1. Юридическая консультация
  2. Судебная практика и акты
  3. Судебная практика по трудовым спорам
  4. Прочие трудовые споры
  5. Решение суда о привлечении к дисциплинарной ответственности незаконными, восстановлении на работе, взыскании задолженности по заработной плате, пособия по временной нетрудоспособности, компенсации за задержку выплаты заработной платы, компенсации морально

Решение суда о привлечении к дисциплинарной ответственности незаконными, восстановлении на работе, взыскании задолженности по заработной плате, пособия по временной нетрудоспособности, компенсации за задержку выплаты заработной платы, компенсации морально



Мотивированное решение изготовлено

20.09.2017

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

18 сентября 2017 года

Верх-Исетский районный суд г.Екатеринбурга Свердловской области в составе председательствующего судьи Реутовой А.А., при секретаре Шапиевой М.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Денисова Дмитрия Андреевича к ООО Завод «ВЕК» о признании приказов о привлечении к дисциплинарной ответственности незаконными, восстановлении на работе, взыскании задолженности по заработной плате, пособия по временной нетрудоспособности, компенсации за задержку выплаты заработной платы, компенсации морального вреда, судебных расходов,

УСТАНОВИЛ:

    Истец обратился в суд с указанным иском, мотивируя требования следующим.

    С 11.10.2016 истец работал в ООО Завод «ВЕК» в должности плотника.

    Приказом № 29 от 24.07.2017 истец был уволен по пп. «а» п. 6 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации за прогул.

    Истец считает данный приказ незаконным, поскольку он в тот период находился в ежегодном оплачиваемом отпуске.

    Просил, уточнив свои требования:

    - признать незаконным и отменить приказ № 19-л от 22.06.2017;

    - признать незаконным и отменить приказ № 29 от 24.07.2017;

    - восстановить истца на работе в должности плотника;

    - внести изменения в трудовой договор № 5 от 11.10.2016 в п.11, дополнив «третьего разряда»;

    - взыскать с ответчика задолженность по заработной плате (в том числе за изменение трудовой функции, районный коэффициент, за вынужденный прогул) в размере 22 378 рублей 32 копейки;

    - взыскать с ответчика компенсацию за задержку выплаты заработной платы в размере 1 315 рублей 16 копеек за период с 10.11.2016 по 25.07.2017;

- взыскать с ответчика компенсацию за задержку выплаты заработной платы в размере 737 рублей 74 копейки за период с 26.07.2017 по 18.09.2017;

- взыскать с ответчика расходы на приобретение спецодежды (ботинки) в размере 1 999 рублей;

    - взыскать с ответчика компенсацию морального вреда в размере 50 000 рублей;

    - взыскать с ответчика расходы на оплату услуг представителя в размере 10 000 рублей.

    В судебном заседании истец, его представитель, исковые требования поддержали по предмету и основаниям, просили иск удовлетворить в полном объеме. От требования о взыскании пособия по временной нетрудоспособности истец отказался, производство по делу в данной части иска было прекращено, о чем вынесено соответствующее определение.

    Представитель ответчика, действующий по доверенности, в судебном заседании исковые требования не признал, в иске просил отказать. Суду пояснил, что отпуск истца не был согласован с работодателем; порядок увольнения в отношении истца был соблюден; у ответчика отсутствовали данные уважительности причин отсутствия истца на рабочем месте.

Заслушав участников процесса и заключение помощника прокурора Верх-Исетского района г.Екатеринбурга Имановой М.К., полагавшей в удовлетворении иска о восстановлении на работе отказать, изучив материалы дела, суд приходит к следующему.

    Установлено судом и не оспаривается сторонами, что 11.10.2016 истец был принят на работу в ООО Завод «ВЕК» на должность плотника с 11.10.2016.

    22.06.2017 работодателем был вынесен приказ № 19-к о наложении дисциплинарного взыскания, которым предусмотрено расторгнуть 19.07.2017 трудовой договор с плотником Денисовым Д.А. в связи с грубым нарушением       работником трудовых обязанностей по пп. «а» п. 6 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации (прогул 06.06.2017, 07.06.2017, 08.06.2017).

    Приказом № 29 от 24.07.2017 истец был уволен по пп. «а» п. 6 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации за прогул.

