8 800 350 14 85
Консультация юриста (звонок бесплатный)

Приговор суда по ч. 4 ст. 111 УК РФ № 01-0536/2015 | Судебная практика

3 способа получить бесплатную консультацию юриста
01

Задать вопрос юристу онлайн бесплатно

02

Звонок по бесплатной линии
8 800 350 14 85
(Москва и регионы РФ)

03

Оставьте заявку нашему юристу в онлайн чат, он перезвонит вам через 5 минут

Бесплатная консультация юриста по уголовным делам
Цены на услуги юриста по уголовным делам

Дело № 1-536/2015

ПРИГОВОР

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

гор. Москва. 14 декабря 2015 года.

Бабушкинский районный суд г. Москвы в составе:

- председательствующего - судьи Курышевой Н.С.,

- при секретаре судебного заседания Даниловой И.И.,

с участием:

государственного обвинителя - помощника Московско-Ярославского транспортного прокурора гор. Москвы Соболева П.М.,

потерпевшей ***ой С.Б.,

подсудимого Сердюкова А.С.,

защитника в лице адвоката Сердюкова Д.В., представившего удостоверение № 2782 и ордер № 173-15 от 23 июля 2015 года,

при секретаре судебного заседания Даниловой И.И.,

- рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела в отношении:

СЕРДЮКОВА *года рождения, уроженца *и, проживающего

по адресу: *, гражданина РФ, имеющего неоконченное

высшее образование, холостого, лиц на иждивении не

имеющего, не трудоустроенного, не судимого,

- обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, -

УСТАНОВИЛ:

Сердюков А.С. совершил умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего.

Преступление совершено им при следующих обстоятельствах:

Так он, (Сердюков А.С.), 22 сентября 2014 года, в период времени с 18 часов 40 минут по 18 часов 43 минуты, точное время не установлено, Сердюков А.С., находился в тамбуре вагона электропоезда № 6720 сообщением «Москва- Фрязево», направляющемся в сторону гор. Фрязево Московской области по перегону между железнодорожными станциями «Лосиноостровская» и «Лось» Ярославского направления Московской железной дороги (Ярославского района гор. Москвы), где в ходе ссоры и драки, произошедшей между ним и ***ым С.В. на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений у Сердюкова А.С. возник преступный умысел, направленный на причинение тяжкого вреда здоровью ***у С.В., во исполнение которого Сердюков А.С., действуя умышленно с целью причинения тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, осознавая противоправный характер своих действий, безразлично относясь к возможности наступления смерти ***а С.В., нанес не менее одного удара, стержнем имеющейся у него в руке отвертки, в область месторасположения жизненно важных органов - область головы ***а С.В., при этом желая причинения тяжкого вреда здоровью и небрежно относясь к возможности наступления от этого смерти.

Своими вышеуказанными умышленными преступными действиями Сердюков А.С. причинил потерпевшему ***у С.В. проникающее колотое слепое ранение левой лобно-теменной области головного мозга с размозжением ткани головного мозга вдоль раневого канала, прорывом крови в желудочковую систему и под мягкую мозговую оболочку, дырчатый перелом лобной кости слева, рубец области слева, по признаку угрозы для жизни расценивающееся как причинившее тяжкий вред здоровью и состоящее в прямой причинной связи с наступлением смерти ***а С.В.

Указанные умышленные действия Сердюкова А.С., направленные на причинение ***у С.В. тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекли по неосторожности смерть последнего 14 октября 2014 года в 21 час 20 минут в ФГКУ «Главный военный клинический госпиталь имени академика Н.Н. Бурденко» от проникающего колотого слепого ранения левой лобно-теменной области головного мозга с формированием внутримозговой гематомы, прорывом крови в желудочковую систему и субарахноидальное пространство, осложнившегося развитием тромбоза глубоких вен правой нижней конечности и тромбоэмболией легочной артерии.

Подсудимый Сердюков А.С. вину в совершении преступления не признал, суду показал, что 22 сентября 2014 года он возвращался домой с работы до станции Загорянская, в 18 час. 22 мин. на Ярославском вокзале гор. Москвы он совершил посадку в электропоезд сообщением «Москва-Фрязево», зашел во второй или третий вагон с конца состава, точнее он не помнит. В салоне вагона было много пассажиров, он остался стоять в проходе. Примерно на перегоне платформа «Маленковская» - платформа «Северянин» он увидел ранее незнакомого ему мужчину (как впоследствии установлено, - это был *** С.В.), который пробирался среди пассажиров, стоящих в проходе вагона. Он, стараясь пропустить ***а С.В., нагнулся над сидящей на скамейке девушкой. *** С.В. остановился рядом с ним, и навалился на него сверху. Наклонившись стоять ему было неудобно, и он попытался встать прямо. На это *** С.В. сказал ему, чтобы он вел себя спокойнее. На что он сказал, чтобы *** С.В. сам вел себя спокойнее. *** С.В. стал выражаться в его адрес нецензурной бранью, стал оскорблять его родителей. Он попытался возразить ***у С.В. Он выпрямился и встал к ***у С.В. вполоборота, тогда *** С.В. правой рукой схватил его за горло, и сжал руку, пытаясь при этом поднять его. Затем *** С.В. кулаком левой руки ударил его в область правой щеки. *** С.В. был намного крупнее, выше и старше него, и он ничего не смог ему сделать. Тогда он, с целью обезопасить себя от ***а С.В., достал находящийся при нем газовый баллончик, и направил струю из него в сторону ***а С.В., после чего *** С.В. отпустил его. Он решил уйти от ***а С.В., направился по вагону вперед по ходу поезда, перешел в следующий вагон, и при остановке поезда, вышел на платформу станции «Лосиноостровская». По платформе он пошел в конец состава, решив пройти тот вагон, в котором находился *** С.В., так как не хотел с ним конфликта. Когда он шел по платформе, то услышал окрик. Он повернулся и увидел стоящего в нескольких метрах от него на платформе ***а С.В. Он остановился и отошел по платформе от электропоезда. *** С.В. резко подскочил к нему и двумя руками нанес ему 2 или 3 сильных удара в область правой и левой части головы. Он, стараясь убежать от ***а С.В., быстро отбежал под переходной мост. При этом *** преследовал его, кричал ему: «Куда побежал?». когда он нашел в сумке баллончик, развернулся в сторону ***а С.В., но его на платформе уже не было. Электропоезд все это время стоял у платформы. В тот момент у него после ударов ***а С.В. кружилась голова, и он не видел, открыты двери электропоезда или закрыты. Так как ему нужно было ехать, то он подошел к последнему вагону и последнему тамбуру этого вагона и стал стучать в закрытую дверь вагона. Двери открылись, и он зашел в тамбур, где увидел ***а С.В. Опасаясь продолжения конфликта с ***ым С.В., он направил струю из газового баллончика в сторону ***а С.В., который в тот момент направился в его сторону. При этом двери закрылись и его ими прижало, при этом правая половина туловища с правой рукой у него оказались зажатыми в дверях, *** С.В., затащил его в тамбур, нанося при этом ему множественные удары руками и ногами. В какой-то момент у него из носа хлынула кровь, от ударов у него распухла поврежденная губа, болели щеки. В тот момент у него в руках был баллончик, салфетки, ключи, отвертка, шариковая ручка, - все, что он смог достать из своей сумки. Держа все это в руках, он стал отмахиваться хаотично от ***а С.В., при этом он опустил голову и оборонялся, не видя ***а С.В. *** С.В. продолжал наносить удары, но не так часто. Он не видел, куда наносит удары ***у С.В., так как *** С.В. выше него, а он оборонялся, опустив голову. Он не помнит, в какой руке у него была отвертка и не помнит, как он ее держал. Через какое-то время, град ударов со стороны ***а С.В. прекратился, *** С.В. прислонился спиной к стенке тамбура. *** С.В. стал садиться, но при этом попытался ударить его левой ногой, отчего упал на пол тамбура. Все это происходило, насколько он помнит, на перегоне между станцией «Лосиноостровская» и платформой «Лось». Когда двери открылись на платформе «Лось», то между ним и ***ым С.В. уже ничего не происходило. через какое-то время в тамбур вышел ***ов, который открыл дверь, дернул его (Сердюкова), что-то сказал ему, еще через какое-то время вышел ***ев, при этом кто-то сказал, что «у него нож», ***ев толкнул ***ова на него, ***ов выхватил у него отвертку, когда подъехали к ст.Мытищи, ***ов стоял возле него, а ***ев бегал по тамбуру, уговаривая ***ова словами "давай скажем так" (при этом пояснить, что именно предлагал рассказать ***ев, не может), по приезду на ст.Мытищи, он (Сердюков) рассказывал полицейским, что никто ничего не видел. Не помнит, что было в отделении полиции. *** сломал ем нос, но когда его возили в травмпункт, врач не указал о том, что у него сломан нос. После случившегося ему сделали операцию на нос, затем он лечился в психиатрическом стационаре. Они с мамой расклеивали объявления в поисках свидетелей-очевидцев произошедшего, но никого не нашли. Умысла наносить удары отверткой у него не было. Баллончик использовал, чтобы напугать ***а С.В., и он не знал, что баллончик действует. Не помнит, чтобы что было в руках у потерпевшего.

Затем пояснил, что *** С.В. упал в тамбуре от того, что ему была причинена травма, которую ему нанёс он, но нанёс не умышленно, а случайно, в какой момент он не помнит, допускает, что в тот момент, когда потерпевший стоял, а он (Сердюков) отмахивался.

В последующем показал, что когда он, зашел в вагон, и не думал, что там ***, не помнит были открытыми или закрытыми автоматические двери вагона, в тот момент, когда он разбрызгивал баллончик, и он не мог видеть двери. Также пояснил, что у него была в руках точно он не помнит, предполагает, что была отвертка, ручка, салфетки.

Считает, что его действиям присущ оборонительный характер, так он не пытался умышленно наносить увечья ***у А.С., более того, направленные на причинение смерти последнему, так как в тот момент в полной мере не осознавал всего происходящего.

В дополнениях к судебному следствию пояснил, что когда он подходил к дверям тамбура, они были закрыты, когда он стал от них отходить, машинист открыл двери, зайдя в тамбур в противоположном конце, в глубине, за пассажирами стоит ***, который выразился нецензурно в его адрес и сделал шаг навстречу, он (Сердюков) испугался, брызнул в его сторону из баллончика, хотел покинуть тамбур, координация его движений была нарушена, из-за чего он зацепился одеждой за выступающие части дверей или поручень, либо его кто-то схватил и пытался удержать, точно не знает, из-за этого он не покинул вагон, его зажало автоматическими дверями. После чего двери открылись, и он предпринял вторую попытку покинуть вагон, но в это время его кто-то дёрнул обратно (но кто он не помнит), его снова зажало дверями, половина туловища была на платформе, а вторая в тамбуре, он повернул голову и увидел, что его удерживает и не дает покинуть вагон, - ***, который затем втянул его в тамбур, и нанес несколько ударов в область лица и головы, от наносимых ударов он также ударялся о железные двери тамбура. *** немного отступил от него и в этот момент он (Сердюков) сказал ему, чтобы он «не подходил», но его слова он проигнорировал. После этого подсудимый происходящее помнит плохо. Но помнит, что у него с лица стала капать кровь, сильно стала кружиться голова, от последующих ударов он ударялся головой о стенки тамбура и двери. Помнит, что *** нанёс ему очень сильный удар в область лица, у него из носа потекла кровь, и он совсем потерял координацию и реальное восприятие обстановки. Став хаотично от ***а отмахиваться руками, в которых находились предметы из сумки, сам при этом оставался зажатым в углу тамбура, около дверей, через которые хотел покинуть электропоезд на ст.Лосиноостровская. *** продолжал избивать его, нанося беспорядочные удары руками и ногами в различные части тела и область лица, от которых, возможно, он даже падал на пол тамбура, закрываясь от ударов и закрывался руками, сжавшись в углу тамбура. Далее *** подходил и отходил к нему, нанося удары. Потом *** отошел от него, присев, вытер что-то со лба и опять двинулся в его сторону. Не дойдя до него, *** попытался нанести ему удар ногой, но не удержался и упал на пол тамбура. Далее он (Сердюков) попытался пройти к дверям, которые открывались на платформу, так как увидел, как с него льется кровь. *** схватил его за брюки и стал тянуть за них. Он нагнулся и освободил брюки от захвата ***а, несколько раз махнув рукой. Потом он (Сердюков) совсем плохо помнит происходящее, так как из-за причинённых ему физических повреждений перестал воспринимать ситуацию.

