Задать вопрос
8 800 511 38 27
Бесплатная горячая линия (Москва и регионы РФ)

Приговор суда по ч. 2 ст. 111 УК РФ № 1-132/2017 | Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью

Смотреть все судебные практики о Приговоры судов по ст. 111 УК РФ Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью

Дело 1-132/17

ПРИГОВОР

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

г. Ульяновск.                                                                             20 сентября 2017 года

    Железнодорожный районный суд города Ульяновска в составе председательствующего судьи Гурьянова Д.Г.,

при секретаре Мордвиновой М.В.,

с участием государственного обвинителя – старшего помощника прокурора Железнодорожного района г. Ульяновска Поляковой И.А.,

потерпевшего Б***,

подсудимого Моисеева С.А. и его защитника - адвоката Телегиной О.Х., представившей удостоверение № и ордер № от 1.02.2017,

рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела в отношении

Моисеева С.А., <данные изъяты> судимого приговором Ленинского районного суда г.Ульяновска от 04.04.2011 по ч. 2 ст. 162, ч. 2 ст. 162, ч. 2 ст. 325 УК РФ, с применением ч. 3 ст. 69 УК РФ, к лишению свободы сроком на 5 лет 6 месяцев с отбыванием наказания в колонии общего режима; постановлением Димитровградского городского суда Ульяновской области от 15.12.2015 на основании ст. 80 УК РФ неотбытая часть наказания заменена исправительными работами сроком на 4 месяца 14 дней, фактически освобожден от отбывания наказания в виде лишения свободы 26.12.2015,

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. «з» ч. 2 ст. 111 УК РФ,

УСТАНОВИЛ:

26.07.2016 в период времени с 20 часов 00 минут до 22 часов 14 минут, более точное время в ходе предварительного следствия не установлено, Моисеев С.А. находился на участке местности на расстоянии около 500 метров от ООО «Завод Трехсосенский», расположенного по адресу: г. Ульяновск, проспект Гая, 95, вместе с ранее ему незнакомым Б***, с которым у него, на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений произошел конфликт, в ходе которого у Моисеева С.А. возник преступный умысел, направленный на причинение потерпевшему тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни последнего, с применением предмета, используемого в качестве оружия.

Реализуя свои преступные намерения, Моисеев С.А., находясь в указанные выше дату, время и месте, умышленно, со значительной силой, нанес Б*** один удар кулаком в лицо, затем, вооружившись поднятым с земли фрагментом деревянного поддона в виде доски, обладающим большой поражающей способностью, удерживая тот в руках и используя в качестве оружия, умышленно, со значительной силой, нанес указанной выше деревянной доской Б*** не менее 6 ударов в область головы, 3 ударов в область тела и рук и 1 удара ногой по голове.

Указанными преступными действиями Моисеева С.А. потерпевшему Б*** были причинены: <данные изъяты>, которые в комплексе одной травмы причинили тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни.

        Подсудимый Моисеев С.А. свою вину в совершении инкриминируемого ему преступления не признал, заявив, что действовал исключительно в условиях необходимой обороны.

         В ходе следствия, а также в судебном заседании Моисеев С.А. пояснял, что 26.07.2016 после 20 часов они с А*** вышли с работы (ООО «Завод Трехсосенский»). По дороге на остановку А*** на парковке встретил Т***, которого он сам ранее не знал. Они какое-то время общались, после чего Т*** отошел к двум дальнобойщикам, как потом выяснилось Б*** и Ф***, те возле своих машин распивали спиртное и ели. Указанные дальнобойщики находились в состоянии алкогольного опьянения, задавали интересующие их вопросы. Затем по повышенным тонам голосов стало понятно, что Т*** ссорился с указанными дальнобойщиками и они, решив узнать, что происходит, подошли к ним.

