8 499 577 04 24
Бесплатная консультация Москва
8 800 511 38 27
Другие регионы РФ

Приговор суда по ч. 2 ст. 163 УК РФ № 1-204/2017 | Вымогательство

Смотреть все судебные практики о Приговоры судов по ст. 163 УК РФ Вымогательство

Дело № 1 – 204 / 2017

ПРИГОВОР

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

г. Омск                                     24 июля 2017 года

    

Центральный районный суд г. Омска в составе судьи Клостера Д.А., при секретаре Попковой А.О., с участием:

государственных обвинителей: Вакар Е.А., Абишовой З.А., Федоркиной М.И., Вишневецкой Я.В., Романенко С.В.,

подсудимого Умарова Р.В. его защитника – адвоката Суслина И.А.,

подсудимого Акиева А.Р. его защитников – адвокатов Максимовой И.Л., Эстерлейн О.Ю., Мусаева С.А.

рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела в отношении:

Акиев А.Р., <данные изъяты> ранее судимого:

- <данные изъяты>

Умаров Р.В., <данные изъяты> ранее не судимого,

обвиняемых в совершении преступления, предусмотренного: п. «а, в» ч. 2 ст. 163 УК РФ,

УСТАНОВИЛ:

Акиев А.Р. и Умаров Р.В. совершили вымогательство, то есть требование передачи чужого имущества под угрозой применения насилия, группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия.

Преступление совершено в г.Омске при следующих обстоятельствах:

30.01.2017 с 17 часов 27 минут до 17 часов 35 минут, Акиев А.Р. и Умаров Р.В., вступив между собой в предварительный сговор, направленный на совершение вымогательства, под угрозой применения насилия, с применением насилия к потерпевшему П. Д.В. на автомобиле «Renault» приехали к помещению ООО «Медиа-Плюс», расположенному по адресу: <адрес>. После чего Акиев А.Р. проследовал в помещение ООО «Медиа-Плюс», где находился ранее знакомый П. Д.В., которому при выходе на улицу Акиев А.Р. нанес один удар рукой в голову с целью подавления воли П. Д.В. к сопротивлению. Акиев А.Р. потребовал от П. Д.В. сесть в салон указанного автомобиля, что последний и сделал, опасаясь дальнейшего применения в отношении него насилия. Находясь в салоне автомобиля, реализуя свой совместный с Умаровым Р.В. преступный умысел, Акиев А.Р., достоверно зная об отсутствии у П. Д.В. долговых обязательств перед ним, высказал незаконное требование о передаче денежных средств в сумме 30 000 рублей, из которых потребовал 20 000 рублей передать ему в течении 4-х часов, а 10 000 рублей передать не позднее 28.02.2017. Получив от П. Д.В. отказ в передаче денежных средств, Акиев А.Р., действуя совместно и согласованно с Умаровым Р.В., высказывая в адрес П. Д.В. угрозы физической расправы, нанес не менее 5 ударов рукой по голове П. Д.В.. Во время причинения Акиевым А.Р. телесных повреждений П. Д.В., Умаров Р.В., действуя согласованно с Акиевым А.Р., активно оказывая содействие в реализации их совместного преступного умысла, по указанию Акиева А.Р. продемонстрировал П. Д.В. газовый пистолет «BRIXIA ARMS», который взял в руку и, удерживая в левой руке, правой рукой отвел затвор пистолета в крайнее положении, после чего отпустил затвор, затем направлял ствол пистолета в грудь и голову П. Д.В., производя действия, демонстрирующие наличие магазина в пистолете, имитируя действия по заряжанию данного пистолета, исправность пистолета и его пригодность для производства выстрела, тем самым показывая П. Д.В. намерения применить пистолет в случае отказа от передачи денежных средств Акиеву А.Р.. Данными действиями Умаров Р.В. продемонстрировал угрозу применения насилия в отношении П. Д.В.. В сложившейся обстановке, словесные угрозы Акиева А.Р. о применении насилия, фактическое применение насилия (нанесение ударов Акиевым А.Р.) и угрозу применения пистолета Умаровым Р.В., П. Д.В. воспринял данные действия как реально создающие опасность для его жизни. Агрессивное поведение Акиева А.Р., манипуляции с пистолетом Умарова Р.В., их физическое и численное превосходство, характер угроз, сопровождающихся применением насилия и отсутствие помощи со стороны, давали П. Д.В. реальные основания опасаться угроз применения насилия, высказанных и продемонстрированных в его адрес.

П. Д.В., желая избежать дальнейшего применения в отношении себя насилия со стороны Акиева А.Р. и Умарова Р.В., согласился передать Акиеву А.Р. денежные средства и предложил встретиться позже, на что Акиев А.Р. согласился.

Затем П. Д.В. в установленном законом порядке обратился с заявлением о преступлении в ОП № 10 УМВД России по г. Омску. После чего, 30.01.2017 в период времени с 20 часов 04 минут до 20 часов 08 минут, в ходе телефонного разговора, состоявшегося между Акиевым А.Р. и П. Д.В., Акиев А.Р., продолжая свои совместные и согласованные с Умаровым Р.В. преступные действия, направленные на совершение вымогательства, вновь выразил словесную угрозу применения насилия в отношении П. Д.В. в случае отказа последнего передать Акиеву А.Р. денежные средства в сумме 30 000 рублей.

После чего, 31.01.2017 в период времени с 14 часов 35 минут до 18 часов 50 минут, в ходе оперативно-розыскного мероприятия «оперативный эксперимент», в автомобиле «Renault SR», припаркованного у дома по адресу: <адрес>, при передаче П. Д.В. Акиеву А.Р. денежных средств в сумме 15 000 рублей, сотрудниками полиции были задержаны Умаров Р.В. и Акиев А.Р., у которого в ходе личного досмотра, были обнаружены и изъяты денежные средства в сумме 15 000 рублей, полученные от П. Д.В..

Тем самым Акиев А.Р. и Умаров Р.В., действуя совместно и согласованно, из корыстных побуждений, незаконно требовали от П. Д.В. принадлежащие последнему денежные средства в общей сумме 30 000 рублей.

Подсудимый Акиев А.Р. в судебном заседании пояснил, он ранее был знаком с П. М.В. (братом потерпевшего), когда тот устанавливал кондиционеры у его родственника Ф. (ОСПК «Ласточка»), в связи с этим ему был известен адрес проживания П. М.В.. В ходе общения с Ф. узнал, что П. М.В. брал в ОСПК «Ласточка» под реализацию молочную продукцию, но не рассчитался. Так же ему стала известна сумма долга, примерно около 60 тыс. рублей. 2015 - 2016 года (точно период не помнит) он работал неофициально у Ф. в ОСПК «Ласточка» курьером. Непосредственно Ф. не просил его помощи в истребовании долга с П. М.В., можно сказать, что это была его П. инициатива. Так как он знал, где проживает П. М.В<адрес> то решил заехать и поинтересоваться по поводу возврата долга. Приехав по адресу проживания последнего, из дома вышел мужчина, в ходе общения узнал, что это был П. родной брат должника. Он объяснил П. Д.В. о наличии долга у его брата, который на звонки не отвечает, при этом никакого давления на того не оказывал, угроз не высказывал. Они обменялись номерами телефонов, так же узнал номер П. Максима и уехал, но когда ему позвонил, последний, узнав с кем разговаривает, сразу же сбросил трубку и более на звонки не отвечал. После чего, он решил съездить на работу к П. (<адрес>), стал спрашивать почему его брат не берет трубку. При нем П. позвонил своему брату, но как только он (т.е. Акиев А.Р.) взял трубку, тот сразу же прекратил разговор. П. говорил о том, что не знает, где проживает его брат. Считает, что они обманывали его. Он с ними разговаривал нормально, не угрожал, сказал П., чтобы был на связи, если узнает, где находится его брат Максим. Позже он всё же дозвонился с другого номера до П. Максима, который пояснил, что долг отдадут его родственники, либо брат либо мать. При встрече П. Л.Ф. пояснила, что отдаст деньги за своего сына, будет передавать частями, как только появятся возможность. В последующем П. Л.Ф. трижды перечисляла по 10 тыс. рублей на банковскую карту его друга Р., кроме того он забрал у неё ящики из-под молочной продукции, а также последняя перечислила 2400 рублей за недостающие ящики на банковскую карту А. В дальнейшем он посчитал некорректным требовать оставшийся долг с матери должника, так как в данном вопросе должны были разобраться мужчины. Затем решил вновь встретиться с П., так как сумма долга была около 60 тыс. рублей, сколько точно долг по документам, он не знал, не вдавался в подробности.

