Задать вопрос
8 800 511 38 27
Бесплатная горячая линия (Москва и регионы РФ)

Приговор суда по ч. 4 ст. 158 УК РФ № 1-393/2017 | Кража

Смотреть все судебные практики о Приговоры судов по ст. 158 УК РФ Кража

1-393/2017

ПРИГОВОР

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

город Пермь                                8 декабря 2017 года

Индустриальный районный суд г. Перми в составе:

председательствующего судьи Подыниглазова В.В.,

с участием государственного обвинителя – помощника прокурора Индустриального района г. Перми Алыпова Е.А.,

защитников адвокатов Медведева С.Н., Миловой С.Д.,

подсудимых Штрейс М.А., Дерендяева Н.Н.,

при секретаре Гончаровой Ю.С.,

рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело в отношении:

Штрейс М.А., несудимого;

содержавшегося под стражей по настоящему уголовному делу с 2 по ДД.ММ.ГГГГ,

по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 4 ст. 158 УК РФ,

Дерендяева Н.Н. несудимого;

содержавшегося под стражей по настоящему уголовному делу с 2 по ДД.ММ.ГГГГ,

по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 4 ст. 158 УК РФ,

УСТАНОВИЛ:

Штрейс М.А. и Дерендяев Н.Н., группой лиц по предварительному сговору, покушались на тайное хищение чужого имущества, в особо крупном размере, при следующих обстоятельствах:

ДД.ММ.ГГГГ Штрейс М.А. и Дерендяев Н.Н., зная о том, что на территории военного склада, расположенного по адресу: <адрес>, хранится каменный уголь в количестве более 1 000 тонн, принадлежащий и состоящий на балансе ФГКУ «Приволжско-Уральское территориальное управление имущественных отношений» Министерства Обороны Российской Федерации (далее ФГКУ «ПУТУИО» МО РФ), вступили между собой в предварительный преступный сговор на тайное хищение 1 000 тонн указанного угля, разработали преступный план, согласно которому каждый из соучастников должен был принять активное участие в совершении преступления, похищенным соучастники намеревались распорядиться совместно по своему усмотрению.

В период с ДД.ММ.ГГГГ до ДД.ММ.ГГГГ Штрейс М.А. и Дерендяев Н.Н., действуя совместно и согласованно, подыскали покупателя угля - директора ООО <данные изъяты> гр.Е., которого о своих преступных намерениях в известность не поставили.

ДД.ММ.ГГГГ Штрейс М.А. согласно своей роли от лица компании ООО <данные изъяты> заключил с гр.Е. договор № от ДД.ММ.ГГГГ о поставке последнему 1 000 тонн каменного угля по цене 600 рублей за 1 тонну.

Затем Штрейс М.А., действуя совместно и согласованно с Дерендяевым Н.Н., подыскал для погрузки угля погрузчик, а гр.Е. заказал для перевозки угля 4 грузовые автомашины.

ДД.ММ.ГГГГ, утром, Штрейс М.А. и Дерендяев Н.Н., продолжая свои совместные преступные действия, с целью хищения чужого имущества, находились на территории военного склада, расположенного по адресу: <адрес>, где по их указанию и под их руководством в 4 грузовые автомашины был погружен принадлежащий ФГКУ «ПУТУИО» МО РФ уголь, массой 51,3 тонны, стоимостью 1 331,37 рубль за 1 тонну, на общую сумму 68 299 рублей 28 копеек.

Похищенный уголь был выгружен на территории ООО <данные изъяты> по адресу: <адрес>, после чего грузовые автомашины направились обратно на территорию военного склада, расположенного по адресу: <адрес>, где Штрейс М.А. и Дерендяев Н.Н. намеревались таким же способом погрузить в автомобили и вывезти, тем самым, тайно похитив принадлежащий ФГКУ «ПУТУИО» МО РФ каменный угольв общем количестве 1 000 тонн, стоимостью 1 331 рублей 37 копеек за 1 тонну, на общую сумму 1 331 370 рублей, и распорядиться похищенным по своему усмотрению.

Умысел, направленный на хищение угля, массой 1 000 тонн, Штрейс М.А. и Дерендяев Н.Н. не смогли довести до конца по независящим от них обстоятельствам, т.к. были задержаны сотрудниками полиции, и их преступные действия были пресечены.

В случае доведения преступного умысла на хищение 1 000 тонн угля до конца, Штрейс М.А. и Дерендяев Н.Н. своими действиями причинили бы ФГКУ «ПУТУИО» МО РФ имущественный ущерб на общую сумму 1 331 370 рублей, в особо крупном размере.

В судебном заседании Штрейс М.А. и Дерендяев Н.Н. вину не признали.

Подсудимый Штрейс М.А. показал, что он вывозил строительный мусор с военных баз, за что платил гр.Д. по 20 рублей за тонну. В ДД.ММ.ГГГГ после окончания вывоза строительного мусора, оказалось, что заплатили гр.Д. на 100 000 рублей больше.

В ДД.ММ.ГГГГ он приехал к гр.Д. по делам. гр.Д. предложил взять в счет долга уголь, что его будут продавать, что документов у него нет, они в Екатеринбурге, что надо туда ездить, ему нужны деньги на командировки.

В конце ДД.ММ.ГГГГ он передал гр.Д. 60 000 рублей для поездок в Екатеринбург. Деньги отвез ему гр.Р..

В конце ДД.ММ.ГГГГ он еще раз зашел к гр.Д., тот сказал, что он занимается документами по оформлению угля. Просил больше к нему не ходить, что все вопросы по углю будут решать через Дерендяева. Больше он со гр.Д. не виделся. Он встретился с Дерендяевым и передал ему слова гр.Д..

В конце ДД.ММ.ГГГГ Дерендяев сказал, что уголь можно отгружать, но гр.Д. надо заплатить 100 000 рублей. Он передал Дерендяеву на базе на <адрес>, 80 000 рублей. Дерендяев позвонил гр.Д. и сообщил, что готов приехать.

Стали грузить уголь, приехали сотрудники полиции. Он ждал Дерендяева, когда тот привезет документы. Тот не вернулся. После этого он был задержан.

гр.Д. сам предложил ему забрать уголь, чтобы не возвращать деньги. гр.Д. разрешил ему взять на пробу уголь. Уголь на пробу брал гр.Е..

Первоначально цена угля составляла 300 рублей за тонну, при условии, что покупатель сам оплачивает погрузчик и машины. гр.Д. эта цена устроила, об этом сообщил Дерендяев. Цену 300 рублей установил гр.Д..

Покупатель гр.Е. сказал, что он может предоставить только машины, тогда они сделали перерасчет и договорились о цене в 600 рублей за тонну.

гр.Е. хотел для начала вывезти 100-150 тонн, испытать уголь в большой котельной.

Изначально он планировал купить уголь официально, но гр.Д. сказал, что будут работать по схеме вывоза мусора.

гр.Д. ему сказал, что уголь никому не принадлежит, он списан, поэтому они поставили его на баланс своей фирмы. Если бы гр.Д. не разрешил его вывозить, то они бы этого не сделали.

Кражу они не совершали, уголь вывозили с разрешения гр.Д.. Ему не было известно, что уголь состоит на балансе МО РФ.

