Задать вопрос
8 800 511 38 27
Бесплатная горячая линия (Москва и регионы РФ)

Решение суда о взыскании заработной платы, процентов за задержку выплаты, обязании оплатить налог, направить в ПФ РФ сведения № 2- 2021/2013 ~ М-770/2013

Смотреть все судебные практики о Судебная практика по взысканию заработной платы

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

21 июня 2016 года дело № 2-2021/13

Черемушкинский районный суд г. Москвы в составе судьи Чурсиной С.С., при секретаре Джагарян П.А. рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Бурмистрова С.В. к ООО «Красный сектор» о взыскании заработной платы, процентов за задержку выплаты, обязании оплатить налог, направить в ПФ РФ сведения,

УСТАНОВИЛ:

Истец обратился в суд с иском к ООО «Красный сектор» о взыскании заработной платы, процентов за задержку выплаты, обязании оплатить налог, направить в ПФ РФ сведения, мотивируя свои требования тем, что между ООО «Красный сектор» и истцом ДД.ММ.ГГГГ был заключен трудовой договор № 2, в соответствии с которым истец был принят в ООО «Красный сектор» на должность начальника юридического отдела с должностным окладом в размере <данные изъяты> рубля в месяц до налогообложения, что составляет <данные изъяты> рублей в месяц после налогообложения.

В период работы в ООО «Красный сектор» нареканий в адрес истца, относительно исполнения должностных обязанностей, от руководства не поступало, взысканий за нарушение трудовой дисциплины за весь период работы не имел.

Заработная плата выплачивалась два раза в месяц с марта по октябрь 2016 года. В октябре 2016 года была выплачена задолженность по заработной плате за сентябрь 2016 года в размере <данные изъяты> руб.

По непонятным причинам ООО «Красный сектор» не выплатило заработную плату за октябрь-декабрь 2016 и январь 2016. Таким образом, задолженность ООО «Красный сектор» по выплате заработной платы за указанный выше период составляет <данные изъяты> рублей после налогообложения.

При этом ООО «Красный сектор» не извещало истца о прекращении выплаты заработной платы и не сообщало причин прекращения выплаты заработной платы. Трудовой договор не расторгался и является действующим.

ДД.ММ.ГГГГ истец направил в ООО «Красный сектор» претензию с требованием погасить задолженность по заработной плате. Однако, на момент подачи искового заявления, задолженность по заработной плате не погашена.

Так, перед истцом образовалась задолженности по выплате заработной платы в том числе и за февраль – апрель 2016г. в размере <данные изъяты> рублей. всего с сентября 2016 по апрель 2016г. задолженность ответчика перед истцом составляет <данные изъяты> рублей после уплаты НДФЛ. Размер процентов за задержку выплаты ответчиком заработной платы истцу, по состоянию на ДД.ММ.ГГГГ, составляет <данные изъяты> рублей.

Истец, руководствуясь ст. 236 ТК РФ, взыскать с ответчика сумму задолженности по заработной плате за октябрь-декабрь 2016 года и январь-апрель 2016 года в размере <данные изъяты> рублей до уплаты НДФЛ; обязать ответчика уплатить налог на доходы физических лиц; направить в Пенсионный фонд РФ сведения персонифицированного учета за 2016 и 2016 годы; взыскать с ответчика проценты за задержку выплаты заработной платы в сумме <данные изъяты> рублей.

Истец и его представитель в судебное заседание явились, исковые требования поддержали в полном объеме, пояснили, что истец фактически выполнял трудовые функции, подготавливал письма, договора. Рабочее место находилось по адресу <адрес> – офисный центр, который является адресом фактического места нахождения ответчика. Допуск к рабочему месту прекратился с 10.2016г., однако по поводу не допуска к рабочему месту, истец ни в какие органы не обращался. Также пояснили, что о том, что в отношении ООО «Красный сектор» идет процедура банкротства, истец знал, участия в корпоративном споре не принимал.

Представителя ответчика в судебное заседание явились, против удовлетворения исковых требований возражал, пояснили следующее.

Истец, в исковом заявлении утверждает, что заработная плата ему не выплачивалась в указанный период, хотя он добросовестно выполнял свою трудовую функцию.

Однако, трудовой договор со стороны работодателя заключен неуполномоченным лицом. Так, трудовой договор между истцом и ответчиком был подписан со стороны ответчика ФИО5, которая была назначена генеральным директором ООО «Красный сектор» решением единственного участника ФИО1 № от 24.06.2016.

Данное решение было признано недействительным решением Арбитражного суда <адрес> по делу №№, №№ от 22.10.2016.