30.01.2017 он ездил по своим делам с таксистом К., позвонил своему другу М. с которым заехали за Умаровым Р.В., которому нужно было оформить визу для выезда за границу. Все вместе на автомобиле «Рено» под управлением К. они поехали на <адрес> (номер дома не помнит), где Умаров Р.В. пошел решать вопрос по оформлению необходимых для визы документов. В это время К. продемонстрировал им имеющиеся пистолет, достав его со стороны водительской двери. Он сразу понял, что это игрушка. Данный пистолет был неисправен. К. пояснил, что использовал его в целях самообороны, припугнуть нерадивых клиентов. К. убрал пистолет туда, откуда достал, то есть где-то слева сбоку водительского сиденья. Умаров Р.В. все это время отсутствовал, то есть не знал о наличии указанного пистолета в машине. Затем они поехали в городок «Нефтяники», так как с вахты приехал Р., нужно было снять деньги, которые перечисляла на его карту П. Л.Ф.. В этот день у него не было цели ехать к на работу к П. Д.В. по поводу долга. Так получилось, что водитель К. ввел адрес в навигатор, который проложил путь через <адрес> они (т.е. вместе с Умаровым Р.В. и М.) проезжали по <адрес>, он попросил водителя остановиться у места работы П. Д.В.. Никого в известность о том, что пойдет именно к П. Д.В., он не ставил. Затем он зашел на работу к П. Д.В. и позвал его на улицу, вышел вместе с ним. При этом он последнего не тащил, насилие не применял, ударов никаких не наносил. Он и П. Д.В. сели в автомобиль (он на переднее пассажирское сиденье, П. Д.В. на заднее сиденье). При этом М. вышел из автомобиля и ожидал на улице. В автомобиле между ним и П. Д.В. состоялся разговор об оставшейся сумме долга в размере 30 000 рублей. При этом водитель К. почти сразу вышел из салона автомобиля. П. Д.В. согласился вернуть деньги, при этом его никто не бил, почему тот вышел из автомобиля с красной щекой, не знает. Он только один раз дал ему пощечину, посчитав, что поведение П. Д.В. не совсем адекватное, то есть: «то буду, то не буду отдавать долг». Умаров Р.В. никакого давления на потерпевшего не оказывал, а даже проявил к нему сочувствие. Умаровым Р.В. в ходе разговора с П. Д.В. откуда-то достал пистолет, осмотрел его. Когда он увидел в руках Умарова Р.В. пистолет, сказал ему на русском языке: «дай я его уберу он не рабочий». Затем забрал пистолет и положил на водительское сиденье. Умаров Р.В. не направлял пистолет на потерпевшего, не угрожал им, так как в этом не было необходимости, он просто его осмотрел, т.е. проявил интерес как к оружию. С П. Д.В. договорились по сроку возврата долга. Он (т.е. Акиев) назначил П. Д.В. достаточно короткий срок, так как уже надоело постоянно к тому ездить. П. Д.В. на это согласился и ушел на работу. После они поехали по своим делам и затем разошлись по домам.

Позднее 30.01.2017 он созванивался с П. Д.В. и требовал возврата долга, разговаривал грубо (все высказал), так как был уже зол из-за того, что последний долго не брал трубку. П. Д.В. сказал, что: «завтра встречаемся, отдам деньги».

31.01.2017 он вновь встретился с Умаровым Р.В. и М., чтобы съездить по делам в Сбербанк оформить карточку Умарову Р.В., что они с делали. Они вновь ездили на такси под управлением К.. Когда Умаров Р.В. и М. находились в отделении банка, ему позвонил П. Д.В., сказал что готов отдать долг, он ответил, что заедет как освободиться. После этого они все вместе направились на <адрес> пути следования он созванивался с П. Д.В. с сотового телефона М., но ни тот ни Умаров Р.В. не слышали о чем был разговор, так как громко играла музыка. Когда подъехали на <адрес>, П. Д.В. вышел на улицу, сел в автомобиль и передал ему 15 тыс. рублей, сказав, что оставшиеся 5000 рублей отдаст позднее, на что он согласился и П. Д.В. покинул автомобиль. Затем они все были задержаны сотрудниками полиции. Он считает, что П. Д.В. его оговаривает. Вину в инкриминируемом ему деянии не признает, соглашается с позицией своих защитников, о наличии в его действиях составов преступлений, предусмотренных ст. 330 и ст. 115 УК РФ. Он действительно поступил неправильно ударив потерпевшего, но сделал это, так как был зол на него в связи с длительностью возврата долга. В преступный сговор с Умаровым Р.В не в ступал, решение о том, чтобы заехать на работу к П. Д.В. принял непосредственно, когда проезжал мимо.

По ходатайству государственного обвинителя, в связи с наличием противоречий были оглашены показания Акиева А.Р., данные им при допросе в качестве обвиняемого, из которых следует, что 30.01.2017 он зашел к П. Д.В. на работу, затем пригласил П. Д.В. в автомобиль, при этом П. Д.В. не бил. Они сели в автомобиль, при этом М. вышел из автомобиля, а также вышел водитель - К.. Умаров Р.В. остался, так как не имел шапки. В автомобиле они с Умаровым Р.В. разговаривали на русском и чеченском языках. После того, как он поговорил с П. Д.В., он попросил Умарова Р.В. достать пистолет и сказал по-русски, что пистолет неисправный, чтобы П. Д.В. не боялся, так как пистолет лежат под ногами. Умаров Р.В. на русском языке спросил его о том, что это за пистолет, на что он ответил, что пистолет не работает, пистолет возит с собой таксист - К.. Для чего Умаров Р.В. передернул затвор, он не знает. Умаров Р.В. в П. Д.В. пистолет не направлял. Он не помнит, чтобы Умаров Р.В. производил какие-либо действия с магазином пистолета (т. 2 л.д. 70-71).

По оглашенным показаниям Акиев А.Р. пояснил, что они не соответствуют действительности, он не просил Умарова Р.В. доставать пистолет, не видел, чтобы тот поднимал с пола пистолет, видел только наклон. Так же не подтвердил оглашенные показания относительно манипуляций, которые производил с пистолетом Умаров Р.В. (передернул затвор), пояснив, что давал показания во время адаптации в СИЗО, это были его первые показания, он не достаточно серьезно отнесся к этому. Правдивыми являются показания, данные им в суде.

Подсудимый Умаров Р.В. в судебном заседании вину в инкриминируемом ему деянии не признал, по существу дела пояснил следующее.

31.01.2017 в пятом часу дня он, А., М. приехали в Сбербанк на автомобиле под управлением таксиста К.. Ему нужно было сделать банковскую карточку. В отделении банка пробыл около 40 минут и вышел, был намерен ехать домой. При этом о встрече 31.01.2017 он заранее с Акиевым А.Р. не договаривался, когда узнал, что нужна банковская карта, позвонил последнему, сказал, что нужно в банк. Сам не мог съездить, так как не знал города. По пути следования, он изучал документы, полученные в банке, и не заметил, как они оказались на <адрес> не договаривался с Акиевым А.Р. ехать на <адрес> и вымогать деньги, подобного разговора между ними вообще не было. В дальнейшем они все были задержаны сотрудниками полиции, длительное время находились в отделении полиции, ночевали в кабинете, ни один сотрудник не представился, ему не давали позвонить. Он требовал предоставить адвоката, но ему отказали, оскорбляя на национальной почве, причинили травму. Затем сказали, чтобы пояснил, что просто упал сам. Так же следователь убеждал отказаться от услуг защитника.

В Омске находился с 28.01.2017, приехал оформить визу. Он является гражданин РФ, но всю жизнь до 16 лет жил в Казахстане, хотел уехать в Австрию к матери, ближайшим местом для оформления документов был г.Омск. У него была возможность скрыться, но этого делать не намерен, хочет завершить вопрос с данным уголовным делом.

Относительно обстоятельств, произошедших 30.01.2017, какие-либо пояснения давать отказался на основании ст. 51 Конституции РФ.

По ходатайству защитника Суслина И.А., в судебном заседании исследовались пояснения Умарова Р.В., которые были даны им защитнику Суслину И.А. 15.02.2017.

Так, по событиям 30.01.2017 Умаров Р.В. пояснял, что в этот день около 14:00 Акиев А.Р. подъехал к нему на автомобиле «Рено Логан» белого цвета, за рулем находился парень казахской национальности, а также М. с которым познакомился 28.01.2017 когда тот встречал его вместе с братом на Автовокзале. Далее он сказал, что мне необходимо проехать в место, где делают визы. После чего таксист привез их в указанную организацию. Там он проконсультировался со специалистом, ему дали справки, которые необходимо будет собрать. После чего он сел обратно такси. Акиев А.Р. поинтересовался у него, надо ли ещё ехать куда-нибудь, он ответил, что нет. Он стал, смотреть бумаги, которые необходимо было собрать. В этот момент Акиев показывал маршрут движения таксисту. Они заехали на территорию какой-то организации, огороженной металлическим забором. Акием попросил всех выйти из автомобиля. Он сказал, что не хочет стоять на улице без шапки. На улицу вышел водитель и М.. В этот момент в автомобиль подсел ранее незнакомый парень. Акиев А.Р. стал спрашивать у парня, где его брат, на что тот ответил, что не знает. Акиев А.Р. тому сказал, что должен за брата отдать деньги, на что парень ответил, что у него сейчас денег нет. Акиев А.Р. сказал, что: «у тебя есть четыре часа», и обозначил сумму в 20 000 рублей, а остальные 10 000 рублей в конце февраля 2017 года. Акиев А.Р. сидел на переднем пассажирском сидении, а он сидел на пассажирском сидении позади водительского сидения, а потерпевший сидел справа от него, на заднем правом сидении. Он не видел, чтобы Акиев А.Р. наносил удары потерпевшему. Никакого отношения к П. Д.А. не имеет, никаких требований к тому не предъявлял, более того, никакого пистолета не направлял и не угрожал. В остальной части пояснил, что Акиев А.Р. говорил, что его ни чего не волнует, что бы «бабки были» и что можешь сообщать в полицию, «Надеюсь, ты меня понял». После чего П. Д.А. ушел. Далее водитель и Джохар сели в автомобиль, и они поехали в продуктовый магазин. Затем за ним заехал его брат и они поехали домой (т. 1 л.д. 224-228).

Вышеуказанные, оглашенные пояснения в судебном заседании Умаров Р.В. подтвердил полностью.

Потерпевший П. Д.В. в суде пояснил, что впервые Акиев А.Р. приехал к нему домой с каким-то другом в феврале 2016 года. Когда вышел из дома, тот посмотрел на него, сказал, что это не он. Потом Акиев А.Р. сказал, чтобы он садился в машину. В машине тот сказал ему, что его брат должен ему (т.е. Акиеву А.Р.) денег. В машине Акиев А.Р. начал угрожать расправой по отношению к нему П. и его близким. Акиев А.Р. нецензурно выражался, сказал, что или он или его брат ему вернут деньги. Он сказал найти брата. Речь шла о сумме долга в размере 50 тыс. рублей, за что брат её задолжал, не знает. Акиев А.Р. говорил, что если брат не вернет ему деньги, то он будет за него расплачиваться. Угрозы, высказанные Акиевым А.Р., воспринимал реально, как применение насилия в случае не выполнения требований последнего. Он передал Акиеву А.Р. номер телефона своего брата После чего Акиев А.Р. не появлялся. До этого дня он Акиева А.Р. не знал, никогда не видел.