        В какой-то момент Ф*** пригласили его (Моисеева) в машину, однако тут подошел Б***, который стал кричать, ругаться, выгонять их из машины, затем ушел и вернулся уже с двумя металлическими трубами в руках. Ф*** пытался успокаивать Б***, однако тот вырвался и стал наносить удары Т*** железными трубами, тот пытался увернуться, но после двух ударов упал на землю, закрываясь руками. Желая предотвратить избиение Т***, он (Моисеев), в момент, когда потерпевший замахнулся ломом на Т***, оттолкнул Б***, в ответ на что тот, махая металлическими ломами, пошел на него, пытаясь нанести удары. Когда он пятился назад, Б*** нанес ему один удар по туловищу, а затем по голове. Он, в свою очередь, поднял деревянную доску длиной 1,2-1,5 метра, шириной 10 см, толщиной 1 см, которой стал защищаться от Б***, дважды ударив того, причем первый удар деревянной доской пришёлся потерпевшему по голове, однако тот продолжал идти на него. Тогда он нанес еще 2-3 удара нападавшему, от последнего удара Б*** упал, он более его не бил и выкинул доску. Настаивает, что иного выхода у него не было, даже отбежать от Б*** он не мог, так как слетели сланцы. В дальнейшем он не скрывался, а уехал в Москву на заработки.

        Не отрицал, что Б*** наносил повреждения лишь он, остальные участники конфликта в этом участия не принимали. С учетом результатов исследованной в судебном заседании судебно-медицинской экспертизы по потерпевшему не отрицает возможность нанесения им тому совокупно 7 ударов по голове, однако все были нанесены им в момент нападения на него Б***, при этом тот находился в положении стоя.

        Приведенной позиции подсудимый стабильно придерживался, как на следствии, так и в суде.

Несмотря на занятую позицию, вина подсудимого полностью подтверждается следующими доказательствами.

Показаниями потерпевшего Б***, согласно которым, он работал водителем большегрузного автомобиля. 26.07.2016 примерно в 19 часов 30 минут он с Ф*** прибыли в г. Ульяновск к заводу «Трехсосенский», по адресу: <адрес>, зарегистрировались на погрузку на 27.07.2016. Машину он припарковал на неогороженной парковке и начали ужинать. Около 20 часов к ним подошел молодой человек – парковщик, и сказал, что стоянка автомобилей платная и стоит 150 рублей. Он попросил чек, парковщик обещал принести. Однако через некоторое время этот же парковщик подошел с двумя парнями к Ф***. Ф*** отошел с парнями к парковочной будке и стал разговаривать. По характеру разговора, он подумал, что у Ф*** с парнями конфликт, желая предотвратить который, припугнув парней, он взял из машины металлические ключ и трубу к нему, направился к напарнику. Приближаясь, увидел, что один из парней на повышенных тонах разговаривал с Ф***, а тот держался за руку, как бы зажимая ее от боли. В какой то момент один из парней ударил его кулаком в лицо, а другой парень ударил в лицо кулаком Ф***. В этот же момент, скорее всего тот же парень, который нанес ему первый удар в лицо, каким-то твердым предметом ударил его по затылку. Он начал в ответ махать монтировкой по сторонам, опустив голову и укрывая ее от ударов, однако почувствовал еще несколько ударов по голове и телу, от которых упал на землю. Лежа он чувствовал, как ему наносят удары по голове, до тех пор, пока не потерял сознание. Первым он никому удары не наносил, делал это защищаясь.

Отдельные противоречия в своих неоднократных допросах относительно последовательности действий и нанесения ударов объяснил своим состоянием после тяжелой травмы и давностью произошедшего.

Свои показания потерпевший подтвердил с демонстрацией и в ходе        следственных экспериментов, где Б*** продемонстрировал механизм нанесения ему повреждений (т.1 л.д.222-228, 244-249)

Показаниями свидетеля Ф***, оглашенными с согласия сторон на основании ч. 1 ст. 281 УПК РФ, который подтвердил, обстоятельства прибытия 26.07.2016 совместно с Б*** к пивзаводу «Трехсосенский» и общения с парковщиком, дополнив, что после этого между ним, Б*** и 3 подошедшими молодыми людьми завязалась беседа, переросшая в конфликт, урегулировав который, он отошел в строну с молодыми людьми от автомобиля.

В какой-то момент он увидел, что Б*** идет в их сторону с монтировкой в руках. Развернувшись в сторону С., а спиной к парням, он почувствовал удар в область правой части головы предметом, похожим на палку. Кто его ударил, он не видел, так как, упав на землю, потерял сознание (т.2 л.д. 7-13, 14-20, 29-33, 38-41, 107-112)

Показаниями свидетеля А*** данными им при допросах в качестве свидетеля 28.07.2016, 29.07.2016 и 13.08.2016, согласно которым, 26.07.2016 он и Моисеев вышли с территории завода «Трехсосенский», в 20 часов 30 минут встретились с Т*** у парковочной будки.

