8 499 577 04 24
Бесплатная консультация Москва
8 800 511 38 27
Другие регионы РФ

Приговор суда по ч. 2 ст. 158 УК РФ № 1-143/2013

Смотреть все судебные практики о Приговоры судов по ст. 158 УК РФ Кража

ПРИГОВОР

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

1-143/13

гор. Москва 10 апреля 2016 г.

Останкинский районный суд г. Москвы, в составе: Судьи Останкинского районного суда г. Москвы - Костюченко С.М., с участием государственных обвинителей Останкинской межрайонной прокуратуры г. Москвы – Бычкова К.Г., Цветковой Ю.Г., Стоволосовой Т.С.; подсудимого - Нурматова Н.Ж., защитника – адвоката Черемухина Г.Л., <данные изъяты> при секретаре – Марчуке Е.Н.; а также потерпевшего - ФИО9; и переводчика ФИО10, рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела по обвинению: Нурматова Н.Ж., <адрес> ранее не судимого: - в совершении им преступления, предусмотренного ст.ст. 30 ч. 3, 158 ч. 2 п. «г» УК РФ -

УСТАНОВИЛ:

Нурматов Н.Ж. совершил покушение на кражу, т.е. на тайное хищение чужого имущества, из одежды, находившейся при потерпевшем, при этом преступление не было доведено до конца, по не зависящим от этого лица обстоятельствам.

Так он (Нурматов Н.Ж.), 30.12.2016 г., в период времени с 23.30 час., 23.34 час., находясь на платформе <адрес>, расположенной по адресу: <адрес>, имея умысел на совершение тайного хищения имущества у пассажиров Московского метрополитена, выбрав в качестве объекта преступного посягательства имущество ранее незнакомого ФИО9, сидя спящему на лавочке, расположенной на данной платформе, подошёл к последнему и во исполнение своего преступного умысла, из корыстных побуждений, с целью незаконного обогащения, правой рукой проник в задний левый карман джинсовых брюк, одетых на ФИО9, откуда тайно похитил принадлежащие последнему: мобильный телефон <данные изъяты> <данные изъяты> <данные изъяты>, причинив своими действиями ФИО9 материальный ущерб на указанную сумму <данные изъяты>, однако свой преступный умысел довести до конца не смог по независящим от него обстоятельствам, поскольку непосредственно после совершения преступления был задержан сотрудниками полиции, и не имел реальной возможности распорядиться похищенным имуществом,