Он говорил своей матери П. Л.Ф., что с него требуют долг брата. Так же звонил брату, который подтвердил наличие долга. Несколько раз Акиев А.Р. звонил, говорил, чтобы он вернул деньги. Потом звонков не было, он не знал, вернул брат деньги или нет. До июня 2016 года более звонков не было и эта ситуация его не интересовала. Он подумал, что брат рассчитался.

В июне 2016 года Акиев А.Р. вновь ему позвонил, сказал, что брат не рассчитался. Выйдя из отпуска, узнал, что Акиев А.Р. искал его на работе. Он связывался со своим братом, говорил, чтобы тот созвонился с Акиевым А.Р. и все решил. В последующем долг отдала его мать, сколько точно было передано денег, не знает, предполагает, что 50 тыс. рублей. В ходе следствия узнал, что деньги переводились через банкомат, предавались ли Акиеву А.Р. лично деньги, пояснить не может. Какими частями был осуществлен возврат долга, не знает. Акиев А.Р. периодически звонил матери, уточнял, когда будут деньги. Мать ему сказала, что долг погашен полностью, то есть они рассчитались. Более до 30.01.2017 его никто не беспокоил по поводу долга его брата.

30.01.2017 около 17-30ч. к нему на работу на <адрес>, приехал Акиев А.Р., сказал, чтобы он вышел на улицу. Выходя на улицу, через складское помещение Акиев А.Р. нанес ему удар рукой (тыльной стороной ладони) по голове. Он пытался выяснить, зачем тот приехал, но Акиев А.Р. ругался (нецензурно) и говорил, чтобы он шел в машину. На парковке стоял белый седан. С заднего сиденья вышел молодой человек, Акиев сказал тому покурить и он сел на его место, Акиев сел спереди на пассажирское сиденье, а он сидел посередине заднего сиденья. Акиев начал наносить ему удары. На тот момент в машине находился также один человек слева от него и водитель. Акиев стал наносить удары, он пытался выяснить, зачем тот приехал, потому что долг отдали. После первых нанесенных ударов водитель сразу вышел из салона автомобиля. Акиев сказал, что долго отдавали, и теперь хочет возместить потраченное время, спросил, когда и в какой сумме он получает заработную плату. Акиев сказал, чтобы через 4 часа он передал ему 20 тыс. руб. и 28.02.2017 еще 10 тысяч рублей. В это время другой парень, сидящий слева, достал предмет, похожий на пистолет, отвел затвор, произвел еще некоторые манипуляции с ним и убрал обратно. После того, как он сказал, что отдаст деньги, его отпустили и он пошел обратно свое на рабочее место.

Умарова Р.В. он ранее никогда не видел. На тот момент он никого не запомнил из тех лиц, которые были вместе с Акиевым А.Р. и не опознал у следователя. В дальнейшем, во время следственных действий узнал, что молодой человек, который демонстрировал пистолет – это Умаров Р.В.

Находясь в автомобиле, он спрашивал у Акиева, возвращен ли долг в полном объеме. Тот ответил, что всё вернули, но спросил: «Почему так долго?». Акиев сказал: «Ты мне должен денег», он ответил: «Не я же должен». Тогда Акиев ответил, что с брата получил, а теперь он ему должен. Он пояснял, что нет денег, Акиев спросил, когда заработная плата. Пояснив, что получает 8 тыс. руб., Акиев этому не поверил, ударил его, сказал, что он врет, затем обозначил сроки возврата денег; через 4 часа - должен отдать ему 20 тысяч, а в конце следующего месяца еще 10 тысяч рублей, и тогда от него отстанут. На данные требования он согласился, так как ему угрожали, били. Считает, что если бы он не согласился, то они «продолжили бы». Пистолет в автомобиле демонстрировал Умаров Р.В., перезарядил его, направлял примерно секунды на 2 в его сторону, в областьтуловища, потом в сторону головы, затем Умаров Р.В. убрал пистолет. Он разглядел, что пистолет был железным, не пластмассовым. При этом словесные угрозы применения пистолета, не от кого не звучали. Он говорил, что постарается найти деньги, Акиев ответил: «Не старайся, а найди». Место следующей встречи в тот момент не определяли. После того, как он нашел бы деньги, должен был позвонить Акиеву А.Р. и определить место.

Относительно возможности выйти из автомобиля (удержания в машине) потерпевший П. Д.В. пояснил, что слева от него сидел Умаров Р.В., возле задней правой пассажирской двери, стоял человек, которому Акиев А.Р. сказали выйти покурить.

Вернувшись на работу, он зашел к директору, обсудил с ним проблему, тот посоветовал обратиться в полицию. Затем он поехал в отдел полиции № 10, написал заявление. Сотрудники полиции попросили позвонить вымогавшему, чтобы перенести передачу денег на следующий день, то есть на 31.01.2017, что он и сделал. В ходе телефонного разговора с Акиевым А.Р., он сказал, что не можит в данный момент передать деньги, нужно время хотя бы до обеда следующего дня. Тот сказал, что это последнее время, либо кто-то пострадает, имея в виду, что будет расправа, дословно сказав: что «Прольется кровь». Дальше они определились, что он передаст деньги в обеденное время 31.01.2017.

31.01.2017 он поехал на судебно-медицинскую экспертизу снять побои, потом поехал в отдел полиции, где его проинструктировали, как он будет действовать. Ему показали фотографию Акиева А.Р., сказали, что он находится в федеральном розыске. Сотрудники полиции сказали связаться с Акиевым А.Р., назначить время встречи. Они передали ему 15 тыс. рублей. Созвонившись с Акиевым, тот сказал перекинуть деньги на банковскую карту, он пояснил, что у него нет карты. Потом они договорились, что встретятся у него на работе, там он отдаст деньги (Акиев А.Р. сказал, что подъедет). Договорились о встрече на 14:00-15:00часов, но приехали они около 18:00 часов. Акиев А.Р. приехал к нему на работу с теми же лицами, которые были 30.01.2017, позвонив, что подъехал. Возле стоянки была припаркована та же машина, он сел в салон автомобиля, передал деньги Акиеву А.Р.. Он сказал, что сумма меньше – сколько смог найти, тот спросил, когда он отдаст остальное, он ответил, что, когда будут - примерно через неделю. Акиев А.Р. на это согласился. В этот раз никаких угроз в его адрес не поступало. После этого он вышел из машины, пошел на работу. Непосредственно дальнейшие задержание Акиева А.Р. не видел.

Акиев А.Р. причинил ему следующие телесные повреждения: синяк ниже левого глаза, пробита перепонка – стал хуже слышать, синяк на ушной раковине, шишка на голове. В настоящее время вылечился, гражданский иск заявлять не намерен.

Также потерпевший пояснил, что со стороны Умарова Р.В. никаких словесных угроз не поступало, тот 30.01.2017 в автомобиле демонстрировал оружие (направлял в его сторону). В этот момент Умаров Р.В. и Акиев А.Р. разговаривали на нерусском языке. Непосредственно, чтобы Умаров Р.В. производил еще (кроме передергивания затвором) и манипуляции с магазином пистолета он не видел, но слышал характерный хлопок (щелчок). Умаров Р.В. достал пистолет откуда-то из-под сиденья, пистолет Умаров не рассматривал, держал в левой руке, сдвинул затвор, направил в его сторону, потом убрал обратно. Видел это боковым зрением. В какой момент разговора с Акиевым А.Р. Умаров Р.В. направил на него пистолет, не помнит, но те несколько раз переговаривались между собой на нерусском языке. Почему Акиев требовал именно 30 тыс. руб., не знает, как и в связи с чем данный долг возник. Никаких разговоров с братом, о том, что он за него будет отдавать долг, не было. От Акиева узнал, что брат так и не отдал долг, что брат сказал, что будет отдавать долг Акиеву через мать. Брат отказывался встречаться с Акиевым, не поехал с Акиевым к брату, так как не знал, где тот живет. Считает, что брат прятался от Акиева А.Р.

До 30.01.2017 он звонил матери, чтобы узнать вернули долг или нет, та сказала, что долг был возвращен, каким способом он не уточнял. О сумме долга знает со слов Акиева А.Р., у матери не спросил. Сколько точно денег мать передала Акиеву А.Р., не знает, но та сказала, что отдала долг полностью.

Также потерпевший уточнил, что Умаров Р.В. доставал пистолет с левой стороны, где дверь снизу из-под сиденья, ту да же его и убрал. Доставал его два раза, но второй раз на него не направлял.

Он сидел посередине заднего сиденья, Акиев развернулся и наносил удары. На следствии он показывал как это было. Ударов было примерно 5-7 в голову кулаком, ладонью, разграничить не может, но в ухо точно ладонью.

Вопрос о мере наказания потерпевший оставил на усмотрение суда.

В судебном заседании, по ходатайству стороны защиты исследовались показания потерпевшего П. Д.В., содержащиеся в томе 1 на л.д. 47-49, в которых отсутствует указание на демонстрацию оружия со стороны Умарова Р.В.. потерпевший по данному поводу пояснил, что не указал в тот раз ничего о пистолете, так как думал, что раз 30.01.2017 сказал обо всем (указав в объяснении), то этого достаточно. Потом мог забыть и не сказать.