    Основанием увольнения явились Акты об отсутствии Денисова Д.А. на рабочем месте от 06.06.2017, 07.06.2017, 08.06.2017, докладные записки начальника производственно-диспетчерского бюро <ФИО>6 от 06.06.2017, 14.06.2017, приказ от 22.06.2017 № 19-к «О наложении дисциплинарного взыскания».

    В соответствии со ст. 192 Трудового кодекса Российской Федерации за совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить следующие дисциплинарные взыскания: замечание, выговор, увольнение по соответствующим основаниям.

Дисциплинарное взыскание может быть применено к работнику за нарушение им трудовой дисциплины, то есть за дисциплинарный проступок. Дисциплинарным проступком является виновное, противоправное неисполнение или ненадлежащее исполнение работником возложенных на него трудовых обязанностей (нарушение правил внутреннего трудового распорядка, должностных инструкции, положений, приказов руководителя, технических правил и т. п.).

Неисполнение или ненадлежащее исполнение трудовых обязанностей признаётся виновным, если работник действовал умышленно или по неосторожности.

В соответствии со ст. 193 Трудового кодекса Российской Федерации до применения дисциплинарного взыскания работодатель должен затребовать от работника объяснение в письменной форме. В случае отказа работника дать указанное объяснение составляется соответствующий акт с целью выяснить все обстоятельства совершения дисциплинарного проступка, а также степени вины работника, совершившего проступок. Такое объяснение должно быть затребовано до применения к работнику той или иной меры взыскания.

Не предоставление работником объяснения не является препятствием для применения дисциплинарного взыскания.

Дисциплинарное взыскание применяется не позднее одного месяца со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни работника, пребывания его в отпуске, а также времени, необходимого на учет мнения представительного органа работников.

Приказ (распоряжение) работодателя о применении дисциплинарного взыскания объявляется работнику под расписку в течение трех рабочих дней со дня его издания. В случае отказа работника подписать указанный приказ (распоряжение) составляется соответствующий акт.

О применении дисциплинарного взыскания издаётся приказ (распоряжение). В приказе (распоряжении) должны быть указаны мотивы его применения, то есть конкретный дисциплинарный проступок, за совершение которого работник подвергается взысканию. Работник, подвергшийся взысканию, должен быть ознакомлен с этим приказом (распоряжением) под расписку. Отказ от подписи удостоверяется соответствующим актом.

    Как следует из разъяснений, данных в п. 53 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 № 2, обстоятельством, имеющим значение для правильного рассмотрения дел об оспаривании дисциплинарного взыскания и подлежащим доказыванию работодателем, является соблюдение им при применении к работнику дисциплинарного взыскания вытекающих из статей 1, 2, 15, 17, 18, 19, 54 и 55 Конституции Российской Федерации и признаваемых Российской Федерацией как правовым государством общих принципов юридической, а, следовательно, и дисциплинарной, ответственности, таких как справедливость, равенство, соразмерность, законность, вина, гуманизм; в этих целях работодателю необходимо представить доказательства, свидетельствующие не только о том, что работник совершил дисциплинарный проступок, но и о том, что при наложении взыскания учитывались тяжесть этого проступка и обстоятельства, при которых он был совершен (ч. 5 ст. 192 ТК РФ), а также предшествующее поведение работника, его отношение к труду.

    В силу пп. «а» п.6 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации, трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае однократного грубого нарушения работником трудовых обязанностей - прогула, то есть отсутствия на рабочем месте без уважительных причин в течение всего рабочего дня (смены), независимо от его (ее) продолжительности, а также в случае отсутствия на рабочем месте без уважительных причин более четырех часов подряд в течение рабочего дня (смены).

    Истцом в судебном заседании не оспаривалось, что в период 06.06.2017, 07.06.2017, 08.06.2017 он отсутствовал на рабочем месте, однако, истец полагает, что он находился в очередном отпуске.

    Как следует из пояснений истца, им 05.06.2017 было подано в отдел кадров предприятия заявление о предоставлении ежегодного оплачиваемого отпуска в количестве четырех дней в период с 06.06.2017 по 09.06.2017. Данное заявление было одобрено отделом кадров предприятия. Истец полагает, что подобный отпуск работодатель должен был ему предоставить, поскольку, находясь ранее в очередном оплачиваемом отпуске, истец находился на листке нетрудоспособности.