Таким образом, ФИО5 не имела права заключать трудовой договор с истцом.

В ООО «Красный сектор» только один работник - директор ФИО2 Других работников в ООО «Красный сектор» нет.

Решением единственного участника общества от ДД.ММ.ГГГГ директором ООО «Красный сектор» был назначен ФИО2.

В соответствии со ст. 50 Федерального Закона об Обществах с ограниченной ответственностью, документация общества должна храниться по месту нахождения его единоличного исполнительного органа или в ином месте, известном и доступном участникам общества, если иное не предусмотрено документами общества.

Пунктом 24.3 устава ООО «Красный сектор» предусмотрено расположение документов общества в месте нахождения единоличного исполнительного органа.

Однако, как установлено Актами об осмотре помещения от ДД.ММ.ГГГГ и от 09.10.2016, в месте нахождения ООО «Красный сектор» не было обнаружено никаких документов, в том числе, которые могли бы указывать на наличие работников в ООО «Красный сектор».

При толковании норм Федеральных Законов «О бухгалтерском учете» и «Об обществах с ограниченной ответственностью» суды исходят из того, что обязанность в разумный срок передать документацию общества лежит на лице, выполняющем функцию его единоличного исполнительного органа, то есть данные документы обязана была передать ФИО2 ФИО5

В связи с тем, что ФИО5 не передала документы общества, ей неоднократно (ДД.ММ.ГГГГ и 17.12.2016) направлялись письма с требованием передать документы общества, однако ФИО5 проигнорировала данные требования.

Таким образом, в связи с недобросовестностью ФИО5 обществу не было известно о наличии каких-либо работников на момент назначения директором ФИО2

В связи с тем, что у директора не было возможности установить, имеются ли в ООО «Красный сектор» какие бы то ни было работники, по поручению ФИО2 были неоднократно проведены осмотры помещения по месту нахождения ООО «Красный сектор», по результатам которых были составлены акты от ДД.ММ.ГГГГ и от 09.10.2016, в которых зафиксирован факт отсутствия каких-либо работников на рабочем месте.

Таким образом, истец не являлся и не является работником в ООО «Красный сектор».

Истец фактически не выполнял трудовую функцию. Документов, подтверждающих наличие реальных трудовых отношений между истцом и ООО «Красный сектор» не представлено.

В трудовом договоре не определено надлежащим образом рабочее место истца.

В трудовом договоре № от ДД.ММ.ГГГГ место работы истца указано как «Москва», однако это противоречит трудовому законодательству, деловой логике и лишено экономического смысла.

В соответствии с абз. 2 ч. 2 ст. 57 Трудового кодекса РФ в трудовом договоре обязательно должно быть указано место работы, а в случае, когда работник принимается для работы в обособленном структурном подразделении организации, расположенном в другой местности, - место работы с указанием обособленного подразделения и его местонахождения.

В соответствии с п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 № 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" Под структурными подразделениями следует понимать как филиалы, представительства, так и отделы, цеха, участки и т.д., а под другой местностью - местность за пределами административно-территориальных границ соответствующего населенного пункта.

В момент заключения трудового договора между истцом и ответчиком ООО «Красный сектор» осуществляло свою деятельность в городе Екатеринбург, в котором оно и располагалось вплоть до июля 2016 года, когда юридический адрес общества был сменен на <адрес>А, 3, ХХ/64.

У ответчика отсутствуют какие-либо обособленные подразделения, более того, они не могли быть им созданы в момент заключения трудового договора, так как в отношении ответчика определением Арбитражного суда Свердловской области по делу №№ от ДД.ММ.ГГГГ введена процедура наблюдения. Согласно ст. 64 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», во время процедуры наблюдения организация-должник не может создавать обособленные подразделения.

В виду отсутствия обособленных подразделений местом работы при заключении данного трудового договора, исходя из норм статей 57 и 310 ТК РФ, должен был быть указан город Екатеринбург, либо в договоре должно было содержаться условие о том, что работник принимается на работу в качестве надомника.

В случае отсутствия места, которое прямо или косвенно находится под контролем работодателя, законодательство допускает в соответствии с главой 49 ТК РФ возможность труда работников на дому. Надомниками считаются лица, заключившие трудовой договор о выполнении работы на дому, однако трудовой договор между истцом и ответчиком не упоминает работу на дому.

