Задать вопрос
8 800 511 38 27
Бесплатная горячая линия (Москва и регионы РФ)

Решение суда о восстановлении на работе № 2-4957/2017 ~ М-4801/2017

Смотреть все судебные практики о Судебная практика по восстановлению на работе

                            К делу №2-4957/17

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

07 августа 2017 года                            Советский районный суд города Краснодара

в составе:

председательствующего судьи Тихоновой К.С.,

при секретаре Форостяновой С.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Марковой – Мурашовой С. А. к ФГБОУ ВО «Кубанский государственный университет» о восстановлении на работе,

УСТАНОВИЛ:

Маркова – Мурашова С.А. обратилась в суд с иском к ФГБОУ ВО «Кубанский государственный университет» о признании недействительными приказов от 28.03.2017 № 391 -Л «Об отстранении от работы», от 30.03.2017 № 409-Л «О прекращении выплаты заработной платы», от 17.04.2017 № 563 «О допуске к участию в конкурсе», от 30.05.2017 г. № 659-л и от 30.05.2017 г. № 665-л «О прекращении трудового договора»; просила обязать ФГБОУ ВО «Кубанский государственный университет» отменить приказы от 28.03.2017 № 391 -Л «Об отстранении от работы», от 30.03.2017 № 409-JI «О прекращении выплаты заработной платы», от 17.04.2017г. № 563 «О допуске к участию в конкурсе», от 30.05.2017 г. № 659- л и № 665-л «О прекращении трудового договора» признать увольнение Марковой-Мурашовой С. А. незаконным; восстановить Маркову-Мурашову С. А. на работе в ФГБОУ ВО «Кубанский государственный университет» в прежней должности и с прежней учебной нагрузкой; взыскать с ФГБОУ ВО «Кубанский государственный университет» в пользу Марковой-Мурашовой С. А. денежную сумму в размере <данные изъяты>, из которых: средний заработок за время вынужденного прогула в размере <данные изъяты> в связи с незаконным отстранением от работы, средний заработок за время вынужденного прогула в размере <данные изъяты> в связи с незаконным увольнением, задолженность по заработной плате за период со второй половины марта 2017 года по июнь 2017 года в размере <данные изъяты>, денежную компенсацию за нарушение срока выплаты заработной платы в размере <данные изъяты>, компенсацию морального вреда в размере <данные изъяты>.

     В судебном заседании Маркова – Мурашова С.А. уточнила исковые требования в части взыскания денежной суммы с ФГБОУ ВО «Кубанский государственный университет», просила взыскать в свою пользу денежные средства с ФГБОУ ВО «Кубанский государственный университет» в размере <данные изъяты>.