Несмотря на непризнание вины подсудимым Сердюковым А.С., его вина в совершении инкриминируемого ему преступления подтверждается исследованными в судебном заседании доказательствами:

- показаниями потерпевшей ***ой С.Б., согласно которым, ранее подсудимого она не знала, родственных и неприязненных отношений с ним не имеет, очевидцем произошедшего не была, *** С.В. - ее супруг, об обстоятельствах произошедшего она узнала от начальника ***а С.В.- ***ого В., в том числе, что ее супруг находится в реанимационном отделении ГКБ г. Мытищи. Находясь в ГКБ г. Мытищи, поговорить с ***ым С.В. она не смогла, так как *** С.В. не мог разговаривать, лечащий врач ей сообщил, что *** С.В. находится в реанимации с колотой травмой в области головы, 29 сентября 2014 года *** С.В. был в военный госпиталь им Н.Н. Бурденко, где 14 октября 2014 года он скончался. Подсудимый своими действиями причинил ей и её семье существенный ущерб, ей причинена невосполнимая утрата, связанная с гибелью супруга, в связи с чем ею заявлен гражданский иск об имущественной компенсации морального вреда и материального ущерба. *** С.В. материально содержал их семью, после его смерти материальное положение семьи ухудшилось; показаниями свидетеля ***ова Р.А., из которых следует, что 22 сентября 2014 года в 17 часов 40 минут он заступил на работу машинистом по маршруту с поездом № 6720 сообщением «Москва-Фрязево» с помощником машиниста ***овым М.Ю. Электропоезд отправился с Ярославского вокзала г. Москвы в 18 часов 22 минут, в 18 часов 40 минут электропоезд прибыл на станцию «Лосиноостровская», где была произведена высадка пассажиров, пассажиры закрытию деверей не мешали, после отправления от станции «Лосиноостровская», через небольшой промежуток времени, по связи «пассажир - машинист», им была получена информация от пассажиров одного из вагонов о том, что в последнем вагоне состава происходит драка и требуется помощь сотрудников полиции. Действуя согласно инструкции, он сообщил сначала по вагонной связи о том, чтобы сотрудники полиции прошли по составу, а затем он сообщил дежурному по станции «Лосиноостровская». Больше сообщений за время движения от пассажиров не поступало. За время движения от Ярославского вокзала до станции Мытищи, он и ***ов М.Ю. по вагонам не проходили. По прибытию к платформе № 1 станции Мытищи, он увидел в начале платформы (ближе к Москве) сотрудников полиции в форменной одежде. Автоматические двери электропоезда при остановке электропоезда были открыты и произведена высадка пассажиров. В это время он и ***ов М.Ю. в хвостовой вагон не ходили, что происходило во время остановки на платформе, не видели. Через некоторое время они отправились по маршруту. Прибыв на конечный пункт, он и ***ов М.Ю. прошли по вагонам в хвостовой вагон электропоезда, где в последнем тамбуре, на полу и стенах обнаружили пятна крови. Посторонних предметов на полу не имелось;

показаниями свидетеля ***ова М.Ю. из которых следует, что 22 сентября 2014 года в 17 часов 40 минут он заступил на работу помощником машиниста по маршруту с поездом № 6720 сообщением «Москва-Фрязево», с указанным поездом следовал машинист ***ов Р.А. Электропоезд отправился от Ярославского вокзала г. Москвы в 18 часов 22 минуты, в 18 часов 40 минут, электропоезд прибыл на станцию «Лосиноостровская», где была произведена высадка пассажиров, задержек с отправлением электропоезда не было, пассажиры закрытию дверей не мешали. После отправления от станции «Лосиноостровская», через небольшой промежуток времени, точнее он не помнит, по связи «пассажир - машинист», ими была получена информация от пассажиров одного из вагонов о том, что в последнем вагоне состава происходит драка и требуется помощь сотрудников полиции. ***ов Р.А. сообщил сначала по вагонной связи о том, чтобы сотрудники полиции прошли по составу, а затем, он сообщил о полученном сообщении дежурному по станции «Лосиноостровская». Больше сообщений за время движения от пассажиров не поступало. За время движения от Ярославского вокзала до станции Мытищи он и ***ов Р.А. по вагонам не проходили. По прибытию к платформе №1 станции Мытищи, он увидел в начале платформы (ближе к Москве) сотрудников полиции в форменной одежде. Автоматические двери электропоезда при остановке электропоезда были открыты и произведена высадка пассажиров. Он и ***ов Р.А. во время стоянки в хвостовой вагон не ходили. Что происходило на платформе, они во время остановки не видели. Через некоторое время с электропоездом они отправились по маршруту дальше. По прибытию на конечный пункт он и ***ов Р.А. прошли по вагонам в хвостовой вагон электропоезда и в последнем тамбуре обнаружили, что на полу тамбура и стенах имеются пятна крови, посторонних предметов на полу не было;

показаниями свидетеля ***ина П.В., согласно которым 22 сентября 2014 года в 18 часов 00 минут он заступил на службу в ЛОП на ж.д. ст. Мытищи и совместно с полицейским ОВ ППСП ЛОП на ж.д. ст. Мытищи ***овым А.А. следовал по маршруту № 27. В 18 часов 50 минут по радиосвязи им поступила информация от оперативного дежурного ЛОП на ж.д. ст. Мытищи ***ва В.Г. о том, что в пригородном электропоезде № 6720 сообщением «Москва - Фрязево», прибывающем на станцию Мытищи из Москвы в 18 часов 53 минуты, в предпоследнем вагоне по ходу движения электропоезда, происходит драка между пассажирами. Он, совместно с ***овым А.А., подошел к прибывшему к платформе №1 ст. Мытищи электропоезду № 6720, в конец состава. При открытии автоматических дверей вагонов, они увидели, как из последнего тамбура последнего вагона на платформу пассажиры вывели мужчину, который самостоятельно передвигался с трудом. Как впоследствии ему стало известно, им оказался гражданин *** С.В., последнего посадили на лавочку на платформе и им по радиосвязи было сообщено дежурному о том, что необходимо вызвать наряд скорой медицинской помощи. На голове у ***а С.В. имелись телесные повреждения, одежда и голова у него были в крови, правая рука и правая нога не функционировали; в тамбуре, откуда был выведен *** С.В., были следы крови. Также, на платформу вышли пассажиры, один из которых, ранее неизвестный ему мужчина, указав на вышедшего также из последнего вагона электропоезда ранее незнакомого ему молодого человека, сообщил ему и ***ову А.А., что этот молодой человек в вагоне данного электропоезда наносил удары ***у С.В. отверткой в область головы. Как оказалось, впоследствии, этим молодым человеком оказался Сердюков А.С. Сообщивший ему это мужчина, оказавшийся ***овым В.А., передал ему отвертку с черной отломленной рукояткой, сказав, что отобрал ее в тамбуре последнего вагона у Сердюкова А.С. Он показал отвертку Сердюкову А.С. и спросил у него: «Вы ей били этого человека?», указав при этом на ***а С.В. Сердюков А.С. ответил: «Я бил наотмашь». Сердюков А.С., считал произошедшее обоюдной дракой. По приезду скорой медицинской помощи ***у С.В. была оказана медицинская помощь, после чего бригада скорой помощи забрала ***а для транспортировки в Мытищинскую ГКБ. На платформе, кроме ***ова В.А., находился еще один очевидец происшедшего, оказавшийся ***евым А.С. При Сердюкове А.С. находилась сумка. Кто-то из очевидцев сообщил ему и ***ову А.А., что Сердюков А.С. в вагоне электропоезда воспользовался газовым баллончиком. Он попросил Сердюкова А.С. показать ему газовый баллончик, на что последний сказал ему, что баллончик у него есть, но ему его не отдаст, а выдаст только в отделении полиции. Сердюков А.С. на их вопросы отвечал агрессивно, словесно грубо отвечал очевидцам ***ову В.А. и ***еву А.С., говорил, что они не видели, что произошло. Он увидел, что на губах и зубах у Сердюкова А.С. имеются следы крови, на переносице у него была ссадина. Кровь Сердюков А.С. вытирал платком. Он, совместно с полицейским ***овым А.А., сопроводил Сердюкова А.С. в дежурную часть ЛОП на ж.д. ст. Мытищи, где он был передан оперативному дежурному ***ву В.Г. Туда же были приглашены очевидцы ***ов В.А. и ***ев А.С. В дежурной части отвертку он передал оперативному дежурному ***ву В.Г., по факту доставления Сердюкова А.С. составлен рапорт;

показаниями свидетеля ***ова А.А., из которых следует, что 22 сентября 2014 года в 18 часов 00 минут он заступил на службу в ЛОП на ж.д. ст. Мытищи и совместно с полицейским ОВ ППСП ЛОП на ж.д. ст. Мытищи ***иным П.В. следовал по маршруту № 27. В 18 часов 50 минут по радиосвязи им поступила информация от оперативного дежурного ЛОП на ж.д. ст. Мытищи ***ва В.Г. о том, что в пригородном электропоезде № 6720 сообщением «Москва - Фрязево», прибывающем на станцию Мытищи из Москвы в 18 часов 53 минуты, в предпоследнем вагоне по ходу движения электропоезда происходит драка между пассажирами. Он, совместно с ***иным П.В., подошел в конец состава, прибывшему к платформе №1 ст. Мытищи электропоезду № 6720. При открытии автоматических дверей вагонов, они увидели, как из последнего тамбура последнего вагона на платформу пассажиры вывели мужчину, который самостоятельно передвигался с трудом. Как впоследствии ему стало известно, им оказался гражданин *** С.В. ***а С.В. посадили на лавочку на платформе, и ***иным П.В. по радиосвязи было сообщено дежурному о том, что необходимо вызвать наряд скорой медицинской помощи. На голове у ***а С.В. имеются телесные повреждения, одежда и голова у него была в крови, правая рука и правая нога не функционировали. В тамбуре, откуда был выведен *** С.В., на полу имелась кровь. На платформу вышли пассажиры, один из которых, ранее неизвестный ему мужчина, указав на вышедшего также из последнего вагона электропоезда ранее незнакомого ему молодого человека, сообщил ему и ***ину П.В., что этот молодой человек в вагоне данного электропоезда наносил удары ***у С.В. отверткой в область головы. Как оказалось впоследствии, этим молодым человеком оказался Сердюков А.С. Сообщивший им это мужчина, оказавшийся ***овым В.А., передал ***ину П.В. отвертку с черной отломленной рукояткой сказав, что отобрал ее в тамбуре последнего вагона у Сердюкова А.С. ***ин П.В. показал отвертку Сердюкову А.С. и спросил у него: «Вы ей били этого человека?», указав при этом на ***а С.В. Сердюков А.С. ответил: «Я бил наотмашь». По приезду скорой медицинской помощи ***у С.В. была оказана помощь, после чего бригада скорой помощи забрала его с собой для транспортировки в Мытищинскую ГКБ. На платформе, кроме ***ова В.А., находился еще один мужчина - очевидец происшедшего, оказавшийся ***евым А.С. При Сердюкове А.С. находилась сумка. Кто-то из очевидцев сообщил ему и ***ину П.В., что Сердюков А.С. в вагоне электропоезда воспользовался газовым баллончиком. ***ин П.В. попросил Сердюкова А.С. показать газовый баллончик, на что последний сказал, что баллончик у него есть, но его он не отдаст, а выдаст только в отделении полиции. Сердюков А.С. на их вопросы отвечал агрессивно, словесно грубо отвечал очевидцам ***ову В.А. и ***еву А.С., говорил, что они не видели, что произошло. Он увидел, что на губах и зубах у Сердюкова А.С. имеются следы крови, на переносице у него была ссадина. Кровь Сердюков А.С. вытирал платком. Он, совместно с полицейским ***иным П.В., сопроводил Сердюкова А.С. в дежурную часть ЛОП на ж.д. ст. Мытищи, где он был передан оперативному дежурному ***ву В.Г. Туда же были приглашены очевидцы ***ов В.А. и ***ев А.С. Оператвиному дежурному передали отвертку, которую выдал ***ов;

