8 499 577 04 24
Бесплатная консультация Москва
8 800 511 38 27
Другие регионы РФ

Решение суда о компенсации морального вреда № 2-3049/2017 ~ М-2204/2017

Смотреть все судебные практики о Прочие трудовые споры

дело № 2-3049/2017

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

28 июня 2017 года г.Челябинск

Курчатовский районный суд г. Челябинска в составе:

председательствующего судьи         Потехиной Н.В.

при секретаре                     Данишкиной Н.А.

рассмотрев в открытом судебном заседании с участием прокурора Жинжиной Т.Н. гражданское дело по иску Шакиров Т.Б. к ПАО «Челябинский металлургический комбинат» о компенсации морального вреда,

УСТАНОВИЛ:

Шакиров Т.Б. обратился в суд с иском о взыскании с ПАО «Челябинский металлургический комбинат» компенсации морального вреда, связанного с профессиональным заболеванием, в размере 1000000 рублей по тем основаниям, что состоял с ответчиком в трудовых отношениях, работал в условиях воздействия вредных веществ и неблагоприятных производственных факторов, диагностировано профессиональное заболевание, установлена утрата профессиональной трудоспособности 30 %. Вследствие заболевания при дыхании и передвижении испытывает болевые ощущения, вынужден постоянно принимать лекарства.

Истец в судебное заседание не явился, извещен. Представитель истца Сафиев Ю.А. в судебном заседании исковые требования поддержал по основаниям, указанным в иске.

Представитель ответчика ПАО «Челябинский металлургический комбинат» - Василькова Т.А. в судебном заседании возражала против удовлетворения исковых требований, полагая, что заявленный истцом размер компенсации завышен.

Заслушав представителей сторон, исследовав все материалы дела, выслушав заключение прокурора о наличии оснований для частичного удовлетворения иска, суд находит исковые требования Шакиров Т.Б. подлежащими частичному удовлетворению по следующим мотивам.

В соответствии с ч. 3 ст. 37 Конституции РФ, каждый имеет право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены. Согласно ч. 1 ст. 41 Конституции РФ, каждый имеет право на охрану здоровья.

Согласно ст. 212 ТК РФ, обязанности по обеспечению безопасных условий и охраны труда возлагаются на работодателя.

Статьей 22 ТК РФ предусмотрена обязанность работодателя возмещать вред, причиненный работникам в связи с исполнением ими трудовых обязанностей, а также компенсировать моральный вред в порядке и на условиях, которые установлены Трудовым кодексом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Согласно п.3 ст. 8 ФЗ от 24.07.1998 № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» возмещение застрахованному морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, осуществляется причинителем вреда.

В соответствии со ст. 237 ТК РФ моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора.

При возникновении спора размер компенсации морального вреда определяется судом.

В ходе судебного разбирательства установлено, что Шакиров Т.Б. в период с 25.01.1970 по 04.12.1973 и с 22.11.1979 по 29.06.2012 работал в ПАО «Челябинский металлургический комбинат» в различных должностях, что подтверждается копией трудовой книжки (л.д.11-25), справкой ответчика (л.д.93), личной карточкой работника, приказами (л.д.94-120).

Работа истца проходила в условиях воздействия вредных веществ и неблагоприятных производственных факторов, что подтверждается актом о случае профессионального заболевания от 28.02.2012 (л.д.29), описанием условий труда (л.д.32), санитарно-гигиенической характеристикой условий труда (л.д.33-38), картой рабочего места по условиям труда (л.д.87-92). Работа во вредных условиях повлекла утрату профессиональной трудоспособности и развитие профессионального заболевания (л.д.39-справка МСЭ, л.д.40-направление на МСЭ, л.д.44-47-справки, л.д.48-программа реабилитации).

В 2012 году у истца диагностировано профессиональное заболевание, причиной которого послужило длительное воздействие на организм человека вредных производственных факторов, веществ.

Из акта о случае профессионального заболевания следует, что установленное у истца заболевание является профессиональным и возникло в результате конструктивных недостатков оборудования, несовершенства санитарно-технических устройств, запыленности воздуха рабочей зоны.

Наличие вины работника в возникновении у него профессионального заболевания не установлено. На рабочем месте истца зафиксировано превышение предельно допустимых концентраций вредных веществ.

Из санитарно-гигиенической характеристики условий труда работника за 2011 год следует, что условия труда Шакиров Т.Б. связаны с воздействием вредных веществ и факторов, превышающих предельно допустимую концентрацию и предельно допустимые уровни, и не исключают развитие профзаболевания.

Смотреть все судебные практики о Прочие трудовые споры

Степень утраты профессиональной трудоспособности истца вследствие профессионального заболевания установлена в размере 30% сроком по ДД.ММ.ГГГГ, что подтверждается справкой МСЭ-2009 № от ДД.ММ.ГГГГ.

Установленные обстоятельства свидетельствуют о том, что в период выполнения трудовых обязанностей в ПАО «ЧМК» во вредных условиях труда, произошло ухудшение состояния здоровья истца, что не оспаривается ответчиком.

Доказательств отсутствия своей вины в причинении вреда здоровью истца, а также наличия грубой неосторожности потерпевшего, содействовавшей увеличению вреда, ответчиком не представлено. Отсутствуют и доказательства, позволяющие сделать вывод о незначительной степени вины ответчика в причинении вреда здоровью истца и связанного с этим морального вреда.

