоящего Кодекса. В случаях, предусмотренных частью второй статьи 59 настоящего Кодекса, срочный трудовой договор может заключаться по соглашению сторон трудового договора без учета характера предстоящей работы и условий ее выполнения.

В силу пункта 7 части 2 статьи 59Трудового кодекса Российской Федерации по соглашению сторон срочный трудовой договор может заключаться с руководителями, заместителями руководителей и главными бухгалтерами организаций, независимо от их организационно-правовых форм и форм собственности.

Согласно статье 336.1 Трудового кодекса Российской Федерации, закрепляющей особенности заключения и прекращения трудового договора с научным работником, трудовые договоры на замещение должностей научных работников могут заключаться как на неопределенный срок, так и на срок, определенный сторонами трудовых договоров.

В силу статьи 336.2 Трудового кодекса Российской Федерации с заместителями руководителя научной организации заключаются срочные трудовые договоры, сроки окончания которых не могут превышать срок окончания полномочий руководителя научной организации.

На основании статьи 79 Трудового кодекса Российской Федерации срочный трудовой договор прекращается с истечением срока его действия. О прекращении трудового договора в связи с истечением срока его действия работник должен быть предупрежден в письменной форме не менее чем за три календарных дня до увольнения, за исключением случаев, когда истекает срок действия срочного трудового договора, заключенного на время исполнения обязанностей отсутствующего работника.

Согласно п. 2 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации основанием прекращения трудового договора является истечение срока трудового договора, за исключением случаев, когда трудовые отношения фактически продолжаются и ни одна из сторон не потребовала их прекращения.

Статьей 84.1 Трудового кодекса Российской Федерации установлен общий порядок оформления прекращения трудового договора, согласно которому прекращение трудового договора оформляется приказом (распоряжением) работодателя.

С приказом (распоряжением) работодателя о прекращении трудового договора работник должен быть ознакомлен под роспись. По требованию работника работодатель обязан выдать ему надлежащим образом заверенную копию указанного приказа (распоряжения). В случае, когда приказ (распоряжение) о прекращении трудового договора невозможно довести до сведения работника или работник отказывается ознакомиться с ним под роспись, на приказе (распоряжении) производится соответствующая запись.

В день прекращения трудового договора работодатель обязан выдать работнику трудовую книжку и произвести с ним расчет в соответствии со статьей 140 настоящего Кодекса. По письменному заявлению работника работодатель также обязан выдать ему заверенные надлежащим образом копии документов, связанных с работой.

Согласно статье 237 Трудового кодекса Российской Федерации моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора.

Судом установлено, что приказом от ДД.ММ.ГГГГ №/л, Храпаль Л.Р. была принята на работу с ДД.ММ.ГГГГ в ФГНУ «Институт педагогики и психологии профессионального образования» Российской академии образования на должность заместителя директора института, с ней был заключен срочный трудовой договор, сроком до ДД.ММ.ГГГГ.

Указанный трудовой договор продлевался дополнительным соглашением от ДД.ММ.ГГГГ - сроком до ДД.ММ.ГГГГ, дополнительным соглашением от ДД.ММ.ГГГГ - сроком до ДД.ММ.ГГГГ, а затем трудовой договор был расторгнут по соглашению сторон с ДД.ММ.ГГГГ.

В тот же день ответчиком с истцом был подписан трудовой договор № от ДД.ММ.ГГГГ, со сроком действия до ДД.ММ.ГГГГ. После истечения указанного срока, трудовые отношения были прекращены на основании пункта 2 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации.

ДД.ММ.ГГГГ Л.Р. Храпаль была уволена по собственному желанию по приказу №/л от ДД.ММ.ГГГГ.

Истица работала в организации с ДД.ММ.ГГГГ в должности заместителя директора, трудовые отношения многократно продлевались ответчиком, при этом Храпаль Л.Р. курировала вопросы по науке и инновационному развитию, занималась образовательной, научно-педагогической деятельностью, являлась доцентом и относилась к профессорско-преподавательскому составу, выполняла государственные задания.

ДД.ММ.ГГГГ с Храпаль Л.Р. был заключен срочный трудовой договор №, по условиям которого истица принималась на работу в ФГБНУ «Институт проблем национальной и малокомплектной школы Российской академии образования» на должность заместителя директора со сроком по ДД.ММ.ГГГГ.

Прием на работу был оформлен приказом №/л от ДД.ММ.ГГГГ, на основании которого была внесена запись в трудовую книжку о приеме на работу.

ДД.ММ.ГГГГ между Храпаль Л.Р. и ФГБНУ «Институт проблем национальной и малокомплектной школы Российской академии образования» было подписано дополнительное соглашение № к трудовому договору, в силу которого срок работы истицы не мог превышать срок окончания полномочий руководителя научной организации, однако, несмотря на подписанное соглашение, определенный трудовым договором срок остался прежним.