показания свидетеля ***ва В.Г., из которых следует, что 22 сентября 2014 года в 09 часов 00 минут он заступил на службу в качестве подменного оперативного дежурного ЛОП на ж.д. ст. Мытищи. 22 сентября 2014 года примерно в 18 часов 45 минут им по телефону была получена информация от дежурного по станции Мытищи о том, что в электропоезде № 6720 сообщением «Москва - Фрязево» происходит драка, информация, со слов дежурного, поступила от локомотивной бригады данного электропоезда. Согласно расписания, электропоезд № 6720 прибывал к платформе №1 станции Мытищи в 18 часов 53 минуты. По радиосвязи он связался с полицейскими ЛОП на ж.д. ст. Мытищи ***овым А.А. и ***иным П.В., которые работали по маршруту сопровождения № 27, и дал им указание встретить данный электропоезд и проверить полученную информацию. Примерно в 19 часов 00 минут по радиосвязи ***ин П.В. сообщил, что на платформу № 1 необходимо вызвать наряд скорой помощи, так как мужчине, который находился в электропоезде № 6720, требуется медицинская помощь. Также ***ин П.В. сообщил, что в последнем вагоне электропоезда произошла драка, установлено лицо, принимавшее участие в драке, а также очевидцы происшедшего. Им по телефону был вызван наряд скорой помощи. Через некоторое время он получил сообщение по радиосвязи от ***ина П.В. о том, что наряд скорой медицинской помощи забрал пострадавшего мужчину в Мытищинскую ГКБ. Как было установлено впоследствии, фамилия этого мужчины *** С.В. Вскоре в дежурную часть ЛОП на ж.д. ст. Мытищи полицейскими ***овым А.А. и ***иным П.В. был доставлен ранее незнакомый ему гражданин Сердюков Алексей Сергеевич. При Сердюкове А.М. находилась небольшая черная сумка через плечо. Также в дежурную часть пришли ранее незнакомые ему ***ов В.А. и ***ев А.С., которые, с их слов, были очевидцами происшедшей в электропоезде драки. Согласно полученной 22 сентября 2014 года в 20 часов 45 минут из Мытищинской ГКБ телефонограмме, *** С.В. поступил в травмпункт Мытищинской ГКБ с диагнозом: «Закрытая черепно- мозговая травма, сотрясение головного мозга, ушибленная рана левого надбровья», пояснить при поступлении *** С.В. ничего не мог. Он позвонил в Мытищинскую ГКБ и поинтересовался о состоянии здоровья ***а С.В., на что ему сообщили, что в настоящее время его перевели в реанимацию, и он не контактен. В связи с чем им не был направлен в Мытищинскую ГКБ сотрудник для опроса ***а С.В. Из полученной информации он не мог сделать вывода о том, что ***у С.В. причинены тяжкие телесные повреждения. Сердюков А.С. пояснил, что между ним и ***ым С.В. произошла просто драка и у него поврежден нос, а также, что *** С.В. беспричинно его избил. При этом Сердюков А.С. вел себя неадекватно: плакал, был сильно взволновал. Сердюков А.С. показал ему газовый баллончик, сказав, что он с помощью него оборонялся от ***а С.В. Им Сердюков С.В. был направлен в наркологическое диспансерное отделение Мытищинской ГКБ на предмет установления состояния алкогольного опьянения, на момент освидетельствования у Сердюкова А.С. признаков потребления алкоголя не выявлено. Полицейский ***ин П.В. передал ему отвертку с черной отломленной рукояткой и пояснил, что ему её на платформе передал один из очевидцев драки, который сказал ему (***ину П.В.), что отобрал отвертку у Сердюкова А.С. На отвертке он следов крови не увидел. Он спросил у Сердюкова А.С., зачем ему нужна отвертка, на что тот ответил, что ему она нужна для бытовых нужд. Так как, он не знал на тот момент, что ***у С.В. причинены телесные повреждения каким-то предметом, то личный досмотр Сердюкова А.С. 22 сентября 2014 года он не проводил, а передал отвертку Сердюкову А.С. Считая, что в электропоезде произошла просто драка. Ему известно, что впоследствии отвертка и баллончик 23 сентября 2014 года у Сердюкова изъяты. Протокол задержания Сердюкова не оформлялся, так как не были установлены все обстоятельства произошедшего, Сердюков утверждал, что именно он пострадавший, и что избили именно его;

показаниями свидетеля ***ова В.А., из которых следует, что 22 сентября 2014 года он возвращался с работы, с этой целью приехал на железнодорожную станцию «Лосиноостровская», чтобы на электропоезде проследовать до станции «Подлипки Дачные». В 18 часов 40 минут он совершил посадку в последний тамбур последнего вагона (по ходу движения) электропоезда сообщением «Москва-Фрязево». Он обратил внимание на то, что когда электропоезд подходил к платформе на которой он находился, то в третьем вагоне с конца состава многие окна в вагоне были открыты, несколько пассажиров высунули свои головы из окон. Он подумал, что в этом вагоне задымление, но дыма он не видел. Когда он зашел в последний тамбур последнего вагона, то увидел, что в салоне все сидячие места были заняты, пассажиры стояли в проходе вагона, в связи с этим он остался стоять в тамбуре, где также было много пассажиров. Автоматические двери еще не закрылись, когда он услышал с платформы мужские крики. Он выглянул из дверей на платформу и увидел, как мимо него по платформе пробегает в конец электропоезда ранее незнакомый ему молодой человек примерно 25 лет (в последствии установлено, что Сердюков А.С.) Он обратил внимание, что нос Сердюкова А.С. поврежден. Также он увидел, что за Сердюковым А.С. по платформе шел ранее незнакомый ему мужчина, на вид лет 50-ти. Он услышал, что мужчина говорит Сердюкову А.С., чтобы тот не убегал, а разобрался, на что Сердюков А.С. на платформе к мужчине не приближался. Он не заметил у пожилого мужчины каких-либо телесных повреждений и следов крови, только небольшие ссадины на голове в месте залысин. Этот мужчина был намного выше и плотнее Сердюкова А.С. Мужчина и Сердюков А.С. скрылись из его поля зрения, направившись в сторону конца платформы. Вскоре в тамбур вагона, где он находился, зашел вышеуказанный мужчина и проследовал в другой конец тамбура. Когда автоматические двери вагона закрылись, к ним со стороны платформы подбежал Сердюков А.С., который стал стучать в двери ногой. Когда двери открылись, Сердюков А.С. забежал в вагон и сразу же, не останавливаясь, несколько раз брызнул из газового баллончика в сторону мужчины, от которого он убегал до этого. Все это произошло очень быстро. Сердюков А.С., брызнув, попытался выпрыгнуть из вагона на платформу, но это ему не удалось, так как автоматические двери закрылись, при этом прижав Сердюкову А.С. одну ногу. Сердюкову А.С. удалось вытащить ногу из двери, и он остался в тамбуре. Электропоезд тронулся. Так как помещение тамбура небольшое, то газ, распыленный Сердюковым А.С., попал на всех пассажиров, которые в тот момент находились в тамбуре, в том числе и на него, поэтому все пассажиры переместились в салон вагона, закрыв при этом двери в тамбур. Сердюков А.С. и мужчина остались в тамбуре. Через стекло салонной двери он мог видеть, что происходит в тамбуре. Он увидел, что мужчина лежит на полу, а Сердюков А.С., стоя к нему спиной склонившись, наносит лежащему мужчине удары руками. Куда Сердюков А.С. бил, он не видел, так как он заслонил своей спиной мужчину. Сколько нанес ударов Сердюков А.С., он не знает, так как еще отходил от действия газа. Через некоторое время он увидел через стекло салонной двери, что Сердюков А.С. сместился в сторону входной двери. И тогда он увидел, что все лицо лежащего на полу тамбура мужчины в крови. Он открыл двери в тамбур и сказал Сердюкову А.С., чтобы он прекратил свои действия. Сердюков А.С. повернулся к нему, и он увидел его широко расширенные глаза, ему показалось, что он находится в состоянии сильного возбуждения. В правой руке он увидел у Сердюкова А.С. зажатую отвертку. В тамбур вышел еще один пассажир. Он услышал, что кто-то из пассажиров в салоне вагона стал вызывать по связи машинистов, на что, через некоторое время, машинист по громкой связи сообщил, что на станции Мытищи к вагону подойдут сотрудники полиции. В тамбуре вагона он перехватил правую руку Сердюкова А.С., а второй пассажир держал его за левую руку. Он предложил Сердюкову А.С. отдать отвертку, на что он отвертку не выпускал из руки, сказав ему, что это его отвертка. Он попытался отобрать отвертку, одной рукой держа Сердюкова А.С. за кисть правой руки, а второй рукой нажав на отвертку, пытаясь ее выкрутить, но Сердюков А.С. так сильно держал в руке отвертку, что рукоятка отвертки сломалась, часть рукоятки осталась в руке у Сердюкова А.С., а сама отвертка оказалась у него в руке. В последствии эту отвертку он передал сотруднику полиции на станции Мытищи. После того, как он отобрал отвертку у Сердюкова А.С., он обратил внимание на то, что мужчина лежит на полу тамбура, вся голова у него в крови, что именно у него было повреждено на голове, было в тот момент не видно из-за крови. Мужчина пытался подняться на левой руке, но у него ничего не получалось, говорить он не мог. Когда электропоезд прибыл на станцию Мытищи, то он с Сердюковым А.С. вышел на платформу. Увидев сотрудников полиции в форменной одежде, он обратился к ним, указав на Сердюкова А.В., и сообщил, что именно Сердюков А.С. нанес повреждения мужчине, лежащему в тамбуре. Затем сотрудники полиции и пассажир помогли выйти мужчине из тамбура на платформу, а затем посадили этого мужчину на лавочку. В этот время он передал одному из сотрудников полиции отвертку, которую отобрал у Сердюкова А.С. в тамбуре. Вскоре приехала скорая медицинская помощь и, осмотрев мужчину, увезла его. На платформе сотрудник полиции предложил Сердюкову А.С. отдать газовый баллончик, на что последний сказал, что баллончик находится у него в сумке и отдаст он его только в отделении. Он и пассажир, который помог ему в тамбуре вагона, а также Сердюков А.С., в сопровождении сотрудников полиции проследовали в линейный отдел полиции на станции Мытищи, где у него переписали паспортные данные. Все происходило между станцией «Лосиноостровская» и платформой «Лось», так как на платформе «Лось» ему уже удалось отобрать отвертку у Сердюкова А.С. В момент произошедшего в тамбуре оставались только Сердюков и ***, иных лиц он в тамбуре не видел;

показаниями свидетеля ***ева А.С., из которых следует, что 22 сентября 2014 года он возвращался с работы и с этой целью приехал на Ярославский вокзал гор. Москвы, чтобы на пригородном электропоезде доехать до платформы «Чкаловская». Примерно в 18 часов 22 минуты он сел в последний тамбур последнего вагона (по ходу движения) электропоезда сообщением «Москва- Фрязево». В тот момент в вагоне все сидячие места были заняты, пассажиры стояли в проходе вагона. В связи с этим он остался стоять в тамбуре последнего вагона, где также было много пассажиров. Когда электропоезд остановился у платформы «Лосиноостровская», автоматические двери в вагоне открылись. Он услышал с платформы мужские крики. Он выглянул из дверей на платформу и увидел, как мимо него по платформе пробегает в конец электропоезда ранее незнакомый ему молодой человек примерно 25 лет. Впоследствии он узнал от сотрудников полиции, что это Сердюков А.С. У Сердюкова А.С. из носа текла кровь. Также он увидел, что за этим молодым человеком по платформе шел ранее незнакомый ему мужчина, на вид лет 50-ти, и что-то кричал в след Сердюкова А.С., предлагая тому остановиться. Он не заметил у пожилого мужчины каких-либо телесных повреждений и следов крови. После того как молодой человек скрылся из его поля зрения, в тамбур вагона, где он находился, зашел вышеуказанный мужчина. Никакой драки на перроне между Сердюковым А.С. и ***ым С.В. не происходило. Спустя некоторое время, после того как было объявлено, что двери вагона закрываются, в тамбур вагона зашел *** С.В., который пройдя мимо него, встал за ним, примерно в полу метре от него. Когда автоматические двери вагона закрылись, к двери со стороны платформы подбежал Сердюков А.С. и сильно ударил двери руками. Двери открылись, и Сердюков А.С. забежал в тамбур. В этот момент мужчина стоял в другом конце тамбура, и он оказался между ними. Сердюков А.С., сразу же, в течение 2-3 секунд, несколько раз брызнул из газового баллончика в сторону мужчины. Мужчина за это время не успел что-либо предпринять в отношении Сердюкова А.С. При этом Сердюков А.С. что-то выкрикивал в адрес мужчины. Сердюков А.С. сразу же попытался выпрыгнуть на платформу, но двери закрывались, и ему это не удалось, двери прижали ему ногу, но Сердюкову А.С. удалось высвободить ее, и он остался в тамбуре. Электропоезд начал движение. Так как помещение тамбура небольшое, то газ, распыленный Сердюковым А.С., попал на всех пассажиров, которые в тот момент находились в тамбуре, в том числе и на него, поэтому все пассажиры, и он в том числе, переместились в салон вагона, закрыв при этом двери в тамбур. Сердюков А.С. и мужчина остались в тамбуре. Когда он заходил в салон вагона с остальными пассажирами, то увидел, как Сердюков А.С. нанес мужчине несколько ударов. У него в тот момент резало глаза от газа, и он не видел точно, как именно Сердюков А.С. наносит удары. Когда он зашел в салон вагона и зрение стало восстанавливаться, то услышал крик кого то из пассажиров: «У него нож!». Кричала женщина. Через стекло салонной двери он увидел, как Сердюков А.С. наносит мужчине удары правой рукой сверху вниз, в ту часть тела ***а, где находится голова, при этом мужчина уже лежал на полу тамбура вагона. Сердюков А.С. стоял к нему спиной. Он точно видел удары, нанесенные Сердюковым А.С. ***у, он видел, что в правой руке Сердюкова А.С. зажат какой-то предмет. Тогда он и еще один пассажир открыли дверь в тамбур, схватили наносившего удары молодого человека и прижали его к стенке тамбура. Он удерживал молодого человека за левую руку, в которой ничего не было, а второй пассажир - за правую. В этот момент он и увидел, что в правой руке у молодого человека находится отвертка. Он увидел торчащую из его кулака небольшую рабочую металлическую часть отвертки, а с другой стороны кулака он увидел торчащую обломанную рукоятку. Пассажиру, который помогал ему удерживать Сердюкова А.С., удалось вырвать из руки Сердюкова А.С. отвертку. Он увидел, что на полу тамбура лежит мужчина, которому Сердюков наносил до этого удары, вся голова его была в крови, он увидел рваную рану в области его левой брови. На полу тамбура также было много крови. Мужчина пытался подняться, но у него это не получалось. Когда электропоезд прибыл на станцию Мытищи, то пассажир и Сердюков А.С. вышли на платформу, где их встретили сотрудники полиции, а он остался стоять в тамбуре, так как пожилой мужчина, который не мог самостоятельно передвигаться, сам выйти из вагона не мог, то он и другие люди вытащил мужчину из тамбура на платформу. Он понял, что правая сторона туловища у этого мужчины была парализована. Затем приехала скорая помощь, которая забрала мужчину. Он, пассажир, который находился с ним в тамбуре, а также Сердюков А.С., в сопровождении сотрудников полиции, проследовали в линейный отдел на станции Мытищи. Сотрудникам полиции он сообщил свои данные, а затем поехал домой.