В исковом заявлении указано, что с 05.09.1995г. по 31.05.2017г. истец работал в ФГБОУ ВО «Кубанский государственный университет» на юридическом факультете. С 24.12.2007г. по 31.05.2017г. работала профессором кафедры теории и истории государства и права, являлась членом ученого совета юридического факультета КубГУ, членом диссертационного совета по защите кандидатских и докторских диссертаций на соискание ученой степени, созданного на базе университета, руководителем магистерской программы «Правовая система России в контексте взаимодействия с международным правом». Приказом университета № 391 -Л от 28.03.2017г. «Об отстранении от работ» истец был отстранен от работы, а также ему прекращена выплата заработной платы на основании приказа университета № 409-JI от 30.03.2017г. «О прекращении выплаты заработной платы». Основанием отстранения послужило письмо Первомайского суда г. Краснодара от 27.03.2017г. № б/н, в соответствии с которым работодателю предоставлены сведения относительно наличия в отношении работника уголовного по дела частного обвинения, возбужденного 28.02.2013г. и прекращенного 07.04.2015г. в связи с истечением срока давности, предусмотренного для уголовного преследования, без вынесения в отношении работника обвинительного приговора. Данная информация была запрошена и.о. ректора ФИО9 12.04.2017г. истцом было подано заявление № об участии в конкурсе на замещение вакантной должности профессора кафедры с приложением всем необходимых документов, которое было подписано начальником управления кадров ФИО10, начальником юридического управления ФИО15 и начальником учебно-методического управления ФИО11, как соответствующее требованиям трудового законодательства. Декан юридического факультета университета ФИО12 и по совместительству заведующий кафедрой теории и истории государства и права обратился к ректору университета со служебной запиской, в которой указал на необходимость предоставления работником для допуска к участию в конкурсе разрешения комиссии по делам несовершеннолетних при администрации Краснодарского края. На основании данной записки, в противоречие с законодательством РФ, а также Положением о порядке замещения должностей педагогических работников, относящихся к профессорско- преподавательскому составу Кубанского государственного университета и его филиалов (утв. Приказом ректора от 10.04.2017 г. № 505) был издан приказ от 17.04.2017 № 563 «О допуске к участию в конкурсе». В соответствии с указанным приказом работнику было отказано в допуске к участию в конкурсе на замещение вакантной должности профессора кафедры. Приказами университета от 30.05.2017г. № 659-л и № 665-л истец был уволен с работы с 31.05.2017 г. на основании п. 13 ч. 1 ст. 83 ТК РФ. Действия работодателя истец считает незаконными и необоснованными, а приказ от 28.03.2017 № 391-Л «Об отстранении от работы», приказ от 30.03.2017 № 409-Л «О прекращении выплаты заработной платы», приказ от 17.04.2017 № 563 «О допуске к участию в конкурсе» и приказы от 30.05.2017 г. № 659-л и № 665-л «О прекращении трудового договора» недействительными по следующим основаниям. Трудовой деятельностью истца является осуществление трудовой функции в виде преподавательской деятельности, к которой, в соответствии с ч. 2 ст. 331 ТК РФ не допускаются лица, имеющие или имевшие судимость, подвергавшиеся уголовному преследованию (за исключением лиц, уголовное преследование в отношении которых прекращено по реабилитирующим основаниям) за преступления против жизни и здоровья, за исключением лиц, уголовное преследование в отношении которых по обвинению в совершении этих преступлений прекращено по нереабилитирующим основаниям и имеется решение комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав, созданной высшим исполнительным органом государственной власти субъекта Российской Федерации, о допуске их к педагогической деятельности (ч. 3 ст. 331 ТК РФ). В отношении истца в производстве мирового судьи судебного участка № 59 Центрального внутригородского округа г. Краснодара в период с 28.02.2013    г. по 27.12.2013г. имелось уголовное дело частного обвинения. Приговором мирового судьи судебного участка № 59 Центрального внутригородского округа г. Краснодара от 27.12.2013г. истец оправдан в предъявленном ей обвинении в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ, в отношении (ФИО2) в связи с отсутствие события преступления, а также в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ, в отношении (ФИО3) в связи с отсутствием в ее действиях состава преступления. Постановлением Первомайского районного суда г. Краснодара от 08.04.2014 г. приговор мирового судьи судебного участка № 59 Центрального внутригородского округа г. Краснодара от 27.12.2013г. в части оправдания истца в предъявленных обвинениях по ч. 1 ст. 116 УК РФ отменен, дело в указанной части направлено на новое рассмотрение. 07.04.2015г. постановлением мирового судьи судебного участка № 60 Центрального внутригородского округа г. Краснодара уголовное дело в отношении истца прекращено в связи с истечением срока давности, предусмотренного для уголовного преследования. Исходя из изложенного, если преступление было совершено в отношении лица, не являющегося для обвиняемого близким, то он не может быть признан судом виновным ввиду устранения преступности деяния. Маркова –Мурашова С.А. подвергалась уголовному преследованию по частному обвинению за совершение деяния, которое относилось к категории преступлений небольшой тяжести (ч. 1 ст. 116 УК РФ). В отношении истца был вынесен оправдательный приговор за отсутствием события преступления и состава преступления, который не вступил в силу в связи с апелляционным обжалованием, в последующем дело было прекращено в связи с истечением срока давности, предусмотренного для уголовного преследования, на сегодняшний день деяние, вменявшееся в вину истцу, декриминализировано. Таким образом, в деяниях, вменявшихся истцу в рамках уголовного дела частного обвинения № 01-15/13 и квалифицированных по ч. 1 ст. 116 УК РФ на день издания ответчиком приказов отсутствует состав преступления, следовательно, у ответчика отсутствовали правовые основания для издания приказов. Факт уголовного преследования истца в рамках частного обвинения в 2013 г. не может служить законным основанием для отстранения истца от работы в занимаемой должности, а в последующем увольнения истца по положениям ст. 351.1 ТК РФ по п. 13 ч. 1 ст. 83 ТК РФ, поскольку данное деяние в соответствии с законом отнесено к административным правонарушениям, которые не относятся к деяниям, прекращающим право истца на осуществление трудовой деятельности в сфере образования, воспитания, развития несовершеннолетних, организации их отдыха и оздоровления, медицинского обеспечения, социальной защиты и социального обслуживания, в сфере детско-юношеского спорта, культуры и искусства с участием несовершеннолетних. Истец 14.04.2017г. обратилась к работодателю с заявлением об отмене приказа от 28.03.2017 г. № 391-Л «Об отстранении от работы» и приказа от 30.03.2017     г. № 409-Л «О прекращении выплаты заработной платы» как противоречащих законодательству РФ и нарушающих ее конституционные права. Ответ на данное заявление был дан проректором по воспитательной работе и социальным вопросам Университета - Редькиным Николаем Васильевичем. В соответствии с указанным ответом, истцу предлагалось представить работодателю решение судебного органа, которым дана надлежащая правовая оценка сложившейся ситуации с указанием, что совершенное истцом деяние, которое впоследствии утратило уголовно-правовую оценку в качестве преступного, не может служить основанием для установления ограничения трудовых прав, как совершение преступления. Считает, что ответ проректора по воспитательной работе и социальном вопросам Университета ФИО13 является незаконным и необоснованным ввиду того, что направлен на изменение правовой природы оснований для ограничения истца в праве на осуществление трудовой функции в занимаемой должности, определенных Конституционным Судом РФ, что привело к неправильному применению норм материального права, противоречит фактическим обстоятельствам дела, поскольку отсутствует решение суда, в котором бы указывалась вина и факт совершения истцом каких-либо противоправных действий, а также общеобязательной правовой позиции Конституционного Суда РФ. Поэтому приказы, изданные ответчиком, направлены на ограничение права истца на труд. Приказом от 28.03.2017 № 391-Л «Об отстранении от работы» ответчик отстранил истца от выполнения рабочей функции на основании ст. 331.1 ТК РФ, в соответствии с которой работодатель обязан отстранить от работы педагогического работника при получении от правоохранительных органов сведений о том, что данный работник подвергается уголовному преследованию за преступления, указанные в абз. 3 и 4 ч. 2 ст. 331 ТК РФ. Работодатель отстраняет от работы (не допускает к работе) педагогического работника на весь период производства по уголовному делу до его прекращения либо до вступления в силу приговора суда.