Допрошенный в судебном заседании подсудимый Нурматов Н.Ж. виновным себя в совершённом деянии фактически не признал и пояснил суду, что действительно 30.12.2016 г., он совместно с гражданской супругой - ФИО21 находился на платформе <адрес>, где обратил внимание на ранее незнакомого ФИО9, который сидя, спал на лавочке, расположенной на одной из частей платформы. Когда они с ФИО22 проходили мимо него, то он (ФИО17) заметил, что из заднего кармана джинс у Асанова торчит телефон, и если бы тот пошевелился, то этот телефон мог бы упасть на пол. Он (Нурматов Н.Ж.) подошёл к Асанову и сначала толкнул его, намереваясь разбудить. Поскольку тот на это не отреагировал, он (ФИО17) взял из кармана Асанова телефон и желая его отдать тому в руки, присел рядом на скамейку. Когда он делал попытки разбудить потерпевшего и отдать тому телефон (держа его в руках), к нему подошли два сотрудника полиции, Сотрудники, подойдя к ним с Тынчтыкбек сначала хотели проверить документы. В это время он (ФИО17) испугался, и не стал передавать телефон Асанову а положил его в карман, когда доставал документы. Затем сотрудники полиции разбудили потерпевшего и попросили его проверить – все ли вещи на месте. Когда Асанов сказал, что у него пропал телефон, он (ФИО17), в присутствии потерпевшего пояснил, что указанный телефон находится у него. На него надели наручники и отвели комнату полиции. Уже во время проведения личного досмотра в отделе, в присутствии ФИО24, он (Нурматов Н.Ж. вытащил у себя из кармана телефон потерпевшего и свои личные вещи. Денег, которые пропали у ФИО26, у него при себе не было и он (Нурматов Н.Ж. их не брал. Потерпевший до утра спал в зале, а под утро его разбудили и дали подписать какие-то документы. ФИО28 молча кивнул, за 1-2 минуты всё подписал, после чего ушёл. Дополнительно Нурматов Н.Ж. пояснил суду, что до задержания он сидел на скамейке вместе с ФИО30 никуда не уходил, а желая помочь потерпевшему, взял у того телефон, поскольку он (Нурматов Н.Ж.) был сильно пьян. Противореча самому себе, Нурматов Н.Ж. после допроса свидетельницы ФИО33 Пояснил, что возможно он после того, как завладел телефоном потерпевшего и пытался уехать на электропоезде, а впоследствии активных действий по возвращению имущества Асанову не предпринимал, но в настоящее время этого уже не помнит т.к. был пьян. На вопросы суда заявил, что после задержания на платформе, в присутствии Асанова, он достал из кармана телефон и пояснил присутствующим, что тот принадлежит потерпевшему, но Асанов не видел этого так как был пьян. Когда на него (Нурматова Н.Ж. надели наручники, то по предложению сотрудников полиции он положил телефон ФИО35 себе в карман. Причину, по которой сим-карта при изъятии телефона, находилась отдельно, пояснить суду не может, но предполагает, что та изначально не была закреплена зажимом и просто лежала под крышкой телефона. Когда его досматривали, то крышка телефона была отделена от корпуса, по непонятной для него причине. После просмотра видеозаписи Нурматов Н.Ж. также заявил, что когда его задерживали сотрудники полиции, он сидел на лавочке вместе ФИО37. Показания данные им на следствии, не соответствуют действительности, и он их не подтверждает, поскольку были даны в отсутствии переводчика.

Исследовав доказательства, полученные в судебном заседании, суд считает, что вина подсудимого Нурматова Н.Ж. установлена и подтверждается следующими доказательствами:

- показаниями потерпевшего ФИО9. оглашенными по ходатайству государственного обвинителя, в связи с наличием существенных противоречий. Допрошенный в ходе предварительного следствия ФИО38 пояснял, что 30.12.2016 г., примерно в 23.00 час., он зашёл на <адрес>, с целью доехать до <адрес>. На платформе он присел на скамейку, чтобы дождаться брата. Сидя на скамейке, расположенной на одной из посадочных частей платформы, ближе к первому вагону, он (ФИО39 уснул, так как находился в состоянии алкогольного опьянения. Проснулся он от того, что его разбудил незнакомый ранее сотрудник полиции в гражданской одежде совместно с ещё двумя сотрудниками полиции в форменном обмундировании. Сотрудник полиции попросил его проверить содержимое карманов, с целью убедиться, все ли вещи и ценности у него на месте. Проверив карманы, он (ФИО40) обратил внимание, что все молнии карманов куртки открыты, хотя ранее они были застегнуты. Засунув руку в задний левый карман, одетых на нём джинсовых брюк, он (ФИО41) обнаружил отсутствие находившихся там ранее мобильного телефона <данные изъяты> <данные изъяты>, а так же обнаружил отсутствие в этом же кармане, сложенных пополам денежных средств<данные изъяты> <данные изъяты>), о чём и сообщил сотруднику. В стороне, недалеко от него, он (ФИО42 увидел незнакомых ранее молодых людей, парня и девушку азиатской народности, к которым сотрудники полиции так же подошли, после чего его совместно с последними препроводили в комнату полиции этой станции, а далее в дежурную часть 8 о/п УВД на Московском метрополитене для дальнейшего разбирательства. Он (ФИО43 уверен, что телефон и деньги, выпасть у него из кармана никак не могли, так как карман брюк довольно глубокий. Кроме этого, он до того как заснуть нигде не падал, чтобы они могли выпасть, а соответственно он (ФИО44) считает, что его мобильный телефон и <данные изъяты> были именно похищены, Наличие телефона и денег он последний раз проверял у себя в кармане брюк, ещё до того, как уснул, а спал он примерно на протяжении 30 минут. Таким образом, ему был причинен имущественный ущерб на <данные изъяты> <данные изъяты> (л.д. 65-67). В судебном заседании потерпевший ФИО45 несколько изменил свои показания, и пояснил суду, что <данные изъяты> которые у него пропали, он последний раз видел в магазине (каком не помнит), до того, как примерно в 19.00 – 20.00 час., зашёл в метро. Нурматов Н.Ж. у него действительно похитил телефон, а деньги возможно у него вытащили из кармана раньше. Лежали ли деньги и телефон в одном кармане он уже не помнит. Когда его разбудили двое сотрудников полиции, Нурматов Н.Ж. находился неподалёку, сзади от них. Обнаружив, что у него при себе нет телефона, он сказал об этом сотрудникам полиции. После этого на Нурматова Н.Ж. были надеты наручники, и их отвели в комнату полиции. Телефон он (ФИО49) на платформе в руках у Нурматова Н.Ж. не видел и тот его при нём не доставал. Сим-карта из его телефона сама по себе выпасть не могла, поскольку крепится там зажимом. Протокол своего допроса он не читал, поскольку находился в состоянии опьянения (хотя утром 31.12.2016 г., когда его допрашивали он уже протрезвел). Заявление о привлечении Нурматова Н.Ж. к ответственности написано им, но под диктовку сотрудников полиции и когда он это сделал - уже не помнит. Претензий материального характера он к Нурматову Н.Ж. не имеет, гражданский иск по делу заявлять не намерен, просит строго подсудимого не наказывать.