Уточнил, что в тот момент, когда автоматическими дверьми у Сердюкова А.С. была зажата нога, *** С.В. не наносил удары Сердюкову А.С., так как последний стоял на противоположной стороне от Сердюкова А.С. и прижимал ладони к своему лицу из-за попавшего на него газа. Сердюков А.С. смог вытащить ногу из автоматических дверей практически мгновенно, после чего, сразу же направился в сторону ***а С.В., который закрывал в тот момент своими ладонями себе лицо и поэтому он не смог нанести ударов Сердюкову А.С. Описанные им обстоятельства он видел лично, та как он практически самый последний заходил из тамбура в салон вагона.

После того как он забежал в салон вагона, он встал практически возле двери, разделяющей тамбур и салон вагона, действие газа который попал ему на лицо, прекратилось спустя несколько секунд, поэтому все происходящее в тамбуре между ***ым С.В. и Сердюковым А.С. он видел отчетливо. После того, как Сердюков А.С. прекратил наносить удары лежащему на полу ***у С.В., он несколько раз прошелся по тамбуру и после этого, держа в правой руке колющий предмет, похожий на отвертку или ручку с темной рукояткой. После этого Сердюков А.С., отойдя от лежащего на полу тамбура ***а С.В., встал лицом к стене, разделяющей кабину машиниста, и к правым автоматическим дверям по ходу движения электропоезда. В этот момент, стоявший возле дверей ***ов В., открыл двери и прошел в сторону тамбура, а он проследовал за ним;

- показаниями свидетеля * Н.И., из которых следует, что ее сын Сердюков А.С. родился в пос. Болшево-1 Московской области. О произошедшем известно со слов Сердюкова А.С., в частности о том, что 22 сентября 2014 года примерно в 19 часов он ехал на электричке сообщением «Москва-Фрязево» домой. В вагоне ее сын стоял в центре вагона. В районе станции Северянин, в вагон зашел мужчина-*** С.В., который остановился рядом с ее сыном и стал упираться локтями в его спину. Ее сын немного отошел от ***а С.В., на что последний стал в грубой форме оскорблять Сердюкова А.С., а после чего схватил его за горло и нанес удар кулаком или ладонью по лицу. Пытаясь защититься от действий ***а С.В., Сердюков А.С. достал имеющийся при нем газовый баллончик, и распылил его в сторону ***у С.В. Затем Сердюков А.С. на станции Лосиноостровская вышел из вагона на платформу и пошел в конец поезда, чтобы сесть в другой вагон. Когда он проходил по платформе, то услышал крик. Сердюков А.С. обернулся и увидел, что его преследует *** С.В. *** С.В. догнал Сердюкова А.С. и нанес ему несколько ударов руками по лицу, сколько именно ударов, она не знает. После чего *** С.В. ушел. Сердюков А.С. зашел в тамбур последнего вагона, где увидел стоящего ***а С.В. Увидев ***а С.В. в тамбуре последнего вагона, Сердюков А.С. попытался выйти, однако не успел, так как двери вагона закрылись. В тамбуре *** С.В. подошел к ее сыну и стал наносить ему удары. Ее сын защищался от действий ***а С.В. О том, что он наносил удары ***у С.В. в тамбуре, тем более отверткой, он не помнит. Сердюков А.С. не помнит, что происходило, так как находился в шоковом состоянии. Зачем ее сын носил при себе газовый баллончик, она не знает, но указанный баллончик иногда она брала с собой для личной безопасности. Отвертку ее сын мог носить в сумке, так как отвертка ему была необходима для работы;

- показания ми свидетеля ***ой Т.М., из которых следует, что она находилась на суточном дежурстве с 09 часов 22 сентября 2014 года по 09 часов 23.09.2014 года в составе бригады № 13 совместно с ***ой Ю.В. 22.09.2014 года ближе к 19 часам, точное время она не помнит, на станцию скорой медицинской помощи поступило сообщение о том, что на железнодорожной платформе № 1 станции Мытищи плохо человеку (информации о том, что именно произошло, на тот момент у них не было). Получив указанное сообщение, она и ***а Ю.В. выехали на место и прибыли примерно через 10 минут. Прибыв на железнодорожную станцию Мытищи, на платформе они увидели несколько человек, сотрудников полиции и ранее неизвестного им мужчину, который сидел на скамейке, при этом его голова и одежда были в крови. Мужчине, сидящему на скамейке, было примерно пятьдесят пять лет, как в дальнейшем они узнали, данным мужчиной являлся *** С.В. *** С.В. вел себя неадекватно, беспричинно размахивал руками, пытался встать со скамейки, при этом он ничего не говорил. По виду ***а С.В. было видно, что он не ориентируется в пространстве, и не понимает, что происходит. Такое поведение ***а С.В. было обусловлено травмой головы. Со слов очевидцев, им стало известно, что *** С.В., находясь в поезде, наступил одному из пассажиров на ногу или толкнул пассажира, точно она не помнит, в связи с чем между ним и пассажиром произошел конфликт. Также, кто- то из очевидцев сообщил, что в ходе конфликта между пассажиром и ***ым С.В., вышеуказанный пассажир брызнул газовым баллончиком в лицо ***а С.В. Насколько она помнит, то у ***а С.В. на голове имелась рана, которая сильно кровоточила, какие еще у ***а С.В. были телесные повреждения, она точно не помнит. После оказания ***у С.В. первой медицинской помощи, последний был помещен на носилки и доставлен в машину скорой медицинской помощи. Затем *** С.В. был доставлен Мытищинскую больницу. На платформе и по пути в больницу, *** С.В. не говорил, хотя и был в сознании. В больницу *** С.В. был доставлен в течение 5 минут. В больнице они заполнили необходимые документы, и уехали. О дальнейшей судьбе ***а С.В. ей ничего неизвестно;

- показаниями свидетеля ***ого В.А., из которых следует, что он состоял в должности заведующего отделом Комитета по труду и занятости населения Московской области с 2009 года, ранее вместе с ним, в должности главного специалиста работал *** С.В. Очевидцем произошедшего он не был, об обстоятельствах, произошедших 22 сентября 2014 года, ему известно от других сотрудников, в частности о том, что в указанный день *** С.В. ушел с работы и на электричке поехал домой. В электричке между ***ым С.В. и каким-то молодым человеком произошел конфликт, а затем и драка. В ходе драки ***а С.В. ударили отверткой, при этом распылив газовым баллончиком в лицо. В связи с полученными телесными повреждениями *** С.В. был госпитализирован в больницу г. Мытищи, а затем в военный госпиталь им. Н.Н. Бурденко, где он скончался 14.10.2014 года, причина конфликта между ***ым С.В. и молодым человеком, ему неизвестна;

- показаниями свидетеля ***ой Ю.В., из которых следует, что она находилась на суточном дежурстве с 09 часов 22.09.2014 года по 09 часов 23.09.2014 года в составе бригады № 13 совместно со своей коллегой ***ой Т.М. 22.09.2014 года примерно в 19 часов на станцию скорой медицинской помощи поступило сообщение о том, что на железнодорожной платформе № 1 станции Мытищи плохо человеку. Получив указанное сообщение, она и ***а Т.М., сразу же выехали на место. Примерно через 10 минут они были уже на станции Мытищи. На месте они обнаружили большое скопление людей, и одного мужчину крупного телосложения примерно лет пятидесяти. Мужчина, как они узнали *** С.В., сидел на скамейке, вся его голова и одежда была в крови, он ничего не говорил, по его состоянию было видно, что он был сильно возбужден. *** С.В. хаотично размахивал руками, полагает, что в тот момент он не понимал, что он делает. Со слов очевидцев, им стало известно, что *** С.В., находясь в поезде, наступил одному из пассажиров на ногу, в связи с чем между ним и пассажиром произошел словесный конфликт, который перерос в драку. Также, кто-то из очевидцев сообщил, что в ходе конфликта между пассажиром и ***ым С.В., вышеуказанный пассажир брызнул газовым баллончиком в лицо ***а С.В. Какие конкретно телесные повреждения были у ***а С.В., она не помнит, но помнит, что они были в области головы, так как голова была сильно испачкана кровью. Она и ***а Т.М. обработали раны ***а С.В. перекисью водорода, наложили повязку, а после чего на носилках отнесли его в машину скорой помощи. ***у С.В. был выставлен предварительный диагноз: «ЗЧМТ? Сотрясение головного мозга? Отравление газом? Рваная рана теменной области справа?». По пути в больницу, *** С.В. был в сознании, однако не разговаривал, на вопросы не отвечал. В Мытищинскую больницу *** С.В. был доставлен в течение 5 минут. В больнице они заполнили необходимые документы, и уехали. О дальнейшей судьбе ***а С.В. ей ничего неизвестно. Каких-либо подробностей по указанным событиям она не помнит, так как это произошло достаточно давно, и так как в своей работе она часто встречается с такими случаями;

- показаниями свидетеля ***а Е.В., из которых следует, что он является нейрохирургом ГБУЗ МО «Мытищинская городская клиническая больница» с 1991 года. В вечернее время к ним в больницу поступил *** С.В., на момент поступления у ***а С.В. было оглушение и моторная афозия (нарушение речи), в связи с чем об обстоятельствах произошедшего, *** С.В. ничего не пояснял. *** С.В. был доставлен с платформы железнодорожной станции Мытищи. Согласно талону бригады станции скорой медицинской помощи, ***а С.В. избил неизвестный, после чего ему в лицо распылили какой-то газ. При поступлении в больницу, ***у С.В. был выставлен диагноз: «Тяжелая черепно-мозговая травма, перелом левой лобной кости, внутри мозговая гематома, внутрижелудочковое кровоизлияние, отек головного мозга, рваная ушибленная рана левой пароорбитальной области». *** С.В. госпитализирован в реанимацию. С 23.09.2014 года он являлся лечащим врачом ***а С.В. Им был выставлен диагноз ***у С.В.: «Тяжелая черепно-мозговая травма, проникающее ранение полости черепа, дырчатый перелом лобной кости слева, внутримозговая гематома левой лобно-височной области с прорывом в желудочек мозга». С 23.09.2014 года *** С.В. был в сознании, однако ничего не говорил. *** С.В. получал противоотечную, дегидротационную, антибактериальную, сосудистую терапии, симптоматическое лечение и обработку ран. Операций ***у С.В. не делали. 29 сентября 2014 года по желанию родственников, *** С.В. госпитализирован в военный госпиталь им. Н.Н. Бурденко. О том, что *** С.В. скончался, он услышал от следователя на допросе впервые (т.2 л.д.177-179);

- показания ми свидетеля ***а А.М., из которых следует, что он является нейрохирургом ФГКУ ГВКГ им Н.Н. Бурденко. 29 сентября 2014 года, он находился в госпитале, когда примерно в 13 часов в отделение № 67 был доставлен *** С.В., который был переведен из больницы в г. Мытищи. В 13 часов 30 минут, им был произведен осмотр ***а С.В. и последнему выставлен диагноз: «Сочетанная травма: ОЧМТ, с формированием внутримозговой гематомы в левой лобно-теменной области с вентрикулярным и субарахноидальным компонентами, оскольчатый перелом лобной кости слева, колото-резанная рана шеи справа, множественные подкожные гематомы в области предплечья и правой голени». Уровень сознания - глубокое оглушение - стопор. *** С.В. инструкции не выполнял, афозия под вопросом. Об обстоятельствах произошедшего *** С.В. ничего не пояснял. Из обстоятельств, ему было только известно, что *** С.В. получил травмы при нападении на него в электричке. В момент поступления, *** С.В. помещен на аппарат ИВЛ. На следующий день, то есть 30 сентября 2014 года - бронхоскопия - диффузный трахеобронхит. Компьютерная томография органов грудной клетки, выявлена пневмония. Бактериологический анализ крови - бактериемия. Проводилась антибактериальная терапия, ноотропная терапия, противоотечная терапия. 07.10.2014 года операция трахеостомия и цистостомия. 10.10.2014 года костно- палстическая трепанация черепа в левой лобной области, пункционное частичное удаление подострой гематомы в глубинных отделах левой лобно- теменной области, под УЗИ навигацией. 12 октября 2014 года - признаки трамбоза (при узи вен рук), плечевых, подмышечных и подключичной вен справа. 14.10.2014 года в 20 часов 45 минут клинически признаки массивной тромбо-эмбалии. В 21 час 20 минут констатирована смерть больного, несмотря на проводимые реанимационные мероприятия;