В момент их общения их окрикнул молодой дальнобойщик Т***. Моисеев отошел в его сторону, затем они прошли в кабину автомобиля и стали разговаривать. Т*** общался с Б***, однако потом последний стал кричать Ф*** и Моисееву, чтобы те вылезли из кабины его автомобиля.

Через какое то время он увидел, как Б*** направляется в их сторону с металлическими трубами в руках. Т*** попросил Ф*** остановить Б***, на что Ф*** стал извиняться, утверждая, что Б*** просто перепил. Ф*** направился к Б***, останавливая его, однако потерпевший вырвался и нанес удар Т*** металлической трубой по голове, а затем сразу - второй скользящий удар по локтю и спине одновременно. От ударов Т*** упал на землю, закрылся руками. Моисеев отбежал к будке парковщика, поднял с земли доску от деревянного поддона и стал наносить, наступавшему на него Б***, удары данной доской. Удары Моисеев наносил с размаху, те приходились потерпевшему по туловищу, ударов было не менее 6. В результате ударов Моисеева Б*** упал, после чего Моисеев подбежал к потерпевшему и сверху нанес не менее 6 ударов со значительной силой и размаху Б*** в область затылка, а также не менее 3 ударов в область тела и рук, доской от поддона с кубиком на конце (т.2 л.д.93-96, 120-124, 128-130)

В ходе допроса А*** 04.05.2017, тот несколько изменил свои показания, однако в целом обстоятельства излагал аналогичные, дополнив свои показания при этом сведениями об угрозах убийством со стороны Б***, а также своём участии в драке, в той части, что он, опасаясь Ф***, ударил того доской в голову. Изменил он свои показания и в части действий подсудимого, пояснив, что видел, как Моисеев нанес лишь один удар доской по голове Б***, отчего тот упал на землю, однако лежащего Б*** тот не бил.

В судебном заседании А*** придерживался аналогичной позиции, подтверждая, что все телесные повреждения Б*** нанес именно Моисеев, так как никто более потерпевшего не избивал.

Настаивал, что первоначальные показания дал под давлением со стороны оперативных сотрудников полиции, которые угрожали «посадить» его, вторые дал уже без оказания на него давления, но не читал их.

Показаниями свидетеля Т***, который пояснил, что работает на парковке у пивзавода, собирает по 150 рублей за автомашину в сутки, по факту оплаты дает квитанцию. 26.07.2016 он подошел с вопросом оплаты парковки к автомобилю с госномером № 26 регион, в машине были Б*** и Ф***, которые потребовали квитанцию. Примерно в 20 часов 30 минут он отдал требуемую квитанцию, мужчины в это время распивали спиртное.

Далее свидетель подтвердил обстоятельства встречи с Моисеевым и А***, предшествовавшие конфликту и его непосредственное развитие, изложенные свидетелем А***.

При этом, будучи неоднократно допрошенным в ходе следствия, Т*** пояснял, что видел, как Моисеев наносил не менее 6 ударов со значительной силой с размаху Б*** в область головы и спины, доской от деревянного поддона (т.2 л.д.89-92, 113-116, 132-133, 142-143), такие показания были даны им, в том числе, на очной ставке с Моисеевым, в присутствии адвоката последнего (т.2 л.д.167-171), а также с Ф*** (т.2 л.д.158-161)

Указанные показания Т*** не подтвердил в зале суда, указав, что даны были те под давлением и угрозой заключения его под стражу.

Первоначальные показании он заучил наизусть со слов оперативных сотрудников, на последующем допросе лишь воспроизводил первоначальные, так как на него постоянно оказывали психологическое давление.

На очной ставке 29.07.2017 ему не угрожали, но он боялся вида присутствовавших сотрудников полиции, 13.08.2016, а также 1.02.2017, давления на него уже не оказывалось вовсе, но он продолжал опасаться за себя и подписал протокол, не читая текст, адвокат Моисеева, присутствовавшая на очной ставке, также не прочитала внимательно протокол.

Несмотря на описанные в судебном заседании методы воздействия, с жалобами на незаконные, по его мнению, действия сотрудников правоохранительных органов он не обращался, так как не видел в этом смысла.