Согласно разъяснениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации в пп. «д» п. 39 Постановления от 17.03.2004 № 2, если трудовой договор с работником расторгнут по п.п. «а» п. 6 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации за прогул, необходимо учитывать, что увольнение по этому основанию, в частности может быть произведено за самовольный уход в отпуск.

В силу положений ст. ст. 123, 124, 125 Трудового кодекса Российской Федерации отсутствие в графике дополнительного отпуска, то есть отсутствие согласования с работодателем, не позволяет работнику использовать его самовольно.

Учитывая изложенное, следует, что истец, не использовавший отпуск в полном объеме в связи с нахождением на листке нетрудоспособности, имел право на предоставление отпуска, однако, данный отпуск должен быть согласован с работодателем путем издания соответствующего приказа.

Между тем, приказа об отпуске истца работодателем не издавалось, сотрудник отдела кадров, на согласование с которым ссылается истец, не является работодателем истца, и не уполномочен на предоставление отпуска истцу.

    Таким образом, судом установлен факт отсутствия на рабочем месте истца 06.06.2017, 07.06.2017, 08.06.2017.

    По факту отсутствия истца на рабочем месте работодателем был составлен соответствующий акт; затребовано объяснение; приказ о привлечении истца к дисциплинарной ответственности был подписан правомочным лицом.

    Кроме того, работодателем соблюдены сроки наложения взыскания (с учетом времени нахождения его на больничном).

Таким образом, судом установлена законность процедуры привлечения к дисциплинарной ответственности истца; уважительность причины неявки истца на работу не нашла своего подтверждения в ходе судебного следствия.

Таким образом, суд полагает, что у работодателя были основания для привлечения истца к дисциплинарной ответственности в виде увольнения.

    Кроме того, в силу ст. 193 Трудового кодекса Российской Федерации законодатель, предусматривая при наложении дисциплинарного взыскания увольнение как крайнюю меру, обязывает орган, его налагающий, соблюдать вытекающие из ст. ст. 1, 2, 15, 17, 19, 54, 55 Конституции Российской Федерации и признаваемые Российской Федерацией как правовым государством общие принципы юридической, а, следовательно, и дисциплинарной ответственности, такие как справедливость, равенство, соразмерность, законность, вина, гуманизм, соблюдение которых при разрешении трудовых споров об оспаривании дисциплинарного взыскания подлежит доказыванию работодателем, который должен также доказать, что при наложении дисциплинарных взысканий учитывались тяжесть этого проступка, обстоятельства, при которых он был совершен, предшествующее поведение работника, предшествующее отношение работника к труду.

Суд полагает, что при применении дисциплинарного взыскания в виде увольнения, являющегося правомерным, работодатель также учел тяжесть проступка, отношение работника к труду.

По доводам истца о наличии двух приказов об увольнении, суд приходит к следующему.

22.06.2017 работодателем был вынесен приказ № 19-к о наложении дисциплинарного взыскания, которым предусмотрено расторгнуть 19.07.2017 трудовой договор с истцом.

Данный приказ является так называемым «оперативным приказом», который предшествует приказу по личному составу.

В таких оперативных приказах указываются обстоятельства, которые послужили основанием для увольнения, поскольку в приказе об увольнении делается только ссылка на норму закона и указывается дата увольнения.

По существу указанный приказ является основанием для проведения соответствующей процедуры увольнения истца.

Такая процедура ответчиком была проведена и приказом № 29 от 24.07.2017 истец был уволен по пп. «а» п. 6 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации за прогул.

Бесплатная юридическая консультация
+7
Задать вопрос Юрист перезвонит в течение 5 минут
Нажимая кнопку «Задать вопрос», вы принимаете условия
политики обработки персональных данных.

Заявка успешно отправлена!

В ближайшее время с вами свяжется наш юрист и проконсультирует вас.



3 способа получить бесплатную помощь опытных адвокатов
  1. Онлайн помощь снизу справа, дежурный юрист всегда на связи
  2. Горячая линия 8 499 577 04 24 (Москва и МО) 8 800 511 38 27 (регионы РФ)
  3. Консультация юристов на странице бесплатной юридической консультации

Поэтому суд рассматривает законность двух этих приказов в совокупности.