Так же в судебном заседании по ходатайству стороны защиты исследовались показания потерпевшего в томе 1 на л.д. 160-162, согласно которым в тот момент, когда Акиев А.Р. наносил удары, а он отвечал, что ничего не должен, так как за брата рассчитались полностью, Умаров Р.В., сидящий слева, достал откуда-то снизу пистолет, который удерживал в левой руке, передернул затвор пистолета, направлял ствол пистолета в его сторону, а именно в сторону головы и груди, водил стволом вверх вниз, при этом говорил не по-русски, возможно на чеченском языке. Затем Умаров убрал пистолет вниз, Акиев А.Р. продолжал наносить мне удары. Он не помнит, обращался ли Акиев А.Р. к Умарову, так как был сильно испуган всем происходившим. Через некоторое время, в какой именно момент, не помнит, Умаров вновь достал снизу пистолет, удерживая его левой рукой, ладонью правой руки хлопнул снизу по рукояти пистолета и произошел щелчок от запирания магазина, при этом говорил не по-русски. Он предполагает, что Умаров говорил что-то Акиеву А.Р. либо ему, так как смотрел то на него, то на Акиева А.Р.. Считает, что Умаров своими действиями демонстрировал намеренность применения пистолета в случае его отказа отдать Акиеву А.Р. деньги. Он испытывал страх из за того, что мужчина мог выстрелить в него из пистолета. В связи с этим он согласился отдавать долг за брата (т. 1 л.д. 160-162).

По оглашенным показаниям потерпевший пояснил, что плохо помнит хронологию, скорее всего Акиев и Умаров сказали что-то друг другу, потом Умаров достал пистолет, может что-то говорил ему, на данный момент он плохо это помнит. Точнее разграничить последовательность в разговоре между Акиевым и Умаровым и тем, когда он взял пистолет, не может. Скорее всего, сначала они раньше Акиев сказал (что-то на нерусском языке), потом Умаров достал пистолет. Достоверно этого уже не помнит, основывает свои предположения на логике.

Свидетель П. Л.Ф. в суде пояснила, что подсудимый Умаров Р.В. ей не знаком. Акиева А.Р. знает в связи с долгом её сына – П. Максима.

В 2016 году ей позвонил младший сын – П., сказал, что к нему на работу приезжали ребята и стали «выбивать» долг, просил связаться с Максимом. Акиев А.Р. перезвонил ей, затем приехал к ней домой, сказал, что ему Максим должен денег, он ответила, что созвонится с сыном. Максим сказал ей по телефону, что не успел заплатить. Максим сказал, что они работали, он помогал распространять молочную продукцию, находил точки. Как она поняла, что долг образовался оттого, что он не вовремя рассчитался. Речь шла о сумме долга в размере 40 тыс. руб., Максим это подтвердил. То есть Акиев сказал, что долг 40 тысяч, она позвонила Максиму, тот сказал: «Да мама, я должен 40 тысяч».

Затем Акиев ей звонил, она сказала, что когда будут деньги, она отдаст. Позже Максим перевел ей 10 тыс. руб.. В августе 2016 года она наличными передала их Акиеву, когда тот приезжал к ней на работу. Остальные переводила Акиеву на карточку. Никаких расписок с Акиева не брала. В августе 2016 у неё умерла мать. Она сказала Акиеву, что не сможет отдать деньги. Потом в сентябре, когда Максим передал ей деньги, она перевела их на карточку, которую в смс – сообщении указал Акиев. Она не знает, чья была карточка.

Всего она 10 тыс. рублей передала Акиеву А.Р. наличными, 30 тыс. рублей перевела на банковскую карту частями по 10 тыс. рублей. Когда она перевела последние деньги, созвонилась с Акиевым А.Р., спросила должны ли ещё что-то, тот сказал нет, спасибо за понимание. Оставалась только тара, ящики из-под молочной продукции. Акиев приезжал с водителем к ней домой, они погрузили ящики, и он сказал, что еще 12 ящиков не хватает. Те, что были у неё, она отдала. Акиев пояснил, что 1 ящик стоит 200 руб., что тогда нужно отдать деньгами. Остальные 2400 рублей за ящики она также перевела на карту Акиеву А.Р.. Тот поблагодарил за понимание, сказал, что долгов никаких нет. Она сказала, что так и нужно было сразу просить, а не нападать на брата. Максим её не просил рассчитываться за него, она сама приняла это решение. Её сыновья между собой редко общаются.

Примерно в феврале 2017 года (точно не помнит), ей позвонил младший сын П., сказал и говорит, что на него на работе напали трое, опять стали избивать и требовать какие-то деньги. Она пояснила, что сама лично рассчиталась, и Акиев сказал, что не имеет никаких претензий. Затем П. Д.В. обратился в полицию. У её сына Д. никаких долгов перед Акиевым А.Р. не было. При разговорах с ней Акиев А.Р. в её адрес никаких угроз не высказывал.

Когда ей позвонил Д. (т.е. 30.01.2017), сказал, что его избили, что там был пистолет, опять должны какие-то деньги. Может он сам садился в автомобиль, может его туда затолкали, возможно, она неправильно поняла.

Относительно перечислений долга на карту, также пояснила, что смс - сообщение с номером банковской карты она удалила, ею запрошена в банке соответствующая выписка. Фамилию и номер карты, куда перечисляла деньги, назвать не может, визуально помнит, что карта была не Акиева, там была не его фамилия.

Свидетель Ф. в суде пояснил, что работает ОСПК «Ласточка» (<адрес>, молочный завод, принадлежащий его отцу) начальником отдела сбыта и снабжения. Акиев А.Р. является его двоюродным братом. Умарова Р.В. ранее не знал. Все лето 2016 года Акиев А.Р. неофициально работал у него грузчиком – ездил, развозил молочную продукцию по точкам, собирал деньги от контрагентов, в основном на территории <адрес>. П. и Максим ему знакомы с детства, они приезжали в <адрес> к своим родственникам. Весной 2015 года он случайно встретил П. Максима, они разговорились. Летом 2015 года тот сказал, что хочет заняться реализацией молочной продукции. Так П. М.В. в 2015 году неоднократно брал товар под реализацию (4 или 5 раз), на сумму около 70 тыс. рублей, но в итоге денег не отдал. Товар П. М.В. в г.Омска скорее всего доставлял один и тоже курьер - Кузнецова Ольга. В дальнейшем П. М.В. пропал, не брал телефон, то обещал, что когда-то приедет, потом вообще не отвечал на звонки, либо писал нелепые смс – сообщения, что он в больнице и т.п. отговорки. Он рассказывал Акиеву А.Р. об этом случае, попросил, чтобы тот заезжал и напоминал о долге в размере 70 тыс. руб. Летом 2016 года П. М.В. вышел на связь, сказал, что перевел деньги матери, она заплатит. Он говорил Акиеву А.Р., чтобы тот напоминал о долге, семье П., так как не только Максим, но его брат и мать знали о долге. Позже Акиев А.Р. сказал, что мать П. Максима взяла на себя обязательства по долгу.

Ему было возвращено 10 тыс. руб. и 22 ящика из-под молочной продукции, ещё П. Максим сказал, что еще 12 ящиков у него где-то лежат, что он их потом отдаст, но больше ему ничего не отдавали. Один ящик стоит 300 руб.. Ему ничего не известно о перечислениях денежных средств П. Л.Ф. в сумме 30 тыс. руб., а также о перечислении 2 400 руб. за ящики, исходя из стоимости 200 руб. за штуку. Ему Акиев А.Р. переда только 10 тыс. рублей наличными. Так же знает о встречах Акиева с П., который также обещал отдать долг. Об обстоятельствах этих встреч ему не известно.

П. ничего не был должен, товар он не брал, документы никакие не подписывал. Непосредственно с П. Л.Ф. он не общался, Максим говорил, что отдаст 50 тыс. руб., но это была не конечная сумма. Также Максим говорил, что долг отдаст либо брат, либо мать. Акиеву А.Р. он не говорил, чтобы тот припугнул П. Д.В.

Свидетель К. в суде пояснила, что работает продавцом - экспедитором в ОСПК «Ласточка». Акиев А.Р. так же работал у них на предприятии экспедитором. Ф. и его отец являются её руководителями. В г.Омск она П. привозила молочную продукцию П. М.В. около 4-х раз. Деньги за продукцию не брала по указанию Ф., у которого была какая-то договоренность с П. М.В.. Поставка на достаточно большую сумму денег была только один раз, в остальном на суммы примерно в половину меньше.

Ознакомившись по ходатайству стороны защиты с копиями накладных (т. 2 л.д. 88-91), свидетель не смогла объяснить, почему по ним было якобы две поставки на значительные суммы: 22 и 21 тыс. руб., пояснив, что может быть не она выдавала товар по одной из указанных накладных, точно не помнит.

Свидетель М. в суде пояснил, что с Акиевым А.Р. они односельчане, вместе учились школе в Чеченской Республике. С Умаровым Р.В. познакомился в январе 2017 года, между ними товарищеские, дружеские отношения.

30.01.2017 он встретился с Акиевым А.Р. и Умаровым Р.В. у кинотеатра «Галактика». На автомобиле такси под управлением К. они поехали в визовый центр на <адрес>, для оформления визы Умарову Р.В.. После этого поехали в городок «Нефтяников», там Акиев А.Р. зашел в какой-то магазин. Затем решили поехать домой, он собирался остаться Акаева Зелемхана, который живет на <адрес> проезжали мимо работы потерпевшего П. Д.В., Акиев А.Р. сказал: «Давайте там остановимся». Акиев куда-то вышел и вернулся с потерпевшим. Акиев сел на переднее пассажирское сиденье, он (т.е. Мочиев) вышел, а потерпевший сел на его место. Он слышал, что в автомобиле был разговор на повышенных тонах. Так же из автомобиля вышел таксист. Примерно по истечении 5 мин. потерпевший вышел из автомобиля и ушел, а они поехали на <адрес>.