- протоколом очной ставки между ***овым В.А. и Сердюковым А.С., в ходе которой ***ов В.А. поддержал вышеизложенные показаниями, в частности, о том, что он видел как Сердюков наносит мужчине удары руками, удары Сердюков наносил правой рукой, нагибаясь и удары были сверху, когда он (***ов) вышел в тамбур, Сердюков стоял возле автоматической двери и в правой руке держал отвертку (т.2, л.д.130-134);

- протоколом очной ставки между ***евым А.С. и Сердюковым А.С., в ходе которой ***ев А.С. поддержал вышеизложенные показаниями, в частности, о том, что он видел как Сердюков нанес мужчине несколько ударов, а через стекло салонной двери он видел как Сердюков наносил удары мужчине правой рукой, сверху вниз, в ту часть тела, где должна находиться голова мужчины, при этом мужчина лежал на полу тамбура вагона, Сердюков стоял к нему спиной, он видел в правой руке Сердюкова предмет, которым оказалась отвертка. После того как он вышел в тамбур из салона вагона за одним из пассажиров, который прижал Сердюкова к стенке, схватив его за правую руку, он (***ев) подошел к Сердюкову и схватил его за левую руку, в которой у него ничего не было, в правой руке у Сердюкова была отвертка (т.2, л.д.149- 152);

рапортом об обнаружении признаков преступления от 01 октября 2014 года, из которого следует, что в ЛОП на ст. Мытищи находится материал проверки по факту госпитализации в реанимационное отделение ЦРБ г. Мытищи 22.09.2014 в 20 часов 10 минут ***а С.В. с диагнозом «Тяжелая черепно-мозговая травма, проникающее ранение черепа, перелом лобной кости слева, внутренняя мозговая гематома левой височной области с проникновением желудочка мозга». По данному факту сотрудниками ППСП ЛОП на ст. Мытищи ***иным и ***овым 22.09.2014 в 18 часов 53 минуты на платформе № 1 ст. Мытищи по подозрению в совершении данного преступления в прибывшем электропоезде № 6720 сообщением Москва-Фрязево в предпоследнем вагоне по ходу движения электропоезда был выявлен и доставлен в дежурную часть ЛОП на ст. Мытищи Сердюков А.С., 25.07.1990 года рождения, у которого в ходе личного досмотра в присутсвии двух понятых были изъяты принадлежащие ему вещи, а именно отвертка и газовый баллончик. (том 1, л.д. 43);

- сообщением от 22 сентября 2014 года, из которого следует, что 22.09.2014 года в 20 часов 45 минут в дежурную часть ЛОП на ст. Мытищи из травмпункта ЦРБ г. Мытищи поступило сообщение о том, что 22.09.2014 в 20 часов 10 минут в травмпункт ЦРБ г. Мытищи со ст. Мытищи доставлен *** С.В., с диагнозом: «СГМ, ЗЧМТ, ушибленная рана левого надбровья». Пояснить ничего не может, обстоятельства устанавливаются. (том 1, л.д. 48);

- сообщением от 23 сентября 2014 года, из которого следует, что 23.09.2014 года в 13:10 час. в трампункт ЦРБ гор.Мытищи обратился Сердюков А.С. (Д/з: ушиб, кровоподтек носа, ушиб обоих верхних конечностей, ушиб правой голени, ссадина слизистой верхней губы, со слов: избит неизвестным в электропоезде, следовавшим с гор. Москвы по ст. Лосиноостровская (т.1, л.д.49);

- рапортом полицейского ЛОП на ст. Мытищи ***ина П.Е. от 22 сентября 2014 года, из которого следует, что он совместно с полицейским ***овым А.А. нес службу на М-27 с 18 часов 22.09.2014 года до 06 часов 23.09.2014 года. В 18 часов 50 минут им от оперативного дежурного по ЛОП на ст. Мытищи поступила информация о том, что в электропоезде № 6720 сообщением Москва-Фрязево, в предпоследнем вагоне по ходу движения электропоезда, происходит драк между пассажирами. Встретив данный электропоезд, они увидели, как пассажиры выводят на платформу мужчину, который самостоятельно передвигаться не мог. Также на платформу пассажиры вывели молодого человека, указав на него, как на лицо, которое неоднократно, в данном электропоезде, наносил удары отверткой в область головы пострадавшему мужчине. Ими молодой человек был задержан и доставлен в ЛОП на ст. Мытищи. Им оказался Сердюков А.С., 25.07.1990 года рождения. (том 1, л.д. 50);

- протоколом 3699 медицинского освидетельствования для установления факта употребления алкоголя и состояния опьянения от 22 сентября 2014 года, в отношении Сердюкова А.С., согласно которому признаков потребления алкоголя не обнаружено (т.1, л.д.51);

- протоколом личного досмотра от 23 сентября 2014 года, согласно которому в ходе досмотра Сердюкова А.С. в сумке, находящейся при нем обнаружен газовый баллончик, отвертка с отломленной ручкой, которые были изъяты и упакованы. По поводу изъятого Сердюков пояснял, что газовый баллончик хранит у себя в целях самозащиты, а отвертка нужна ему в быту и по работе (т.1, л.д.52);

- рапортом ст.оперуполномоченного УР ЛОП на ст.Мытищи Валяева И.Г. от 23 сентября 2014 года, согласно которому в ходе проверки материала по факту госпитализации ***а С.В. установлено, что 23 сентября 2014 года в ЦРБ гор.Мытищи обратился гр-н Сердюков А.С., который пояснил, что 22 сентября 2014 года в электропоезде сообщением "Москва-Фрязево" у него произошел конфликт с ранее незнакомым ему мужчиной (т.1 л.д.53);

- рапортом ст.оперуполномоченного УР ЛОП на ст.Мытищи Валяева И.Г. от 23 сентября 2014 года, согласно которому в ходе проверки материала по факту госпитализации ***а С.В. установлены очевидцы произошедшего - ***ов В.А., ***ев А.С. (т.1, л.д.54);

- справкой 31680 Мытищинской городской клинической больницы, согласно которой *** С.В. находился на лечении в травматологическом отделении с 22 сентября 2014 года с диагнозом "тяжелая черепно-мозговая травма, проникающее ранение черепа, перелом лобной кости слева. в/мозговая гематома левой лобной, височной области с проникновением желудочка (т.1, л.д.57);

- сопроводительным листом и талоном №102 скорой медицинской помощи, согласно которому ***у С.В. на первой платформе ст.Мытищи оказана скорая медицинская помощь, со слов окружающих: избили неизвестные, после чего брызнули в лицо из баллончика, фельдшером выставлен диагноз: ЗЧМТ. Сотрясение головного мозга? ОЧМТ Отравление газом? Рваная рана теменной области справа? (т.1, л.д.58-59);

- справкой от 02 октября 2014 года ФГКУ ГВКГ имени Н.Н. Бурденко, согласно которой *** С.В. находится на лечении в 67 отделении реанимации ФГКУ ГВКГ имени Н.Н.Бурденко с 29.09.2014 года с диагнозом: сочетанная травма от 22 сентября 2014 года, отрытая черепно-мозговая травма с формированием внутримозговой гематомы в левой лобно-теменной области, с вентрикулярным и субарахноидальным компонентом , оскольчатый перелом лобной кости. состояние пациента крайне тяжелое. искусственная вентиляция легких, проводится комплекс лечебно-диагностических мероприятий (т.1, л.д.79);

- расписанием электрички 6720 "Москва Ярославская-Фрязево" от 22 сентября 2014 года с режимом движения, согласно которому электропоезд прибыл на ст. Лосиноостровская в 18:40 час (т.1, л.д.90);

- протоколом выемки от 15 октября 2014 года, согласно которому оперуполномоченным Валяевым И.Г. выданы конверты с находящимися в них газовым баллончиком марки "Технокрим" и отверткой с отломленной ручкой, которые были изъяты у Сердюкова А.С 23 сентября 2014 года (т.1, л.д.172- 173);

- протоколом осмотра предметов от 15 октября 2014 года с фототаблицей, согласно которому осмотрены конверт с находящимися в них газовым баллончиком марки "Технокрим" и отверткой с отломленной ручкой, которые были изъяты у Сердюкова А.С 23 сентября 2014 года, упаковка конвертов не нарушена (т.1, л.д.174-178);

- протоколом предъявления предмета для опознания от 16.03.2015 года, из которого следует, что свидетель ***ов В.А. опознал в предмете под № 3 отвертку, которой 22.09.2014 Сердюков А.С., находясь в поезде сообщением «Москва- Фрязево», наносил удары ***у С.В., и которую в последствии он забрал у Сердюкова А.С. Данную отвертку он опознает по цвету рукояти, по размеру самой отвертки, а также по линии отлома ручки. (т.2 л.д.140-145); протокол предъявления предмета для опознания от 17.03.2015 года, из которого следует, что свидетель ***ев А.С. опознал в предмете под № 2 отвертку, которой 22.09.2014 Сердюков А.С. в поезде сообщением «Москва- Фрязево», наносил удары ***у С.В. Данную отвертку он опознал по цвету ручки, а также по размеру самой отвертки. (т.2, л.д.158-163);

- справкой №14626 от 23 сентября 2014 года в отношении Сердюкова А.С., согласно которой у него выявлен ушиб, кровоподтек носа, обеих верхних конечностей, правой голени, ссадины слизистой верхней губы (т.1, л.д.87);

- выпиской из истории болезни №918/9016 в отношении Сердюкова А.С., установлен диагноз перелом костей носа со смещением костных фрагментов, сотрясение головного мозга (т.1, л.д.88-89);

- рапортом об обнаружении признаков преступления от 28 мая 2015 года (т.3 л.д.4-5), из содержания которого следует, что в действиях ***а С.В. усматриваются признаки преступления, предусмотренного ст. 115 УК РФ;

- заключением специалиста №39/14 от 23 октября 2014 года, согласно выводам которого причиной смерти ***а С.В. явилось проникающее колотое слепое ранение левой лобно-теменной области головного мозга с формированием внутримозговой гематомы, прорывом крови в желудочковую систему и субарахноидальное пространство, осложнившееся развитием тромбоза глубоких вен правой нижней конечности и тромбоэмболией легочной артерии. Таким образом, между причиненным ***у С.В. повреждением в виде открытой черепно- мозговой травмы и наступлением смерти имеется прямая причинная связь. Смерть ***а С.В. наступила 14 октября 2014 года в 21 час 20 минут, о чем имеется запись в представленной на исследование истории болезни № 17408, что не противоречит выраженности трупных явлений, зафиксированных при исследовании трупа ***а С.В. при исследовании трупа ***а С.В. При исследовании трупа у него были обнаружены следующие повреждения: - проникающее колотое слепое ранение левой лобно-теменной области головного мозга с размозжением ткани головного вдоль раневого канала, прорывом крови в желудочковую систему и под мягкую мозговую оболочку, дырчатый перелом лобной кости слева, рубец лобной области слева; - рубец боковой поверхности шеи справа. Травма головы у ***а С.В. образовалась от ударного воздействия предмета, обладающего колющими свойствами, на что указывает преобладание глубины повреждения над его шириной и длиной и дырчатый характер перелома лобной кости. (т.1 л.д.102-112); заключением эксперта № 234/14 от 16 декабря 2014 года, из которого следует, что причиной смерти ***а СВ. явилось проникающее колотое слепое ранение левой лобно-теменной области головного мозга с формированием внутримозговой гематомы, прорывом крови в желудочковую систему и субарахноидальное пространство, осложнившееся развитием тромбоза глубоких вен правой нижней конечности и тромбоэмболией легочной артерии. Таким образом, между причиненным ***у СВ. повреждением в виде открытой черепно-мозговой травмы и наступлением смерти имеется прямая причинная связь. Смерть ***а СВ. наступила 14 октября 2014 года в 21 час 20 минут, о чем имеется запись в представленной на исследование истории болезни № 17408. По данным представленных документов при исследовании трупа ***а С.В. у него были обнаружены следующие повреждения: проникающее колотое слепое ранение левой лобно-теменной области головного мозга с размозжением ткани головного вдоль раневого канала, прорывом крови в желудочковую систему и под мягкую мозговую оболочку, дырчатый перелом лобной кости слева, рубец лобной области слева; рубец боковой поверхности шеи справа. Травма головы у ***а СВ. образовалась от ударного воздействия предмета, обладающего колющими свойствами, на что указывает преобладание глубины повреждения над его шириной и длиной и дырчатый характер перелома лобной кости. Местом приложения травмирующего воздействия была лобная область слева с направлением травмирующего воздействия (при условии правильного вертикального положения тела) спереди кзади и слева направо, на что указывает локализация рубца в лобной области слева и направление раневого канала. Травма головы была причинена в результате одного травмирующего воздействия, на что указывает одно место приложения и наличие одного раневого канала. Травмирующий предмет имел длину не менее 8,5 см, на что указывает длина раневого канала и ширину среза не более 0,4 см, на что указывает диаметр дырчатого перелома на наружной костной пластинке. Более подробно высказаться об индивидуальных качествах травмирующего предмета не представляется возможным, так как рана в лобной области слева зарубцевалась и в представленных на исследование документах не имеется подробного описания раны в лобной области слева при поступлении в медицинское учреждение. Рубец боковой поверхности шеи справа у ***а СВ. образовался на месте зажившей раны, высказаться категорично о характере и механизме образования раны, травмирующем предмете, направлении травмирующего воздействия по морфологическим признакам рубца не представляется возможным, можно лишь констатировать, что местом приложения травмирующего воздействия была боковая поверхность шеи справа. Давность образования рубца составляет около месяца. Травма головы и повреждение на шее у ***а СВ. образовались незадолго (единичные часы) до поступления его в Мытищинскую городскую клиническую больницу 22 сентября 2014 года, на что указывает неврологический статус ***а СВ. при поступлении его в указанное лечебное учреждение, а также давность образования рубца на шее.