Показаниями свидетеля Е***, согласно которым 26.07.2017 он приехал к заводу ООО «Завод Трехсосенский», записался на погрузку, прошел регистрацию и ждал вызова диспетчера. Пока он стоял на стоянке, общался с парнем по имени Д., который следит за стоянкой, собирает за нее деньги. На парковке были дальнобойщики из Ставропольского края, они ели возле машины, которая стояла возле парковочной будки. Затем он увидел, что между ставропольскими дальнобойщиками и местными, в количестве около 8 человек, происходит разговор.

Вернувшись позднее из магазина, он заметил жестокую драку: кто то за кем то бегал, кто то падал, мелькала доска, кто то махал монтировкой. В драке участвовало около 5-6 человек, длилась она около 6 минут.

Он находился на расстоянии около 50-70 метров. Кто-то из дравшихся кричал «Хорош, Вы что творите!?», то есть кто то кого то успокаивал. Он увидел, что один мужчина лежит на земле, драка прекратилась и все разбежались. Он подошел к лежавшему и узнал в нём ставропольского дальнобойщика, который был весь в крови, состояние его было кране тяжелое, он вызвал скорую.

Показаниями свидетеля Ег***, согласно которым она, являясь фельдшером ПСМП 5, 26.07.2016 около 22 часов оказывала медицинскую помощь Б***, у которого были множественные телесные повреждения на голове, разговаривать тот мог с трудом, пояснил, что его избили. 2 бригада скорой помощи оказывала помощь второму избитому, которого, как и первого госпитализировали.

Вина подсудимого подтверждается также и письменными доказательствами, имеющимися в материалах уголовного дела:

Протоколами осмотра места происшествия, согласно которым осмотрен участок местности, расположенный по адресу: г. Ульяновск, Железнодорожный район, пр. Гая, 95, по дороге к заводу ООО «Завод Трехсосенский», чем установлено место совершения преступления, а также грузовой автомобиль «DAF» с г/н №, территория парковки (т.2 л.д.177-183, 184-187, 197-200)

Протоколом выемки, согласно которому у Б*** изъяты принадлежащие тому шорты зеленого цвета (т.2 л.д.194-196)

Протоколом осмотра, с участием потерпевшего, изъятых шорт, в ходе чего Б*** пояснил, что предъявленные шорты принадлежат ему, обнаруженные на шортах пятна красно-бурого цвета - его кровь, как результат причинения ему телесных повреждений 26.07.2016, до этого шорты были чистые (т.1 л.д.250-252), а также протоколом осмотра принадлежащих Б*** шорт, с применением теста на гемоглобин «SERATEC HimDirect», в результате чего установлено, что имеющиеся на шортах пятна красно-бурого цвета являются кровью (т.2 л.д.201-203)

Протоколом очной ставки между А*** и Ф***, по результатам которой стороны настаивали на своих показаниях.(т.2 л.д.162-166).

Протоколом очной ставки между Моисеевым С.А. и А*** в ходе которой допрашиваемые также настаивали на ранее данных показаниях (т.2 л.д.172-176)

Заключением эксперта № от 30.11.2016 согласно которому у Б*** были выявлены следующие повреждения: <данные изъяты>, которые причинили тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни.

         Повреждения у Б*** могли образоваться незадолго (за несколько минут, часов) до его поступления в ГУЗ «ЦГКБ г. Ульяновска» (дата и время поступления – 27.07.2016 в 02.45) (т.3 л.д.9-12)

Заключением эксперта № от 24.05.2017 согласно которому           повреждения у Б*** получены не менее чем от семикратного воздействия тупого твердого предмета, индивидуальные и характерные особенности которого в повреждениях не отобразились. Рука, сжатая в кулак, нога, деревянная доска попадают под характеристики тупого твердого предмета, поэтому возможность образования повреждений, указанных в п.1. вышеприведенной экспертизы, при нанесении ударов рукой, сжатой в кулак, ногой, деревянной доской не исключается.

          Учитывая сведения из представленных медицинских документов, повреждения у Б*** могли образоваться незадолго (за несколько минут, часов) до его поступления в ГУЗ «ЦГКБ г. Ульяновска» (дата и время поступления – 27.07.2016 в 02.45), что не исключает возможности их образования как 26.07.2016 так и 27.07.2016.