31.01.2017 в первой половине дня ему позвонил Акиев А.Р., спросил, чем он занимается, сказал: «Давай подъеду, прокатимся». Тот подъехал на Маркаса к ломбарду, на том же автомобиле. Затем они заехали за Умаровым Р.В., которому необходимо было сделать банковскую карту. Примерно в четвертом часу поехали до отделения «Сбербанка» на <адрес> возле «Цирка». Там была очередь. Он с Умаровым сидел в банке, а Акиев ждал их на улице в такси. Минут 40-50 они провели в «Сбербанке». Затем они сели в машину, Акиев разговаривал с кем-то по телефону на повышенных тонах. С кем говорил, не знает, но разговаривал с его телефона. Акиев с кем-то разговаривал про какие-то деньги, что ему кто-то должен. Приехали туда, где работает потерпевший. Акиев с тем созвонился и потерпевший вышел на улицу, и сел в машину. Потерпевший передал Акиеву 15 тыс. руб., тот сказал, что это не всё, потерпевший сказал, что отдаст остальное к концу недели и вышел. Затем их задержали сотрудники полиции.

Потерпевший П. Д.В. в автомобиль всегда садился добровольно, шел сам, спокойно.

Ему ни чего не известно о том, чтобы Умаров Р.В. договаривался с Акиевым А.Р. ехать требовать какие-то деньги. Умаров Р.В. не говорил, какие у него планы после поездки в банк.

Он видел пистолет в машине, когда они 30.01.2017 подъехали к визовой службе. Они сидели в машине, когда ушел Умаров. Таксист К. сказал, что у него есть с собой пистолет, он достал его из-под сиденья. Они спросили, что это за пистолет, тот сказал, что он нерабочий, чтобы пугать клиентов, для самообороны. Акиев осмотрел пистолет и отдал его. Потом К. убрал пистолет под водительское сиденье и больше его не доставал. Сам он данный пистолет в руки не брал. 30.01.2017 он видел, что у потерпевшего была чуть красная щека. Он не интересовался у Акиева А.Р., что случилось, что за проблема, в такие дела не лезет. Ему не известно, сообщал ли Акаев Зелемхан подсудимому Акиеву А.Р. данные банковской карточки. Рогачев Александр, ему знаком, тот является другом Акиева А.Р., тот живет в городке «Нефтяников», работает вахтовым методом на севере. Утверждает, что Умаров Р.В. не видел пистолет, когда они приехали к визовой службе, его в это время не было в машине.

30.01.2017 таксист тоже выходил из машины спросил: «Что там происходит?», он ответил: «Не знаю, я не лезу в это дело, поэтому стою здесь». Находясь на улице, возле машины он услышал разговор в автомобиле. Он понял, что Умаров достал пистолет из-под сиденья. Он нашел его, спросил на чеченском языке: «Что это такое?». Акиев сказал Умарову: «Положи его на место, убери его», он сказал: «Это нерабочий пистолет таксиста». Умаров не знал что там пистолет, так как они смотрели его, когда тот был в визовой службе. Если дословно перевести, Акиев А.Р. сказал: «Не рабочий», «Убери его, он нерабочий». Когда они общаются, разговор получается вперемешку на русском и чеченском языке. Наверное П. Д.В. мог понять, о чем идет речь, этого не знает. Первым в автомобиль сел таксист, потерпевший еще находился там, собирался выходить.

Свидетель Ш., допрошенный по ходатайству стороны защиты, в суде пояснил, что работал таксистом, неоднократно подвозил Акиева А.Р.. В 2016 году летом или осенью (точно не помнит но было тепло) он 3 или 4 раза довозил Акиева А.Р. на <адрес> он понял, Акиев А.Р. занимался реализацией молока, и кто-то ему был должен деньги. Всегда ездили в одно место, там было помещение с надписью «Ритуальные услуги». Один раз он видел в зеркало заднего вида мужчину, с которым разговаривал Акиев А.Р., когда Акиев сел в машину сказал, что тот ему долго не отдает деньги.

Свидетель К. в суде пояснил, что работал таксистом, 30.01.2017 подвозил Акиева А.Р., Умарова Р.В. и М., забрал их возле КДЦ «Галактика», затем они ездили в миграционную службу, после в городок «Нефтяников». Когда они ехали в «Нефтяники» Акиев А.Р. достал из бардачка его пистолет - муляж, который он возит в целях самообороны. Он пояснил, что пистолет, неисправен – это муляж. Кто-то сзади сказал: «дай посмотрю», и Акиев А.Р. передал им данный пистолет. Куда делся пистолет после того, как его посмотрели Умаров Р.В. и М., не знает, назад его не вернули (впоследствии пистолет был найден при обыске автомобиля под сиденьем сзади)

После «Нефтяников» они опять направились к «Гарактике». По пути следования к кинотеатру «Галактика», проезжая по <адрес>, Акиев А.Р. сказал остановиться на парковке, вышел из машины. Через некоторое время Акиев А.Р. вернулся с каким-то мужчиной. Акиев А.Р. сел на переднее пассажирское сидение, с заднего сидения на улицу вышел М., мужчина, пришедший с Акиевым А.Р., сел на заднее пассажирское сидение. Далее между Акиевым А.Р. и данным мужчиной состоялся разговор (впоследствии узнал, что указанным мужчиной был П. Д.В.). Акиев А.Р. кричал П. Д.В.: «где брат», «должны деньги». П. Д.В., что-то вроде – «милиция ищет» – что-то такое, смысла не понял. Потом началась потасовка – «махали руками». Он им сказал - давайте поаккуратнее, что машина новая, потом вышел из автомобиля на улицу. Он не видел, чтобы кто-то кому-то причинял телесные повреждения. Он с М. стоял на улице курил. Все это время Умаров Р.В. из автомобиля не выходил. Потом П. Д.В. вышел из автомобиля, он заметил что у того было покраснение в области левой щеки. После он и М. сели в автомобиль, и он отвез их всех к кинотеатру «Галактика».

31.01.2017 Акиев А.Р. вновь ему позвонил, сказал, что нужно съездить туда же, то есть на <адрес> также забрал их, как и в прошлый день. Умаров Р.В. сказал, что нужно съездить в Сбербанк, оформить карточку, что они и сделали. Затем поехали на <адрес>, где в автомобиль подсел П. Д.В. и передал Акиеву А.Р. деньги, сказав, что пять тысяч отдаст позже, и ушел. После этого они были задержаны сотрудниками полиции.

По ходатайству государственного обвинителя в связи с наличием противоречий, были оглашены показания свидетеля К., данные им на предварительном следствии из которых следует, что 30.01.2017 по пути следования по <адрес>, в направлении центра, Акиев А.Р. из бардачка достал пистолет, затем пистолет попросил Умаров Р.В.. Проезжая по <адрес>, у <адрес>, Акиев А.Р. попросил остановиться, вышел из машины, направился в какой-то цех. Затем вышел с каким-то мужчиной, от которого потребовал сесть в автомобиль. М. по просьбе Акиева А.Р., вышел из автомобиля. После чего Акиев А.Р. стал спрашивать у мужчины про долг, а затем про его брата, тот отвечал, что ему ничего не известно. Затем Акиев А.Р. стал требовать денежные средства в счет погашения долга, при этом нанес мужчине удар ладонью по голове. Увидев происходящее он (т.е. К.) вышел из машины. Что происходило далее в автомобиле, не знает. После мужчина вышел из автомобиля, а он и Мочиев сели в машину и он отвез их всех к кинотеатру «Галактика».

31.01.2017 он так же возил по различным делам Акиева А.Р., Умарова Р.В. и М.. После поездки в Сбербанк, Акиев А.Р. попросил поехать на <адрес>. Около 18-00 часов они все прибыли по указанному адресу, где Акиев А.Р. позвонил мужчине, как он понял, тому же с которого ранее требовал деньги. Тот вышел, сел автомобиль, передал Акиеву А.Р. 15 тыс. рублей, пояснив, что 5000 рублей, отдаст через неделю и ушел. Затем их задержали сотрудники полиции (т. 1 л.д. 50-54).

Вышеуказанные, оглашенные показания свидетель К. в целом подтвердил, указав, что не слышал требования Акиева А.Р. садится в машину, адресованные П.. Так же не видел, как Акиев А.Р. ударил последнего по лицу. Относительно событий 31.01.2017 указал, что не помнит, чтобы называлась сумма в 15 тыс. рублей, помнит, что П. был должен еще 5 тыс. руб.

Так же были оглашены показания К., данные им на предварительном следствии в ходе дополнительного допроса 06.04.2017, согласно которым ранее данные показания он подтвердил, и уточнил, что 30.01.2017, после того, как Акиев А.Р. начал избивать П. Д.В. в его автомобиле и требовать деньги, он говорил Акиеву А.Р. прекратить эти действия, но тот его не слушал. Тогда он вышел из автомобиля, так как не хотел участвовать в преступлении и стоял на улице с М. Он спросил М., почему Акиев А.Р. себя так ведет, на что тот ответил, что не знает, в их дела не вникает. Постояв несколько минут, он вернулся в автомобиль и сказал Акиеву А.Р., что нужно ехать, в это время заметил на лице у П. Д.В. с левой стороны покраснения. П. Д.В. был напуган, говорил Акиеву А.Р., что отдаст ему деньги частями. Затем Акиев А.Р. с П. Д.В. вышли из автомобиля, в салон сел М., через некоторое время Акиев А.Р. вернулся и они уехали. Он спрашивал Акиева А.Р., зачем тот избивал П. Д.В., на что Акиев А.Р. пояснял, что брат П. Д.В. должен ему деньги. Он не видел, как Умаров Р.В. доставал пистолет 30.01.2017, когда в автомобиле сидел П. Д.В., так как в это время был на улице. Когда они ехали на <адрес> 30.01.2017 и Акиев А.Р. обнаружил в бардачке пистолет, он ему сказал, что пистолет несправный, после чего Умаров Р.В. попросил пистолет себе, сказал: «Дай посмотреть». Пистолет после этого Умаров Р.В. не вернул. После этого Умаров Р.В. и Акиев А.Р. разговаривали между собой на чеченском языке. Он не стал говорить, чтобы вернули пистолет, так как не думал, что произойти что-то противоправное. Данный пистолет 31.01.2017 изъяли сотрудники полиции. 31.01.2017 он повез Акиева А.Р. с Умаровым Р.В. и М., так как Акиев А.Р. его заверил, что больше избивать П. Д.В. не будут, с тем договорились, что отдаст деньги (т. 2 л.д. 107-108).