В период действия данного трудового договора, работодателем предпринимались неоднократные незаконные попытки уволить Храпаль Л.Р. Так, приказом №/л от ДД.ММ.ГГГГ Храпаль Л.Р. была уволена в связи с сокращением штата работников организации на основании пункта 2 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации, а затем восстановлена на работе в прежней должности на основании решения Московского районного суда <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ в прежней должности.

В дальнейшем, приказом №/л от ДД.ММ.ГГГГ Храпаль Л.Р. была уволена за прогул на основании подпункта а пункта 6 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации, однако приказом №/л от ДД.ММ.ГГГГ приказ о ее увольнении из ФГБНУ «Институт проблем национальной и малокомплектной школы Российской академии образования» №/л от ДД.ММ.ГГГГ был отменен, Храпаль Л.Р. подлежала восстановлению на работе в прежней должности, но запись о восстановлении на работе работодатель так и не произвел.

После выхода на работу ДД.ММ.ГГГГ, ответчик представил для ознакомления Храпаль Л.Р. уведомление о прекращении трудового договора в связи с истечением его срока, о чем истица расписалась собственноручно.

Смотреть все судебные практики о Прочие трудовые споры

Кроме того, ввиду отсутствия Храпаль Л.Р. на рабочем месте, ДД.ММ.ГГГГ в ее адрес было направлено уведомление о прекращении договора (т.1, л.д. 26-27, 32-34), которое было доставлено в почтовое отделение для вручения адресату ДД.ММ.ГГГГ и получено Храпаль Л.Р. ДД.ММ.ГГГГ.

Согласно приказа №/л от ДД.ММ.ГГГГ об увольнении Храпаль Л.Р. на основании пункта 2 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации (в связи с истечением срока трудового договора), ДД.ММ.ГГГГ последовало увольнение истицы.

Оспаривая увольнение, Храпаль Л.Р. сослалась на отсутствие правовых оснований для заключения с ней срочного трудового договора на срок, не превышающий один год и привела те доводы, согласно которым при неоднократном вынужденном для работника продлении срочного трудового договора работодателем, суд вправе применить к отношениям сторон правила договора, заключенного на неопределенный срок. К тому же, как видно из представленного ответчиком трудового договора № от ДД.ММ.ГГГГ с руководителем ФГБНУ «Институт проблем национальной и малокомплектной школы Российской академии образования» Ф.Ш. Мухаметзяновой, срок указанного договора был установлен на период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ.

Как разъяснено судам в пунктах 13 и 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 2 (ред. от ДД.ММ.ГГГГ) "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" если судом при разрешении спора о правомерности заключения срочного трудового договора будет установлено, что он заключен работником вынужденно, суд применяет правила договора, заключенного на неопределенный срок. При установлении в ходе судебного разбирательства факта многократности заключения срочных трудовых договоров на непродолжительный срок для выполнения одной и той же трудовой функции суд вправе с учетом обстоятельств каждого дела признать трудовой договор заключенным на неопределенный срок.

Однако, вопреки требованиям статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Храпаль Л.Р. не представила суду доказательств понуждения ее к заключению срочного трудового договора, напротив, выразив свое несогласие с включением в договор условия об испытании, Храпаль Л.Р. подписала указанный договор на предложенных ею условиях без испытательного срока. Последовательность волеизъявления истицы на подписание срочного трудового договора следует и из факта заключения ею дополнительного соглашения к нему.

Срочный трудовой договор может быть признан правомерным, если имелось соглашение сторон (часть вторая статьи 59 ТК РФ), то есть если он заключен на основе добровольного согласия работника и работодателя.

Вместе с тем, суд не вправе отступить от требования статьи 336.2 Трудового кодекса Российской Федерации, предоставляющей право работодателя на заключение срочных трудовых договоров с заместителями руководителя научной организации, сроки окончания которых не могут превышать срок окончания полномочий руководителя научной организации.

Устанавливая предельный срок срочного трудового договора, законодатель оставляет на усмотрение сторон согласование минимального срока, на который может быть заключен срочный трудовой договор. При этом суд исходит из принципов разумности и добросовестности сторон, действующих при заключении трудового договора. Оценивая срок, на который с Храпаль Л.Р. был заключен трудовой договор № от ДД.ММ.ГГГГ (на период 11 месяцев 23 дня), суд не находит оснований для признания указанного срока дискриминирующим права работника, поскольку его продолжительность является разумной и соответствует сложившейся в организации практике. Учитывая, что определение срока трудового договора с работником, предоставлено законом сторонам трудового договора, суд не имеет правовых оснований самостоятельно определять за них такое существенное его условие, иное противоречило бы принципу свободы договора.