По состоянию на дату вынесения приказа об отстранении истца от работы производство по уголовному делу частного обвинения было окончено. Постановление мирового судьи судебного участка № 60 Центрального внутригородского округа г. Краснодара, на основании которого принят приказ, вынесено 07.04.2015 г. Уголовное дело частного обвинения в отношении истца было возбуждено 28.02.2013 г. и прекращено 07.04.2015 г. Как следует из вынесенных в рамках указанного дела судебного решения и постановлений, событие деяния не было установлено, и истец не признавался виновным в совершении вменяемых ему деяний. Основанием для принятия ответчиком приказа об отстранении от работы истца послужило письмо Первомайского районного суда г. Краснодара от 27.03.2017    г. №б/н. От правоохранительных органов сведений в Университет о том, что истец подвергается в настоящем времени уголовному преследованию не поступало. При этом, истец непрерывно продолжала осуществлять свою профессиональную деятельность, имеет длительный непрерывный стаж педагогической деятельности в Университете, который составляет 22 года. Ввиду отсутствия у ответчика указанных сведений в отношении истца, правовых оснований для принятия приказа от 28.03.2017 № 391-Л «Об отстранении от работы» истца с прекращением выплаты ему заработной платы у ответчика не имелось. Кроме того, считает что действия ответчика, выразившиеся в виде принятия указанного приказа и повлекшие за собой невозможность осуществления истцом рабочей функции представляют собой злоупотребление правом. Принимая приказ об отстранении истца от работы ответчик, не имея достаточных законных оснований, указанных в ст. 331.1 ТК РФ, своими действиями причинил вред истцу в виде неполучения истцом заработной платы, что подтверждается приказом Университета от 30.03.2017 № 409-Л «О прекращении выплаты заработной платы». Ответчик своими действиями понудил истца обратиться в комиссию по делам несовершеннолетних и защите их прав, созданную высшим исполнительным органом государственной власти субъекта РФ, без учета действующего законодательства в данной сфере, факторов, позволяющих оценить возможность продолжения данным работником трудовой деятельности, в связи с тем, что ее работа не связана с непосредственным и регулярным контактом с несовершеннолетними. Доказательства, свидетельствующих о том, что истец, работая в должности профессора кафедры теории и истории государства и права ФГБОУ ВО «Кубанский государственный университет» представляет опасность для жизни, здоровья и нравственности несовершеннолетних, отсутствуют. Действия ответчика поставили истца в сложное материальное положение, которое привело к невозможности соблюдения истцом требований Конвенции о правах ребенка, одобренной Генеральной Ассамблеей ООН 20.11.1989 г., ратифицированной Постановлением ВС СССР от 13.06.1990 № 1559-1 «О ратификации Конвенции о правах ребенка» и вступившей в силу для СССР 15.09.1990 г., которая обязывает подписавшие ее государства признавать право каждого ребенка на уровень жизни, необходимый для его физического, умственного, духовного, нравственного и социального развития и возлагает на родителей или других лиц, воспитывающих ребенка, основную ответственность за обеспечение в пределах своих способностей и финансовых возможностей условий жизни, необходимых для его развития (п. 1 ст. 18, п. 2 ст. 27 Конвенции).

Указанное действия декана юридического факультета ФИО12 и проректора по воспитательной работе ФГБОУ ВО «Кубанский государственный университет» ФИО13, являющиеся инициаторами отстранения от должности и не допуске к участию в конкурсе, и официальными представителями Университета, причинили истцу нравственные страдания, поскольку лишили его права свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию, опорочили доброе имя и деловую репутацию, посягнули на честь и достоинство, лишили возможности исполнять свои обязательства в отношении несовершеннолетнего ребенка и нетрудоспособной матери.

               В судебном заседании Маркова-Мурашова С.А. и ее представитель по ордеру № 735515 Марков М.И., доводы изложенные в иске поддержали, просили удовлетворить. При вынесении решения просили учесть декриминализацию ст. 116 УК РФ.

      Представитель ответчика по доверенности Мирошник А.В. в судебном заседании возражал против удовлетворения исковых требований. Возражения мотивировал тем, что 23.03.2017г. в ФГБОУ ВО «Кубанский государственный университет» поступил запрос Департамента государственной политики в сфере высшего образования Минобрнауки России по обращению ФИО16 о принятии мер к профессору юридического факультета Марковой-Мурашовой С.А. в связи с нападением на несовершеннолетнюю дочь ФИО16 Для подготовки ответа на указанное обращение университет обратился с запросом от 24.03.2017 № 172/01 к председателю Первомайского районного суда г. Краснодара Фойгель К.М. Согласно ответу от 27.03.2017 № б/н, полученному от председателя Первомайского районного суда г. Краснодара, в отношении истца было возбуждено уголовное дело частного обвинения по ч. 1 ст. 116 Уголовного кодекса РФ (нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 УК РФ). Данное уголовное дело было прекращено постановлением мирового судьи судебного участка № 60 Центрального внутригородского округа г. Краснодара от 07.04.2015 в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, т.е. по нереабилитирующему основанию. Процедура отстранения работника от работы нормативно не регламентирована. Однако, руководствуясь статьями 76 и 331 Трудового кодекса РФ, университет издал приказ от 28.03.2017 № 391-л об отстранении от работы Марковой-Мурашовой С.А. до устранения обстоятельств, явившихся основанием для отстранения от работы (предоставления в срок до 01.06.2017 решения комиссии по делам несовершеннолетних о допуске к работе). Истица была проинформирована лично по телефону о необходимости ознакомиться с приказом и 30.03.2017 г. получила копию приказа. 30.03.2017г в соответствии с ч. 3 ст. 76 ТК РФ ответчиком был издан приказ № 409-л о прекращении выплаты заработной платы Марковой-Мурашовой С.А. до представления решения комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав Краснодарского края. 04.04.2017г. копия данного приказа была вручена истцу под роспись.