        Учитывая характер, локализацию, механизм образования повреждений, не исключается возможность их образования при обстоятельствах, изложенных Б*** при его допросе в качестве потерпевшего 05.05.2017 и в ходе проведения следственного эксперимента с его участием 05.05.2017, то есть пир нанесении ударов деревянной доской в область головы с обеих сторон и при нанесении ударов рукой сжатой в кулак и ногой в область лица с обеих сторон, как это продемонстрировано на фототаблице к протоколу следственного эксперимента (т.3 л.д.33-38)

           Заключение эксперта № от 17.05.2017 согласно которому у Моисеева С.А. была выявлена лишь ссадина в левой теменной области, данное повреждение расценивается как повреждение не причинившее вред здоровью (т.3 л.д.24-25)

Таким образом, оценив представленные доказательства, суд находит вину подсудимого полностью доказанной.

К указанным выводам о виновности суд приходит исходя из анализа показаний самого подсудимого, показаний потерпевшего и свидетелей, иных доказательств, тщательно исследованных в судебном заседании.

Смотреть все судебные практики о Приговоры судов по ст. 111 УК РФ Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью

Показания Моисеева, в которых он, не отрицая причастности к причинению повреждений потерпевшему, пытается оправдать свои виновные действия, непосредственно направленные на причинение тяжкого вреда здоровью Б***, противоправными действиями последнего, не выдерживают критического анализа.

Давая такую оценку позиции подсудимого, суд исходит из того, что его показания полностью опровергаются доказательствами, которые судом взяты за основу, пояснения же Моисеева о том, что он фактически защищал Т***, затем самого себя, и его действия были лишь ответными, суд оценивает критично.

С учетом взаимодополняющих показаний потерпевшего, прямых очевидцев преступления, давших показания на следствии, суд приходит к выводу, что именно подсудимый с Т*** и А***, в период времени, установленный по делу, явились инициаторами конфликта, в ходе которого Моисеев нанес установленный объем повреждений Б***, причинив потерпевшему тяжкий вред здоровью.

Несмотря на аргументы Моисеева и его защиты, суд не усматривает объективных данных, позволивших бы прийти к выводу о том, что потерпевший на него действительно напал, а он вынужден был защищаться.

Оценивая версию подсудимого о том, что он защищался, то есть о необходимой обороне, которую тот официально изложил лишь спустя значительное время после произошедшего, прихожу к убеждению, что та явно продиктована стремлением Моисеева избежать заслуженной ответственности.

Суд не усматривает в действиях подсудимого, как необходимой обороны, так и превышения ее пределов, поскольку в действиях Б***, по убеждению суда, не было состава какого-либо общественно-опасного посягательства, реально угрожавшего жизни или здоровью самого Моисеева либо другого лица.

Показания Моисеева, Т***, А*** о том, что именно Б*** был зачинщиком конфликта, более того напал на указанных лиц, объективно ничем не подтверждены.

Более того, вымышленность данных обстоятельств подтверждается анализом показаний участников конфликта, а также совокупности повреждений, установленных у представителей сторон, которые явно не подтверждают версию Моисеева о неожиданных агрессивных действиях Б*** в отношении троих невооруженных лиц.

Так, Мисеевым, по итогам драки, было получено лишь повреждение в виде одной ссадины в левой теменной области, А*** - кровоподтек и ссадина на наружной поверхности правого плечевого сустава, кровоподтек на пальце, Т*** – ушибленная рана в затылочной области ссадина в области 12-го ребра, ушибленная рана и кровоподтек левого предплечья, левого коленного сустава (т. 3 л.д 13, 14-15) соответственно.

Указанный объем повреждений, как итог, никак не коррелирует с показаниями подсудимого, А*** и Т***, в зале суда настаивавших на неожиданном для них характере нападения Б*** уже вооруженного двумя трубами.

Множественность травмирующих воздействий, обнаруженных у потерпевшего, характер их локализации и степень тяжести, никак не соответствует приписываемым тому действиям, с учетом установленных повреждений у противостоящей стороны, при описанной её представителями интенсивностью, якобы, имевшего место нападения Б***, а напротив, подтверждают выводы суда об отсутствии реальной опасности для Моисеева, исходившей от потерпевшего.

Давая юридическую оценку действиям Моисеева, по указанным же выше мотивам, суд отвергает доводы защиты о преимуществе потерпевшего над подсудимым в момент начала конфликта, ввиду вооруженности потерпевшего.