- оглашёнными с согласия сторон по ходатайству представителя государственного обвинения показаниями свидетелей:

- ФИО14 о том, что с 15.00 час., 30.12.2016 г., до 00.01 час., 31.12.2016 г., он работал в группе по недопущению и пресечению имущественных преступлений на Серпуховско-Тимирязевской линии Московского метрополитена. Находясь на станции <адрес>», на одной из посадочных частей платформы, по направлению электропоездов в сторону станции «<адрес> он (ФИО54 обратил внимание на ранее незнакомого ФИО9, который сидя спал на лавочке, расположенной ближе к первому вагону электропоездов по этой платформе. К ФИО55 подошли ранее незнакомые молодые люди (как оказалось впоследствии Нурматов Н.Ж. и ФИО11). Нурматов Н.Ж. сначала делал движения руками, на протяжении примерно минуты, как будто будит ФИО57 после чего присел на лавочку с левой стороны от последнего, а ФИО58 встала с левой стороны от ФИО59 и Нурматова Н.Ж. Затем Нурматов Н.Ж. в период времени с 23.30 час., до 23.34 час., начал своими руками проверять содержимое карманов ФИО62, после чего своей правой рукой проник в задний левый карман брюк, одетых на последнем, откуда достал предмет чёрного цвета, похожий на мобильный телефон. Затем, держа этот предмет в руках, он (Нурматов Н.Ж.) совместно с ФИО11, отошёл от ФИО64 примерно на 3-4 метра, и сели на лавочку, где о чем-то стали разговаривать и оглядываться в разные стороны. Он (ФИО65 в свою очередь достал мобильный телефон, позвонил в комнату полиции данной станции и сообщив сотрудникам полиции о случившемся, попросил их спуститься на платформу. После этого он подошёл поближе к Нурматову Н.Ж. с ФИО67 и встал рядом с ними, чтобы те не убежали. Когда подошли сотрудники полиции ФИО12 и ФИО13, то он (ФИО68 совместно с ними подошел к ФИО69, которого разбудили и попросили проверить сохранность находящихся при нем вещей. ФИО70 проверил содержимое своих карманов и пояснил, что у него пропал мобильный телефон <данные изъяты> и денежные средства в <данные изъяты>. Он подошел к Нурматову Н.Ж. и ФИО11, которым задал вопрос, не брали ли они у данного гражданина, указывая на Асанова, какие-либо вещи, ценности, на что Нурматов Н.Ж. ответил, что он взял из кармана данного мужчины мобильный телефон, который положил к себе в карман. Затем все вышеуказанные лица были сопровождены в комнату полиции с целью разбирательства, а затем в 8 о/п УВД на Московском метрополитене для дальнейшего разбирательства. Он (ФИО73) не исключает, что Нурматов Н.Ж. совместно с предметом, похожим на телефон, мог похитить и денежные средства, которые мог и не заметить, если те были сложены пополам, хотя старался все уследить, а также мог не заметить, как последний куда-то скинул данные средства (л.д. 69-71),