В связи с вышеизложенным, ответчик считает, что трудовой договор №2 заключен с существенными нарушениями норм материального права, направлен не на установление трудовых отношений между истцом и ответчиком, а на неосновательное обогащение истца в условиях корпоративного спора, о котором в частности свидетельствует решение Арбитражного суда Свердловской области по делу №А-60-41137/2016, №А60-53789/2016 от 22.10.2016.

Считает, что истцом пропущен срок исковой давности.

В соответствии со ст. 392 ТК РФ работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права.

Истец должен был узнать о нарушении его прав с момента прекращения выплаты ему заработной платы.

Истец заявляет, что заработная плата ему перестала выплачиваться в октябре 2016 года. То есть, истец должен был узнать о нарушении своего права в октябре 2016 года.

Иск к ответчику был предъявлен 20.02.2016. Следовательно, исковое заявление предъявлено после истечения срока исковой давности.

Считает, что трудовой договор, заключенный с истцом, направлен на вывод средств ООО «Красный сектор» в связи, с банкротством последнего.

Определением Арбитражного суда Свердловской области от 21.12.2016 по делу № № в отношении ООО «Красный сектор» введено наблюдение.

В то время обязанности генерального директора ООО «Красный сектор» исполняла ФИО5 В настоящий момент уже доказана недобросовестность ФИО5 и признано недействительным решение о назначении ее генеральным директором ООО «Красный сектор».

Доказанность указанных фактов незаконности назначения и недобросовестности ФИО5 генеральным директором ООО «Красный сектор» вытекает из решения Арбитражного суда Свердловской области от ДД.ММ.ГГГГ по делу №№, №№, которое оставлено без изменений постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда по делу №№, №№ от 18.01.2016.

Также в указанных судебных актах по делу № №, №№ устанавливаются следующие факты: ФИО3, назначивший ФИО5, являлся незаконным участником ООО «Красный сектор»; компания с ограниченной ответственностью «SAMONAKA HOLDINGS LIMITED» не утратила статуса участника ООО «Красный сектор»; Аоифой Куинн и ФИО3 был совершен ряд последовательных недобросовестных действий в обход закона, которые привели к неблагоприятным последствиям для Компании с ограниченной ответственностью «SAMONAKA HOLDINGS LIMITED».

Смотреть все судебные практики о Судебная практика по взысканию заработной платы

Таким образом, недобросовестными лицами был совершен рейдерский захват ООО «Красный сектор» с целью вывода активов из последнего.

Указанные недобросовестные лица (в частности ФИО3) назначили своего генерального директора ООО «Красный сектор» (ФИО5), которой за период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ (время, в течение которого ФИО5 значилась в ЕГРЮЛ генеральным директором ответчика) было выведено активов ООО «Красный сектор» на сумму свыше <данные изъяты> рублей.

В настоящее время в Арбитражном суде Свердловской области в рамках дела № № с ФИО5 взыскиваются убытки, причиненные ООО «Красный сектор». В эти убытки входят также и суммы, перечисленные истцу по настоящему делу, а также ФИО8 и ФИО9 в качестве заработной платы, хотя никаких трудовых функций указанные граждане не осуществляли. Трудовые договоры с этими «фиктивными» работниками были заключены ФИО5 исключительно с целью создания искусственной задолженности по заработной плате в целях последующего предъявления требований к ответчику и получении удовлетворения требований путем включения в реестр требований кредиторов второй очереди в соответствии с ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)".

Ответчик просил суд отказать в удовлетворении исковых требований.

Суд, выслушав доводы истца и его представителя, возражения ответчика, допросив свидетеля, исследовав письменные материалы дела, приходит к следующем.

В соответствии со ст. 131 ТК РФ выплата заработной платы производится в денежной форме в валюте Российской Федерации (в рублях).

В соответствии с коллективным договором или трудовым договором по письменному заявлению работника оплата труда может производиться и в иных формах, не противоречащих законодательству Российской Федерации и международным договорам Российской Федерации. Доля заработной платы, выплачиваемой в не денежной форме, не может превышать 20 процентов от начисленной месячной заработной платы.

Выплата заработной платы в бонах, купонах, в форме долговых обязательств, расписок, а также в виде спиртных напитков, наркотических, ядовитых, вредных и иных токсических веществ, оружия, боеприпасов и других предметов, в отношении которых установлены запреты или ограничения на их свободный оборот, не допускается.

В соответствии со ст. 135 ТК РФ заработная плата работнику устанавливается трудовым договором в соответствии с действующими у данного работодателя системами оплаты труда.