В отрыве от приказа № 29 от 24.07.2017 – приказ № 19-к от 22.06.2017 – правового значения не имеет.

Согласно ст. 394 Трудового кодекса Российской Федерации, в случае признания увольнения или перевода на другую работу незаконными работник должен быть восстановлен на прежней работе органом, рассматривающим индивидуальный трудовой спор.

На основании изложенного, суд отказывает истцу в удовлетворении требований о признании приказов об увольнении недействительными, поскольку данные приказы являются законными и обоснованными; отмене приказов, при том, что правом отмены приказа суд не обладает; восстановлении на работе, поскольку к дисциплинарной ответственности истец был привлечен правомерно, за неисполнение своих должностных обязанностей, ввиду отсутствия на рабочем месте без уважительной причины. Не нарушен был ответчиком и порядок увольнения истца.

Поскольку, как установлено судом ранее, не имеется оснований, предусмотренных ст. 394 Трудового кодекса Российской Федерации, для восстановления истца на работе, отсутствуют основания для взыскания в его пользу среднего заработка за время вынужденного прогула, образовавшегося в связи с указанным увольнением, в связи с чем, в данной части иска суд также отказывает истцу (ст.234, 139 Трудового кодекса Российской Федерации).

По требованию истца о взыскании задолженности по заработной плате суд приходит к следующему.

Согласно ст. 129 Трудового кодекса Российской Федерации, заработная плата (оплата труда работника) - это вознаграждение за труд.

Согласно ст. 22 Трудового кодекса Российской Федерации, работодатель обязан выплачивать в полном размере причитающуюся работникам заработную плату в сроки, установленные в соответствии с настоящим Кодексом, коллективным договором, правилами внутреннего трудового распорядка, трудовыми договорами.

Как следует из понятия трудового договора, изложенного в ст. 56 Трудового кодекса Российской Федерации - это соглашение между работодателем и работником, в соответствии с которым работодатель обязуется своевременно и в полном размере выплачивать работнику заработную плату, а работник обязуется лично выполнять определенную этим соглашением трудовую функцию в интересах, под управлением и контролем работодателя, соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, действующие у данного работодателя.

Согласно Постановления Госкомстата РФ от 05.01.2004 № 1 «Об утверждении унифицированных форм первичной учетной документации по учету труда и его оплаты», табель учета рабочего времени (форма N Т-13) применяется для учета времени, фактически отработанного и (или) неотработанного каждым работником организации, для контроля за соблюдением работниками установленного режима рабочего времени, для получения данных об отработанном времени, расчета оплаты труда, а также для составления статистической отчетности по труду.

Как следует из представленного табеля учета рабочего времени, расчетных листков, истцу оплачено отработанное время. При этом суд отмечает, что истец в судебном заседании пояснил, что ежемесячно получал заработную плату в размере 25 000 рублей.

При этом суд отмечает, что должностной функционал истца не изменился, на иную должность работодатель истца, согласно ст. 72.1 Трудового кодекса Российской Федерации, не переводил, каких-либо соглашений о переводе с работником не заключал, доказательств этому истцом не представлено.

Таким образом, оснований производить истцу доплату за изменение трудовой функции, нет. Более того, суд отмечает, что, согласно штатного расписания, оклад слесаря механосборочных работ составляет 17 470 (17 400) рублей, что не превышает оклад истца.

По требованию истца внести изменения в трудовой договор № 5 от 11.10.2016 в п.11, дополнив «третьего разряда», суд приходит к следующему.

Согласно трудового договора, заключенного между истцом и ответчиком, истец был принят на работу на должность плотника.

В штатном расписании должность указана: плотник.

Оснований для внесения изменений в трудовой договор, предусмотренных ст. 57 Трудового кодекса Российской Федерации, суд не усматривает, поскольку сторонами согласовано название должности именно в том виде, в котором оно указано в трудовом договоре и штатном расписании.

По требованию истца о взыскании задолженности по оплате районного коэффициента, суд приходит к следующему.

Как следует из трудового договора, заключенного между истцом и ответчиком, истцу установлен оклад в размере 20 000 рублей.