По данным, оглашенным показаниям свидетель К. пояснил, что такого не помнит, но подпись в протоколе допроса стоит его, возможно, что прочитал не внимательно. В первоначальных показаниях, он указывал, что избивали П. Д.В., при повторном допросе говорил тоже самое. Действительно, 30.01.2017 пистолет был передан либо Умарову Р.В. либо М., которые сидели на заднем сиденье автомобиля, кто именно из них его взял не знает. Назад его вернуть он не просил. Пистолет у него всегда в автомобиле хранился в бардачке. При поездке 31.01.2017 он не слышал, чтобы Умаров Р.В. и Акиев А.Р. договаривались между собой о вымогательстве денежных средств. Путь следования 30.01.2017 из городка «Нефтяников» к кинотеатру «Голактика» с проездом через <адрес> он выбрал сам, навигатором для этого не пользовался.

При допросах сотрудники полиции физическое или психическое воздействие на него не оказывали.

Так же в судебном заседании были исследованы следующие доказательства по делу:

- заявление в полицию потерпевшего П. Д.В. от 30.01.2017, в котором он просит оказать помощь и разобраться с неизвестными ему лицами, которые его избили и требуют с него деньги за долги его брата – П. М.В. (т. 1 л.д. 4);

- заключение эксперта № 1226 от 31.01.2017, согласно которому на момент освидетельствования 31.01.2017 в 09-30 час. у П. Д.В. объективно обнаружены телесные повреждения: кровоподтеки неопределенной формы в левой скуловой области и по задней поверхности левой ушной раковины. Все кровоподтеки сине - багрового цвета. Рекомендована консультация ЛОР-врача (т. 1 л.д. 12);

- протокол осмотра, пометки и выдачи денежных средств от 31.01.2017, согласно которому П. Д.В. в рамках проведения оперативно-розыскного мероприятия «оперативный эксперимент» были выданы денежные купюры на общую сумму 15 000 рублей (т. 1 л.д. 19-22);

Смотреть все судебные практики о Приговоры судов по ст. 163 УК РФ Вымогательство

- протокол П. досмотра Акиева А.Р. от 31.01.2017, согласно которому 31.01.2017 в помещении по адресу: <адрес>, у него изъяты денежные купюры, использованные при проведении ОРМ «оперативный эксперимент», переданные Акиеву А.Р. потерпевшим П. Д.В. (т. 1 л.д. 24);

- протокол осмотра места происшествия от 31.01.2017, согласно которому у дома по адресу: <адрес>, осмотрен автомобиль «Renault SR» регистрационный знак О 921 ОС 55 регион. В ходе осмотра салона автомобиля из-под переднего водительского сиденья был изъят пистолет (т. 1 л.д. 37-43);

- заключение эксперта № 196 от 07.02.2017, согласно которому пистолет «BRIXIA ARMS mod.92 ARMY cal. 8 mm», который был изъят в ходе осмотра автомобиля «Renault SR» г/н №, относится к категории газового оружия. Данный пистолет неисправен и непригоден для производства выстрела (т. 1 л.д. 131-133);

- протокол предъявления лица для опознания от 15.02.2017, согласно которого потерпевший П. Д.В. не опознал Умарова Р.В. (т. 1 л.д. 165-166);

- заключение эксперта № 2020 от 06.03.2017 согласно которому, повреждения у П. Д.В. в виде: травмы левого уха: левосторонний острый катаральный средний отит, кровоподтек левой ушной раковины, левой скуловой области, причинили легкий вред здоровью, по признаку кратковременного расстройства его на срок до 3-х недель. Повреждения могли возникнуть и от одного травматического воздействия, тупых твердых предметов, в срок в пределах 1 суток до момента освидетельствования. Получение их при падении с высоты собственного роста исключается (т. 1 л.д. 177-178);

- протокол осмотра предметов от 25.02.2017, согласно которому осмотрен пистолет газовый «BRIXIA ARMS mod.92 ARMY cal. 8 mm» (т. 1 л.д. 182-183), признанный по делу вещественным доказательством (т. 1 л.д. 184-185);

- протокол осмотра предметов от 07.03.2017, согласно которому осмотрены денежные купюры, использованные при проведении ОРМ «оперативный эксперимент» (т. 1 л.д. 207-208), которые признаны вещественными доказательствами по делу (т. 1 л. д. 209-210);

- протокол осмотра документов от 13.03.2017, согласно которому была осмотрена детализация телефонных соединений абонентского номера, принадлежащего потерпевшему П. Д.В. за период с 23.01.2017 по 31.01.2017, установлено наличие телефонных соединений 30.01.2017 и 31.01.2017 с абонентским номером, принадлежащим свидетелю М. (т. 1 л.д. 241-242);

- протокол следственного эксперимента от 22.03.2017 с участием потерпевшего П. Д.В., в ходе которого потерпевший в автомобиле «Renault SR» показал, как 30.01.2017 в данном автомобиле Акиев А.Р., сидящий на переднем пассажирском сидении, наносил ему удары рукой в лицо и в голову, требуя с него денежные средства, а Умаров Р.В., сидящий слева от него на заднем пассажирском сидении, угрожал ему пистолетом (т. 2 л.д. 7-12);

- протокол осмотра предметов от 22.03.2017, согласно которому осмотрен CD-R диск с видеозаписями телефонных переговоров П. Д.В. с Акиевым А.Р., состоявшихся 30.01.2017 и 31.01.2017. Из содержания разговоров однозначно следует, что Акиев А.Р. требовал от П. Д.В. деньги, несмотря на то, что тот говорил, что должен не он, а его брат. П. Д.В. предлагал найти брата, чтобы тот отдавал деньги. В ответ на это Акиев А.Р. говорил, что брата найдет, и у того будет другая сумма, не 30 тыс. будет отдавать как П. Д.В.. При этом Акиев А.Р. однозначно высказывает угрозу физической расправы, в случае не выполнения его требований, говоря, что: «Или чья то кровь прольется», «Только так и по-другому никак» (т. 2 л.д.13-16). Указанный диск признан вещественным доказательством по делу (т. 2 л.д. 17). Указанная видео запись была непосредственно просмотрена в судебном заседании (пакет № 1 на обороте тома 1);

- протокол осмотра предметов от 27.03.2017, согласно которому осмотрен DVD-R диск с видеозаписью за 30.01.2017 и 31.01.2017 с камер видеонаблюдения ООО «Медиа-Плюс», расположенных по адресу: <адрес> (т. 2 л.д.31-34), который признан вещественным доказательством по делу (т. 2 л.д. 35). Указанная видеозапись непосредственно просматривалась в судебном заседании, из неё следует, что 30.01.2017 в 17:27 автомобиль «Рено» подъехал на <адрес>, к месту работы потерпевшего П. Д.В., из автомобиля вышел Акиев А.Р. и направился в помещение, где работал потерпевший. В 17-29 Акиев А.Р. и П. Д.В. подходят к автомобилю. Акиев А.Р. садится на переднее пассажирское сидение, при этом через заднюю правую дверь выходит М., а П. Д.В. через неё же садится в автомобиль. В 17-31 из автомобиля выходит водитель К. и становится рядом с М.. В 17-34 водитель К. садится в автомобиль. В 17-35 из автомобиля выходит Акиев А.Р., следом также выходит П. Д.В., при этом в машину садится М.. Акиев и П. Д.В. стоят напротив друг друга, затем Прокпьев уходит, Акиев садится в автомобиль и уезжает с парковки (пакет № 1 на обороте тома 1);

- расходные накладные: № 3747 от 28.07.2015 на сумму - 5808 руб.; № 3787 от 31.07.2015 на сумму - 9314 руб., № 3885 от 04.08.2015 на сумму – 22037 руб.; б/н от 08.08.2015 на сумму – 21 037 руб.согласно которым ОСПК «Ласточка» было поставлено ИП П. молочной продукции на общую сумму – 58 196 руб. (копии т. 2 л.д. 72-75, оригиналы отдельным конвертом на обороте тома 2).

Перечисленные доказательства суд признает допустимыми и относимыми, поскольку они получены с соблюдением требований УПК РФ, а их совокупность находит достаточной для рассмотрения уголовного дела по существу и принятия по делу окончательного решения.

Факт нахождения 30.01.2017 года в период времени с 17 часов 27 минут до 17 часов 35 минут Акиева А.Р. и Умарова Р.В. в автомобиле совместно с потерпевшим П. Д.В. объективно установлен в судебном заседании, подтверждается показаниями свидетелей М., К., показаниями потерпевшего, а так же показаниями самого подсудимого Акиева А.Р. и следует из просмотренной видеозаписи с места происшествия.

31.01.2017 Акиев А.Р. и Умаров Р.В. реализуя совместный преступный умысел, направленный на незаконное получение денежных средств у потерпевшего П. Д.В., вновь проследовали к последнему на работу. О том, что они следуют на <адрес>, с целью забрать денежные средства у П. Д.В., Умаров Р.В. не мог не знать, исходя и событий произошедших 30.01.2017.

К доводам подсудимого Акиева А.Р. о непричастности к совершению преступления Умарова Р.В. суд относится критически и связывает их с желанием смягчить как собственную меру ответственности, так и дать возможность Умарову Р.В. избежать наказания.