    04.04.2017г. истцом было подано заявление об увольнении с должности профессора кафедры теории и истории государства и права по собственному желанию. 11.04.2017г. истец отозвала свое заявление об увольнении. На основании ч. 4 ст. 80 ТК РФ приказом от 12.04.2017 г. № 468-л приказ о расторжении трудового договора с Марковой-Мурашовой С.А. был отменен. 14.04.2017г. истец подала заявление о допуске для участия в конкурсе на замещение должности по кафедре теории и истории государства и права на юридическом факультете Кубанского государственного университета. Результатом рассмотрения ответчиком указанного заявления стал приказ от 17.04.2017г. № 563, в соответствии с которым вопрос о допуске для участия истца в конкурсе было решено отложить и рассмотреть в дальнейшем с учетом решения комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав. С приказом 17.04.2017 № 563 истец была ознакомлена под роспись. Согласно информации с официального сайта администрации Краснодарского края и официального сайта Министерства труда и социального развития Краснодарского края 23.05.2017 комиссией было принято решение о недопуске Марковой-Мурашовой С.А. к деятельности с участием несовершеннолетних (решение от 23.05.2017 № 5/10-н). На основании данной информации и в соответствии с п. 13 ч. 1 ст. 83 Трудового кодекса РФ университетом были изданы приказы от 30.05.2017 №659-л и № 665-л о прекращении трудового договора с Марковой-Мурашовой С.А. по основной работе и по совместительству по должности профессора кафедры теории и истории государства и права юридического факультета и выплате истцу компенсации за неиспользованный ежегодный оплачиваемый отпуск. Об увольнении и необходимости ознакомиться с приказами истица была уведомлена по телефону, а также 31.05.2017 г. ей было направлено соответствующее уведомление Почтой России. 09.06.2017г. с данными приказами истица была ознакомлена под роспись. Таким образом, процедура увольнения истицы была полностью соблюдена. 15.07.2016 вступил в силу Федеральный закон от 03.07.2016 № 323-ФЭ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности». В соответствии с данным законом была введена новая редакция ст. 116 «Побои», в которой устанавливалась ответственность за побои только в отношении близких лиц, а равно из хулиганских побуждений либо по мотивам политическим, идеологическим, расовым и национальным. Также 07.02.2017г. вступил в силу новый Федеральный закон «О внесении изменений в статью 116 УК РФ» от 07.02.2017г. №8-ФЗ, который декриминализировал побои в отношении близких лиц. До издания приказа о прекращении трудового договора истцу была предоставлена возможность обратиться в территориальную комиссию по делам несовершеннолетних и защите их прав для получения соответствующего решения. Лишь в случае, если работник уволен без предоставления ему указанной возможности, такое увольнение противоречит правовой позиции, изложенной в Постановлении Конституционного Суда РФ от 18.07.2014 N 19-П. Поэтому истец изначально была отстранена от работы до принятия решения комиссией по делам несовершеннолетних и лишь после принятия комиссией указанного решения трудовой договор с истцом был прекращен. Рассматривая вопросы о допуске указанных лиц к работе комиссия по делам несовершеннолетних учитывает все имеющиеся по делу факты и обстоятельства, оценивая риски и угрозы жизни, здоровью и нравственности несовершеннолетнего. Поскольку воспитатель, педагог, тренер или лицо, работающее в вузе вступают с несовершеннолетними в непосредственный контакт и несут повышенную ответственность за их безопасность, постольку к обучению, воспитанию, развитию и т.п. деятельности допускаться лишь те лица, которые не представляют угрозы их жизни, здоровью и нравственности. Исходя из этого в целях обеспечения приоритетной государственной защиты несовершеннолетних, включая их защиту от преступных посягательств и негативного влияния, - комиссия вправе не допускать к соответствующей деятельности лиц, поведение и морально-нравственные качества которых, могут свидетельствовать о наличии угрозы для жизни, физического и психического здоровья, нравственности несовершеннолетних. Такой отказ выступает в качестве меры защиты несовершеннолетних, не способных в силу возраста эффективно противодействовать преступным посягательствам либо негативному воздействию на собственную психику. Кубанский государственный университет является образовательным учреждением, а значит трудовая деятельность всех его работников, в том числе и истца, связана с осуществлением деятельности в сфере образования, в том числе в отношении несовершеннолетних. Так по состоянию на 01.06.2017 г. в различных структурных подразделениях университета обучались 1 145 несовершеннолетних. И работники и обучающиеся пользуются одной и той же инфраструктурой университета, в связи с чем их непосредственный контакт и общение имеют место в любое время и в любом месте во время их пребывая в вузе, а не только во время непосредственного проведения учебных занятий. Негативное воздействие со стороны лиц, имеющих ограничения в трудовой деятельности, возможно не только при проведении учебных занятий. Полагаем, что принимая во внимание факт привлечения истца к уголовной ответственности за преступление, совершенное против жизни и здоровья именно несовершеннолетнего, наличие большого количества таких лиц в университете, с учетом того, что истица не явилась на заседание комиссии, не привела каких-либо объяснений по обстоятельствам привлечения ее к уголовной ответственности, аргументов в подтверждение того, что подобные правонарушения с ее стороны не могут повториться, комиссия приняла правильное решение об отказе истице в допуске к педагогической деятельности. Полагаем, что при таких обстоятельствах нет оснований полагать, что университетом нарушены права истца. В обоснование своих требований истец также указывает, что не осуществляет педагогическую деятельность в сфере образования, воспитания и развития несовершеннолетних. Указанный довод опровергается имеющимися в университете сведениями об обучающихся. Как уже отмечалось по состоянию на 01.06.2017 г. в университете обучались 1 145 несовершеннолетних. Такие лица обучаются на всех факультетах университета. И работники и обучающиеся пользуются одной и той же инфраструктурой университета, в связи с чем их непосредственный контакт и общение имеют место в любое время и в любом месте во время их пребывая в вузе, а не только во время непосредственного проведения учебных занятий. Негативное воздействие со стороны лиц, имеющих ограничения в трудовой деятельности, возможно не только при проведении учебных занятий. Именно поэтому, в целях защиты несовершеннолетних ст. 351.1 Трудового кодекса Российской Федерации лицам, подвергавшимся уголовному преследованию, запрещается осуществлять не только педагогическую деятельность, но и иную трудовую деятельность в сфере образования, воспитания, развития несовершеннолетних. Кроме того, на основании обращения истца Государственной инспекцией труда в Краснодарском крае была проведена проверка по факту отстранения от работы истицы. По результатам данной проверки нарушений со стороны университета не выявлено, о чем был составлен соответствующий акт проверки от 22.05.2017. В связи с тем, что при отстранении истицы от работы и последующем ее увольнении ответчиком не было допущено нарушений законодательства, правовые основания для выплаты ей заработной платы за соответствующие периоды отсутствуют. Тем не менее, ответчик полагает необходимым представить контррасчет средней заработной платы истицы. Считает, что действия университета по прекращению трудового договора с истцом являются правомерными, во-вторых, истец не привела никаких доказательств причинения ей нравственных или физических страданий.