Из оглашенных показаний Штрейс М.А. от ДД.ММ.ГГГГ следует, что в ДД.ММ.ГГГГ к нему обратился Дерендяев с просьбой найти покупателя на уголь, пояснил, что на территории заброшенного военного городка на <адрес> имеется большой объем угля. Он нашел покупателя гр.Е., после чего попросил у Дерендяева документы на уголь. Дерендяев направил его гр.Д.. Последний сказал, что не знает, где документы на уголь, и не знает, числится ли уголь на балансе. На вопрос о том, будет ли он продавать уголь, гр.Д. ответил утвердительно. После этого он взял уголь на пробу, топил его в печи. ДД.ММ.ГГГГ ему позвонил Дерендяев и сообщил, что гр.Д. разрешил отгрузку угля. ДД.ММ.ГГГГ он сказал об этом гр.Е..

ДД.ММ.ГГГГ он приехал на <адрес>, где передал Дерендяеву 90 000 рублей, чтобы тот 80 000 рублей отдал гр.Д. за уголь. Он считал, что уголь они покупают у гр.Д.. На базе осуществлялась погрузка. Всего должны были вывезти 300-350 тонн. В этот же день должен был подъехать покупатель из <адрес>, который хотел купить 600 тонн угля. Пока он был на базе, приехали сотрудники полиции, потребовали документы, которых у него не было. Он считал, что уголь никому не принадлежит (т. 1 л.д. 65-72).

Дополнительно допрошенный в суде Штрейс М.А. показал, что с Дерендяевым Н.Н. стоимость угля за тонну не обсуждали, договор он Дерендяеву Н.Н. не показывал. Дерендяев Н.Н. говорил ему о том, что уголь числится на балансе.

Подсудимый Дерендяев Н.Н. показал, что в ДД.ММ.ГГГГ ему позвонил Штрейс и назначил встречу, объяснил тем, что гр.Д. сказал, что он (Дерендяев) все знает. Они встретились с Штрейс, сходили на территорию военной части по <адрес>. Штрейс сказал, что гр.Д. разрешил вывезти уголь. В ДД.ММ.ГГГГ ему позвонил Штрейс и сказал, что назначена встреча с покупателем гр.Е., попросил сходить на эту встречу. Он показал гр.Е. уголь. гр.Е. спросил на балансе ли уголь, он ответил, что возможно да. В середине ДД.ММ.ГГГГ Штрейс сказал, что на последней встрече гр.Д. сказал ему больше на <адрес> не приезжать, что гр.Д. будет общаться только с ним (Дерендяевым).

Штрейс попросил созвониться со гр.Д., чтобы взять уголь на пробу. гр.Д. разрешил, он сообщил об этом Штрейс. Это было в ДД.ММ.ГГГГ.

Он периодически звонил гр.Д., тот говорил, что решает вопрос.

Когда он встречался со гр.Д. первый раз, тот сказал, что уголь стоит на балансе. Он (Дерендяев) предложил решить вопрос с гр.С..

ДД.ММ.ГГГГ он созванивался со гр.Д., тот говорил, что уголь на балансе, после чего назначил ему встречу в понедельник в 14 часов. До этого еще был встреча со гр.Д., в ходе которой тот сказал заплатить 50 или 70 тыс. рублей за решение вопроса о вывозе угля. гр.Д. эту сумму показал на пальцах, точную сумму он не помнит. ДД.ММ.ГГГГ он приехал на встречу к гр.Д., тот разрешил начать вывоз. Сказал до 11 часов привезти деньги. гр.Д. предназначалось вознаграждение 100 000 рублей.

Выйдя из кабинета гр.Д., он позвонил Штрейс и сказал, что гр.Д. разрешил вывозить уголь.

ДД.ММ.ГГГГ он вышел, сел в <данные изъяты>, на котором приехал на базу Штрейс. Последний передал ему 80 000 рублей, чтобы он отвез их гр.Д. за решение вопроса по углю. Он приехал к гр.Д., тот спросил, сколько они будут возить, он сказал, что до вечера, затем гр.Д. открыл записную книжку, куда он положил деньги. Когда он выходил из кабинета гр.Д., был задержан полицией.

О деньгах он с гр.Е. не говорил. До уголовного дела договор о продаже угля не видел, цену угля ни с гр.Е., ни со Штрейс не обговаривал. Сколько продадут угля со Штрейс не обговаривал. Он не знал о том, что заключен договор о продаже 1 000 тонн угля.

Если бы гр.Д. не дал разрешения на вывоз угля, то не стали бы вывозить уголь. Умысла на хищение угля не было. В сговор со Штрейс не вступал.

В ДД.ММ.ГГГГ гр.Д. сказал ему, что уголь на балансе. В ходе этого же разговора гр.Д. на пальцах показал ему 50 или 70 тыс. рублей. После этого он передал Штрейс, что уголь на балансе, что для решения вопроса нужны деньги гр.Д.. Штрейс с этим согласился.

Из оглашенных показаний Дерендяева Н.Н. следует, что в ДД.ММ.ГГГГ или ДД.ММ.ГГГГ он из окна квартиры увидел на территории бывшей КЭЧ по <адрес>, Штрейс, который ходил там с незнакомым мужчиной. Он вышел к Штрейс. На территории они увидели 2 кучи угля. На вопрос Штрейс он пояснил, что ранее уголь принадлежал КЭЧ. Штрейс предложил вывезти уголь с целью продажи. Он пообещал узнать, кому принадлежит уголь. С этой целью он обратился к гр.Д.. Они встретились. В ходе встречи он спросил о принадлежности угля, находящегося по <адрес>. гр.Д. пообещал узнать об этом.

В ДД.ММ.ГГГГ они со гр.Д. встретились у последнего в кабинете. В ходе встречи гр.Д. сказал, что уголь состоит на балансе Министерства обороны РФ. Он спросил о возможности вывоза угля и взятии проб. гр.Д. пробы взять разрешил, а с вывозом сказал подождать.

До конца ДД.ММ.ГГГГ гр.Д. так и не дал ответ по углю, и они со Штрейс решили заплатить гр.Д. 50 000 рублей за его молчание, при этом вывезти уголь.

ДД.ММ.ГГГГ он пришел к гр.Д. и сказал, что заплатит ему 80 000 рублей, а потом еще 20 000 рублей, и ДД.ММ.ГГГГ вывезут уголь с <адрес>. Он сказал гр.Д., что деньги привезет ДД.ММ.ГГГГ, в тот же день начнут вывозить уголь. гр.Д. согласился.

ДД.ММ.ГГГГ Штрейс передал ему деньги 70 000 рублей, с которыми он поехал к гр.Д.. Он добавил свои 10 000 рублей и заплатил гр.Д. 80 000 рублей. После этого был задержан.

Похитить уголь ему предложил Штрейс, он согласился. Они не обговаривали, как поделят прибыль от продажи угля (т. 1 л.д. 75-82).

В судебном заседании Дерендяев Н.Н. не подтвердил оглашенные показания, пояснил, что дал такие показания под влиянием того, что был задержан.