Кроме того, при исследовании трупа ***а СВ. были обнаружены следы медицинских манипуляций: рана в левой лобно-височно-теменной области, рубец лобной области слева, рубец правой боковой поверхности шеи, точечные колотые рана в правой и левой подключичных ямках, рана передней поверхности шеи, осаднения на передней поверхности груди; точечные колотые раны на наружных поверхностях правого и левого плеча, в паховых областях справа и слева, на передних поверхностях правого и левого бедер, точечная колотая рана в позвоночной области на уровне поясничного отдела позвоночника, рана в лобковой области. Повреждения в виде пролежней в затылочной области, на задних локтевых поверхностях обеих верхних конечностей, в крестцовой области, в позвоночной области на уровне 3 грудного позвонка, на задней поверхности правой голени, в левой и правой пяточных областях, на подошвенной поверхности правой стопы, в лобной области справа, у верхушки носа с переходом на преддверие носовой полости образовались из-за расстройства питания и некроза тканей, вследствие нарушения чувствительности и кровообращения в коже.

Получение повреждений ***ым СВ. в результате падения из положения стоя на ногах и ударе о предмет окружающей обстановки не исключается, при условии соблюдения механизма образования повреждений головы, а именно - единичное ударное воздействие предмета, обладающего колющими свойствами, приложенного в лобную область слева в направлении спереди кзади и слева направо.

Локализация наружных повреждений и направление раневого канала указывают на то, что *** СВ. в момент получения повреждений был обращен лицом к нападавшему. Травма головы у ***а СВ. образовалась от ударного воздействия травмирующего предмета с силой, достаточной для причинения перелома лобной кости слева. Методик, позволяющих определить силу удара (в Ньютонах), в данном конкретном случае, не существует. *** СВ. после получения повреждений 22 сентября 2014 года находился на стационарном лечении до 14 октября 2014 года. После получения повреждений 22 сентября 2014 года *** СВ. мог совершать целенаправленные действия до момента потери сознания. Дата и время потери сознания в представленных на исследования медицинских документах не указаны.

Каких-либо хронических заболеваний, находящихся в причинной связи с наступлением смерти ***а СВ., при исследовании его трупа выявлено не было.

Причиной смерти ***а СВ. явилось проникающее колотое слепое ранение левой лобно-теменной области головного мозга с формированием внутримозговой гематомы, прорывом крови в желудочковую систему и субарахноидальное пространство, осложнившееся развитием тромбоза глубоких вен правой нижней конечности и тромбоэмболией легочной артерии. (том 1, л.д. 123-132); заключением эксперта № 40/15 от 20 февраля 2015 года, из которого следует, что по данным представленных документов при исследовании трупа ***а С.В. у него были обнаружены следующие повреждения: проникающее колотое слепое ранение левой лобно-теменной области головного мозга с размозжением ткани головного мозга вдоль раневого канала, прорывом крови в желудочковую систему и под мягкую мозговую оболочку, дырчатый перелом лобной кости слева, рубец лобной области слева; рубец боковой поверхности шеи справа;

Травма головы у ***а СВ. образовалась от ударного воздействия предмета, обладающего колющими свойствами, на что указывает преобладание глубины повреждения над его шириной и длиной и дырчатый характер перелома лобной кости. Местом приложения травмирующего воздействия была лобная область слева с направлением травмирующего воздействия (при условии правильного вертикального положения тела) спереди кзади и слева направо, на что указывает локализация рубца в лобной области слева и направление раневого канала.

Травма головы была причинена в результате одного травмирующего воздействия, на что указывает одно место приложения и наличие одного раневого канала.

Травмирующий предмет имел длину не менее 8,5 см, на что указывает длина раневого канала и ширину среза не более 0,4 см, на что указывает диаметр дырчатого перелома на наружной костной пластинке. Более подробно высказаться об индивидуальных качествах травмирующего предмета не представляется возможным, так как рана в лобной области слева зарубцевалась и в представленных на исследование документах не имеется подробного описания раны в лобной области слева при поступлении в медицинское учреждение.

Рубец боковой поверхности шеи справа у ***а СВ. образовался на месте зажившей раны, высказаться категорично о характере и механизме образования раны, травмирующем предмете, направлении травмирующего воздействия по морфологическим признакам рубца не представляется возможным, можно лишь констатировать, что местом приложения травмирующего воздействия была боковая поверхность шеи справа. Давность образования рубца составляет около месяца, на что указывают его морфологические особенности.

Травма головы и повреждение на шее у ***а СВ. образовались незадолго (единичные часы) до поступления его в Мытищинскую городскую клиническую больницу 22 сентября 2014 года, на что указывает неврологический статус ***а СВ. при поступлении его в указанное лечебное учреждение (состояние тяжелое, сознание сохранено, моторная афазия, правосторонняя гемиплегия), а также давность образования рубца на шее.

Причиной смерти ***а СВ. явилось проникающее колотое слепое ранение левой лобно-теменной области головного мозга с формированием внутримозговой гематомы, прорывом крови в желудочковую систему и субарахноидальное пространство, осложнившееся развитием тромбоза глубоких вен правой нижней конечности и тромбоэмболией легочной артерии, соответственно между этим повреждением и наступлением смерти имеется прямая причинная связь.

Травма в виде колотого слепого ранения левой лобно-теменной области головы с размозжением ткани головного мозга является опасной для жизни человека, создает непосредственно угрозу для жизни, что является квалифицирующим признаком тяжкого вреда здоровью.

Кроме того при исследовании трупа ***а СВ. были обнаружены следы медицинских манипуляций: рана в левой лобно-височно-теменной области, рубец лобной области слева, рубец правой боковой поверхности шеи, точечные колотые рана в правой и левой подключичных ямках, рана передней поверхности шеи, осаднения на передней поверхности груди; точечные колотые раны на наружных поверхностях правого и левого плеча, в паховых областях справа и слева, на передних поверхностях правого и левого бедер, точечная колотая рана в позвоночной области на уровне поясничного отдела позвоночника, рана в лобковой области. Повреждения в виде пролежней в затылочной области, на задних локтевых поверхностях обеих верхних конечностей, в крестцовой области, в позвоночной области на уровне 3 грудного позвонка, на задней поверхности правой голени, в левой и правой пяточных областях, на подошвенной поверхности правой стопы, в лобной области справа, у верхушки носа с переходом на преддверие носовой полости образовались из-за расстройства питания и некроза тканей, вследствие нарушения чувствительности и кровообращения в коже. (том 1, 158-166);

- заключением эксперта № 1736/1839 от 31.10.2014 года, из которого следует, что на газовом баллончике марки «Техкрим» произведенными исследованиями обнаружена кровь с примесью пота. (том 1, л.д. 203-204);

3 способа получить бесплатную консультацию юриста
01

Задать вопрос юристу онлайн бесплатно

02

Звонок по бесплатной линии
8 800 350 14 85
(Москва и регионы РФ)

03

Оставьте заявку нашему юристу в онлайн чат, он перезвонит вам через 5 минут

Смотреть все судебные практики о Приговоры судов по ст. 111 УК РФ Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью

- заключением эксперта № 1737/1827 от 21.10.2014 года, из которого следует, что на отвертке, изъятой в ходе личного досмотра Сердюкова А.С., обнаружена кровь человека. (том 1, л.д. 210-211);

- заключением эксперта № 1758/1867 от 18.11.2014 года, из которого следует, что кровь с примесью пота на газовом баллончике марки «Техкрим» могли произойти от ***а С.В. и Сердюкова А.С. (том 1, л.д. 226-228);

- заключением эксперта № 1759/1850 от 29.10.2014 года, из которого следует, что кровь на отвертке могла произойти от ***а С.В. и Сердюкова А.С. (том 1, л.д. 234-235);

- заключением эксперта № 1215 от 23.01.2015 года, из которого следует, что генотипические признаки и половая принадлежность (мужской генетический пол) в препаратах ДНК, выделенной из следов крови с примесью пота на газовом баллончике, совпадает и с образцом крови Сердюкова А.С., что указывает на то, что следы на баллончике и образец Сердюкова А.С. могли произойти от одного и того же мужчины.

Расчетная (условная) вероятность того, что кровь с примесью пота на газовом баллончике произошла именно от Сердюкова А.С., составляет не менее 99,9999999999939%. По совокупности выявленных признаков, происхождение следов на баллончике от ***а С.В. исключается. В препарате ДНК, полученной из следов крови на отвертке, выявляется смешанный генотип; данный препарат является смесью индивидуальных ДНК. При этом генетические характеристики данного препарата ДНК не противоречат варианту суммарного профиля ПДАФ ДНК Сердюкова А.С. и ДНК ***а С.В. Таким образом, полученные результаты не исключают присутсивие в исследованном смешанном препарате на отвертке ДНК Сердюкова А.С. и ДНК ***а С.В. (том 2, л.д. 9-17);

- заключением эксперта № 275/15 от 28 мая 2015 года, из которого следует, что по данным представленных медицинских карт у Сердюкова А.С. имелись закрытый перелом носовых костей со смещением отломков и «гематома» области носа. Установленный Сердюкову А.С. диагноз сотрясения головного мозга не обосновывается объективными данными представленных медицинских карт и поэтому дальнейшей судебно-медицинской оценке не подлежит. Повреждения у Сердюкова А.С. могли образоваться незадолго до его поступления 23.09.2014 года в РБ № 2 Щелковского района, о чем свидетельствует особенность клинико-морфологического проявления травматического процесса (отек области носа, отсутствие консолидации перелома носовых костей и вторичных изменений кровоподтека). Перелом носовых костей и «гематома» носа возникли в результате ударного воздействия тупой поверхности твердого предмета в месте приложения в области носа, о чем свидетельствуют их локализация и морфологическая сущность (перелом и «гематома») в сочетании с односторонним местом приложения травмирующего воздействия. При этом «гематома» могла образоваться как вследствие травмирующего воздействия. При этом «гематома» могла образоваться как вследствие травмирующего воздействия тупого твердого предмета, так и являться морфологическим проявлением перелома носовых костей. В медицинском описании повреждений не имеется морфологических признаков, свидетельствующих о характеристиках следообразующей поверхности, о воздействии конкретного травмирующего предмета, а также о детальном механизме их образования. Все повреждения могли образоваться от одного травмирующего воздействия, на это указывает установленная давность их причинения и локализация в пределах одной анатомической области лица. Имевшиеся у Сердюкова А.С. закрытый перелом носовых костей и «гематома» области носа в совокупности, как образовавшие единую травму, вызвали кратковременное расстройство здоровья, продолжительностью до трех недель и по этому квалифицирующему признаку оцениваются как повреждения, причинившие легкий вред здоровью. (том 2, л.д. 40-43);

В ходе производства по делу предварительного расследования в отношении Сердюкова А.С. была проведена амбулаторная первичная комплексная судебная психолого - психиатрическая экспертиза, согласно которой Сердюков А.С. хроническим психическим расстройством или иным психическим расстройством, исключающим у него способность осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий или руководить ими, не страдал и не страдает в настоящее время. Как видно из материалов уголовного дела и настоящего психиатрического обследования, в период относящийся к инкриминируемом ему деянию, у Сердюкова А.С. не отмечалось и признаков какого-либо временного психического расстройства или иного болезненного состояния психики, и он мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. На это указывают сохранность ориентировки и речевого контакта с окружающими, целенаправленность действий, отсутствие болезненной интерпретации окружающего. После правонарушения перенес психогенно обусловленное (разрешившееся) депрессивное расстройство в подостром периоде ЧМТ, из которого вышел. По своему психическому состоянию в настоящее время Сердюков А.С. может в полной мере осознавать фактический характер своих действий или руководить ими, правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела и давать о них правильные показания. Алкоголизма и наркомании у Сердюкова А.С. не обнаружено. В применении принудительных мер медицинского характера Сердюков А.С. не нуждается. (т.2 л.д.75-77).

Оценивая заключения проведенных по делу экспертиз, суд находит их обоснованными и достоверными, доверяет им, поскольку экспертные исследования проведены специалистами в соответствующих областях знаний, имеющими соответствующее образование и значительный стаж работы по специальности, а их выводы обоснованы, научно аргументированы, не противоречивы и подтверждаются другими доказательствами по делу.

С учетом выводов указанной судебно-психиатрической экспертизы, на основе исследованных в судебном заседании доказательств, данных о личности подсудимого Сердюкова А.С., его поведения на месте совершения инкриминируемого ему деяния и в судебном заседании, суд приходит к выводу о том, что Сердюков А.С. может осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими в период, относящийся к инкриминируемому ему деянию. В настоящее время Сердюков А.С. также может осознавать фактический характер своих действий и руководить ими, а поэтому признает подсудимого Сердюкова А.С. вменяемым по отношению к инкриминируемому ему деянию.