Действительно, судом установлен сам факт конфликтной ситуации между сторонами, однако, как следует из показаний потерпевшего, а также свидетеля Ф***, изначальное насилие было применено именно в отношении последнего и лишь потом конфликт перерос в свою острую стадию, когда каждая из сторон обоюдно пыталась причинить друг другу повреждения.

Таким образом, суд приходит к выводу, что повреждения, причиненные потерпевшему, были нанесены тому, в ходе конфликта с подсудимым, при этом обязательный элемент необходимой обороны – реальность посягательства, исходя из всех установленных судом обстоятельств, отсутствует.

Критично суд оценивает показания свидетелей Т*** и А***, данные теми в судебном заседании, приходя к убеждению, что такая их позиция нацелена на содействие уходу подсудимого от ответственности. Показания указанных лиц противоречат как их первоначальным показаниям, так и всей совокупности доказательств, приведенной выше. При этом оба свидетеля так и не смогли убедительно пояснить, почему давали длительное время изобличающие подсудимого показания, убедительно описать характер и интенсивность оказанного, якобы, на них давления, при этом не предпринимали действия по обжалованию этого воздействия на них.

Неоднократные, последовательные, подробные показания Т*** и А***, зафиксированные в ходе расследования, в том числе на очных ставках, наряду с одновременным изменением ими показаний в пользу подсудимого, утверждают суд в своих выводах.

В судебном заседании были допрошены следователи, осуществлявшие допрос указанных свидетелей - Ко*** и Ч***, которые описали порядок допросов и иных следственных действий, в отношении А*** и Т***, при этом настаивали на том, что какого-либо воздействия на допрашиваемых лиц не оказывалось, последние свои показания читали, подписывали, замечаний не имели.

Итак, объективного подтверждения позиции подсудимого в той части, что он причинил телесные повреждения Б***, реально опасаясь за свои жизнь и здоровье, в судебном заседании не получено, следовательно, нет такой обязательной составляющей необходимой обороны как реальность посягательства.

В данном случае, суд приходит к убеждению в том, что позиция Моисеева обусловлена его стремлением, исказив обстоятельства произошедшего, избежать заслуженной уголовной ответственности за содеянное, а потому как к надуманным суд относится к его показаниям в зале суда, оценивая их исключительно как способ защиты от предъявленного обвинения. Давая такую оценку позиции подсудимого, суд исходит из того, что его показания опровергаются доказательствами, которые судом взяты за основу, пояснения же Моисеева суд оценивает критично.

Об умысле подсудимого на причинение Б*** тяжкого вреда здоровью свидетельствует характер его противоправных действий: прежде всего применение в качестве оружия значительной по своим габаритам доски, обладающего большой поражающей способностью, их интенсивность - нанесение в короткий промежуток времени множественных ударов в различные части тела, а после падения потерпевшего на землю, в область сосредоточения жизненно-важных органов человека – в голову.

При этом значительная сила, с которой наносились удары, о чем с явностью свидетельствуют последствия, установленные экспертом, в виде открытой черепно-мозговой травмы, объективно подтверждают выводы суда о значительности примененной Моисеевым силы и направленности умысла подсудимого именно на причинение Б*** тяжкого вреда здоровью, при этом о неумышленности, неприцельности его действий - «бил куда придется» о чем пояснял подсудимый, в данном случае говорить нельзя, с учетом объективно установленной локализации, причем крайне узкой, всех повреждений.

При этом суд акцентирует внимание на том, что насильственные действия подсудимого предворялись конфликтной ситуацией, инициированной подсудимым и его друзьями, а с учетом темного времени суток и численного преимущества Моисеева и его друзей, которые являлись местными, над двумя иногородними лицами, потерпевший обоснованно опасаясь за свою безопасность и безопасность напарника, вооружился. Установлено, что не потерпевший до момента начала конфликта подходил к Моисееву, Т*** или А***, а именно указанные лица проявили подобную инициативу. С учетом вышеизложенного суд не находит оснований признать действия потерпевшего противоправными, явившимися поводом для преступления.

Указанные факты в полной мере опровергают позицию подсудимого об опасности для него и самообороне, а в результате и об отсутствии прямого умысла на причинение тяжкого вреда здоровью Б***.

С учетом приведенных выводов суд не усматривает никаких оснований теоретизировать о наличии фактической ошибки и мнимой обороне, якобы, имевшим место в данном случае.