Согласно протоколу явки Дерендяева Н.Н. с повинной примерно в ДД.ММ.ГГГГ из окон квартиры он увидел, что на территории военного городка находится неизвестный мужчина и М. (Штрейс). Он вышел к ним. На их вопрос о принадлежности угля, он пояснил, что ранее он принадлежал КЭЧ. Они попросили выяснить этот вопрос, на что он согласился. По этому поводу он созвонился со гр.Д. и договорился о встрече, в ходе которой он попросил выяснить, стоит ли уголь на балансе МО РФ. В конце августа – начале ДД.ММ.ГГГГ в ходе встречи гр.Д. пояснил ему, что уголь стоит на балансе Министерства обороны РФ. После этого он позвонил Штрейс и сообщил, что уголь на балансе МО РФ. В ходе разговора Штрейс сказал, что необходимо предложить гр.Д. 50 000 рублей, чтобы вывезти с территории бывшего военного городка уголь. После этого он вновь созвонился и встретился со гр.Д., предложив ему 50 000 рублей за возможность вывоза угля с территории бывшего военного городка, на что гр.Д. ответил, что ему не до этого.

ДД.ММ.ГГГГ он вновь позвонил гр.Д. и договорился о встрече на ДД.ММ.ГГГГ. Перед встречей со гр.Д. ДД.ММ.ГГГГ он встретился со Штрейс, который предложил передать гр.Д. 80 000 рублей за то, чтобы получить возможность вывезти уголь, чтобы гр.Д. не сообщал об этом в правоохранительные органы.

Он зашел в кабинет гр.Д. и предложил ему 100 000 рублей за возможность вывоза угля с территории бывшего военного городка, при этом 80 000 рублей должен был передать ДД.ММ.ГГГГ, а 20 000 рублей после вывоза угля. В процессе разговора гр.Д. пояснил, что это незаконно и за это предусмотрена ответственность. Он сообщил гр.Д., что приедет ДД.ММ.ГГГГ к 11 часам.

ДД.ММ.ГГГГ он встретился со Штрейс на территории военного городка. Примерно в 10 часов туда приехали 3 грузовых автомобиля и погрузчик. Началась погрузка. В это время к ним подошел покупатель угля, который передал ему (Дерендяеву) 80 000 рублей для передачи их сотруднику КЭЧ, ответственного за сохранность угля. Он приехал к гр.Д., передал ему 80 000 рублей, сообщил, что погрузка будет идти весь день. Деньги гр.Д. он заплатил, чтобы тот не препятствовал вывозу угля с базы по <адрес>. После этого он был задержан.

За достижение договоренности со гр.Д. о хищении угля, он (Дерендяев) планировал получить вознаграждение 20-30 тыс. рублей (т. 1 л.д. 32-37).

Вина Штрейс М.А. и Дерендяева Н.Н. нашла подтверждение в судебном заседании исследованными доказательствами.

Из оглашенных на основании ч. 1 ст. 281 УПК РФ показаний свидетеля гр.Г. следует, что он работает в ФГКУ «Приволжско-Уральское территориальное управление имущественных отношений» МО РФ. На территории бывшего военного городка по адресу: <адрес>, расположен склад, на котором имеется открытая площадка хранения каменного угля, стоящего на балансе ФГКУ «Приволжско-Уральское территориальное управление имущественных отношений» МО РФ. Согласно инвентаризации, проведенной ДД.ММ.ГГГГ на территории склада находится уголь в количестве 2 324,3 тонны.

ДД.ММ.ГГГГ представитель учреждения в Пермском крае гр.Д. служебной запиской уведомил руководство учреждения, что с территории склада похищен каменный уголь, однако лица, вывозившие каменный уголь были задержаны.

Балансовая стоимость 1 тонны каменного угля на ДД.ММ.ГГГГ составляет 1 331 рубль 37 коп. В случае хищения угля в количестве 1 000 тонн, был бы причинен ущерб в сумме 1 331 370 рублей (т. 2 л.д. 283-284).

Свидетель гр.Т. показал, что работает в ФГКУ «Приволжско-Уральское территориальное управление имущественных отношений» МО РФ. Ему известно, что было покушение на тайное хищение угля с площадки по <адрес>. Цена угля составляет 1 331,37 руб. за тонну. Это балансовая стоимость, она установлена для всего угля в округе, состоящего на балансе Министерства обороны РФ. Уголь на площадке по <адрес> хранился нужд Министерства обороны РФ, для его дальнейшего использования по назначению.

Свидетель гр.Д. показал, что в ДД.ММ.ГГГГ Дерендяев постоянно интересовался углем, звонил и приходил, говорил, что хочет его вывезти с <адрес>. Дерендяев знал, что уголь состоит на балансе КЭЧ района, т.к. он раньше работал в КЭЧ. К нему Дерендяев обратился, т.к. он единственный представитель ФГКУ «Приволжско-Уральское территориальное управление имущественных отношений» МО РФ. Уголь, размещенный на <адрес>, в количестве около 2,5 тысяч тонн состоит на балансе этой организации. Цену за тонну не помнит, учреждение представляло соответствующую справку.

Дерендяев договорился с ним о встрече. В ходе встречи предложил ему деньги за вывоз угля. Он сказал Дерендяеву, что за это предусмотрена уголовная ответственность, что уголь находится на балансе. Дерендяев предложил ему съездить в <адрес>, поговорить с гр.С.. На протяжении 2-4 месяцев было 3-4 подобных разговора. Он постоянно говорил Дерендяеву, что за это предусмотрена уголовная ответственность, что он не принимает решений по поводу угля.

Он обратился по этому поводу в ФСБ и в ОБЭП. Оперуполномоченный сказал ему записать разговор с Дерендяевым. Он сделал это. В следующий раз Дерендяев пришел к нему и дал взятку 80 000 рублей, после чего был задержан.

В ДД.ММ.ГГГГ Штрейс ему не звонил, звонил только Дерендяев с телефона Штрейс. Лично со Штрейс он по углю ни разу не разговаривал.

Масштабных хищений угля с территории по адресу: <адрес>, не было.

Из оглашенных показаний свидетеля гр.Д. следует, что на территории бывшего военного городка № по адресу: <адрес>, расположены склады текущего довольствия ФГКУ «Пермская квартирно-эксплуатационная часть района». Территория огорожена бетонным забором, ворота все время открыты, охрана отсутствует. При въезде на территорию справа располагается склад открытого хранения угля в количестве 2 264 тонны 300 кг, стоимостью 1 331 рубль 37 коп. за тонну. Этот уголь состоит на балансе ФГКУ «Приволжско-Уральское ТУИО» МО РФ.

ДД.ММ.ГГГГ к нему в кабинет приехал Дерендяев, интересовался углем на <адрес>, предложил реализовать его, сказав, что он (гр.Д.) получит за это 50 000 рублей. Он сообщил Дерендяеву, что уголь принадлежит МО РФ, и что этот вопрос надо решать с руководством в <адрес>. Также он сообщил, что у него нет полномочий распоряжаться этим углем и это уголовно-наказуемое деяние. Дерендяев предлагал списать уголь с баланса. Он отказал. Тогда Дерендяев сказал, что через 2 дня заедет, чтобы еще раз обсудить этот вопрос. После этой беседы он обратился к сотруднику ФСБ, который рекомендовал записать разговор с Дерендяевым на диктофон.