Также суд находит обоснованными выводы экспертной комиссии об отсутствии необходимости назначения Сердюкову А.С. принудительных мер медицинского характера.

Стороной защиты в судебное заседание представлено заключение специалиста №11-06-Пс/15 от 30 июня 2015 года, выполненное специалистами "Центра медико-криминалистических исследований" Андрияновым Н.И., Токаревым А.О., которым дана оценка комплексной судебной психолого - психиатрической экспертизы и согласно которому, указанное заключение экспертизы выполнено не в полном объеме, текст исследовательской и итоговой части экспертизы выполнен с рядом грубых нарушений действующих инструктивных документов, регламентирующих порядок выполнения и оформления результатов судебно- психиатрических, в том числе, комплексных, экспертиз (анамнез заболевания изложен формально, отсутствует описание динамики психопатологических симптомов, проигнорирован вопрос о лекарственной терапии), данное экспертное заключение выполнено необъективно, является не научно обоснованным, в тексте заключения отсутствует аналитическая часть, а попытки обоснования полученных выводов, предпринятые экспертами в итоговой части заключения, носят декларативный и бездоказательный характер, а также о том, что выводы экспертов не соответствуют постановленным перед ними вопросам.

Однако, указанное заключение суд не может признать допустимым и достоверным доказательством, отвечающим требованиям уголовно- процессуального законодательства РФ по следующим основаниям:

- указанное заключение выполнено по поручению адвоката, что противоречит положениям ст. 86 УПК РФ, предусматривающей исчерпывающий перечень способов собирания доказательств адвокатом;

- лица, давшие заключение и именующие себя специалистами, не являются таковыми в соответствии с положениями ст. 58 УПК РФ, так как они не привлекались в установленном УПК РФ порядке судом или органом предварительного расследования к участию в процессуальных действиях;

- в судебном заседании не представляется возможным установить, какие именно и насколько соответствующие оригиналам документы были представлены указанным лицам для исследования, что, в свою очередь, ставит под сомнение обоснованность их выводов;

- указанные лица не были предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения;

- действующим уголовно-процессуальным законодательством РФ предусмотрена возможность оценки заключения эксперта органами предварительного расследования и судом и не предусмотрена возможность оценки заключения эксперта иными лицами, в том числе - специалистами.

Кроме изложенного, выводы положенного в основу приговора заключения комплексной судебной психолого - психиатрической экспертизы, вопреки утверждениям лиц, именующих себя специалистами, содержат выводы относительно постановленных перед экспертами вопросов относительно психического здоровья Сердюкова А.С., с учетом сведений о прохождении Сердюковым А.С. лечения в ГБУЗ МО ПБ №5, откуда был выписан в удовлетворительном состоянии без аффективных нарушений и суицидальных мыслей.

Исследованные в судебном заседании и положенные в основу приговора доказательства суд признает допустимыми, поскольку они получены в установленном уголовно-процессуальном законодательством порядке.

Оценивая исследованные в судебном заседании показания потерпевшего ***ой С.Б., свидетелей ***ова Р.А., ***ова М.Ю., ***ина П.В., ***ова А.А., ***ва В.Г., ***ова В.А., ***ева А.С., ***ой Т.М, ***ого В.А., ***ой Ю.В., ***а Е.В., ***а А.М., относительно фактических обстоятельств произошедшего, суд находит их соответствующими действительности и доверяет им, так как они полностью согласуются между собой и подтверждаются другими доказательствами по делу, образуя, таким образом, совокупность доказательств, достаточную для достоверного вывода о виновности Сердюкова А.С. в совершении преступления.

Оснований к оговору указанными лицами подсудимого в совершении преступления в ходе судебного разбирательства установлено не было.

При этом, оценивая показания свидетеля Сердюковой Н.И., суд доверяет им в части, в которой они объективно подтверждены иными вышеизложенными доказательствами, в частности о том, что: между её сыном и ***ым произошел конфликт, в ходе которого Сердюков распылил в сторону ***а газ из баллончика, а также о том, что газовый баллончик и отвертка имелись у её сына. В остальной части показания свидетеля Сердюковой Н.И. суд оценивает критически, учитывая, что очевидцем происшедшего она не была, об обстоятельствах произошедшего ей известно со слов подсудимого, который является её сыном, и она является заинтересованным лицом в исходе дела.

Оценивая показания подсудимого Сердюкова А.С., данные им в ходе судебного разбирательства, суд находит их не в полной мере соответствующими действительности, поскольку они в части изложения существенных для дела обстоятельств являются непоследовательными, неточными, противоречивыми и опровергаются другими исследованными в ходе судебного разбирательства доказательствами.

При этом у суда нет оснований не доверять показаниям подсудимого о том, что 22 сентября 2014 года в 18 часов 22 минуты на Ярославском вокзале гор. Москвы он совершил посадку в электропоезд сообщением «Москва-Фрязево», где в салоне вагона у него произошел конфликт с ***ым С.В., переросший в ссору и драку, в ходе которой *** преследовал его по платформе, окрикивая Сердюкова, следуя за ним по платформе, а также о том, что Сердюков, зайдя в тамбур вагона увидел ***а, распылил газ, из-за чего пассажиры перешли в салон вагона, в тамбуре конфликт между ***ым и Сердюковым продолжился, в результате которого Сердюков причинил травму головы ***у, - поскольку его показания в данной части подтверждаются другими, приведенными выше доказательствами.

Также у суда не имеется оснований не доверять показаниям подсудимого о том, что изначально в ходе конфликта *** С.В. правой рукой схватил его за горло, и сжал руку, пытаясь при этом поднять его, а затем *** С.В. кулаком левой руки ударил его в область правой щеки, после чего Сердюков, с целью обезопасить себя от ***а С.В., достал находящийся при нем газовый баллончик, и направил струю из него в сторону ***а С.В., после этого *** С.В. отпустил его, а также о том, что в ходе конфликта ***ым С.В. Сердюкову А.С. были нанесены телесные повреждения, в том числе и в области носа, поскольку данные показания подсудимого не опровергнуты стороной обвинения, а подтверждаются исследованными в судебном заседании вышеуказанными медицинскими документами в отношении Сердюкова А.С. (справкой №14626 от 23 сентября 2014 года и выпиской из истории болезни №918/9016) и заключением эксперта № 275/15 от 28 мая 2015 года.

В то же время, суд находит не соответствующими действительности показания подсудимого о том, что, находясь на платформе, *** С.В. резко подскочил к нему и двумя руками нанес ему два или три сильных удара в область правой и левой части головы; *** С.В. затащил Сердюкова А.С. в тамбур и удерживал Сердюкова в тамбуре, а он (Сердюков) стал отмахиваться хаотично от ***а С.В., при этом он опустил голову и оборонялся, не видя ***а С.В.; он (Сердюков) не видел, куда наносит удары ***у С.В., так как *** С.В. выше него, а он оборонялся, опустив голову; удары Сердюков наносил обороняясь от ударов ***а, травму нанёс ***у случайно, - его показания в этой части опровергаются другими доказательствами по делу, в том числе:

- показаниями свидетеля ***ова В.А., о том, что на платформе видел Сердюкова А.С., а также мужчину, следовавшего за ним, но мужчина (*** С.В.) к Сердюкову на платформе не приближался, когда Сердюков А.С. забежал в тамбур вагона и разбрызгал газ из баллончика, и он видел, как подсудимый наносит ***у С.В., лежащему на полу, удары. Куда Сердюков бил он не видел, так как Сердюков заслонил своей спиной мужчину;

- показаниями свидетеля ***ева А.С. о том числе о том, что никакой драки между Сердюковым и ***ым на платформе не происходило, Сердюков забежал в тамбур, в этот момент *** стоял в другом конце тамбура, он (***ев) оказался между ними, Сердюков сразу же брызнул из баллончика в сторону ***а, *** не успел что-либо предпринять в отношении Сердюкова А.С., *** С.В. не наносил ударов Сердюкову, так как Сердюков стоял на противоположной стороне тамбура, *** прижимал ладони к лицу из-за попавшего на него газа. Сердюков смог вытащить ногу из автоматических дверей мгновенно, и сразу направился в сторону ***а, он точно видел, как Сердюков наносит ***у удары сверху вниз, при этом мужчина лежал на полу, и видел, что в правой руке Сердюкова зажат какой-то предмет;

- вышеприведенными показаниями свидетеля ***ина П.В. и свидетеля ***ова А.А., в частности, о том, что ***ов указал на Сердюкова как на лицо, наносившее удары ***у отверткой в область головы в электропоезде, при этом Сердюков не отрицал данного факта и пояснял ему (***ину), что он «бил наотмашь» и произошедшее считал обоюдной дракой;

- протоколом очной ставки между ***овым В.А. и Сердюковым А.С., в ходе которой ***ов В.А. поддержал вышеизложенные показаниями, в частности, о том, что он видел как Сердюков наносит мужчине удары руками, удары Сердюков наносил правой рукой, нагибаясь и удары были сверху, когда он (***ов) вышел в тамбур, Сердюков стоял возле автоматической двери и в правой руке держал отвертку (т.2, л.д.130-134);

- протоколом очной ставки между ***евым А.С. и Сердюковым А.С., в ходе которой ***ев А.С. поддержал вышеизложенные показаниями, в частности, о том, что он видел как Сердюков нанес мужчине несколько ударов, а через стекло салонной двери он видел как Сердюков наносил удары мужчине правой рукой, сверху вниз, в ту часть тела, где должна находиться голова мужчины, при этом мужчина лежал на полу тамбура вагона, Сердюков стоял к нему спиной, он видел в правой руке Сердюкова предмет, которым оказалась отвертка. После того как он вышел в тамбур из салона вагона за одним из пассажиров, который прижал Сердюкова к стенке, схватив его за правую руку, он (***ев) подошел к Сердюкову и схватил его за левую руку, в которой у него ничего не было, в право руке у Сердюкова была отвертка (т.2, л.д.149- 152);

заключением эксперта № 40/15 от 20 февраля 2015 года, из которого, среди прочего, следует, что травма головы у ***а СВ. образовалась от ударного воздействия предмета, обладающего колющими свойствами, местом приложения травмирующего воздействия была лобная область слева с направлением травмирующего воздействия (при условии правильного вертикального положения тела) спереди кзади и слева направо, на что указывает локализация рубца в лобной области слева и направление раневого канала.

Кроме того, в судебном заседании подсудимый Сердюков А.С. неоднократно изменял свои показания: - изначально утверждал, что в вагон его затащил *** С.В., затем утверждал, что он (Сердюков) зацепился за дверь или за поручень; - сначала пояснял, что в руках у него были баллончик, салфетки, ручки, ключи, отвертка, а затем показал, что не помнит, что было в его руках; - в дополнениях утверждал, что возможно он даже падал от ударов ***а С.В. на пол, изначально, не сообщая о данных обстоятельствах, - показания Сердюкова А.С. не последовательны и противоречивы, не согласуются с имеющимися доказательствами по делу, оснований доверять показаниям подсудимого, данным в судебном заседании, в данной части у суда не имеется.

Анализируя показания подсудимого Сердюкова А.С. в той части, что он хаотично размахивал руками, обороняясь от ***а, суд находит их неубедительными, поскольку, как это изложено выше показания Сердюкова А.С. в указанной части непоследовательны и противоречивы, равно как и его показания о том, что став хаотично от ***а С.В. отмахиваться руками, в которых находились предметы из сумки, сам при этом оставался зажатым в углу тамбура, около дверей, через которые хотел покинуть электропоезд на ст.Лосиноостровская, а *** продолжал избивать его, нанося беспорядочные удары руками и ногами в различные части тела и область лица, от которых, возможно, он даже падал на пол тамбура, закрываясь от ударов и закрывался руками, сжавшись в углу тамбура, также о том, что *** подходил к нему и отходил от него, нанося удары, потом *** отошел от него, присев, вытер что- то со лба и опять двинулся в его сторону.

Изложенные показания подсудимого объективно ничем не подтверждены, опровергаются вышеизложенными доказательствами по уголовному делу в их совокупности, сомневаться в достоверности которых у суда оснований не имеется.

При этом, показания самого подсудимого в данной части неточные и неконкретные, не согласуются с вышеприведенными доказательствами по уголовному делу.

Доводы подсудимого о том, что ***ев толкнул на него ***ова на него, а равно о том, что ***ев бегал по тамбуру, уговаривая ***ова словами "давай скажем так", - неконкретны и объективно ничем не подтверждены, поскольку в судебном заседании сам подсудимый не мог пояснить какие именно обстоятельства ***ев предлагал изложить иносказательно, напротив из показаний свидетеля ***ова, следует, что он в тамбуре вагона перехватил руку Сердюкова с отверткой, а втором пассажир держал его за руку; кроме того, из показаний свидетеля ***ева следует, что он и еще один пассажир (как установлено - ***ов) открыли дверь в тамбур, схватили наносившего удары молодого человека и прижали его к стенке тамбура, при этом он удерживал Сердюкова за левую руку, а второй пассажир за правую, пассажиру, который помогал удерживать ему Сердюкова, удалось вырвать из руки Сердюкова отвертку. Показания свидетелей - очевидцев последовательны, точные, не противоречивые, согласуются с другими доказательствами по уголовному делу, оснований не доверять им у суда не имеется.