- ФИО75. о том, что 30.12.2016 г., она совместно с гражданским супругом - Нурматовым Н.Ж., поехала в гости к знакомым, которые проживают в районе станции «<адрес> Там они пробыли примерно 2 часа, после чего поехали домой. Примерно в 23.00 час., они с Нурматовым Н.Ж. зашли в Московский метрополитен на станции <адрес> Серпуховско-Тимирязевской линии и проследовали в сторону станции <адрес>». На станции «<адрес>» они вышли из вагона электропоезда, чтобы вернуться на станцию, на которой должны были сделать переход на станцию <адрес>», в районе которой проживают. Проехали они нужную станцию, так как Нурматов Н.Ж. находился в состоянии алкогольного опьянения и уснул, а разбудить она его не смогла. На платформе станции <адрес>» Нурматов Н.Ж., ничего ей не говоря, подошёл к неизвестному молодому человеку славянской внешности, который сидя, спал на лавочке, расположенной на одной из посадочных частей платформы. ФИО17 предложил ей посадить этого человека в электропоезд, на что она ответила, что не надо его трогать и этого не нужно делать. Зачем Нурматов Н.Ж. решил посадить молодого человека в поезд, она не знает, а не спрашивала, т.к. её гражданский муж был пьян, и она боялась у него лишний раз что-либо спросить. Нурматов Н.Ж. сказал ей, чтобы она встала с другой стороны, а то с той стороны расположены видеокамеры, и его будет видно, что она и сделала. И в этот раз она не стала его ни о чём спрашивать, поскольку: во-первых тот всё равно ничего бы не ответил, а во-вторых она даже не думала, что он может залезть кому-то в карман и что-то оттуда взять. Нурматов Н.Ж. стал ощупывать карманы одежды спящего молодого человека, после чего вытащил из его левого заднего кармана брюк мобильный телефон чёрного цвета, который забрал себе и отошёл в сторону. Она (ФИО11) попросила Нурматова Н.Ж. присесть на рядом находившуюся лавочку, где стала его уговаривать вернуть телефон человеку, но тот ничего не ответил. Затем к ним подошли сотрудники полиции и для разбирательства сопроводили в комнату полиции данной станции. Чтобы Нурматов Н.Ж. еще что-либо доставал из кармана спящего, кроме телефона, она не видела (л.д. 78-80),

- ФИО13 и в целом аналогичными ему показаниями свидетеля ФИО12.. Стаценко в ходе следствия пояснял, что с 09.00 час., 30.12.2016 г., до 09.00 час., 31.12.2016 г., он заступил на суточное дежурство в качестве постового полицейского по охране общественного порядка и общественной безопасности совместно с полицейским ФИО12 на станцию <адрес>. Примерно в 23.35 час., они совместно с ФИО84 находились в вестибюле данной станции, где в комнату полиции на рабочий телефон позвонил инспектор службы - ФИО14 и сообщил, что на платформе наблюдает совершение кражи у спящего, в связи с чем попросил срочно спуститься на платформу в начало «первого пути». Он (ФИО86) в свою очередь совместно с ФИО85 незамедлительно проследовал на платформу, где совместно с последним и ФИО87 подошли к спящему на лавочке ранее незнакомому гр. ФИО9, которого разбудили и попросили проверить сохранность находящихся при нем вещей. ФИО88 проверил содержимое своих карманов и пояснил, что у него пропал мобильный телефон марки <данные изъяты>», а также денежные средства в сумме <данные изъяты>. После этого ФИО89 первым подошёл к ранее незнакомым: Нурматову Н.Ж. и ФИО91., которые сидели на лавочке в 3-4 метрах от ФИО92 и задал им вопрос, не брали ли они у данного гражданина, указывая на последнего, какие-либо вещи, ценности. На это Нурматов Н.Ж. ответил, что действительно взял из кармана данного мужчины мобильный телефон и положил его к себе в карман. После чего все вышеуказанные лица были сопровождены в комнату полиции данной станции с целью разбирательства, а затем в 8 о/п УВД на Московском метрополитене (л.д. 72-74, 75-77),