Впоследствии Дерендяев звонил ему с номеров №. Второй номер был у него записан как номер М. (Штрейс). Он понял, что Дерендяев и Штрейс знакомы между собой.

В начале ДД.ММ.ГГГГ Дерендяев вновь приехал к нему на работу и предлагал ему 50 000 рублей за то, чтобы он позволил беспрепятственно вывезти уголь с территории бывшего военного городка №, не сообщая об этом в правоохранительные органы и руководству. Дерендяев говорил о том, что вывоз угля организует Штрейс М.. Эта встреча была записана на диктофон. Он сказал Дерендяеву, что не может решить этот вопрос, т.к. у него имеется вышестоящее руководство в <адрес>.

ДД.ММ.ГГГГ под контролем оперативных сотрудников он общался с Дерендяевым по телефону. Дерендяев предложил встретиться, продолжить разговор.

ДД.ММ.ГГГГ к нему в рабочий кабинет приехал Дерендяев. Встреча проходила под контролем сотрудников полиции. В ходе встречи Дерендяев предложил ему 80 000 рублей сразу и 20 000 рублей после отгрузки угля за то, чтобы он позволил им вывезти уголь и не сообщать о хищении сотрудникам полиции и руководству ФГКУ. Он сказал, что не согласен.

Без его (гр.Д.) участия Штрейс и Дерендяев не смогли бы вывезти уголь в территории склада, поскольку жильцы домов, расположенных рядом со складом, бывшие и действующие сотрудники воинских частей, которые могут сообщить ему о совершаемом хищении.

ДД.ММ.ГГГГ к нему в кабинет приехал Дерендяев и сказал, что вывозят уголь, положил ему в ежедневник 80 000 рублей. Он возражений по поводу вывезенного угля не высказывал, т.к. знал, что встреча проходит под контролем сотрудников полиции. После встречи Дерендяев был задержан.

До этих событий он на территории склада был ДД.ММ.ГГГГ, поскольку в тот день было похищено 60 тонн угля. По этому факту он подавал заявление в ОП № 2 (т. 1 л.д. 38-41).

В судебном заседании свидетель гр.Д. подтвердил оглашенные показания. Дополнительно пояснил, что после обращения к нему Дерендяева ДД.ММ.ГГГГ он сообщил об этом в ОБЭП, а к сотруднику ФСБ в устной форме он обращался еще раньше. Он не давал Дерендяеву согласие на вывоз угля. Со Штрейс в ДД.ММ.ГГГГ и в ДД.ММ.ГГГГ он не встречался и ничего по поводу угля ему не говорил.

В ДД.ММ.ГГГГ, ДД.ММ.ГГГГ, ДД.ММ.ГГГГ ему никаких денег по поводу угля не передавали.

гр.Р. он видел один раз в ДД.ММ.ГГГГ, в период когда Штрейс вывозил строительный мусор. После ДД.ММ.ГГГГ он видел гр.Р. только в ходе очной ставки. Распорядиться углем мог только директор Департамента имущественных отношений МО РФ.

Он Дерендяеву сумму вознаграждения за вывоз угля не показывал. Дерендяев сам озвучил эту сумму.

Согласно протоколу очной ставки между Дерендяевым Н.Н. и гр.Д., последний показал, что разрешения на вывоз угля Дерендяеву Н.Н. и Штрейс М.А. не давал.

Дерендяев Н.Н. не согласился с показаниями гр.Д., показал, что последний дал разрешение на вывоз угля (т. 2 л.д. 19-21).

Аналогичные показания гр.Д. дал и при проведении очной ставки со Штрейс М.А. (т. 2 л.д. 16-18).

Свидетель гр.Е. показал, что в середине ДД.ММ.ГГГГ в его офис позвонили и предложили приобрести каменный уголь. Кто звонил, ему не известно. В ходе разговора ему сообщили номер сотового телефона Штрейс. Он созвонился со Штрейс, и они договорились, что он приедет и посмотрит качество и количество угля. На следующий день утром он приехал на <адрес>, позвонил Штейс, но тот сказал, что уголь покажет другой человек – туда подошел Дерендяев. С разрешения Штрейс он взял образцы угля в двух мешках. Один мешок отдал в частный дом, чтобы проверить в небольшой печи, второй – на бетонный завод, чтобы проверить в промышленной топке. После проверки ему сообщили, что уголь горит, но определить теплоотдачу не могут, т.к. было еще теплое время года. Со слов Дерендяева, уголь привезли давно, для нужд военных, сейчас уголь не используется.

По его мнению, на <адрес> хранилось 800 тонн угля, но потом оказалось, что там вторая куча угля есть, которую он сразу не увидел.

Смотреть все судебные практики о Приговоры судов по ст. 158 УК РФ Кража

Он договорился со Штрейс, что уголь будет покупать только по договору от юридического лица, уголь повезет на площадку порта Пермь, где приобретенный уголь будет взвешен.

После этого Штрейс долго, около 40 дней, решал вопрос с Министерством обороны по поводу угля. Так ему говорил Штрейс. Штрейс говорил, что это уголь Министерства обороны, что он знает кого-то, кто может решить вопросы по углю.

ДД.ММ.ГГГГ Штрейс позвонил и сообщил, что все вопросы решены, можно вывозить уголь. Тогда он (гр.Е.) подготовил договор, где в качестве продавца указал организацию, данные о которой получил от Штрейс – <данные изъяты>. В первом варианте договора цена была указана 300 рублей за тонну. Штрейс попросил указать цену 600 рублей за тонну, но при этом расходы на погрузку несет он. Он переделал договор с этой ценой. В договоре был прописан объем поставки до 1 000 тонн.

Также Штрейс сказал, что уже завтра нужны деньги. Они договорились, что он испытает уголь на промышленных котельных.

ДД.ММ.ГГГГ в 10 часов начали погрузку. Он (гр.Е.) организовал 4 машины. Когда он пришел к месту хранения угля на <адрес>, то шла погрузка 2ой машины. Рядом стоял автомобиль <данные изъяты>, в котором находились Штрейс, Дерендяев и водитель. Он отдал исправленный договор Штрейс, также передал ему 70 000 рублей. Приходный кассовый ордер Штрейс обещал отдать ему вечером. Затем он (гр.Е.) передал каждому водителю накладную на груз, сел в первую машину, и они поехали разгружаться в <адрес>. После разгрузки машин, он уехал на работу. Позднее ему позвонили водители и сообщили, что сотрудники полиции не дают вывозить уголь. Он позвонил Штрейс, тот сказал, что произошла неувязка, они решают.

Изначально весь уголь он брать не планировал, хотел взять часть на пробу, чтобы проверить в котельных, отапливающих жилые дома. Думал вывезти в первый день 150 тонн.

Штрейс согласился продать угля до 1 000 тонн, поэтому они и заключили такой договор. В устной беседе со Штрейс он говорил, что может весь уголь приобрести, если его устроит качество, Штрейс согласился. Цену в 300 рублей оговорили примерно за месяц до вывоза. ДД.ММ.ГГГГ Штрейс сказал, что цена будет 600 рублей. Его такая цена устроила.