Из обстоятельств дела следует, что 30.01.2017 Умаров Р.В. в период времени 17 часов 27 минут до 17 часов 35 минут по собственной воле находился в автомобиле, при том, что М. и К. покинули его. Находясь на улице, М. пояснял последнему, что он не знает, что происходит в автомобиле, он не лезет в это дело, поэтому и стоит на улице. Доводы о том, что Умаров Р.В. 30.01.2017 остался в автомобиле только потому, что у него не было шапки, являются неубедительными.

Из показаний потерпевшего однозначно следует, что Умаров Р.В. оказывал активное содействие Акиеву А.Р. в совершении вымогательства с применением насилия и с угрозой его применения. В тот момент, когда Акиев А.Р. наносил удары потерпевшему, а тот отвечал, что ничего не должен. Умаров Р.В. по указанию Акиева А.Р. достал из-под сидения пистолет, передернул затвор, давая понять потерпевшему, что пистолет исправен (не игрушечный), направлял ствол пистолета в сторону потерпевшего (в туловище и в голову) при этом говорил что-то не по-русски, возможно на чеченском языке. Затем Умаров Р.В. убрал пистолет вниз, а Акиев А.Р. продолжал высказывать угрозы и наносить удары потерпевшему. Затем Умаров Р.В. вновь достал пистолет, произвел манипуляции с магазином; хлопнул снизу по рукояти, произошел щелчок от запирания магазина, то есть продемонстрировал потерпевшему, что пистолет заряжен. При этом, как следует из показаний потерпевшего, Акиев А.Р. и Умаров Р.В. говорили на не русском языке.

Потерпевший однозначно воспринимал действия Умарова Р.В. по демонстрации оружия, как намерение его применить, в случае отказа отдать Акиеву А.Р. деньги. Он воспринимал данные действия с пистолетом именно, как реальную угрозу причинения ему телесных повреждений от выстрела. Исходя из производимых действий, для потерпевшего было очевидно, что Акиев А.Р. и Умаров Р.В. находились в сговоре, и Умаров Р.В. был заинтересован в согласии потерпевшего отдать денежные средства Акиеву А.Р..

Именно вышеуказанные совместные и согласованные действия подсудимых: угроза пистолетом Умарова Р.В., удары и словесные угрозы со стороны Акиева А.Р., вынудили потерпевшего согласиться отдать деньги, чтобы избежать дальнейшего применения к нему насилия.

У суда нет оснований не доверять показаниям потерпевшего, данным им как на предварительном следствии, так и в ходе судебного заседания, которые в юридически значимых моментах согласуются с показаниями свидетеля П. Л.Ф., а также с материалами уголовного дела, в том числе:

- с заключением судебно-медицинской экспертизы, согласно которой потерпевшему был причинен легкий вред здоровью;

- видеозаписью, на которой зафиксирован телефонный разговор между П. Д.В. и подсудимым Акиевым А.Р.;

- протоколом следственного эксперимента, в ходе которого потерпевший продемонстрировал, каким образом, в отношении него применялось насилие Акиевым А.Р. и осуществлялась угроза пистолетом со стороны Умарова Р.В..

По мнению суда, применение насилия к потерпевшему полностью охватывалось умыслом Умарова Р.В., так как он не только не высказал недоумение по данному поводу, в момент применения Акиевым А.Р. насилия по отношению к П. Д.В., не стал этому препятствовать, а напротив поддержал его действия демонстрацией оружия.

О наличии пистолета в автомобиле, Умарову Р.В. было достоверно известно ещё до поездки 30.01.2017 к потерпевшему П. Д.В., это следует из показаний свидетеля К., пояснившего, что перед тем как заехать на <адрес>, Акиев А.Р. рассматривал пистолет, и передал его либо Умарову либо Мочиеву, сидящим на заднем сидении автомобиля. После, пистолет там так и оставался, и не был возвращен. В последствие указанный пистолет был изъят сотрудниками полиции из-под водительского сидения, куда фактически его мог поместить только Умаров Р.В.

К показаниям свидетеля М. и подсудимого Акиева А.Р. о том, что Умаров Р.В. находился в визовом центре, когда те брали и рассматривали пистолет, суд относится критически, они противоречат показаниям свидетеля К., и связывает их с желанием помочь своему другу Умарову Р.В. избежать уголовной ответственности. По этим же причинам суд относиться критически к показаниям М. о том, что находясь на улице возле машины, он услышал разговор в автомобиле, в ходе которого Акиев А.Р. в присутствии потерпевшего говорил о неисправности пистолета.

Вопреки доводам защиты, то обстоятельство, что П. Д.В. не смог первоначально опознать Умаров Р.В., не свидетельствует о его не причастности к совершенному преступлению.

Тот факт, что при допросе 31.01.2017 (т. 1 л.д. 47-49) потерпевший П. Д.В. не говорит об угрозе ему пистолетом, не говорит о недостоверности его дальнейших показаний, данных в данной части в ходе предварительного и судебного следствия. П. Д.В. объяснил данное обстоятельство тем, что полагал достаточным того, что об этом пояснил ранее 30.01.2017 в своем объяснении.

Так же суд критически относится к показаниям подсудимого Акиева А.Р. относительно того, что он в присутствии потерпевшего в автомобиле говорил на русском языке, что пистолет не исправен, чтобы тот его не боялся, а также что пистолет он забрал у Умарова Р.В. и положил на водительское сидение. Данные показания противоречат показаниям потерпевшего П. Д.А., а также фактическим обстоятельствам по изъятию пистолета, а также показаниям свидетеля К., который узнал о месте нахождения пистолета только во время его изъятия.

Так же судом достоверно установлено, что непосредственно у П. Д.В. никаких долговых обязательств перед подсудимыми не было. Доводы стороны защиты о том, что якобы П. Д.В. давал согласие отдавать долг за своего брата, являются недостоверными, опровергаются показаниями потерпевшего П. Д.В., свидетеля П. Л.Ф., а также не согласуются с имеющейся видеозаписью телефонного разговора П. Д.В. и Акиева А.Р.. Из указанной записи однозначно следует, что П. Д.В. не желает отдавать долги за своего брата, на что агрессивно реагирует Акиев А.Р., указывая, что и потерпевший будет отдавать долг, и его брат, у которого уже будет иная сумма.

Указанные стороной защиты противоречия по сумме долга никак не влияют на юридическую оценку действий подсудимых, так как у П. Д.В. вовсе не было никаких долговых обязательств перед ОСПК «Ласточка».

При этом, суд обращает внимание на то обстоятельство, что несмотря на то, что Акиев А.Р. получил от П. Л.Ф. в период с августа по сентябрь 2016 года денежные средства в общей сумме 42 400 рублей, тот передал Ф. только 10 тыс. рублей, при этом не ставил в известность ни Ф. ни ОСПК «Ласточка» о возврате долга в указанном размере. Как пояснил в суде Акиев А.Р., касаемо возврата долга, он самостоятельно проявил инициативу.

Вышеуказанные действия подлежат однозначной оценке как вымогательство, доводы стороны защиты о квалификации действий подсудимого Акиева А.Р. как самоуправство, являются необоснованными.

Показания свидетеля защиты Ш., о том, что он неоднократно подвозил Акиева А.Р. летом или осенью 2016 года на <адрес> по поводу какого-то долга, и тот с кем-то о чем-то разговаривал, по сути, не несут в себе доказательственного значения, и не могут быть однозначно расценены судом, как связанные с обстоятельствами настоящего уголовного дела.

Оценив в совокупности доказательства по делу, суд соглашается с обстоятельствами совершения преступления и квалификацией действий подсудимых, поддержанными стороной обвинения.

В основу обвинительного приговора судом положены достоверные показания потерпевшего П. Д.В. данные на предварительном следствии и в суде, которые являются последовательными, логичными, подробными, согласуются между собой и с другими доказательствами по делу. Суд находит правдивыми и обоснованными высказывания потерпевшего о том, что оба подсудимых действовали совместно и согласовано с единой целью на вымогательство денежных средств.

Согласованность, одновременность и направленность действий к достижению единой цели, предъявление с самого начала совершения преступления требований имущественного характера, которые были совместно реализованы в последующем (завладение денежными средствами), свидетельствует о наличии у обоих подсудимых умысла на вымогательство имущества потерпевшего по предварительной договоренности.

К заявлениям подсудимых Акиева А.Р. и Умарова Р.В., а также стороны защиты об отсутствии умысла у последних на вымогательство денежных средств у П. Д.А. суд относится критически, как к данным с целью избежать привлечения к уголовной ответственности.

Показания подсудимых, в том числе показания Акиева А.Р. в качестве обвиняемого, и пояснения Умарова Р.В., данные при опросе защитником (т. 1 л.д. 224-228), не согласуются с материалами уголовного дела, установленными судом фактическими обстоятельствами, противоречат показаниям потерпевшего, а также свидетеля К.. По содержанию показания Акиева А.Р. носят форму перекладывания всей степени ответственности только на себя, что так же улучшает и его положение.

Доводы защитника Максимовой И.Л. о необходимости критичного отношения к показаниям свидетеля К. в суде, а также о признании недопустимым доказательством его показаний с предварительного следствия (в томе 1 л.д. 50-54), полученных в ночное время, являются необоснованными. Тот факт, что по прошествии почти полугода указный свидетель не мог достоверно точно вспомнить обстоятельства событий произошедших 30.01.2017 и 31.01.2017, не указывают на недостоверность его показаний. В связи с этим и оглашались его показания с предварительного следствия. Вопреки доводам защитника допрос данного свидетеля в ночное время не терпел отлагательств, так как требовалось незамедлительно закрепить доказательства по делу, а так же установить обстоятельства преступления, включая возможную причастность самого К. к преступлению, в связи с тем, что его роль (только как таксиста) была не известна сотрудникам полиции. В дальнейшем в ходе предварительного следствия он подтвердил свои первоначальные показания, дополнив их в деталях.