    Помощник прокурора КВО г. Краснодара Крупнова А.О. иск считала не подлежащим удовлетворению, так как Маркова-Мурашова С.А. подвергалась уголовному преследованию, в отношении истца было возбуждено уголовное дело, которое было прекращено в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, такие основания не являются реабилитирующими. Для лиц, уголовное преследование которых за преступления, перечисленные в абз. 2 ч. 2 ст. 331 ТК РФ, было прекращено по нереабилитирующим основаниям, установлен запрет не только на занятие педагогической деятельностью, но и иной деятельностью в сфере образования, воспитания, развития детей, что вытекает из взаимосвязанных положений статей 331 и 351.1 ТК РФ. С учетом заключения по делам несовершеннолетних, просила в удовлетворении исковых требований отказать.

Суд, выслушав стороны, их представителей, исследовав материалы дела, заслушав заключение прокурора, приходит к выводу об отказе в удовлетворении исковых требований на основании следующего.

    Согласно трудовой книжке, Маркова-Мурашова С.А. занимала должность профессора кафедры теории и истории государства и права юридического факультета Кубанского государственного университета в период с 2007г. по 31.05.2017г. (л.д.114-116).

    В судебном заседании установлено, что 23.03.2017г. в ФГБОУ ВО «Кубанский государственный университет» поступил запрос Департамента государственной политики в сфере высшего образования Минобрнауки России по обращению ФИО16 о принятии мер к профессору юридического факультета Марковой-Мурашовой С.А. в связи с нападением на несовершеннолетнюю дочь ФИО16 (копия запроса в материалах дела).

    Для подготовки ответа на указанное обращение университет обратился с запросом от 24.03.2017 № 172/01 к председателю Первомайского районного суда г. Краснодара Фойгель К.М.

    Согласно ответу от 27.03.2017 № б/н, полученному от председателя Первомайского районного суда г. Краснодара, в отношении истца было возбуждено уголовное дело частного обвинения по ч. 1 ст. 116 Уголовного кодекса РФ (нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 УК РФ). Данное уголовное дело было прекращено постановлением мирового судьи судебного участка № 60 Центрального внутригородского округа г. Краснодара от 07.04.2015 в связи с истечением сроков давности уголовного преследования (л.д. 238), т.е. по нереабилитирующему основанию.

Как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ в п. 5 Постановления от 29 ноября 2011 г. N 17 "О практике применения судами норм главы 18 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве", согласно ч. 4 ст. 133 УПК РФ правила указанной статьи не распространяются на лиц, в отношении которых меры процессуального принуждения или обвинительный приговор отменены или изменены ввиду издания акта об амнистии, или принятия закона, устраняющего преступность или наказуемость деяния, поскольку прекращение уголовного дела (освобождение от наказания) в указанных случаях само по себе не является свидетельством незаконности или необоснованности уголовного преследования.

    Состав преступления по ч. 1 ст. 116 УК РФ относится к составам преступлений против жизни и здоровья (глава 16 раздел VII УК РФ).

    В соответствии с абз. 2 ч. 2 ст. 331 Трудового кодекса РФ К педагогической деятельности не допускаются лица, имеющие или имевшие судимость, подвергавшиеся уголовному преследованию (за исключением лиц, уголовное преследование в отношении которых прекращено по реабилитирующим основаниям) за преступления против жизни и здоровья, свободы, чести и достоинства личности (за исключением незаконной госпитализации в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, и клеветы), половой неприкосновенности и половой свободы личности, против семьи и несовершеннолетних, здоровья населения и общественной нравственности, основ конституционного строя и безопасности государства, мира и безопасности человечества, а также против общественной безопасности, за исключением случаев, предусмотренных ч. 3 ст. 331 Трудового кодекса РФ.

    В соответствии с ч. 3 ст. 331 Трудового кодекса РФ вышеуказанные лица могут быть допущены к педагогической деятельности при наличии решения комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав, созданной высшим исполнительным органом государственной власти субъекта Российской Федерации, о допуске их к педагогической деятельности.

    Процедура отстранения работника от работы нормативно не регламентирована.

    Однако, руководствуясь статьями 76 и 331 Трудового кодекса РФ, университет издал приказ от 28.03.2017 № 391-л об отстранении от работы Марковой-Мурашовой С.А. до устранения обстоятельств, явившихся основанием для отстранения от работы (предоставления в срок до 01.06.2017г. решения комиссии по делам несовершеннолетних о допуске к работе), л.д. 239.

    Маркова-Мурашова С.А. была проинформирована лично по телефону о необходимости ознакомиться с приказом и 30.03.2017г. получила копию приказа.

    Согласно ч. 3 ст. 76 Трудового кодекса РФ в период отстранения от работы (недопущения к работе) заработная плата работнику не начисляется.

    30.03.2017г в соответствии с ч. 3 ст. 76 ТК РФ ответчиком был издан приказ № 409-л о прекращении выплаты заработной платы Марковой-Мурашовой С.А. до представления решения комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав Краснодарского края (л.д. 240).

    04.04.2017г. копия данного приказа была вручена истцу под роспись.

    04.04.2017г. истцом было подано заявление об увольнении с должности профессора кафедры теории и истории государства и права по собственному желанию.

    11.04.2017г. истец отозвала свое заявление об увольнении (л.д. 245).