На тот период рыночная цена угля составляла от 2 100 рублей до 2 800 рублей за тонну. Качество угля, хранившегося на <адрес>, было ниже, чем угля, имеющегося на рынке, поэтому его среднерыночную цену он назвать не может.

Из оглашенных показаний свидетеля гр.Е. следует, что в целом он дал аналогичные показания, пояснив при этом, что на базе при визуальном осмотре он обнаружил более 1 000 тонн угля. Дерендяев при этом говорил, что может реализовать уголь по остаточной цене 900 рублей за тонну, но могут и снизить цену. Он проверил горючие свойства угля, качество его устроило. При встрече Штрейс сказал, что уголь может реализовать по цене 650 рублей за тонну. Эта цена была существенно ниже рыночной. Средняя рыночная стоимость такого же угля составляет около 2 000 рублей за тонну.

ДД.ММ.ГГГГ Штрейс передал ему распечатанный договор поставки угля, где была указана цена 1 тонны – 600 рублей. Договор был составлен на поставку угля в объеме 1 000 тонн. В устной договоренности они решили, что фактически он заберет весь уголь (т. 1 л.д. 42-43).

Свидетель гр.Л. показал, что у него в собственности имеется самосвал <данные изъяты>, на котором он работает водителем. В конце октября 2016 года ему позвонил знакомый гр.Е., который предложил принять участие в перевозке угля из <адрес> в порт на <адрес>, сказал, что работы на день.

ДД.ММ.ГГГГ к 9 или 10 часам он приехал на бывшую военную базу по <адрес> были открыты, охраны он не видел. На въезде стоял автомобиль <данные изъяты> или <данные изъяты>, в котором находился ранее незнакомый Штрейс. С ним был кто-то еще, за рулем находился водитель. На базе уже находился погрузчик. Его самосвал погрузили. Приехал гр.Е. и передал ему накладную на уголь. После окончания погрузки гр.Е. сел к нему в машину, и они проехали в <адрес>. За ним были погружены еще два <данные изъяты>. Там самосвал был взвешен с грузом, после чего он уголь высыпал. В его самосвал было погружено 10,2 тонны угля. гр.Е. остался в порту, а он вернулся к месту погрузки. Там уже находились сотрудники полиции. В этот день он успел бы сделать еще 2-3 рейса.

Свидетель гр.И. показал, что у него имеется самосвал <данные изъяты>. Он подавал объявление в интернет об оказании услуг грузоперевозок. В ДД.ММ.ГГГГ ему позвонил человек, который представился гр.Е., предложил перевезти уголь с <адрес>. Он согласился, рассчитывал поработать смену и получить в пределах 5 000 рублей.

На другой день он приехал к 10 часам на <адрес>, там была пустая территория, ворот не было. На территории находился автомобиль <данные изъяты>, погрузчик, два <данные изъяты>. Там же видел Штрейс. <данные изъяты> были загружены углем, потом ждали гр.Е.. В его машину было погружено около 10 тонн угля. гр.Е. приехал, дал им товарно-транспортные накладные, потом сел в первый <данные изъяты>, и они поехали на разгрузку в порт. После разгрузки вернулись к месту погрузки. Там были задержаны сотрудниками полиции.

Из оглашенных на основании ч. 1 ст. 281 УПК РФ показаний свидетеля гр.К. следует, что он является руководителем ООО <данные изъяты>. В организации на грузовом автомобиле <данные изъяты> работал водитель гр.А.. В начале ДД.ММ.ГГГГ по просьбе гр.Е. он направил водителя гр.А. на перевозку угля с <адрес>. Со слов гр.А. ему известно, что то успел сделать только один рейс с углем. Когда вновь приехал на погрузку, то там находились сотрудники полиции, которые запретили перевозку угля (т. 1 л.д. 192-195).

Из оглашенных на основании ч. 1 ст. 281 УПК РФ показаний свидетеля гр.Н. следует, что со слов гр.Б. ему известно, что ДД.ММ.ГГГГ последний по просьбе гр.Е. перевозил уголь с территории бывшего военного городка на <адрес> загружено 4 машины. После разгрузки один из водителей позвонил ему и сообщил, что больше уголь возить не надо (т. 1 л.д. 238-239).

Свидетель гр.Ж. показал, что он работал у ИП гр.М. на погрузчике <данные изъяты>. ДД.ММ.ГГГГ по заданию работодателя он погрузил уголь в 4 самосвала на <адрес>. Два самосвала были грузоподъемностью по 15 тонн, два по 20 тонн. После погрузки самосвалы уехали, он остался их ждать. Приехали сотрудники полиции. Погрузка прекратилась.

Свидетель гр.М. показал, что гр.Ж. работал у него водителем на погрузчике. ДД.ММ.ГГГГ от диспетчера поступила заявка произвести погрузку на <адрес> следующий день по этой заявке гр.Ж. выехал на объект, сколько-то поработал, грузил уголь, потом позвонил и сказал, что полиция приехала, прекратили работу.

Из оглашенных на основании ч. 1 ст. 281 УПК РФ показаний свидетеля гр.З. следует, что она работает в ООО НСМ <данные изъяты> в должности весовщика-кассира. Погрузочно-транспортная площадка <данные изъяты> терминала расположена по адресу: <адрес>. ДД.ММ.ГГГГ на территории <данные изъяты> терминала от ООО <данные изъяты> был отгружен уголь из четырех грузовых автомобилей массой 10,1 тонны, 10,2 тонны, 14 тонн, 17 тонн. Разгрузка происходила на территории арендованной гр.Е. (т. 1 л.д. 129-131).

Свидетель гр.П. показал, что является сотрудником ООО <данные изъяты>. ДД.ММ.ГГГГ в порт приехали сотрудники полиции. Как оказалось на территорию порта привезли 4 машины угля, который выгрузили на арендованную площадь. Оперативная группа проводила свою работу, они это место оградили.

Из оглашенных на основании ч. 1 ст. 281 УПК РФ показаний свидетеля гр.О. следует, что ДД.ММ.ГГГГ он по просьбе Штрейс отвез его и незнакомого мужчину (Дерендяева) на территорию склада по <адрес>. Штрейс пояснил, что со склада будет вывозиться уголь, а ему необходимо контролировать процесс. Когда они прибыли на территорию склада, он увидел там на открытой площадке каменный уголь в большом количестве. Приехало несколько грузовых машин, которые стал загружать погрузчик. После того, как груженые машины уехали, приехали сотрудники полиции, которые пояснили, что загрузка и перевозка угля является незаконной (т. 2 л.д. 14-15).

Свидетель гр.Р. показал, что в ДД.ММ.ГГГГ-ДД.ММ.ГГГГ он по просьбе Штрейс 3 раза отвозил деньги гр.Д. на <адрес> суммами от 15 до 30 тыс. рублей. Деньги Штрейс передавал за то, что отгружал с объекта строительный мусор.

В ДД.ММ.ГГГГ-ДД.ММ.ГГГГ также по просьбе Штрейс отвез гр.Д. один или два раза от 20 до 30 тыс. рублей. За что именно деньги, Штрейс не говорил. Про уголь разговоров не было

Согласно справке об ущербе стоимость одной тонны угля, состоящего на балансе ФГКУ «Приволжско-Уральское территориальное управление имущественных отношений» Министерства обороны РФ, составляет 1 331,37 рублей. На балансе числится уголь в количестве 2 324,3 тонны.