Доводы подсудимого Сердюкова А.С. о том, что газовый баллончик он использовал, чтобы напугать ***а С.В., и он не знал, что баллончик действует, - несостоятельны, поскольку объективно доводы подсудимого не подтверждены, опровергаются вышеизложенными доказательствами, в том числе показаниями свидетелей ***ева и ***ова, о том, что Сердюков забежал в тамбур и сразу же брызнул из газового баллончика в сторону ***а, который за это время не успел предпринять каких-либо действий в отношении подсудимого. Сами по себе данные доводы не влияют на квалификацию содеянного, не могут служить основанием для освобождения подсудимого от уголовной ответственности.

Суд также критически относится к доводам подсудимого о том, что его (Сердюкова) действиям присущ оборонительный характер, поскольку он не пытался умышленно наносить увечья ***у А.С., а тем более, направленные на причинение смерти последнему, так как в тот момент в полной мере не осознавал всего происходящего, - поскольку данные доводы подсудимого опровергаются совокупностью вышеизложенных доказательств по уголовному делу, из которых следует, что том, что на момент применения к потерпевшему насилия Сердюков А.С. сознательно допускал наступление для потерпевшего последствий в виде причинения тому вреда здоровью различной степени тяжести, в том числе и тяжкого вреда, опасного для жизни.

Также, как следует, из выводов амбулаторной первичной комплексной судебная психолого - психиатрической экспертизы, Сердюков А.С. хроническим психическим расстройством или иным психическим расстройством, исключающим у него способность осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий или руководить ими, не страдал и не страдает в настоящее время. В период относящийся к инкриминируемом ему деянию, Сердюков А.С. мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими (т.2 л.д.75-77).

Кроме того, суд принимает во внимание, что в соответствии:

со справкой №14626 от 23 сентября 2014 года у Сердюкова А.С. выявлен ушиб, кровоподтек носа, обеих верхних конечностей, правой голени, ссадины слизистой верхней губы, из выписки из истории болезни №918/9016 в отношении Сердюкова А.С., у подсудимого установлен диагноз перелом костей носа со смещением костных фрагментов, сотрясение головного мозга, заключением эксперта № 275/15 от 28 мая 2015 года, по данным представленных медицинских карт у Сердюкова А.С. имелись закрытый перелом носовых костей со смещением отломков и «гематома» области носа, в соответствии с рапортом об обнаружении признаков преступления от 28 мая 2015 года, в действиях ***а С.В. усматриваются признаки преступления, предусмотренного ст. 115 УК РФ ;

- не указывали на агрессивное поведение со стороны ***а С.В. в тамбуре свидетели ***ев и ***ов, утверждая в своих показаниях, напротив, что Сердюков забежал в тамбур вагона и разбрызгал газ из баллончика, а затем из салона вагона, они видели, как подсудимый наносит ***у, лежащему на полу, удары. Кроме того, из показаний свидетеля ***ева следует, что Сердюков забежал в тамбур, в этот момент *** стоял в другом конце тамбура, он (***ев) оказался между ними, Сердюков сразу же брызнул из баллончика в сторону ***а, *** не успел что-либо предпринять в отношении Сердюкова А.С., *** не наносил ударов Сердюкову, так как Сердюков стоял на противоположной стороне тамбура, *** прижимал ладони к лицу из-за попавшего на него газа. Сердюков смог вытащить ногу из автоматических дверей мгновенно, и сразу направился в сторону ***а;

- из показаний ***ева А.С. следует, что на платформе никакой драки между Сердюковым и ***ым уже не происходило;

- характер и локализация ранения свидетельствуют о том, что Сердюков нанес ***у удар в область жизненно важного органа, - голову;

- характер телесных повреждений, обнаруженных у ***а, указывает на силу применения травмирующего воздействия, – в частности, из заключения судебно-медицинской экспертизы трупа следует, что травма головы у ***а С.В. образовалась от ударного воздействия травмирующего предмета с силой, достаточной для причинения перелома лобной кости.

При таких обстоятельствах, суд приходит к выводу о том, что на момент причинения Сердюковым А.С. травмы головы ***у С.В., в результате которой наступила смерть последнего, отсутствовала объективная опасность для жизни его (Сердюкова А.С.), а его действия не были совершены в условиях необходимой обороны и им не был присущ оборонительный характер.

То обстоятельство, что в ходе конфликта между Сердюковым А.С. и ***ым С.В., Сердюкову были нанесены побои и телесные повреждения, в том числе и в области носа, сами по себе не могут свидетельствовать о том, что причиненные ***ым С.В. телесные повреждения представляли реальную опасность для жизни Сердюкова А.С.

Доводы подсудимого о том, что никто из свидетелей не видел обстоятельств произошедшего, очевидцев произошедшего не установлено, а также о том, что ***ев А.С. его оговаривает, - объективно ничем не подтверждены, и опровергаются показаниями независимых свидетелей-очевидцев ***ева А.С. и ***ова В.А., которые ранее ни подсудимого, ни потерпевшего не знали, следовательно, оснований не доверять показаниям указанных лиц у суда не имеется.

Доводы подсудимого о том, что он одновременно доставал из сумки различные вещи, и удерживал их в руках, - объективно ничем не подтверждены, и противоречат показаниям свидетеля ***ева, о том, что когда он (***ев) и ***ов схватили Сердюкова и прижали к стенке тамбура, в его левой руке ничего не было, а в правой находилась отвертка, и не согласуются с показаниями свидетеля ***ова М.Ю., в том числе о том, что посторонних предметов в тамбуре на полу не имелось.

Доводы стороны защиты о том, что потерпевший мог спровоцировать преступление, поскольку ранее привлекался к уголовной ответственности, - сами по себе не могут повлиять на квалификацию содеянного.

Таким образом в судебном заседании установлено, что между Сердюковым и ***ым, возник конфликт, переросший в ссору и драку, в ходе которой у Сердюкова А.С. возник умысел, направленный на причинение тяжкого вреда здоровью ***у С.В., во исполнение которого Сердюков А.С., причинил потерпевшему ***у С.В. проникающее колотое слепое ранение левой лобно- теменной области головного мозга с размозжением ткани головного мозга вдоль раневого канала, прорывом крови в желудочковую систему и под мягкую мозговую оболочку, дырчатый перелом лобной кости слева, рубец области слева, состоящее в прямой причинной связи с наступлением смерти ***а С.В.

Данная травма головы причинена в результате одного травмирующего воздействия, на что указывает одно место приложения и наличие одного раневого канала. Травма в виде колотого слепого ранения левой лобно- теменной области головы с размозжением ткани головного мозга является опасной для жизни человека, создает непосредственную угрозу для жизни, является квалифицирующим признаком тяжкого вреда здоровью.

На основе анализа исследованных в судебном заседании доказательств, суд приходит к выводу о том, что именно Сердюков А.С. причинил ***у А.С. указанную травму головы при изложенных выше обстоятельствах.

Установленные в ходе судебного разбирательства обстоятельства совершения преступления - характер и локализация причиненных ***у С.В. телесных повреждений - нанесение ему удара отверткой, то есть предметом, имеющим значительные поражающие свойства, в область расположения жизненно важного органа человека - в область головы - свидетельствуют о том, что на момент применения к потерпевшему насилия Сердюков А.С. сознательно допускал наступление для потерпевшего последствий в виде причинения тому вреда здоровью различной степени тяжести, в том числе и тяжкого вреда, опасного для жизни, в связи с чем его действия суд квалифицирует, исходя из фактически наступивших для здоровья потерпевшего последствий - как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека.

При этом, по отношению к последствиям в виде смерти потерпевшего вина подсудимого характеризуется неосторожностью, поскольку причиняя потерпевшему при установленных обстоятельствах телесные повреждения, Сердюков А.С. мог и должен был предвидеть последствия своих действий в виде наступления смерти потерпевшего.

С учетом изложенного, действия подсудимого Сердюкова А.С. суд квалифицирует как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего, - по ч. 4 ст. 111 УК РФ.

Оснований для иной квалификации действий подсудимого не имеется.

При назначении подсудимому Сердюкову А.С. наказания суд учитывает: - характер и степень общественной опасности преступления, которое относится к категории особо тяжких и для изменения которой на менее тяжкую суд оснований не усматривает, исходя из фактических обстоятельств его совершения; - личность подсудимого, который не судим, страдает рядом заболеваний, положительно характеризуется по месту жительства, по месту работы, имеет мать-пенсионерку, престарелых дедушку и бабушку, а также состояние здоровья близких родственников – матери, бабушки и дедушки, а также противоправность поведения ***а С.В., предшествующую совершенному в отношении него преступлению и явившуюся поводом для преступления.

Положительные характеристики, состояние здоровья подсудимого, наличие матери-пенсионерки, престарелых бабушки и дедушки, состояние здоровья близких родственников, противоправность поведения ***а С.В., явившуюся поводом для преступления, - суд в соответствии с положениями п. «з» ч. 1 и ч. 2 ст. 61 УК РФ признает в качестве смягчающих подсудимому наказание обстоятельств.

С учетом конкретных обстоятельств совершения преступления, его характера и степени общественной опасности, суд не находит возможным исправление подсудимого Сердюкова А.С. без изоляции от общества, не находит оснований к применению при назначении ему наказания положений ст.ст. 64 и 73 УК РФ, назначает ему наказание в виде лишения свободы, без дополнительного наказания в виде ограничения свободы.

В соответствии с положениями п. «в» ч. 1 ст. 58 УК РФ, суд назначает подсудимому Сердюкову А.С. отбывание наказания в исправительной колонии строгого режима - как осужденному к лишению свободы за совершение преступления, относящегося к категории особо тяжких, и ранее не отбывавшему лишение свободы.

Гражданский иск потерпевшей ***ой С.Б. о взыскании с подсудимого Сердюкова А.С. в ее пользу 1 млн. рублей в счет имущественной компенсации причиненного ей преступлением морального вреда, 156 120 рублей в возмещение имущественного вреда, вызванного затратами на погребение ***а С.В., суд находит подлежащим удовлетворению частично.

При этом, суд находит, что в результате смерти супруга потерпевшей, как близкому родственнику умершего, безусловно были причинены определенные нравственные и физические страдания, в связи с чем она имеет право на их имущественную компенсацию. В то же время, с учетом принципов разумности и справедливости, имущественного положения семьи подсудимого, учитывая, что в настоящее время он не трудоустроен, суд считает необходимым снизить размер имущественной компенсации причиненного преступлением морального вреда до 800 000 рублей.

Для проверки обоснованности заявленных исковых требований в части возмещения имущественного вреда, вызванного затратами на погребение ***а С.В. необходимо предоставление документов, подтверждающих материальные затраты, а также проведение дополнительных расчетов, что требует отложение судебного разбирательства по делу, в связи с чем, вопрос о размере возмещения гражданского иска в данной части следует передать для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства, признав за гражданским истцом право на удовлетворение гражданского иска.

С вещественными доказательствами по делу по вступлению приговора в законную силу поступить следующим образом:

- хранящиеся в камере хранения вещественных доказательств Северного следственного отдела на транспорте Московского межрегионального следственного управления на транспорте Следственного комитета РФ, - газовый баллончик "техкрим" и отвертку, состоящую из стержня и фрагмента рукоятки, - надлежит уничтожить.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 307, 308 и 309 УПК РФ, -

ПРИГОВОРИЛ

Признать СЕРДЮКОВА * виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, и назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на 08 (восемь) лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Избранную меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении в отношении Сердюкова А.С. – изменить на заключение под стражу и взять Сердюкова А.С. под стражу немедленно, в зале суда.

Срок отбывания наказания Сердюкову А.С. исчислять с даты его заключения под стражу, то есть - с 14 декабря 2015 года включительно.

Гражданский иск потерпевшей ***ой С.Б. удовлетворить частично и взыскать в пользу потерпевшей ***ой * с осужденного Сердюкова Але*: - в качестве имущественной компенсации морального вреда 800 000 (восемьсот) тысяч рублей.

Гражданский иск ***ой * к осуждённому Сердюкову * в части взыскании имущественного ущерба передать для рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства, признав за ***ой * право на удовлетворение гражданского иска к Сердюкову * в части взыскании имущественного ущерба, причиненного преступлением.

С вещественными доказательствами по делу по вступлению приговора в законную силу поступить следующим образом:

- хранящиеся в камере хранения вещественных доказательств Северного следственного отдела на транспорте Московского межрегионального следственного управления на транспорте Следственного комитета РФ, - газовый баллончик "Техкрим" и отвертку, состоящую из стержня и фрагмента рукоятки, - уничтожить.

Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в Московский городской суд через Бабушкинский районный суд гор.Москвы в течение десяти суток со дня провозглашения, а осужденным, содержащимся под стражей, - в тот же срок, со дня вручения ему копии приговора.

Осужденный и потерпевшая вправе участвовать в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции.

Председательствующий: Н.С. Курышева.