Отсутствуют данные, свидетельствующие о неосторожной форме вины подсудимого, относительно совершенного им деяния, напротив, приведенные действия подсудимого, подтверждают наличие у него именно прямого умысла на причинение потерпевшему тяжкого вреда здоровью, что им, в результате, и было сделано, при этом рассматривать наступление тяжких последствий от действий Моисеева, как случайный результат, выходящий за пределы предвидения виновного, нет никаких оснований.

Оценивая совокупность приведенных доказательств, суд приходит к выводам, что умысел подсудимого прямо доказан самим характером его действий.

По убеждению суда, мотивом совершенного преступления явилась личная неприязнь, внезапно возникшая между подсудимым и потерпевшим в ходе ссоры, что достоверно установлено представленными доказательствами.

Характер телесных повреждений, их локализация, давность, возможность причинения повреждений при обстоятельствах, описанных в постановлении о назначении экспертизы, объективно подтверждены выводами эксперта.

В этой связи суд приходит к убеждению, что объективных оснований у потерпевшего, который в судебном заседании не настаивал на строгом наказании подсудимого и не имел к нему требований материального характера, для оговора Моисеева не имелось, ибо не привели таковые с убедительностью ни сам подсудимый, ни его защита. Показания потерпевшего Б***, а также свидетелей обвинения, в том числе Ф***, А*** и Т***, зафиксированные в ходе расследования, по убеждению суда, объективны и, вопреки доводам стороны защиты, не содержат столь значимых противоречий, которые повлекли бы признание их недопустимыми, они согласуются с материалами дела, в своей основе - между собой, а потому в целом не ставят под сомнение вывод суда о виновности подсудимого.

Суд считает, что приведенная совокупность доказательств, которые признаются судом допустимыми и относимыми, является достаточной для вынесения обвинительного приговора.

Каких-либо сомнений относительно причастности подсудимого к инкриминируемому деянию, суд не усматривает, напротив совокупность исследованных доказательств убеждает суд в отсутствии каких-либо оснований для сомнения в объективности отраженных в них сведений и их легитимности в целом, более того, удостоверяет в безусловной виновности Моисеева.

Отдельные противоречия в показаниях потерпевшего и свидетелей, которые пыталась использовать защита, в том числе в части последовательности ударов, действий противостоявших в конфликте лиц, не являются определяющими ни для установления события, ни для юридической квалификации содеянного.

Вопреки доводам адвоката о том, что умысел Моисеева был направлен на избавление от агрессивных действий самого потерпевшего, судом достоверно установлено, что именно группа лиц, в числе которых был подсудимый агрессировала в отношении Б*** и его напарника, а не наоборот. Приведенные же аргументы защитника построены исключительно на показаниях Моисеева и его знакомых, которым суд уже дал свою критическую оценку, и собственных умозаключениях, ничем объективно не подтвержденных.

Аргумент адвоката о том, что свидетель Е*** подтвердил тот факт, что Б*** был инициатором конфликта, не основан на материалах дела, ибо Е*** лишь пояснял, что слышал агрессивный разговор с использованием нецензурных выражений со стороны Б***, при этом каковы обстоятельства и контекст этого разговора, тот не слышал.

    Доводы защитника о том, что она невнимательно прочитала полный текст очной ставки между её подзащитным и Т***, где последний настаивал на нанесении лежащему потерпевшему ударов подсудимым, совершенно неубедителен с учетом профессионализма таких участников следственного действия как адвокат, следователь и наличия их подписей, зафиксировавших правильность содержания протокола.

С учетом установленных в суде обстоятельств, суд квалифицирует действия подсудимого Моисеева С.А. по п. «з» ч. 2 ст. 111 УК РФ – как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека с применением предмета, используемого в качестве оружия.

Согласно заключению амбулаторной комиссионной судебно-психиатрической экспертизы № от 05.05.2017 Моисеев С.А. психическим расстройством не страдал и не страдает, в момент совершения правонарушения он болезненных расстройств со стороны психической деятельности, в том числе и временного характера, не обнаруживал и мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими. В применении к нему принудительных мер медицинского характера не нуждается (т.3 л.д. 44-66, 26-27)

С учетом изложенных выводов, поведения подсудимого в зале суда, в отношении инкриминируемых деяний суд признает подсудимого вменяемым и подлежащим уголовной ответственности.