- ФИО15 о том, что 31.12.2016 г., к нему обратился сотрудник полиции, который предъявил служебное удостоверение и попросил поприсутствовать в качестве представителя общественности при личном досмотре задержанного гражданина. После этого его пригласил в помещение 8 о/п УВД на Московском метрополитене, где ему (Лебедеву) и второму приглашенному понятому были разъяснены их права и обязанности, после чего в их (понятых) присутствии был произведен личный досмотр ранее незнакомого гр. Нурматова Н.Ж.. В ходе досмотра у Нурматова Н.Ж., помимо других вещей, было обнаружено и изъято: из левого кармана его джинсовых брюк - мобильный телефон <данные изъяты> - а так же из этого кармана была изъята <данные изъяты>». Данный телефон с сим-картой были упакованы в бумажный конверт белого цвета с <данные изъяты>, опечатанный отрезком бумаги с оттиском печати <данные изъяты> и скрепленный их (понятых) подписями (л.д. 83-85),

Кроме того вина Нурматова Н.Ж. подтверждается письменными материалами дела: ТОМ <данные изъяты> - заявлением потерпевшего ФИО95., из содержания которого следует, что он просит привлечь к уголовной ответственности незнакомое лицо, которое 30.12.2016 г., в период времени с 23.30 час., до 23.34 час., на платформе <адрес>» Московского метрополитена тайно похитило у него мобильный телефон <данные изъяты> и денежные средств в <данные изъяты>. Сумма материального ущерба составила <данные изъяты> (л.д. 10); - рапортом сотрудника полиции ФИО14 о том, что 30.12.2016 г., примерно в 23.35 час., им на платформе <адрес>» Московского метрополитена был задержан Нурматов Н.Ж., который тайно похитил из кармана ФИО96. мобильный телефон «<данные изъяты> (л.д. 11); - протоколом личного досмотра, в ходе которого 31.12.2016 г., в помещение 8 ОП УВД на Московском метрополитене в присутствии приглашенных понятых был произведен личный досмотр Нурматова Н.Ж., в ходе которого у последнего помимо других вещей были обнаружены и из левого кармана джинсовых брюк, одетых на досматриваемом, изъяты мобильный телефон <данные изъяты>», а так же из этого кармана <данные изъяты> Данный телефон с сим-картой были упакованы в бумажный конверт белого цвета с № 1, опечатанный отрезком бумаги с оттиском печати № 19 и скрепленный подписями понятых. По поводу изъятого Нурматов Н.Ж. пояснил присутствующим при досмотре лицам, что указанный телефон он похитил на платформе ст. <данные изъяты> ДД.ММ.ГГГГ, у спящего молодого человека из кармана. По факту изъятия у него сим-карты ничего пояснить не может (л.д. 12-14); - протоколом осмотра предметов: мобильного телефона <данные изъяты>», изъятых 31.12.2016 г., в ходе личного досмотра у Нурматова Н.Ж. и похищенных им 30.12.2016 г., на <адрес> <адрес> из кармана брюк ФИО9 (л.д. 87-91); - вещественными доказательствами: - мобильным телефоном <данные изъяты>» и сим-картой <данные изъяты> изъятыми 31.12.2016 г., в ходе личного досмотра у Нурматова Н.Ж. (л.д. 92-93); - протоколом осмотра предметов: <данные изъяты> с содержащейся на нем видеозаписью от 30.12.2016 г., снятой с камер наблюдения, установленных на <адрес>, истребованного из ГУП «Московский метрополитен», в ходе которого установлено, что на данном диске содержится информация о совершении преступления Нурматовым Н.Ж. в отношении ФИО9 (л.д. 95-96); - вещественным доказательством - <данные изъяты> с содержащейся на нём видеозаписью от 30.12.2016 года, снятой с камер наблюдения, установленных на <адрес>, истребованный из ГУП «Московский метрополитен» (л.д. 97-98)