Согласно штатного расписания, оклад истца составил 17 400 рублей; районный коэффициент - 2 610 рублей.

В силу ст. 148 Трудового кодекса Российской Федерации, оплата труда на работах в местностях с особыми климатическими условиями производится в порядке и размерах не ниже установленных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права.

Согласно ст. 423 Трудового кодекса Российской Федерации, впредь до приведения законов и иных нормативных правовых актов, действующих на территории Российской Федерации, в соответствие с настоящим Кодексом законы и иные правовые акты Российской Федерации, а также законодательные и иные нормативные правовые акты бывшего Союза ССР, действующие на территории Российской Федерации в пределах и порядке, которые предусмотрены Конституцией Российской Федерации, Постановлением Верховного Совета РСФСР от 12.12.1991 № 2014-1 «О ратификации Соглашения о создании Содружества Независимых Государств», применяются постольку, поскольку они не противоречат настоящему Кодексу.

Федерального закона, устанавливающего размер районного коэффициента и порядок его выплаты, в настоящее время нет. В этой связи продолжают применяться районные коэффициенты, установленные нормативными актами Союза ССР, за исключением местностей, на территориях которых коэффициенты установлены постановлениями Правительства Российской Федерации.

    Так, Постановлением Совета Министров СССР от 21.05.1987г. № 591 «О введении районных коэффициентов к заработной плате рабочих и служащих, для которых они не установлены, на Урале и в производственных отраслях в Северном и Восточном районах Казахской ССР», был установлен Уральский коэффициент (15%).

Данный нормативный акт не отменен, не противоречит Трудовому кодексу РФ, который нормы о районном коэффициенте не содержит.

Районные коэффициенты имеют целью компенсировать дополнительные материальные и физиологические затраты в связи с работой и проживанием в неблагоприятных природно-климатических условиях и представляют собой показатели относительного увеличения заработной платы для установления равенства в оплате за равный труд в зависимости от степени тяжести таких условий. Размер коэффициента показывает, на какую величину должен быть увеличен заработок в соответствующем районе.

Коэффициенты применяются по месту фактической работы независимо от местонахождения организации, в трудовых отношениях с которой состоит работник. Районный коэффициент учитывается во всех случаях исчисления среднего заработка.

Как следует из расчетных листков, истцу выплачивался районный коэффициент, исходя из оклада 17 400 рублей.

Между тем, поскольку трудовым договором истцу установлен оклад в размере 20 000 рублей, соответственно, данный оклад следует считать согласованным. Представитель ответчика в судебном заседании не возражал против данного размера окладной части заработной платы истца.

При этом, как следует из расчетного листка за июль 2017 (л.д.74), расшифровки к расчетному листку, ответчиком был пересчитан истцу районный коэффициент за период с 11.10.2016 по 25.07.2017 исходя из оклада 20 000 рублей.

Сумма начисления районного коэффициента составила 16 777 рублей 15 копеек и была перечислена истцу на основании платежного поручения № № от ДД.ММ.ГГГГ (л.д.211-212).

Таким образом, оснований для взыскания с ответчика в пользу истца невыплаченного районного коэффициента нет, и суд отказывает в удовлетворении данной части иска.

По требованию истца взыскать с ответчика компенсацию за задержку выплаты заработной платы, суд приходит к следующему.

Согласно ст. 236 Трудового кодекса Российской Федерации, при нарушении работодателем установленного срока соответственно выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и (или) других выплат, причитающихся работнику, работодатель обязан выплатить их с уплатой процентов (денежной компенсации) в размере не ниже одной сто пятидесятой действующей в это время ключевой ставки Центрального банка Российской Федерации от не выплаченных в срок сумм за каждый день задержки начиная со следующего дня после установленного срока выплаты по день фактического расчета включительно. При неполной выплате в установленный срок заработной платы и (или) других выплат, причитающихся работнику, размер процентов (денежной компенсации) исчисляется из фактически не выплаченных в срок сумм.

Согласно ч. 1 ст. 55 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов.

Как следует из пояснений истца, данных им в судебном заседании 15.09.2017, истец ежемесячно получал заработную плату в размере 25 000 рублей.