    В соответствии с ч. 4 ст. 80 Трудового кодекса РФ до истечения срока предупреждения об увольнении работник имеет право в любое время отозвать свое заявление. Увольнение в этом случае не производится, если на его место не приглашен в письменной форме другой работник, которому в соответствии с ТК РФ и другими федеральными законами не может быть отказано в заключении трудового договора.

    На основании ч. 4 ст. 80 ТК РФ приказом от 12.04.2017 г. № 468-л приказ о расторжении трудового договора с Марковой-Мурашовой С.А. был отменен (л.д. 246).

    Маркова-Мурашова С.А. подала заявление о допуске для участия в конкурсе на замещение должности по кафедре теории и истории государства и права на юридическом факультете Кубанского государственного университета (л.д. 247).

    Результатом рассмотрения ответчиком указанного заявления стал приказ от

    17.04.2017г. № 563, в соответствии с которым вопрос о допуске для участия истца в конкурсе было решено отложить и рассмотреть в дальнейшем с учетом решения комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав (л.д. 248).

    С приказом от 17.04.2017 № 563 истец была ознакомлена под роспись.

    Согласно информации с официального сайта администрации Краснодарского края и официального сайта Министерства труда и социального развития Краснодарского края 23.05.2017 комиссией было принято решение о недопуске Марковой-Мурашовой С.А. к деятельности с участием несовершеннолетних (решение от 23.05.2017 № 5/10-н).

    В соответствии с п. 13 ч. 1 ст. 83 Трудового кодекса РФ трудовой договор подлежит прекращению при возникновении установленных Трудовым кодексом, иным федеральным законом и исключающих возможность исполнения работником обязанностей по трудовому договору ограничений на занятие определенными видами трудовой деятельности.

    На основании данной информации и в соответствии с п. 13 ч. 1 ст. 83 Трудового кодекса РФ университетом были изданы приказы от 30.05.2017 №659-л и № 665-л о прекращении трудового договора с Марковой-Мурашовой С.А. по основной работе и по совместительству по должности профессора кафедры теории и истории государства и права юридического факультета и выплате истцу компенсации за неиспользованный ежегодный оплачиваемый отпуск (л.д. 249 -250).

    Об увольнении и необходимости ознакомиться с приказами истица была уведомлена по телефону, а также 31.05.2017 г. ей было направлено соответствующее уведомление Почтой России (252-255).

    09.06.2017г. с данными приказами Маркова-Мурашова С.А. была ознакомлена под роспись.

    Таким образом, процедура увольнения Марковой-Мурашовой С.А. соблюдена.

Смотреть все судебные практики о Судебная практика по восстановлению на работе

    15.07.2016г. вступил в силу Федеральный закон от 03.07.2016г. № 323-ФЭ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности».

    В соответствии с данным законом была введена новая редакция ст. 116 «Побои», в которой устанавливалась ответственность за побои только в отношении близких лиц, а равно из хулиганских побуждений либо по мотивам политическим, идеологическим, расовым и национальным.

    Также 07.02.2017г. вступил в силу Федеральный закон «О внесении изменений в статью 116 УК РФ» от 07.02.2017г. №8-ФЗ, который декриминализировал побои в отношении близких лиц.

    В обоснование своих доводов истец ссылается на Постановление Конституционного Суда РФ от 18.07.2013 № 19-П «По делу о проверке конституционности пункта 13 части первой статьи 83, абзаца третьего части второй статьи 331 и статьи 351.1 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан ФИО19, ФИО20 и других и запросом Мурманской областной Думы».

    Суд полагает данные ссылки несостоятельными ввиду следующего.

    В указанном постановлении Конституционный Суд Российской Федерации признал взаимосвязанные положения п. 13 ч. 1 ст. 83, абз. 3 ч. 2 ст. 331 и статьи 351.1 ТК РФ не противоречащими Конституции Российской Федерации в той мере, в какой данные законоположения - по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования - означают, что к занятию педагогической деятельностью, а также иной профессиональной деятельностью в сфере образования, воспитания, развития несовершеннолетних, организации их отдыха и оздоровления, медицинского обеспечения, социальной защиты и социального обслуживания, в сфере детско-юношеского спорта, культуры и искусства с участием несовершеннолетних не допускаются (а работавшие на момент вступления в силу Федерального закона от 23 декабря 2010 года N 387-ФЭ "О внесении изменений в ст. 22.1 Федерального закона "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" и Трудовой кодекс Российской Федерации" - подлежат увольнению) лица, имеющие судимость за совершение указанных в абз. 3 ч. 2 ст. 331 и ст. 351.1 ТК РФ преступлений, а также лица, имевшие судимость за совершение тяжких и особо тяжких из числа указанных в данных законоположениях преступлений, а также преступлений против половой неприкосновенности и половой свободы личности.

    Этим же Постановлением Конституционный Суд Российской Федерации признал указанные нормы в их взаимосвязи не соответствующими ст. 19 (ч. ч. 1 и 2), 37 (ч. 1), 46 (ч. ч. 1 и 2) и 55 (ч. 3) Конституции Российской Федерации в той мере, в какой данные законоположения вводят безусловный и бессрочный запрет на занятие педагогической деятельностью, а также иной профессиональной деятельностью в сфере образования, воспитания, развития несовершеннолетних, организации их отдыха и оздоровления, медицинского обеспечения, социальной защиты и социального обслуживания, в сфере детско-юношеского спорта, культуры и искусства с участием несовершеннолетних и, соответственно, предполагают безусловное увольнение лиц, имевших судимость (а равно лиц, уголовное преследование в отношении которых прекращено по нереабилитирующим основаниям) за совершение иных указанных в данных законоположениях преступлений, кроме тяжких и особо тяжких преступлений, а также преступлений против половой неприкосновенности и половой свободы личности, не предусматривая при этом необходимость учета вида и степени тяжести совершенного преступления, срока, прошедшего с момента его совершения, формы вины, обстоятельств, характеризующих личность, в том числе поведение лица после совершения преступления, отношение к исполнению трудовых обязанностей, а также иных факторов, позволяющих определить, представляет ли конкретное лицо опасность для жизни, здоровья и нравственности несовершеннолетних, чем несоразмерно ограничивают право таких лиц на свободное распоряжение своими способностями к труду и нарушают баланс конституционно значимых ценностей.