- показаниями Нурматова Н.Ж. данными им на следствии в присутствии адвоката, в качестве подозреваемого и обвиняемого, после разъяснения права пользоваться услугами переводчика, в которых он виновным себя в совершённом деянии фактически признал в полном объёме, указывая, что действительно 30.12.2016 г., он совместно с гражданской супругой - ФИО98. находился на платформе станции <адрес>, где обратил внимание на ранее незнакомого ФИО9, который сидя, спал на лавочке, расположенной на одной из частей платформы. Сначала он хотел ФИО99 посадить в вагон электропоезда, о чём сообщил ФИО11, а затем решил похитить что-либо ценное у ФИО100 при этом ФИО11, он ничего не говорил, кроме того, чтобы та встала с той стороны, где находятся камеры, и таким образом их загородила, что она и сделала. В период времени с 23.30 час., до 23.34 час., он (Нурматов Н.Ж. правой рукой проник в левый задний карман одетых на ФИО102 брюк, откуда достал мобильный телефон черного цвета. Когда он забирал телефон, то был уверен, что за его действиями никто не наблюдает, т.к. старался действовать в тайне от всех окружающих. ФИО103 стала резко ему высказывать, чтобы он положил то, что взял, обратно в карман ФИО104, после чего усадила его на рядом находившуюся лавочку, где продолжала просить вернуть спящему вещь, на что он ничего не отвечал. Потом подошли сотрудники полиции, которые спросили, брал ли он что-либо у спящего, и он (Нурматов Н.Ж.) не стал этого отрицать. Затем его совместно с ФИО11, и ФИО106 сопроводили в комнату полиции, а затем в 8 о/п УВД на ММ для дальнейшего разбирательства, где в присутствии приглашенных понятых у него из левого переднего кармана одетых на нем (Нурматове Н.Ж.) джинсовых брюк был обнаружен и изъят похищенный им у спящего мобильный телефон <данные изъяты> а так же находящаяся отдельно в кармане сим-карта <данные изъяты>», которую он из телефона не вытаскивал, но которая могла из него выпасть, когда он теребил его в кармане при удержании (л.д. 46-49, 137-140).

Смотреть все судебные практики о Приговоры судов по ст. 158 УК РФ Кража

Анализируя указанные письменные документы, суд считает, что в целом они составлены полно и грамотно, в соответствии с требованиями закона, поэтому принимаются как доказательства по делу.

В судебном заседании свидетельница ФИО108., изменила свои показания и заявила, что когда они с Нурматовым Н.Ж. находились на <адрес>», Нурматов Н.Ж. действительно, ничего ей не говоря, подошёл к потерпевшему ФИО111, который спал на лавочке и вытащил из его левого заднего кармана брюк мобильный телефон чёрного цвета, который забрал себе. Сев на лавочку рядом с ФИО112 он сначала взял его за голову, намереваясь разбудить, но тот на это не реагировал. Она (ФИО11) просила Нурматова Н.Ж. вернуть телефон человеку, но тот ничего ей на это не ответил, а когда приехал электропоезд, то Нурматов Н.Ж. пошёл в вагон, намереваясь уехать. Она (ФИО11), вновь стала уговаривать его вернуться и ей это удалось. Сев на ту же лавочку неподалёку от потерпевшего (уже с другой стороны), она уговаривала Нурматова Н.Ж. вернуть телефон, но тот молчал и только один раз кивнул. Затем, когда к ним подошли сотрудники полиции Нурматова Н.Ж. убрал телефон ФИО117 себе в карман и никому его не показывал. После этого их для разбирательства сопроводили в комнату полиции данной станции. Чтобы Нурматова Н.Ж. еще что-либо доставал из кармана у спящего, кроме телефона, она не видела, Показания, данные ею на следствии в той части, что Нурматова Н.Ж.: - дабы не быть замеченным сказал ей, чтобы она встала загородив его от видеокамеры; - ощупывал карманы одежды спящего Асанова, не соответствуют действительности, поскольку она протокол своего допроса подписала не читая.