Частью 2 ст. 57 ТК РФ установлено, что причина, послужившая основанием для заключения срочного трудового договора в соответствии с положениями Кодекса или иными федеральными законами, должна указываться в трудовом договоре в качестве его обязательного условия.

Существенным условием срочного трудового договора является условие об основании для его заключения с работником. Такое условие было соблюдено сторонами ДД.ММ.ГГГГ по подписанному между Храпаль Л.Р. и ФГБНУ «Институт проблем национальной и малокомплектной школы Российской академии образования» дополнительному соглашению № к трудовому договору, в силу которого срок работы истицы не мог превышать срок окончания полномочий руководителя научной организации.

Принимая во внимание изложенное, учитывая, что трудовые отношения с Храпаль Л.Р. не могут быть установлены на неопределенный срок, суд не имеет правовых оснований для удовлетворения заявленного иска в части признания срочного трудового договора заключенным на неопределенный срок.

В силу п. 2 ч. 1 ст. 77 и ст. 79 Трудового кодекса Российской Федерации срочный трудовой договор прекращается с истечением срока его действия. О прекращении трудового договора в связи с истечением срока его действия работник должен быть предупрежден в письменной форме не менее чем за три календарных дня до увольнения, за исключением случаев, когда истекает срок действия трудового договора, заключенного на время выполнения обязанностей отсутствующего работника.

Прекращение трудового договора в связи с истечением срока его действия (пункт 2 части первой статьи 77, части первая и третья статьи 79 Трудового кодекса Российской Федерации) соответствует общеправовому принципу стабильности договора. Работник, давая согласие на заключение трудового договора в предусмотренных законом случаях на определенный срок, знает о его прекращении по истечении заранее оговоренного периода. Расторжение трудового договора производится при наступлении определенного события - истечения установленного срока действия трудового договора. Это обстоятельство не связано с инициативой работодателя и наступает независимо от его воли. Указанная правовая позиция нашла свое отражение в Определении Конституционного Суда РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 1854-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки СадвакА. А. М. на нарушение ее конституционных прав положениями статей 77 и 79 Трудового кодекса Российской Федерации".

ДД.ММ.ГГГГ в адрес Храпаль Л.Р., которая находилась в вынужденном прогуле, по почте было направлено уведомление о прекращении договора в связи с истечением его срока, которое было доставлено для вручения в почтовое отделение ДД.ММ.ГГГГ, однако получено истицей лишь ДД.ММ.ГГГГ, что не зависело от ответчика. Кроме того, в первый день выхода истицы на работу ДД.ММ.ГГГГ, ей было вручено уведомление лично. Таким образом, свою обязанность по уведомлению ответчик выполнил всеми доступными ему способами.

Учитывая, что судом не было установлено каких-либо нарушений процедуры увольнения истицы с должности заместителя директора ФГБНУ «Институт педагогики, психологии и социальных проблем», заявленное требование о восстановлении ее на работе удовлетворено быть не может.

Храпаль Л.Р. была уволена из организации с ДД.ММ.ГГГГ, при этом записи о восстановлении на работе (по факту ее увольнения за прогул ДД.ММ.ГГГГ) и об увольнении за истечением срока срочного трудового договора, в трудовой книжке произведены не были.

Согласно журналу учета трудовых книжек (т.1, л.д.222-223), Храпаль Л.Р. получила трудовую книжку на руки ДД.ММ.ГГГГ и в дальнейшем не предъявляла ее работодателю, в том числе при увольнении ДД.ММ.ГГГГ (т.1, л.д. 216-218).

Однако, как следует из объяснений Храпаль Л.Р., она неоднократно пыталась передать свою трудовую книжку работодателю для внесения в нее соответствующих записей, на что начальник отдела кадров М.Б. Иралин отказался у нее принимать документ. На что Храпаль Л.Р. письменно обратилась к руководителю организации с заявлением, в котором просила принять ее трудовую книжку.

Доводы истицы подтверждаются показаниями допрошенного в судебном заседании в качестве свидетеля С.П. Доронина, который подтвердил, что в его присутствии ДД.ММ.ГГГГ начальник отдела кадров ФГБНУ «Институт педагогики, психологии и социальных проблем» отказался принимать трудовую книжку.

Вместе с тем работодатель должен в обязательном порядке внести запись в трудовую книжку о прекращении трудового договора. Запись о прекращении трудового договора вносится в трудовую книжку.

Согласно статье 66 ТК РФ в трудовую книжку вносятся сведения о работнике, выполняемой им работе, переводах на другую постоянную работу и об увольнении работника, а также основания прекращения трудового договора и сведения о награждениях за успехи в работе.

Запись о расторжении трудового договора заверяется подписью работника, ответственного за ведение трудовых книжек, печатью работодателя и подписью увольняемого работника (п. 35 Постановления Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 225 "О трудовых книжках").