Балансовая стоимость угля по состоянию на ДД.ММ.ГГГГ составляет 1 331,37 рублей за 1 тонну (т. 1 л.д. 7, 8; т. 2 л.д. 288).

Согласно справке по состоянию на ДД.ММ.ГГГГ масса угля, находящегося на территории открытого склада по адресу: <адрес>, составила 2 107,430 тонн (т. 2 л.д. 290-294).

Согласно письму за подписью и.о. начальника управления ФГКУ «Приволжско-Уральское территориальное управление имущественных отношений» МО РФ уголь, местом хранения которого является склад открытого хранения по адресу: <адрес>, по акту от ДД.ММ.ГГГГ передан из ФГКЭУ «Пермская квартирно-эксплуатационная часть района» в ФГКУ «Приволжско-Уральское территориальное управление имущественных отношений» МО РФ (т. 1 л.д. 106-111).

Согласно протоколу осмотра места происшествия и фототаблице к нему, по адресу: <адрес>, расположена огороженная забором территория, на которой имеются 2 груды угля. Возле одной из груд имеется трактор <данные изъяты>. В 15 метрах от трактора стоит автомашина <данные изъяты> (т. 1 л.д. 9-11, л.д. 135-146).

Согласно протоколу осмотра места происшествия, схеме и фототаблице к нему по адресу: <адрес>, расположена транспортная грузовая площадка ООО <данные изъяты>. Напротив КПП, вдоль железнодорожных путей находится сыпучее вещество черного цвета (уголь) в виде насыпи длиной 7,5 метра, шириной 12,3 метра, высотой 1,52 метра. В ходе осмотра изъяты образцы вещества (т. 1 л.д. 19-24, л.д. 250-253).

Согласно актам проведения контрольного взвешивания водитель гр.Л. въехал на территорию порта ДД.ММ.ГГГГ в 11:22 с углем массой 10,1 тонн, водитель гр.И. – ДД.ММ.ГГГГ в 11:23 с углем массой 10,2 тонны, водитель гр.А. – ДД.ММ.ГГГГ в 11:24 с углем массой 14 тонн, водитель гр.Б. – ДД.ММ.ГГГГ в 11:26 с углем массой 17 тонн (т. 1 л.д. 26-29).

Согласно протоколу обыска в жилище Штрейс М.А. изъяты бланки ООО «Оханскжилсельстрой» с оттиском печати и подписью директора, письма этой организации и ее печать (т. 1 л.д. 50).

Согласно протоколу осмотра указанные документы и печать были осмотрены (т. 1 л.д. 92-103).

Согласно протоколу осмотра договор № от ДД.ММ.ГГГГ заключен между поставщиком ООО <данные изъяты> в лице директора гр.В. и получателем ООО <данные изъяты> в лице директора гр.Е. Поставщик обязуется поставить каменный уголь в количестве до 1 000 тонн, а получатель принять и оплатить его по цене 600 рублей за 1 тонну (т. 1 л.д. 147, 149-150).

Заключением эксперта установлено, что представленный на исследование уголь воспламеняется и горит при условии принудительной подачи воздуха в зону горения (создании тяги воздуха в зону горения) (т. 1 л.д. 160-161).

Согласно протоколу выемки гр.Д. добровольно выдал мобильный телефон «Нокиа» (т. 1 л.д. 184-185).

Согласно протоколу осмотра мобильного телефона «Нокиа», выданного гр.Д., в папке входящие сообщения имеются сообщения с абонентского номера №:

ДД.ММ.ГГГГ в 06:42 с текстом «Какое решение по углю? Вывозим на ответ хранение в другое месторасположение?»;

ДД.ММ.ГГГГ в 16:46 «Рейс можно сделать?»;

ДД.ММ.ГГГГ в 09:13 «Людям что сказать?»;

ДД.ММ.ГГГГ в 08:42 «Людям сказать да или нет? Подморозит или снег выпадет – не возьмут»;

ДД.ММ.ГГГГ в 05:19 «С.А. скажи да или нет»;

ДД.ММ.ГГГГ в 05:44 «в офис в 10 подойду. Нормально?»;

ДД.ММ.ГГГГ в 05:57 «вдоль насыпи возьмем?» (т. 1 л.д. 186-187).

Согласно акту вручения специальной техники от ДД.ММ.ГГГГ гр.Д. вручена специальная техника, позволяющая проводить аудиозапись, для участия в проведении ОРМ «наблюдение» при разговоре с Дерендяевым Н.Н. Техника не содержит никаких записей (т. 1 л.д. 206).

Согласно протоколу осмотра стенограммы телефонного разговора гр.Д. с Дерендяевым Н.Н., который состоялся ДД.ММ.ГГГГ, в ходе которого Дерендяев Н.Н. интересуется углем, предлагает встретиться в понедельник. гр.Д. отвечает, что уголь на балансе, это уголовное дело. Дерендяев Н.Н. предлагает спросить у гр.С., на что гр.Д. отвечает вопросом: «Ну а Кельш что скажет? Что берите, воруйте или что?». Договариваются встретиться в понедельник в 2-3 часа (т. 2 л.д. 26-30).

Из стенограммы разговора между гр.Д. и Дерендяевым Н.Н., который состоялся ДД.ММ.ГГГГ, следует, что Дерендяев сообщил, что покупатель согласен завтра забирать уголь, и что за это гр.Д. получит 80 000 рублей. гр.Д. сообщил, что будет на работе до 12 часов (т. 2 л.д. 81-83).

Анализируя исследованные в судебном заседании доказательства, суд находит их совокупность достаточной для признания вины Штрейс М.А. и Дерендяева Н.Н. в совершении инкриминируемых деяний установленной.

Штрейс М.А. и Дерендяев Н.Н. признали факт завладения углем, массой 51,3 тонны. Вместе с тем показали об отсутствии у них преступного сговора и об отсутствии умысла на хищение чужого имущества, считали, что они действовали законно.

Исследованные судом доказательства своей совокупности опровергают позицию подсудимых.

Согласно примечанию к ст. 158 УК РФ под хищением в статьях настоящего Кодекса понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества.

Судом установлено, что Штрейс М.А. и Дерендяев Н.Н. действовали с корыстной целью, т.е. с целью извлечения материальной выгоды. Так, подсудимые договорились о продаже угля гр.Е. Указанный факт установлен как показаниями подсудимых, так и показаниями свидетеля гр.Е., протоколом осмотра договора о продаже угля.

Действия Штрейс М.А. и Дерендяева Н.Н., направленные на изъятие и обращение угля в пользу гр.Е., являлись противоправными и безвозмездными.

Так, из показаний Дерендяева Н.Н. установлено, что со слов гр.Д. ему было известно, что уголь, находившийся по адресу: <адрес>, состоит на балансе ФГКУ «ПУТУИО» МО РФ; об этом же он сообщил Штрейсу М.А. Последний в своих дополнительных показаниях в суде подтвердил, что Дерендяев Н.Н. говорил ему о том, что уголь состоит на балансе. Кроме того, свидетель гр.Е. показал, что Штрейс М.А. сообщал ему о принадлежности угля Министерству обороны. При таких обстоятельствах подсудимые понимали, что уголь является чужим имуществом, распоряжаться которым они не имели права.