Судом рассмотрены и признаны несостоятельными доводы защиты и самого подсудимого о том, что умысла на хищение телефона ФИО120 у него (Нурматовым Н.Ж. не было и единственной его целью было оказать потерпевшему помощь, дабы тот не лишился своего имущества. Так, суд отмечает, что о намерении именно хищения имущества потерпевшего помимо показаний сотрудников полиции, свидетельствуют; - попытка ФИО2 уехать на электропоезде с телефоном, что подтверждено помимо самого подсудимого, показаниями свидетеля ФИО11, а также просмотренной в ходе судебного разбирательства видеозаписью с камер наблюдения; - предпринятые ФИО2 действия по сокрытию следов преступления, когда из телефона ФИО122 им была вынута сим-карта (при том, что по пояснениям потерпевшего сама по себе она выпасть не могла, поскольку крепится там зажимом), а согласно записи с камер наблюдения, свидетельница ФИО11 загораживала их обзор, и по показаниям последней (данными ею на следствии) она это делала по просьбе самого Нурматова Н.Ж.. Оценивая показания потерпевшего данные им как на стадии предварительного следствия, так и в суде, и свидетелей обвинения (в т.ч. ФИО11 данных ею на следствии), которые конкретны, последовательны, согласуются между собой, а кроме того объективно подтверждаются материалами дела (в т.ч. просмотренной в ходе судебного заседания записью с камер видеонаблюдения), и показаниями самого подсудимого Нурматова Н.Ж. (данными им в присутствии адвоката на стадии всего предварительного расследования), поэтому суд в полной мере доверяет им и кладёт в основу обвинительного приговора.

К показаниям свидетельницы ФИО125 суд критически и расценивает их, как направленные на избежание уголовной ответственности Нурматовым Н.Ж., судьба которого ей не безразлична, т.к. он является её сожителем. Оценивая эти показания, суд отмечает, что они, в части обстоятельств произошедшего на платформе, противоречат показаниям незаинтересованных лиц (ФИО14, ФИО13, и ФИО12) которые утверждали, что Нурматов Н.Ж. со свидетельницей сидели на соседней лавочке с ФИО128. При этом ФИО129 прямо указывает на то, что НурматовН.Ж. только делал вид, что пытается разбудить потерпевшего, а сам ФИО131 подтвердил, что никакого телефона в руках у Нурматова Н.Ж. он не видел и тот ему на платформе ничего отдавать не собирался, Таким образом, суд доверяет показаниям ФИО133., данными ею в ходе судебного разбирательства, только в той части, в которой они не противоречат показаниям иных свидетелей и событиям, зафиксированным на видеозаписи с камер наблюдения.

Судом рассмотрены и также признаны несостоятельными заявления защиты о нарушении прав Нурматова Н.Ж., (в части не предоставления тому переводчика), поскольку по пояснениям самого подсудимого данных им суду, он русским языком владеет, но только пишет и читает плохо. Перед допросом, в качестве подозреваемого 31.12.2016 г, (л.д. 45), и впоследствии Нурматову Н.Ж. неоднократно разъяснялись его права (в т.ч. право на переводчика), а при условии, что в оспариваемом документе есть его собственноручные записи так же и о том, что он «в переводчике не нуждаюсь», у суда нет объективных причин для признания протоколов его допросов недопустимыми доказательствами и для исключения их из числа таковых (при том, что все судебные разбирательства, связанные с избранием и продлением Нурматову Н.Ж. меры пресечения, проходили без переводчика и в отсутствии соответствующих от него ходатайств).