Поскольку принимаемые работодателем меры безопасности и охране здоровья оказались недостаточными и не исключили полностью влияние вредных производственных факторов на здоровье работника, имеются основания для вывода о наличии вины ответчика в причинении вреда истцу.

    Оценив представленные доказательства в совокупности, суд приходит к выводу о наличии оснований для возложения на ответчика ПАО «Челябинский металлургический комбинат» обязанности по компенсации причиненного истцу морального вреда.

Согласно условиям коллективного договора предприятия, при установлении работнику органами МСЭ утраты профессиональной трудоспособности вследствие профессионального заболевания по вине предприятия работодатель выплачивает работнику в счет возмещения причиненного морального вреда денежную сумму, определяемую в процентном соотношении от среднего заработка работника (10%) (п.7.12) (л.д.73).

Предусмотренная коллективным договором компенсация несоразмерна неблагоприятным последствиям воздействия вредных условий труда на здоровье работника, на чем настаивает сторона истца.

В соответствии с п.1 ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Верховный Суд Российской Федерации в п.32 Постановления Пленума №1 от 26.01.2010 года «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» указал, что причинение вреда жизни или здоровью гражданина умаляет его личные нематериальные блага, влечет физические или нравственные страдания. При этом суду следует иметь в виду, что, поскольку потерпевший в связи с причинением вреда его здоровью во всех случаях испытывает физические или нравственные страдания, факт причинения ему морального вреда предполагается. Установлению в данном случае подлежит лишь размер компенсации морального вреда.

Как указано в п.11 Постановления Пленума ВС РФ № 1 от 26.01.2010г., презумпция вины причинителя вреда предполагает, что доказательства отсутствия его вины должен представить сам ответчик. Потерпевший представляет доказательства, подтверждающие факт увечья или иного повреждения здоровья, размер причиненного вреда, а также доказательства того, что ответчик является причинителем вреда или лицом, в силу закона обязанным возместить вред.

По общему правилу, установленному пунктами 1 и 2 статьи 1064 ГК РФ, ответственность за причинение вреда возлагается на лицо, причинившее вред, если оно не докажет отсутствие своей вины.

Как следует из акта о случае профессионального заболевания, вины работника установлено не было.

В соответствии с п. 63 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 года № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» размер компенсации морального вреда определяется судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела с учетом объема и характера причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости.

Поскольку моральный вред по своему характеру не предполагает возможности его точного выражения в деньгах и полного возмещения, предусмотренная законом компенсация должна отвечать признакам справедливого вознаграждения потерпевшего за перенесенные страдания.

    Принимая во внимание степень вины ответчика, в том числе отсутствие у него умысла на причинение вреда здоровью истца, тяжесть и характер профессионального заболевания истца, степень утраты трудоспособности, отсутствие вины работника, продолжительность периода работы истца у ответчика, учитывая, что Шакиров Т.Б. испытывал и продолжает испытывать физические страдания, нуждается в постоянном лечении, не может вести активный образ жизни, руководствуясь принципами разумности и справедливости, суд полагает необходимым возложить обязанность по компенсации морального вреда истцу на ПАО «Челябинский металлургический комбинат» в размере 100000 рублей.

В соответствии с положениями ст. 98, 100 ГПК РФ в пользу истца с ответчика подлежат взысканию денежные средства в сумме 3000 рублей в возмещение расходов на оплату услуг представителя по составлению иска, сбору и представлению доказательств, представительству в суде первой инстанции.

Согласно п.1 ст. 103 ГПК РФ издержки, понесенные судом в связи с рассмотрением дела, и государственная пошлина, от уплаты которых истец был освобожден, взыскиваются с ответчика, не освобожденного от уплаты судебных расходов, пропорционально удовлетворенной части исковых требований, в связи с чем с ответчика в доход местного бюджета подлежит взысканию сумма госпошлины в размере 300 рублей.

Руководствуясь ст.ст. 12, 194-198 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ

Иск Шакиров Т.Б. удовлетворить частично.

Взыскать с ПАО «Челябинский металлургический комбинат» в пользу Шакиров Т.Б. компенсацию морального вреда - 100000 рублей, судебные расходы – 3000 рублей, всего: 103000 рублей.

Взыскать с ПАО «Челябинский металлургический комбинат» госпошлину в доход местного бюджета в сумме 300 рублей.

Решение может быть обжаловано в Челябинский областной суд в течение месяца с момента составления решения в окончательной форме, через суд, вынесший решение.

Председательствующий

Юридическая консультация при поддержке МинЮст России бесплатно!
Юридическая консультация при поддержке МинЮст России бесплатно! Консультация по трудовым спорам Акция в январе! 2000 рублей бесплатно
Схема работы
  • 01

    Бесплатная консультация

  • 02

    Заключение договора

  • 03

    Представительство в суде

  • 04

    Победное решение

Бесплатная юридическая консультация
+7
Задать вопрос Юрист перезвонит в течение 5 минут
Нажимая кнопку «Задать вопрос», вы принимаете условия
политики обработки персональных данных.

Заявка успешно отправлена!

В ближайшее время с вами свяжется наш юрист и проконсультирует вас.