Системы оплаты труда, включая размеры тарифных ставок, окладов (должностных окладов), доплат и надбавок компенсационного характера, в том числе за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных, системы доплат и надбавок стимулирующего характера и системы премирования, устанавливаются коллективными договорами, соглашениями, локальными нормативными актами в соответствии с трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права.

В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 года № 2 «О применении судами законодательства Российской Федерации Трудового Кодекса Российской Федерации» обязанность по доказыванию возлагается на работодателя.

Истец, обратился в суд с иском к ООО «Красный сектор» о взыскании заработной платы, процентов за задержку выплаты, обязании оплатить налог, направить в ПФ РФ сведения, мотивируя свои требования тем, что между ООО «Красный сектор» и истцом 13 марта 2016 года был заключен трудовой договор № 2, в соответствии с которым истец был принят в ООО «Красный сектор» на должность начальника юридического отдела с должностным окладом в размере <данные изъяты> рубля в месяц до налогообложения, что составляет <данные изъяты> рублей в месяц после налогообложения.

В период работы в ООО «Красный сектор» нареканий в адрес истца, относительно исполнения должностных обязанностей, от руководства не поступало, взысканий за нарушение трудовой дисциплины за весь период работы не имел.

Заработная плата выплачивалась два раза в месяц с марта по октябрь 2016 года. В октябре 2016 года была выплачена задолженность по заработной плате за сентябрь 2016 года в размере <данные изъяты> руб.

Считает, что ООО «Красный сектор» не выплатило заработную плату за октябрь-декабрь 2016 и январь 2016. Таким образом, задолженность ООО «Красный сектор» по выплате заработной платы за указанный выше период составляет <данные изъяты> рублей после налогообложения. ООО «Красный сектор» не извещало истца о прекращении выплаты заработной платы и не сообщало причин прекращения выплаты заработной платы. Трудовой договор не расторгался и является действующим.

23 января 2016 года истец направил в ООО «Красный сектор» претензию с требованием погасить задолженность по заработной плате. Однако, на момент подачи искового заявления, задолженность по заработной плате не погашена.

Так, перед истцом образовалась задолженности по выплате заработной платы в том числе и за февраль – апрель 2016г. в размере <данные изъяты> рублей, а всего с сентября 2016 по апрель 2016г. задолженность ответчика перед истцом составляет <данные изъяты> рублей после уплаты НДФЛ. Размер процентов за задержку выплаты ответчиком заработной платы истцу, по состоянию на 15 апреля 2016 года, составляет <данные изъяты> рублей.

Суд, считает доводы истца не обоснованными.

Как усматривается из материалов дела, трудовой договор между истцом и ответчиком был подписан со стороны ответчика ФИО5, которая была назначена генеральным директором ООО «Красный сектор» решением единственного участника ФИО1 № от 24.06.2016.

Из материалов дела следует, что данное решение было признано недействительным решением Арбитражного суда Свердловской области по делу №№, №№ от 22.10.2016.

Таким образом, ФИО5 не имела права заключать трудовой договор с истцом.

Как следует из материалов дела, в трудовом договоре № от ДД.ММ.ГГГГ место работы истца указано как «Москва», однако это противоречит трудовому законодательству, деловой логике и лишено экономического смысла.

В соответствии с абз. 2 ч. 2 ст. 57 Трудового кодекса РФ в трудовом договоре обязательно должно быть указано место работы, а в случае, когда работник принимается для работы в обособленном структурном подразделении организации, расположенном в другой местности, - место работы с указанием обособленного подразделения и его местонахождения.

В соответствии с п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 № 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" Под структурными подразделениями следует понимать как филиалы, представительства, так и отделы, цеха, участки и т.д., а под другой местностью - местность за пределами административно-территориальных границ соответствующего населенного пункта.

В момент заключения трудового договора между истцом и ответчиком ООО «Красный сектор» осуществляло свою деятельность в городе Екатеринбург, в котором оно и располагалось вплоть до июля 2016 года, когда юридический адрес общества был сменен на <адрес>А, 3, ХХ/64.

Как установлено в судебном заседании, у ответчика отсутствуют какие-либо обособленные подразделения, более того, они не могли быть им созданы в момент заключения трудового договора, так как в отношении ответчика определением Арбитражного суда <адрес> по делу №№ от ДД.ММ.ГГГГ введена процедура наблюдения. Согласно ст. 64 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», во время процедуры наблюдения организация-должник не может создавать обособленные подразделения.

В виду отсутствия обособленных подразделений местом работы при заключении данного трудового договора, исходя из норм статей 57 и 310 ТК РФ, должен был быть указан <адрес>, либо в договоре должно было содержаться условие о том, что работник принимается на работу в качестве надомника.