    Федеральными законами от 31.12.2014 № 489-ФЗ, от 13 июля 2015 года № 237-Ф3, ст. 351.1 Трудового кодекса РФ была дополнена в том числе частью 3, согласно которой лица, из числа указанных в абз. 3 ч. 2 ст. 331 данного Кодекса, имевшие судимость за совершение преступлений небольшой тяжести и преступлений средней тяжести против жизни и здоровья, свободы, чести и достоинства личности (за исключением незаконной госпитализации в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, и клеветы), семьи и несовершеннолетних, здоровья населения и общественной нравственности, основ конституционного строя и безопасности государства, мира и безопасности человечества, а также против общественной безопасности, и лица, уголовное преследование в отношении которых по обвинению в совершении этих преступлений прекращено по нереабилитирующим основаниям, могут быть допущены к трудовой деятельности в сфере образования, воспитания, развития несовершеннолетних, организации их отдыха и оздоровления, медицинского обеспечения, социальной защиты и социального обслуживания, в сфере детско- юношеского спорта, культуры и искусства с участием несовершеннолетних при наличии решения комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав, созданной высшим исполнительным органом государственной власти субъекта Российской Федерации, о допуске их к соответствующему виду деятельности.

Статья 37Статья 37 Конституции Российской Федерации, закрепляя свободу труда, право каждого свободно выбирать род деятельности и профессию, а также право работника и работодателя по своему соглашению решать вопросы, связанные, в том числе, с возникновением, прекращением трудовых отношений, в то же время не препятствует установлению в федеральных законах особых условий для замещения отдельных должностей и ограничений прав работников, которые определяются свойственными данному виду труда требованиями, либо обусловлены особой заботой государства о лицах, нуждающихся в повышенной социальной и правовой защите (ч. 3 ст. 3 Трудового кодекса РФ).

    Внося изменения в Трудовой кодекс РФ, законодатель установил ограничение права на занятие педагогической деятельностью в отношении некоторых категорий лиц, что обусловлено спецификой педагогической деятельности, содержание которой составляют обучение и воспитание граждан в соответствии с требованиями морали, общепризнанными ценностями уважения к закону и правам других лиц, направлено на защиту общественных интересов и прав обучающихся.

    Согласно п. 13 ч. 1 ст. 83 Трудового кодекса РФ трудовой договор подлежит прекращению по обстоятельствам, не зависящим от воли сторон, в случае возникновения установленных Трудовым кодексом, иным федеральным законом и исключающих возможность исполнения работником обязанностей по трудовому договору ограничений на занятие определенными видами трудовой деятельности.

    Учет факторов, позволяющих оценить возможность осуществления лицами, перечисленными в ч. 3 ст. 351.1 Трудового кодекса РФ, профессиональной деятельности, связанной с регулярными и непосредственными контактами с несовершеннолетними, без риска подвергнуть опасности их жизнь, здоровье и нравственность, является обязательным и находится в компетенции комиссии по делам несовершеннолетних.

    До издания приказа о прекращении трудового договора Марковой-Мурашовой С.А. была предоставлена возможность обратиться в территориальную комиссию по делам несовершеннолетних и защите их прав для получения соответствующего решения.

    Лишь в случае, если работник уволен без предоставления ему указанной возможности, такое увольнение противоречит правовой позиции, изложенной в Постановлении Конституционного Суда РФ от 18.07.2014 N 19-П.

    В связи с чем, Маркова-Мурашова С.А. изначально была отстранена от работы до принятия решения комиссией по делам несовершеннолетних и лишь после принятия комиссией указанного решения трудовой договор с истцом был прекращен.

    Рассматривая вопросы о допуске указанных лиц к работе комиссия по делам несовершеннолетних учитывает все имеющиеся по делу факты и обстоятельства, оценивая риски и угрозы жизни, здоровью и нравственности несовершеннолетнего.

    Поскольку воспитатель, педагог, тренер или лицо, работающее в вузе вступают с несовершеннолетними в непосредственный контакт и несут повышенную ответственность за их безопасность, постольку к обучению, воспитанию, развитию и т.п. деятельности допускаться лишь те лица, которые не представляют угрозы их жизни, здоровью и нравственности.

    Исходя из этого в целях обеспечения приоритетной государственной защиты несовершеннолетних, включая их защиту от преступных посягательств и негативного влияния, - комиссия вправе не допускать к соответствующей деятельности лиц, поведение и морально-нравственные качества которых, могут свидетельствовать о наличии угрозы для жизни, физического и психического здоровья, нравственности несовершеннолетних. Такой отказ выступает в качестве меры защиты несовершеннолетних, не способных в силу возраста эффективно противодействовать преступным посягательствам либо негативному воздействию на собственную психику.

    Доводом Марковой-Мурашовой С.А. о нарушении университетом ее конституционных прав и свобод, в ходе судебного заседания не нашли своего подтверждения.

    В соответствии с ч. 3 ст. 55 Конституции Российской Федерации права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

    Таким образом, федеральный законодатель имеет право вводить ограничения прав некоторых категорий граждан на занятие трудовой деятельностью в определенных сферах.

    Согласно п. 13 ч. 1 ст. 83 Трудового кодекса Российской Федерации возникновение установленных ТК РФ, иным федеральным законом и исключающих возможность исполнения работником обязанностей по трудовому договору ограничений на занятие определенными видами трудовой деятельности является основанием прекращения трудового договора по обстоятельствам, не зависящим от воли сторон.