При назначении наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности содеянного, данные о личности Моисеева, влияние назначаемого наказания на его исправление.

    Из материалов уголовного дела следует, что Моисеев по месту жительства характеризуется с удовлетворительной стороны, по месту отбывания наказания – посредственно, по месту работы волонтером, у ИП Р***, в ООО «<данные изъяты>» – положительно. Ранее судим, в том числе, за совершение тяжких преступлений корыстно-насильственной направленности, судимость в установленном законом порядке не снята и не погашена. На учете в ГКУЗ УОКНБ и ГКУЗ УОКПБ не состоит.

Обстоятельствами, смягчающими наказание подсудимого, суд признает его молодой возраст, состояние здоровья (<данные изъяты>) и здоровья родственников.

Обстоятельством, отягчающим наказание Моисеева, суд признает рецидив преступлений.

        С учетом изложенных выше обстоятельств, данных о личности подсудимого, его посткриминального поведения, обстоятельств, в силу которых исправительное воздействие предыдущего наказания оказалось явно недостаточным, суд считает возможным назначить наказание подсудимому именно в виде лишения свободы, поскольку только такое наказание способно, по убеждению суда, оказать должное воздействие на подсудимого и предотвратит совершение им новых правонарушений, кроме того, суд полагает необходимым назначить ему и дополнительное наказание в виде ограничения свободы.

С учетом наличия в действия Моисеева С.А. опасного рецидива преступлений, в строгом соответствии с п. «в» ч. 1 ст. 58 УК РФ наказание в виде лишения свободы ему надлежит отбывать в колонии строгого режима.

Определяя размер наказания, суд учитывает конкретные обстоятельства совершенного преступления, его тяжесть, личность виновного и его посткриминальное поведение, а потому, несмотря на наличие смягчающих наказание подсудимого обстоятельств, суд не находит оснований для изменения категории совершенного Моисеевым преступления на менее тяжкую, равно как и для применения при назначении наказания за совершенное деяние положений статей 64, 68 ч. 3 и ст. 73 УК РФ.

        На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 307 - 309 УПК РФ, суд

ПРИГОВОРИЛ

    Признать Моисеева С.А. виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «з» ч. 2 ст. 111, назначив ему наказание в виде лишения свободы на срок 6 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на срок 1 год, исчисляя срок наказания в виде лишения свободы с 20 сентября 2017 года.

Установить Моисееву С.А. следующие ограничения: не изменять место жительства и не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, не посещать места проведения массовых и культурно-зрелищных мероприятий и не участвовать в указанных мероприятиях.

Обязать Моисеева С.А. являться в специализированный государственный орган, осуществляющий исправление осужденного, два раза в месяц в дни, установленные данным органом.

Зачесть в срок отбытия наказания время содержания Моисеева С.А. под стражей в период с 1.02.2017 по 19.09.2017.

Меру пресечения в отношении Моисеева С.А. в виде заключения под стражу до вступления приговора в законную силу оставить без изменения, и содержать его в ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Ульяновской области.

Вещественные доказательства по уголовному делу: шорты Б*** – вернуть по принадлежности, а при невостребованности – уничтожить.

    Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в судебную коллегию по уголовным делам Ульяновского областного суда через Железнодорожный районный суд г. Ульяновска в течение 10 суток со дня провозглашения, а осужденным, содержащимся под стражей, – в тот же срок со дня вручения ему копии приговора.

    В случае подачи апелляционной жалобы, апелляционного представления, осужденный вправе в тот же срок ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции.

Председательствующий:                                Д.Г. Гурьянов

Юридическая консультация при поддержке МинЮст России бесплатно!
Юридическая консультация при поддержке МинЮст России бесплатно! Консультация по уголовным делам с 1 по 10 декабря 1000 руб. бесплатно
Схема работы
  • 01

    Бесплатная консультация

  • 02

    Заключение договора

  • 03

    Представительство в суде

  • 04

    Победное решение

Бесплатная юридическая консультация
+7
Задать вопрос Юрист перезвонит в течение 5 минут
Нажимая кнопку «Задать вопрос», вы принимаете условия
политики обработки персональных данных.

Заявка успешно отправлена!

В ближайшее время с вами свяжется наш юрист и проконсультирует вас.