Суд полностью соглашается с доводами государственного обвинителя в той части, что из объёма предъявленного Нурматову обвинения подлежат исключению вменённые ему следственными органами действия по тайному хищению принадлежащих ФИО9, денежных средств в сумме <данные изъяты>, поскольку подсудимый до задержания всё время находился под наблюдением видеокамер и сотрудника полиции, к нему были сразу же применены спецсредства – наручники, а в ходе досмотра указанные деньги у него обнаружены не были. Возможность отсутствия у него <данные изъяты>, на момент совершения преступления подтверждена и самим потерпевшим, а при таких обстоятельствах, суд полагает, что кража Нурматовым Н.Ж. указанных денежных средств, была вменена ему необоснованно. Вместе с тем данное обстоятельство на квалификацию содеянного подсудимым не влияет, а соответственно суд согласен в целом с оценкой его действий по ст.ст. 30 ч. 3, 158 ч. 2 п. «г» УК РФ и считает, что ФИО17 совершил покушение на кражу, т.е. на тайное хищение чужого имущества, из одежды, находившейся при потерпевшем, при этом преступление не было доведено до конца, по не зависящим от этого лица обстоятельствам.

При назначении наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности содеянного, данные о личности подсудимого, конкретные обстоятельства дела. Так ФИО17, впервые привлекается к уголовной ответственности, имеет на иждивении 2-х малолетних детей 2009 и 2016 г/рождения, на учётах в НД и ПНД не состоит, по месту жительства характеризуется положительно, а реального ущерба по делу не поступило и эти обстоятельства (как и позицию потерпевшего, просившего о смягчении наказания) суд признает смягчающими ему наказание. Обстоятельств отягчающих наказание подсудимому судом не установлено. Вместе с тем суд обращает внимание на образ жизни подсудимого, а именно на то, что ФИО17 на территории РФ легализован не был, а так же на его отношение к совершённому преступлению, отнесенного законом к категории средней тяжести. При таких обстоятельствах, а также учитывая обстоятельства содеянного, данные о личности подсудимого (в т.ч. и то, что он является гражданином другого государства), суд не находит оснований для назначения альтернативных видов наказаний и считает необходимым применить к Нурматову Н.Ж. таковое только в виде реального лишения свободы, а решая вопрос о виде исправительного учреждения, назначить ему отбывание наказания в исправительной колонии общего режима. Кроме того, учитывая данные о личности Нурматова Н.Ж. суд полагает возможным не назначать ему дополнительный вид наказания в виде ограничения свободы.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 307, 308 и 309 УПК РФ, суд

ПРИГОВОРИЛ

Признать Нурматова Н.Ж., виновным в совершении преступления, предусмотренного ст.ст. 30 ч. 3, 158 ч. 2 п. «г» УК РФ и назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на 01 (один) год, без применения дополнительного вида наказания в виде ограничения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Срок отбывания наказания Нурматову Н.Ж. исчислять с зачетом предварительного заключения, с 30 декабря 2016 года, согласно рапорта о его фактическом задержании.

Меру пресечения Нурматову Н.Ж. до вступления приговора в законную силу оставить прежней - заключение под стражей.

Вещественные доказательства по делу:

<данные изъяты>

<данные изъяты>

Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в Московский городской суд в течение 10 суток со дня провозглашения, а осужденным, содержащимся под стражей, - в тот же срок со дня вручения ему копии приговора. В случае подачи апелляционной жалобы осужденный вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции, о чём должен указать в своей апелляционной жалобе, а в случае рассмотрения уголовного дела по представлению прокурора, или по жалобам других лиц – в отдельном ходатайстве или возражениях на жалобу либо представление.

Юридическая консультация при поддержке МинЮст России бесплатно!
Юридическая консультация при поддержке МинЮст России бесплатно! Консультация по уголовным делам Акция в январе! 2000 рублей бесплатно
Схема работы
  • 01

    Бесплатная консультация

  • 02

    Заключение договора

  • 03

    Представительство в суде

  • 04

    Победное решение

Бесплатная юридическая консультация
+7
Задать вопрос Юрист перезвонит в течение 5 минут
Нажимая кнопку «Задать вопрос», вы принимаете условия
политики обработки персональных данных.

Заявка успешно отправлена!

В ближайшее время с вами свяжется наш юрист и проконсультирует вас.