Поскольку ФГБНУ «Институт педагогики, психологии и социальных проблем» уклонилось от внесения в трудовую книжку истицы записей о признании недействительной записи об увольнении под № (на основании подпункта «а» пункта 6 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации) и записи о восстановлении на работе в прежней должности, а также не произвело следующую за ней запись об увольнении на основании приказа о прекращении трудового договора с работником №/л от ДД.ММ.ГГГГ (на основании пункта 2 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации), суд находит иск Храпаль Л.Р. в указанной части обоснованным и подлежащим удовлетворению.

В силу статьи 237 Трудового кодекса Российской Федерации моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора.

При указанных обстоятельствах, поскольку имело место нарушение трудовых прав истицы, суд считает разумным и справедливым определить размер компенсации морального вреда в сумме 3000 рублей.

Требование о взыскании с ответчика заработной платы за время вынужденного прогула за период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ и процентов за задержку в ее выплате удовлетворению не подлежит, поскольку имевшее место увольнение истицы с ДД.ММ.ГГГГ было оценено судом как соответствующее действующему законодательству. Не внесение записи об увольнении в соответствующую графу трудовой книжки само по себе не свидетельствует о затруднении при поступлении на работу. Работник должен представить доказательства возникших трудностей - назвать конкретные организации, отказавшиеся принять его на работу в связи с внесением записи в несоответствующую графу в трудовой книжке. Истица в обоснование своих доводов о невозможности трудоустроиться на новое место работы по вышеуказанной причине, доказательств не представила, судом их также установлено не было.

Ранее Храпаль Л.Р. обращалась в суд с иском о взыскании с ответчика - ФГБНУ «Институт проблем национальной и малокомплектной школы Российской академии образования» средней заработной платы за время вынужденного прогула, за период времени с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, а также процентов за задержку выплаты заработной платы. Определением Московского районного суда <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ судом был принят отказ Храпаль Л.Р. от иска. При этом истице было разъяснено судом, что повторное заявление требований за указанный период не допускается.

Правильность расчетов по выплаченной Храпаль Л.Р. при увольнении заработной платы и иных причитающихся денежных сумм (т.1, л.д. 224-226) были предметом исследования Государственной инспекции труда по <адрес> (т.1, л.д.191-193), а также судом, который не нашел нарушений требований действующего законодательства.

При таких обстоятельствах заявленные требования о взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула и компенсации за задержку в выплате заработной платы не подлежат удовлетворению судом.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 194-198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд

РЕШИЛ

Исковые требования Храпаль Л.Р. к Федеральному государственному бюджетному научному учреждению «Институт педагогики, психологии и социальных проблем» о признании увольнения в связи с истечением срока трудового договора незаконным и о восстановлении на работе, о признании трудового договора заключенным на неопределенный срок и взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, процентов за задержку в выплате заработной платы и о компенсации морального вреда, о внесении записей в трудовую книжку - удовлетворить частично.

Обязать Федеральное государственное бюджетное научное учреждение «Институт педагогики, психологии и социальных проблем» внести в трудовую книжку Храпаль Л.Р. запись о признании недействительной записи об увольнении под № (на основании подпункта «а» пункта 6 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации) и произвести запись о восстановлении на работе в прежней должности; произвести запись об увольнении на основании приказа о прекращении трудового договора с работником №/л от ДД.ММ.ГГГГ (на основании пункта 2 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации).

Взыскать с Федерального государственного бюджетного научного учреждения «Институт педагогики, психологии и социальных проблем» в пользу Храпаль Л.Р. 3000 рублей в счет компенсации морального вреда, причиненного нарушением трудовых прав работника.

В удовлетворении иска Храпаль Л.Р. к Федеральному государственному бюджетному научному учреждению «Институт педагогики, психологии и социальных проблем» о признании увольнения в связи с истечением срока трудового договора незаконным и о восстановлении на работе, о признании трудового договора заключенным на неопределенный срок и взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, процентов за задержку в выплате заработной платы - отказать.

Решение суда вступает в законную силу по истечении срока на апелляционное обжалование и может быть обжаловано в Верховный суд РТ в течение месяца через Московский районный суд <адрес> со дня постановления решения в окончательной форме.

Судья:        В.Р. Шарифуллин

Юридическая консультация при поддержке МинЮст России бесплатно!
Юридическая консультация при поддержке МинЮст России бесплатно! Консультация по трудовым спорам Акция в январе! 2000 рублей бесплатно
Схема работы
  • 01

    Бесплатная консультация

  • 02

    Заключение договора

  • 03

    Представительство в суде

  • 04

    Победное решение

Бесплатная юридическая консультация
+7
Задать вопрос Юрист перезвонит в течение 5 минут
Нажимая кнопку «Задать вопрос», вы принимаете условия
политики обработки персональных данных.

Заявка успешно отправлена!

В ближайшее время с вами свяжется наш юрист и проконсультирует вас.