Обстоятельства, связанные с изъятым в автомобиле шприцом, содержавшим жидкость с 1,4-бутандиола, судом во внимание не принимаются, так как не имеют отношения к рассматриваемому уголовному делу.

При этом суд соглашается с доводами защитника Суслина И.А. и защитника Максимовой И.Л. о необходимости признания недопустимыми доказательствами (т.е. невозможности использования в доказывании) показаний Умарова Р.В., данных им на предварительном следствии в качестве свидетеля (т. 1 л.д. 31-32, 55-59, 73-76, 218-223), так в данном случае он фактически был лишен права на защиту.

Так суд соглашается с доводами стороны защиты (приводившихся как на предварительном следствии, так и в ходе судебного следствия) о нарушении требований УПК РФ (ч. 3 ст. 164) при проведении очных ставок свидетелей и потерпевшего с подозреваемым Акиевым А.Р. (т. 1 л.д. 73-87), так как не понятно чем была вызвана необходимость проведения данных следственных действий в ночное время и какие противоречия пытался устранить следователь, с учетом того, что подозреваемый Акиев А.Р. вовсе не давал никаких показаний на основании ст. 51 Конституции РФ. Указанные протоколы очных ставок судом в качестве доказательств не принимаются и не рассматриваются.

Однако, признание вышеуказанных доказательств недопустимыми, не влечет за собой оправдание подсудимых. Исследованная в суде совокупность иных доказательств, приведенная в приговоре, является достаточной для признания Акиева А.Р. и Умарова Р.В. виновными в совершении преступления при установленных судом обстоятельствах.

Нарушений требований УПК РФ при допросе Умарова Р.В. в качестве подозреваемого (т. 1 л.д. 231-232), при привлечении в качестве обвиняемого (т. 2 л.д. 45-47), при допросе в качестве обвиняемого (т. 2 л.д. 48-50), суд не усматривает. На предварительном следствии у Умарова Р.В. было достаточно времени для согласования позиции с защитником, У. не содержался под стражей, и общение с защитником затруднено ничем не было. О предъявлении обвинения Умаров Р.В. и его защитник были заблаговременно уведомлены, что подтверждается соответствующим письмом в томе 2 на л.д. 44. Для суда является очевидным, что и Умаров Р.В. и Акиев А.Р. хорошо владеют русским языком и в услугах переводчика не нуждаются, никто из них в суде не заявлял об ином.

Какие-либо нарушения при проведении ОРМ, судом не усматриваются. Сотрудники полиции в данном случае действовали в соответствии с целями и задачами, возложенными на них законом. Оперативно-розыскное мероприятие «Оперативный эксперимент» проведено в строгом соответствии с Законном «Об ОРД» в целях документирования преступной деятельности и задержания подозреваемых. Какой-либо провокации со стороны сотрудников полиции суд не усматривает.

На основании изложенного, суд считает полностью доказанной вину Акиева А.Р. и Умарова Р.В. в вымогательстве денежных средств у П. Д.В., то есть требовании их передачи под угрозой применения насилия, совершении указанного преступления группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия к потерпевшему.

Таким образом, суд квалифицирует действия подсудимых Акиева А.Р. и Умарова Р.В. по п. «а, в» ч. 2 ст. 163 УК РФ – как вымогательство, то есть требование передачи чужого имущества под угрозой применения насилия, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия.

При назначении наказания подсудимому Акиеву А.Р. суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенного им преступления, относящегося к категории тяжкого, наличие смягчающих и отягчающих вину обстоятельств, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Обстоятельствами, смягчающими наказание Акиеву А.Р. согласно ст. 61 УК РФ суд признает: молодой возраст подсудимого, в целом негативное отношение к применению им насилия в отношении потерпевшего.

Потерпевший в суде на строгом наказании Акиеву А.Р. не настаивал, оставив данный вопрос на усмотрение суда.

Отягчающим наказание обстоятельством, в соответствии с п. «а» ч. 1 ст. 63 УК РФ суд признает: рецидив преступлений.

В соответствии с п. «б» ч. 2 ст. 18 УК РФ в действиях Акиева А.Р. усматривается опасный рецидив преступлений.

При назначении наказания суд учитывает также данные о личности Акиева А.Р. который характеризуются в целом положительно, нигде на учетах не состоит, степень его социальной обустроенности, трудовую деятельность.

С учётом вышеизложенного, положений ч. 2 ст. 68 УК РФ о сроках наказания, а также характера и степени общественной опасности совершенного преступления, конкретных обстоятельств его совершения, а также требований закона о целях уголовного наказания, суд полагает необходимым и справедливым назначить Акиеву А.Р. наказание в виде лишения свободы с реальной формой исполнения.

Иной (более мягкий) вид наказания в данной ситуации по делу, по мнению суда, не может быть назначен, оснований для прекращения дела, изменения категории преступления, назначения дополнительных видов наказания или применения положений ст. 64, ч. 3 ст. 68, ст. 73 УК РФ, суд не усматривает.

При назначении наказания подсудимому Умарову Р.В. суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления, относящегося к категории тяжкого, наличие смягчающих и отсутствие отягчающих вину обстоятельств, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Обстоятельствами, смягчающими наказание Умарову Р.В. согласно ст. 61 УК РФ суд признает: молодой возраст подсудимого, воспитание в неполной семье.

При назначении наказания суд учитывает также данные о личности Умарова Р.В., который впервые привлекается к уголовной ответственности, характеризуются в целом положительно, социально обустроен, официально трудоустроен, на учетах нигде не состоит.

Потерпевший в суде на строгом наказании Умарову Р.В. не настаивал, оставив данный вопрос на усмотрение суда.

С учётом вышеизложенного, а также характера и степени общественной опасности совершенного преступления, конкретных обстоятельств его совершения, а также требований закона о целях уголовного наказания, суд полагает необходимым и справедливым назначить Умарову Р.В. наказание в виде лишения свободы.

Иной (более мягкий) вид наказания в данной ситуации по делу, по мнению суда, не может быть назначен, оснований для прекращения дела, изменения категории преступления, назначения дополнительных видов наказания или применения положений ст. 64 УК РФ, суд не усматривает.

При этом суд считает, что достижение целей уголовного наказания, исправление осужденного Умарова Р.В. возможно без реального отбывания наказания, то есть в условной форме с применением положений ст. 73 УК РФ, с возложением исполнения определенных обязанностей.

Суд так же определяет меру ответственности подсудимых Акиева А.Р. и Умарова Р.В. как соисполнителей, действующих в составе группы лиц по предварительному сговору, в соответствии со ст. 34 УК РФ отмечает, что характер и степень фактического участия каждого из подсудимых в совершении преступления являлись различными. Суд отмечает, что особо активная и наиболее значимая роль была именно у подсудимого Акиева А.Р.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст.302, 304-309 УПК РФ, суд

ПРИГОВОРИЛ

Признать Умаров Р.В. виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «а, в» ч. 2 ст. 163 УК РФ, за которое назначить ему наказание в виде 1 года 6 месяцев лишения свободы.

На основании ст. 73 УК РФ назначенное Умарову Р.В. наказание считать условным с испытательным сроком 1 год.

Возложить на осужденного обязанности: не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного, являться в этот орган на регистрационные отметки 1 раз в месяц в дни и время им установленные.

Меру пресечения Умарову Р.В. в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении, по вступлению приговора в законную силу, отменить.

Признать Акиев А.Р. виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «а, в» ч. 2 ст. 163 УК РФ, за которое назначить ему наказание в виде 3 лет лишения свободы.

В соответствии со ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединить неотбытое наказание по приговору <данные изъяты> окончательно определив Акиеву А.Р. наказание в виде 4 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Меру пресечения Акиеву А.Р. в виде содержания под стражей оставить без изменения и содержать его в СИЗО города Омска до вступления приговора в законную силу.

Срок наказания Акиеву А.Р. исчислять с 24.07.2017.

Зачесть Акиеву А.Р. в срок наказания время нахождения его под стражей с момента фактического задержания, то есть с 31.01.2017 по 23.07.2017 включительно.

Вещественные доказательства по делу по вступлению приговора в законную силу:

- предметы и документы, хранящиеся в материалах уголовного дела – хранить в деле;

- денежные купюры, использованные в ходе ОРМ – оставить по принадлежности;

- газовый пистолет «BRIXIA ARMS mod.92 ARMY cal. 8 mm», хранящийся в камере хранения вещественных доказательств ОП-10 УМВД России по г.Омску – уничтожить;

- оригиналы расходных накладных № 3747 от 28.07.2015, № 3787 от 31.07.2015, № 3885 от 04.08.2015, б/н от 08.08.2015 - вернуть по принадлежности в ОСПК «Ласточка».

Меры безопасности в отношении потерпевшего П. Д.В. и его близких лиц – отменить по вступлению приговора в законную силу.

Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в Омский областной суд в течение 10 суток со дня провозглашения, а осужденным, содержащимся под стражей – в тот же срок с момента получения копии приговора, через Центральный районный суд г.Омска. Разъяснить осужденным право ходатайствовать о своем участии при рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции.

Судья                                     Д.А. Клостер

Юридическая консультация при поддержке МинЮст России бесплатно!
Юридическая консультация при поддержке МинЮст России бесплатно! Консультация по уголовным делам Акция в январе! 2000 рублей бесплатно
Схема работы
  • 01

    Бесплатная консультация

  • 02

    Заключение договора

  • 03

    Представительство в суде

  • 04

    Победное решение

Бесплатная юридическая консультация
+7
Задать вопрос Юрист перезвонит в течение 5 минут
Нажимая кнопку «Задать вопрос», вы принимаете условия
политики обработки персональных данных.

Заявка успешно отправлена!

В ближайшее время с вами свяжется наш юрист и проконсультирует вас.