    Истец указывает, что основанием для отстранения от работы педагогического работника является наличие у работодателя в отношении такого работника сведений от правоохранительных органов о том, что работник подвергается уголовному преследованию за указанные в ст. 331 ТК РФ умышленные тяжкие и особо тяжкие преступления.

    Однако, конкретный перечень сведений, которые могут послужить основанием для отстранения работника, законом не установлен. Исходя из сложившейся практики, работодатели руководствуются документально подтвержденными сведениями о наличии обстоятельств, указанных в абз. 2 ч. 2 ст. 331 Трудового кодекса РФ.

    При этом положения указанной статьи четко предписывают не допускать к педагогической деятельности лиц, имевших или имеющих судимость, подвергавшихся уголовному преследованию за преступления, перечисленные в абз.2 ч. 2 ст. 331 ТК РФ.

    В обоснование своих требований Маркова-Мурашова С.А. также указывает, что при прекращении трудового договора по п. 13 ч. 1 ст. 83 ТК РФ ей не были предложены иные вакантные должности или работа, соответствующая ее квалификации, либо вакантные нижестоящие должности или нижеоплачиваемая работа.

    Однако для лиц, уголовное преследование которых за преступления, перечисленные в абз. 2 ч. 2 ст. 331 ТК РФ, было прекращено по нереабилитирующим основаниям, установлен запрет не только на занятие педагогической деятельностью, но и иной деятельностью в сфере образования, воспитания, развития детей, что вытекает из взаимосвязанных положений статей 331 и 351.1 ТК РФ.

    В ходе судебного заседания истицей заявлялось ходатайство об исключении из числа доказательств справки от 07.08.2017г. о количестве несовершеннолетних, обучающихся в КубГУ, ссылаясь на то, что она подписана представителем ответчика ФИО15

Судом не приняты во внимание доводы истицы относительно данной справки, так как согласно ст. 54 ГПК РФ представитель вправе совершать от имени представляемого все процессуальные действия. Однако право представителя на подписание искового заявления, предъявление его в суд, передачу спора на рассмотрение третейского суда, предъявление встречного иска, полный или частичный отказ от исковых требований, уменьшение их размера, признание иска, изменение предмета или основания иска, заключение мирового соглашения, передачу полномочий другому лицу (передоверие), обжалование судебного постановления, предъявление исполнительного документа к взысканию, получение присужденного имущества или денег должно быть специально оговорено в доверенности, выданной представляемым лицом.

    По мнению суда, то обстоятельство, что в КубГУ на первом курсе юридического факультета обучаются несовершеннолетние студенты не вызывает сомнений, является общеизвестным фактом и согласно п.1 ст. 61 ГПК РФ не нуждается в доказывании.

    Более того, сама истица в своих пояснениях ссылается на то, что обучение в КубГУ несовершеннолетних студентов имеет место быть.

    Из смысла ч. 1, 3 ст. 351.1 ТК РФ следует, что запрещается осуществлять не только педагогическую деятельность, но и иную трудовую деятельность в сфере образования, воспитания, развития несовершеннолетних лицам, подвергавшимся уголовному преследованию (за исключением лиц, уголовное преследование в отношении которых прекращено по реабилитирующим основаниям) за преступления, указанные в абзацах третьем и четвертом части второй статьи 331 настоящего Кодекса, за исключением случаев наличия решения комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав, созданной высшим исполнительным органом государственной власти субъекта Российской Федерации, о допуске их к соответствующему виду деятельности.

    Истцом была предоставлена справка о наличии (отсутствии) судимости и (или) факта уголовного преследования либо о прекращении уголовного преследования ГУ МВД России по Краснодарскому краю от 30.01.2017 № 23/5-10138, в которой указано, что уголовное дело, возбужденное по ч. 1 ст. 116 УК РФ, прекращено 07.04.2015 по основаниям, предусмотренным п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ (нереабилитирующему основанию).

    На основании обращения Марковой-Мурашовой С.А. Государственной инспекцией труда в Краснодарском крае была проведена проверка по факту отстранения ее от работы.

    По результатам данной проверки нарушений со стороны университета не выявлено, о чем был составлен соответствующий акт проверки от 22.05.2017г. (л.д. 241-243).

Согласно ч. 1 ст. 56 Гражданского процессуального кодекса РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений.

В соответствии со ст. 195 ГПК РФ решение суда должно быть законным и обоснованным. Суд основывает решение только на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.

Как разъяснил Пленум Верховного Суда Российской Федерации в п. 2 и 3 Постановления от 19 декабря 2003 г. N 23 «О судебном решении», решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права. Обоснованным решение является тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (ст. 55, 59 - 61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

    Оценив представленные доказательства, у суда нет оснований для удовлетворения заявленных требований.

            На основании изложенного и руководствуясь ст. 194-199 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ

В удовлетворении исковых требований Марковой – Мурашовой С. А. к ФГБОУ ВО «Кубанский государственный университет» о восстановлении на работе – отказать.

Решение может быть обжаловано в Краснодарский краевой суд через Советский районный суд г.Краснодара в течение месяца со дня изготовления в окончательной форме.

Председательствующий:

Мотивированное решение изготовлено 08.08.2017г.

Председательствующий:

Юридическая консультация при поддержке МинЮст России бесплатно!
Юридическая консультация при поддержке МинЮст России бесплатно! Консультация по трудовым спорам с 10 по 31 декабря 1000 руб. бесплатно
Схема работы
  • 01

    Бесплатная консультация

  • 02

    Заключение договора

  • 03

    Представительство в суде

  • 04

    Победное решение

Бесплатная юридическая консультация
+7
Задать вопрос Юрист перезвонит в течение 5 минут
Нажимая кнопку «Задать вопрос», вы принимаете условия
политики обработки персональных данных.

Заявка успешно отправлена!

В ближайшее время с вами свяжется наш юрист и проконсультирует вас.