Учитывая, что пояснения истца, данные им в судебном заседании, также являются доказательствами, суд считает установленным, что со стороны работодателя отсутствуют нарушения прав работника, поскольку работодатель должен был уплачивать работнику, с учетом Уральского коэффициента и удержания 13% НДФЛ, не менее 20 010 рублей (с учетом полностью отработанного рабочего времени в месяц). Ответчиком представлены доказательства оплаты истцу заработной платы за отработанный период и оснований для удовлетворения данной части иска нет.

По требованию истца взыскать с ответчика расходы на приобретение спецодежды (ботинки), суд приходит к следующему.

Согласно ст. 221 Трудового кодекса Российской Федерации, на работах с вредными и (или) опасными условиями труда, а также на работах, выполняемых в особых температурных условиях или связанных с загрязнением, работникам бесплатно выдаются прошедшие обязательную сертификацию или декларирование соответствия специальная одежда, специальная обувь и другие средства индивидуальной защиты, а также смывающие и (или) обезвреживающие средства в соответствии с типовыми нормами, которые устанавливаются в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации.

Работодатель имеет право с учетом мнения выборного органа первичной профсоюзной организации или иного представительного органа работников и своего финансово-экономического положения устанавливать нормы бесплатной выдачи работникам специальной одежды, специальной обуви и других средств индивидуальной защиты, улучшающие по сравнению с типовыми нормами защиту работников от имеющихся на рабочих местах вредных и (или) опасных факторов, а также особых температурных условий или загрязнения.

Работодатель за счет своих средств обязан в соответствии с установленными нормами обеспечивать своевременную выдачу специальной одежды, специальной обуви и других средств индивидуальной защиты, а также их хранение, стирку, сушку, ремонт и замену.

Согласно Постановлению Минтруда России от 08.12.1997 № 61 «Об утверждении Типовых отраслевых норм бесплатной выдачи работникам специальной одежды, специальной обуви и других средств индивидуальной защиты», по должности «плотник» не предусмотрена выдача специальной обуви работнику.

При этом суд отмечает, что ссылка истца на ст. 188 Трудового кодекса Российской Федерации является необоснованной.

Учитывая изложенное, суд приходит к выводу, что работодатель не обязан был обеспечивать истца специальной обувью, и, соответственно, возмещать ему расходы на приобретение ботинок и отказывает в данной части требований.

По требованию истца о взыскании компенсации морального вреда, суд приходит к следующему.

В соответствии со ст. 237 Трудового кодекса Российской Федерации, моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора. В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

Пункт 63 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 № 2 предусматривает, что суд вправе удовлетворить требование работника о компенсации морального вреда, причиненного ему любыми неправомерными действиями или бездействием работодателя.

Факт причинения ответчиком морального вреда истцу вызывает сомнения, поскольку истец был уволен правомерно, а учитывая, что требование о возмещении морального вреда является производным от требования о восстановлении на работе, суд истцу отказывает в удовлетворении данного требования. Кроме того, судом установлено, что истцу выплачены денежные суммы в полном объеме и оснований для удовлетворения данного требования нет.

    В силу ст. 98 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить другой стороне все понесенные по делу судебные расходы.

    С ответчика в доход государства не подлежит взысканию государственная пошлина, поскольку в иске истцу отказано; в соответствии с пп.1 п.1 ст. 333.36 НК РФ, истцы по трудовым спорам от уплаты государственной пошлины при подаче иска освобождены.

    Также с ответчика не подлежат взысканию расходы на оплату услуг представителя (ст.100 ГПК РФ), поскольку в иске истцу отказано.

    Иных требований, равно как и иных доводов, сторонами не заявлено.

Руководствуясь ст.ст. 12, 194-198, 209 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд

РЕШИЛ

Иск Денисова Дмитрия Андреевича к ООО Завод «ВЕК» о признании приказов о привлечении к дисциплинарной ответственности незаконными, восстановлении на работе, взыскании задолженности по заработной плате, пособия по временной нетрудоспособности, компенсации за задержку выплаты заработной платы, компенсации морального вреда, судебных расходов, оставить без удовлетворения.

Решение в течение месяца со дня вынесения решения в окончательной форме может быть обжаловано в апелляционном порядке в Свердловский областной суд через суд, вынесший решение.

Судья




задать вопрос юристу