Доводы подсудимых о том, что они считали, что действуют законно, поскольку вывозить уголь им разрешил гр.Д., они заплатили ему за уголь деньги, суд считает несостоятельными.

Из оглашенных показаний Дерендяева Н.Н. следует, что они со Штрейс М.А. решили передать гр.Д. деньги за его молчание, т.е. за то, чтобы он не сообщил в правоохранительные органы о факте вывоза ими угля с открытого склада. Изложенные показания Дерендяева Н.Н. подтверждаются и протоколом явки его с повинной. При таких обстоятельствах доводы подсудимых в судебном заседании о том, что они, якобы, считали, что покупают уголь у гр.Д., за что и заплатили ему, суд считает явно надуманными. Помимо оглашенных показаний Дерендяева Н.Н., изложенные доводы опровергаются и фактическими обстоятельствами. Так, отсутствуют документы, которые свидетельствовали бы о продаже ФГКУ «ПУТУИО» МО РФ угля Штрейсу М.А. либо Дерендяеву Н.Н., равно как и иным лицам. Допрошенные на досудебной стадии производства по делу и в суде работники ФГКУ «ПУТУИО» МО РФ показали о том, что уголь состоит на балансе учреждения, о факте выбытия угля не сообщали. Более того, показаниями гр.Д. установлено, что он сообщал Дерендяеву Н.Н. о том, что у него (гр.Д.) нет полномочий распоряжаться углем.

Фактические обстоятельства уголовного дела свидетельствуют о том, что разрешение гр.Д. Штрейсу М.А. и Дерендяеву Н.Н. требовалось не для подтверждения факта законности вывоза угля со склада открытого хранения, а для того, чтобы избежать обращения гр.Д. в правоохранительные органы в том случае, если кто-либо сообщит гр.Д. как ответственному должностному лицу о попытке вывоза угля со склада. Таким образом, ставя гр.Д. в известность о намерении вывезти уголь и пытаясь заплатить ему часть вырученных от хищения денег, Штрейс М.А. и Дерендяев Н.Н. фактически обеспечивали тайный характер совершаемого ими преступления.

К показаниям Штрейс М.А. о том, что гр.Д. сам предложил ему вывезти уголь, о том, что гр.Д. назвал цену продажи угля, о том, что он не знал, что уголь состоит на балансе ФГКУ «ПУТУИО» МО РФ, суд относится критически. Показания Штрейс М.А. в суде опровергаются как оглашенными показаниями Дерендяева Н.Н., так и показаниями гр.Д. Более того, показания Штрейс М.А. на досудебной стадии производства по делу и в суде непоследовательны. При таких обстоятельствах у суда нет оснований доверять им.

Показаниям подсудимого Дерендяева Н.Н., данным в судебном заседании, суд также не доверяет, поскольку эти показания опровергаются как показаниями свидетеля гр.Д., так и оглашенными показаниями Дерендяева Н.Н. Содержание показаний Дерендяева Н.Н. в суде свидетельствует о том, что им были изменены ранее данные показания после согласования позиции с соучастником Штрейс М.А. Более достоверными суд считает показания Дерендяева Н.Н., данные им на досудебной стадии производства по делу ДД.ММ.ГГГГ.

Исследованными доказательствами установлен умысел Дерендяева Н.Н. и Штрейс М.А. на хищение угля массой не менее 1 000 тонн. В частности, об этом свидетельствуют показания свидетеля гр.Е., согласно которым в устной беседе со Штрейс М.А. он говорил о намерении приобрести весь уголь, если его устроит качество, на что Штрейс М.А. согласился; договор о продаже угля массой до 1 000 тонн, который подписал Штрейс М.А., согласившись с его условиями. Кроме того, из оглашенных показаний Штрейс М.А. следует, что ДД.ММ.ГГГГ должен был подъехать еще один покупатель, который хотел приобрести еще 600 тонн угля. При таких обстоятельствах, умысел Дерендяева Н.Н. и Штрейс М.А. фактически был направлен на хищение всего объема угля, имевшегося на складе по <адрес>. Факторы, которые могли стать препятствием для реализации умысла подсудимых, например, задержание их сотрудниками полиции, отказ гр.Е. от приобретения оставшейся части угля и иные, не зависят от воли Дерендяева Н.Н. и Штрейс М.А., поэтому не могут свидетельствовать о направленности их умысла на хищение лишь части угля.

Вопреки доводам защиты, исследованными доказательствами установлена стоимость угля по состоянию на дату хищения. Об этом свидетельствует справка, выданная ФГКУ «ПУТУИО» МО РФ, согласно которой балансовая стоимость угля по состоянию на ДД.ММ.ГГГГ составляет 1 331,37 рублей за 1 тонну. Оснований не доверять этим сведениям у суда не имеется.

Доводы защиты о ненадлежащем качестве угля опровергаются заключением эксперта о том, что уголь воспламеняется и горит при условии принудительной подачи воздуха в зону горения. Свидетель гр.Е. показал, что для горения каменного угля всегда требуется принудительная подача воздуха, иначе он начинает не гореть, а тлеть. Кроме того, из его же показаний следует, что он отбирал образцы угля со склада на <адрес>, передавал их для проверки в частный дом и на бетонный завод, ему сообщили, что уголь горит, качество угля его устроило, и он решил приобрести этот уголь. Изложенные доказательства свидетельствует о пригодности угля для использования по назначению.

Более того, свидетель гр.Е. показал, что рыночная цена каменного угля нормального качества составляет от 2 100 рублей до 2 800 рублей, в зависимости от места происхождения. Как видно цена угля, который явился предметом хищения, обозначенная потерпевшим, значительно ниже среднерыночной цены на уголь, что свидетельствует о том, что при оценке угля учтен длительный срок его хранения в открытых условиях и возможное изменение его свойств.

При таких обстоятельствах, у суда нет оснований не доверять представленным ФГКУ «ПУТУИО» МО РФ сведениям о стоимости угля 1 331,37 рублей за 1 тонну.

С учетом направленности умысла подсудимых Штрейс М.А. и Дерендяева Н.Н. на хищение угля массой 1 000 тонн, стоимости угля, составляющей 1 331,37 рублей за 1 тонну, в случае доведения преступления до конца они могли бы причинить ФГКУ «ПУТУИО» МО РФ ущерб на общую сумму 1 331 370 рублей, что согласно примечанию к ст. 158 УК РФ, образует ущерб в особо крупном размере.