В случае отсутствия места, которое прямо или косвенно находится под контролем работодателя, законодательство допускает в соответствии с главой 49 ТК РФ возможность труда работников на дому. Надомниками считаются лица, заключившие трудовой договор о выполнении работы на дому, однако трудовой договор между истцом и ответчиком не упоминает работу на дому.

Так, свидетель ФИО2, допрошенный в судебном заседании, пояснил, что является генеральным директором ООО «Красный сектор» и бухгалтером, других работников в ООО «Красный Сектор» не имеется, т.к. единственным видом деятельности ООО, является сдача в аренду здания торгового комплекса в <адрес> 1 юридическому лицу и получение с него арендной латы 1 раз в месяц, для чего никаких работников не требуется, в том числе не требуется должность юриста в <адрес>, где никакая деятельность не ведется. Бурмистрова С.В. никогда не видел. Пояснил суду, что офис находиться на <адрес>, однако деятельность он ведет не в офисе, в офисе документации нет, поскольку все документы находились в деле о банкротстве. Кроме того, пояснил, что на <адрес> никакого офиса не находится.

У суда не имеется оснований не доверять показаниям свидетеля, поскольку свидетель предупреждался об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, кроме того, показания свидетеля не противоречат материалам дела и подтверждают доводы ответчика.

Таким образом, в судебном заседании установлено, что истец, фактически трудовые обязанности в должности начальника юридического отдела ООО «Красный Сектор» не исполнял, была назначен на указанную должность на основании трудового договора, который со стороны работодателя заключен неуполномоченным лицом, а именно трудовой договор между истцом и ответчиком был подписан со стороны ответчика ФИО5, которая была назначена генеральным директором ООО «Красный сектор» решением единственного участника ФИО1 № от 24.06.2016.

Данное решение было признано недействительным решением Арбитражного суда Свердловской области по делу №№, №№ от 22.10.2016.

Таким образом, ФИО5 не имела права заключать трудовой договор с истцом.

Кроме того, как пояснил суду, истец, последний месяц он работал в октябре 2016 года, с этого времени на работу не выходил, доказательств того, что истец была не допущена до работы ответчиком, суду не представлено, в связи с чем, суд, считает заявленные требования о взыскании заработной платы не обоснованными.

Доказательств того, что истца не допускали на рабочее место, суду не представлено. Как пояснил суду, представитель истца, с заявлениями о нарушении своих прав, в том числе и по не допуску на рабочее место, истец ни в прокуратуру, ни в трудовую инспекцию не обращался.

В судебном заседании представителем ответчика заявлено ходатайство о пропуске истцом срока исковой давности.

Так, в соответствии со ст. 392 ТК РФ работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права.

Истец должен был узнать о нарушении его прав с момента прекращения выплаты ему заработной платы.

Как усматривается из материалов дела, истец заявляет, что заработная плата ему перестала выплачиваться в октябре 2016 года. То есть, истец должен был узнать о нарушении своего права в октябре 2016 года.

Как усматривается из материалов дела, первоначальный иск, предъявлен в суд 29.01.2016г. (л.д. 20-21). То есть трехмесячный срок истцом не пропущен.

Таким образом, ходатайство ответчика о пропуске истцом срока исковой давности является не обоснованным.

Однако, учитывая, что истцом не представлено доказательств фактического исполнения обязанностей начальника юридического отдела, суд полагает исковые требования Бурмистрова С.В. к ООО «Красный сектор» не обоснованными и не подлежащими удовлетворению.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 194-198 ГПК РФ,

РЕШИЛ

В удовлетворении заявления Бурмистрова С.В. к ООО «Красный Сектор» о взыскании заработной платы, процентов за задержку выплаты, обязании оплатить налог, направить в ПФ РФ сведения, отказать.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Московский городской суд в течении одного месяца.

Судья: С.С. Чурсина

Юридическая консультация при поддержке МинЮст России бесплатно!
Юридическая консультация при поддержке МинЮст России бесплатно! Консультация по трудовым спорам с 1 по 10 декабря 1000 руб. бесплатно
Схема работы
  • 01

    Бесплатная консультация

  • 02

    Заключение договора

  • 03

    Представительство в суде

  • 04

    Победное решение

Бесплатная юридическая консультация
+7
Задать вопрос Юрист перезвонит в течение 5 минут
Нажимая кнопку «Задать вопрос», вы принимаете условия
политики обработки персональных данных.

Заявка успешно отправлена!

В ближайшее время с вами свяжется наш юрист и проконсультирует вас.