По мнению суда, квалифицирующий признак – группой лиц по предварительному сговору, вменен подсудимым обоснованно. Исследованными судом доказательствами, в частности показаниями Дерендяева Н.Н. и Штрейс М.А., а также показаниями свидетелей гр.Д. и гр.Е., установлено, что подсудимые заранее, до выполнения объективной стороны преступления, договорились о хищении чужого имущества. При подготовке к совершению преступления и при его совершении Дерендяев Н.Н. и Штрейс М.А. действовали совместно и согласованно, их действия были направлены на достижение единого преступного результата – незаконное обогащение. Так, Штрейс М.А. подыскал покупателя на уголь, обеспечил работу ДД.ММ.ГГГГ автопогрузчика, подготовил необходимые документы, которые создавали у покупателя видимость легитимной сделки; Дерендяев Н.Н. обеспечивал переговоры со гр.Д., а также передачу ему денег за сокрытие преступления, показал покупателю местонахождение угля. Действия каждого из подсудимых дополняли действия другого и обеспечивали совершение преступления.

Вопреки доводам защиты, суд не усматривает признаков провокации в действиях сотрудников полиции. Установлено, что умысел на хищение угля со склада на <адрес>, возник у Штрейс М.А. и Дерендяева Н.Н. в ДД.ММ.ГГГГ вне зависимости от действий сотрудников полиции и задолго до проведения оперативно-розыскных мероприятий, первое из которых состоялось ДД.ММ.ГГГГ. ДД.ММ.ГГГГ преступные действия подсудимых были пресечены сотрудниками полиции, в связи с чем Штрейс М.А. и Дерендяев Н.Н. не смогли довести преступление до конца по независящим от них обстоятельствам.

Вина Штрейс М.А. и Дерендяева Н.Н. в совершении инкриминируемого деяния подтверждается совокупностью исследованных судом доказательств, действия подсудимых суд квалифицирует по ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 4 ст. 158 УК РФ, как покушение на кражу, т.е. совершение умышленных действий, непосредственно направленных на тайное хищение чужого имущества, совершенное группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере, не доведенное до конца по независящим от Штрейс М.А. и Дерендяева Н.Н. обстоятельствам.

При назначении наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенного Штрейс М.А. и Дерендяевым Н.Н. преступления, которое относятся к категории тяжкого, и данные о личностях подсудимых. Штрейс М.А. и Дерендяев Н.Н. в быту характеризуются положительно, не судимы.

С учетом фактических обстоятельств преступления и степени его общественной опасности, суд не усматривает оснований для изменения категории преступлений на менее тяжкую.

Смягчающие наказание обстоятельства Штрейс М.А. судом не установлены.

Смягчающими наказание обстоятельствами Дерендяеву Н.Н. суд учитывает <данные изъяты>, явку с повинной.

Отягчающих наказание обстоятельств Штрейс М.А. и Дерендяеву Н.Н. судом не установлено.

С учетом всех вышеуказанных обстоятельств, данных о личности подсудимых, характера и степени общественной опасности совершенного преступления, фактических обстоятельств его совершения, суд считает, что наказание Штрейс М.А. и Дерендяеву Н.Н. следует назначить в виде лишения свободы. При этом суд учитывает влияние наказания на исправление осужденных, на условия жизни их семей.

Назначение осужденным более мягкого наказания, по мнению суда, с учетом характера и степени общественной опасности преступления, не будут способствовать достижению целей наказания, предусмотренных ч. 2 ст. 43 УК РФ, а именно: восстановлению социальной справедливости, исправлению осужденных и предупреждению совершения новых преступлений.

Вместе с тем, с учетом данных о личности Штрейс М.А. и Дерендяева Н.Н., с учетом отсутствия у подсудимых отягчающих наказание обстоятельств, наличия у Дерендяева Н.Н. смягчающих обстоятельств, фактических обстоятельств преступления, которое не было доведено до конца, суд приходит к выводу о возможности исправления Штрейс М.А. и Дерендяева Н.Н. без реального отбывания наказания, и считает возможным на основании ст. 73 УК РФ, считать назначенное им наказание условным.

Исключительных обстоятельств, позволяющих применить при назначении наказания ст. 64 УК РФ, суд не усматривает.

С учетом данных о личности Штрейс М.А. и Дерендяева Н.Н., фактических обстоятельств преступления, для достижения целей наказания, суд считает необходимым назначить подсудимым дополнительное наказание в виде штрафа.

Определяя размер штрафа, суд учитывает тяжесть совершенного преступления, имущественное положение осужденных, возможность получения осужденными заработной платы или иного дохода.

Оснований для назначения подсудимым дополнительного наказания в виде ограничения свободы суд не усматривает.

На основании ч. 3 ст. 81 УПК РФ вещественные доказательства: печать ООО <данные изъяты> и сверток с образцами угля следует уничтожить; документы ООО <данные изъяты> и договор № от ДД.ММ.ГГГГ следует хранить в уголовном деле; мобильный телефон «Нокиа» следует оставить в распоряжении законного владельца; каменный уголь, хранящийся на территории ООО <данные изъяты> по адресу: <адрес>, следует вернуть по принадлежности.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 296-299, 302, 307-309 УПК РФ,

ПРИГОВОРИЛ

Признать Штрейс М. А. и Дерендяева Н. Н.ча виновными в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 4 ст. 158 УК РФ.

Назначить Штрейс М.А. наказание в виде лишения свободы на срок три года шесть месяцев со штрафом в размере 20 000 (Двадцать тысяч) рублей.

Назначить Дерендяеву Н.Н. наказание в виде лишения свободы на срок три года со штрафом в размере 20 000 (Двадцать тысяч) рублей.

На основании ст. 73 УК РФ основное наказание в виде лишения свободы считать условным, установить Штрейс М.А. и Дерендяеву Н.Н. испытательный срок 3 года.

На основании ч. 5 ст. 73 УК РФ возложить на Штрейс М.А. и Дерендяева Н.Н. обязанности: не менять постоянного места жительства, без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного; не реже одного раза в месяц являться на регистрацию в указанный государственный орган.

Наказание в виде штрафа исполнять реально.

Меру пресечения Штрейс М.А. и Дерендяеву Н.Н. до вступления приговора в законную силу сохранить в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

Вещественные доказательства: печать ООО <данные изъяты> и сверток с образцами угля - уничтожить; документы ООО <данные изъяты> и договор № от ДД.ММ.ГГГГ - хранить в уголовном деле; мобильный телефон «Нокиа» - оставить в распоряжении законного владельца; каменный уголь, хранящийся на территории ООО <данные изъяты> по адресу: <адрес>, - вернуть по принадлежности.

Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в Пермский краевой суд, через Индустриальный районный суд г. Перми в течение 10 суток со дня провозглашения, а осужденным, содержащимся под стражей, – в тот же срок со дня вручения ему копии приговора. В случае подачи апелляционной жалобы, осужденный вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции.

Судья                                В.В. Подыниглазов

Юридическая консультация при поддержке МинЮст России бесплатно!
Юридическая консультация при поддержке МинЮст России бесплатно! Консультация по уголовным делам с 16 по 30 ноября 1000 руб. бесплатно
Схема работы
  • 01

    Бесплатная консультация

  • 02

    Заключение договора

  • 03

    Представительство в суде

  • 04

    Победное решение

Бесплатная юридическая консультация
+7
Задать вопрос Юрист перезвонит в течение 5 минут
Нажимая кнопку «Задать вопрос», вы принимаете условия
политики обработки персональных данных.

Заявка успешно отправлена!

В ближайшее время с вами свяжется наш юрист и проконсультирует вас.