Задать вопрос
8 800 511 38 27
Бесплатная горячая линия (Москва и регионы РФ)

Решение суда о признании увольнения незаконным, изменении формулировки основания и даты увольнения, взыскании средней заработной платы за время вынужденного прогула и выплат причитающихся при увольнении по сокращению численности или штата работников, комп

Смотреть все судебные практики о Судебная практика по восстановлению на работе

Дело № 2 – 312 / 2017

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

27 февраля 2017 года г. Хабаровск

Кировский районный суд г.Хабаровска в составе председательствующего судьи Юдаковой Ю.Ю., помощника прокурора Кировского района г. Хабаровска Лозовицкой А.А., при секретарях Жуковой А.А., Голиковой А.В.,

с участием истца Марфина А.А., его представителей по устному ходатайству Хлемевского Д.А., Петровой Н.А., представителя ответчика войсковой части 16788 Михайловой Т.Е., представителя ФКУ «Управления финансового обеспечения Министерства обороны Российской Федерации по Хабаровскому краю» Клименко А.В., представителя Министерства обороны Российской Федерации и ФКУ «Объединенное стратегическое командование Восточного военного округа» Горбачевой А.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Марфина ФИО20 к войсковой части № о признании увольнения незаконным, изменении формулировки основания и даты увольнения, взыскании средней заработной платы за время вынужденного прогула и выплат причитающихся при увольнении по сокращению численности или штата работников, компенсации морального вреда,

УСТАНОВИЛ:

Марфин А.А. обратился в суд с иском к войсковой части №, в обоснование иска указал, что работал военном оркестре Штаба Военного округа в/ч № <данные изъяты> с ДД.ММ.ГГГГ на основании бессрочного трудового договора № от ДД.ММ.ГГГГ Фактически трудовая функция осуществлялась им в Штабе военного Восточного округа, находящегося по адресу: <адрес>. ДД.ММ.ГГГГ начальник оркестра вызвал его в себе в кабинет и потребовал в присутствии двух свидетелей расписаться в уведомлении от ДД.ММ.ГГГГ об истечении ДД.ММ.ГГГГ срока действия его трудового договора № от ДД.ММ.ГГГГ В уведомлении было написано, что трудовой договор заключенный между ним и работодателем, который был бессрочным, то есть был заключен на неопределенный срок, теперь в уведомлении обозначен как срочный, и ДД.ММ.ГГГГ истекает срок его действия. ДД.ММ.ГГГГ его ознакомили с дополнительным соглашением к его трудового договору, составленное ДД.ММ.ГГГГ об изменении условия о сроке его трудового договора – из бессрочного он становился срочным, в о основании назван приказ министра обороны Российской Федерации № от ДД.ММ.ГГГГ Данное дополнительное соглашение к тому же содержало подписи, которые он не производил, так как видел данное дополнительное соглашение первые. Копия данного дополнительного соглашения с фальшивыми подписями ему выдана ДД.ММ.ГГГГ

ДД.ММ.ГГГГ его знакомили с уведомлением о том, что его должность с ДД.ММ.ГГГГ будет сокращена, ему предлагалось продолжить работу на должности военнослужащего без изменения должностного оклада и характера выполняемых трудовых обязанностей: «Так как данное обстоятельство существенно затрагивает условия трудового договора в части касающейся истечения срока его действия, то с ним будет заключено дополнительное соглашение к трудового договору». Его предупредили в данном уведомлении о том, что его должность будет сокращена и он будет уволен по п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ.

В данном уведомлении поставил подпись о том, что ознакомлен с ним, но не выразил свое согласие на «изменение существенных условий его труда». На руки был получен экземпляр уведомления, без его подписи, выражающей согласие на указанное изменение. ДД.ММ.ГГГГ ему продемонстрировали экземпляр уведомления, с подписью, которую он не производил. ДД.ММ.ГГГГ его уволили в связи с истечением срока срочного трудового договора.

В обоснование исковых требований указывает на то, что изменение условия трудового договора о сроке (трудовой договор, заключенный на неопределенный срок «трансформировался» в срочный), которое не предусмотрено ТК РФ; в ст. 59 ТК РФ не названо такого основания заключения срочного трудового договора как «время исполнения обязанностей работником до момента комплектования данной должности военнослужащим, в соответствии с приказом Министра обороны РФ № от ДД.ММ.ГГГГ; не давал согласие на перевод его на военную должность и на изменение условия его трудового договора о сроке в уведомлении оно содержит фальшивую подпись) и не подписывал дополнительное соглашение к трудовому договору (оно также содержит две фальшивые подписи); имеет место нарушение процедуры изменения определенных сторонами условий трудового договора по причинам, связанным с изменением организационных или технологических условий труда, предусмотренной ст. 74 ТК РФ (не была предложена другая имеющаяся у работодателя работа (вакантные должности), было ухудшено положение работника по сравнению с установленными коллективным договором.

В ходе рассмотрения дела истец неоднократно уточнял и изменял исковые требования. Окончательно просил суд признать его увольнение в связи с истечением срока действия незаконным, изменить формулировку основания увольнения на п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ, изменить дату увольнения на дату вынесения решения суда, взыскать с ответчика оплату вынужденного прогула с ДД.ММ.ГГГГ по дату вынесения судебного решения, взыскать с ответчика все полагающиеся ему выплат при увольнении по сокращению численности или штата работников, взыскать с ответчика компенсацию морального вреда, причиненного ему незаконными действиями работодателя в размере <данные изъяты> руб.

К участию в деле в качестве третьих лиц привлечены Министерство обороны РФ, ФКУ «Управления финансового обеспечения Министерства обороны Российской Федерации по Хабаровскому краю», ФКУ «Объединенное стратегическое командование Восточного военного округа».

В судебном заседании истец Марфина А.А. на удовлетворении исковых требований настаивал, по изложенным в иске и письменных дополнениях к иску основаниям. Дополнил, что ему было предложено поставить подпись и он подписал, так как был ознакомлен. После ушел на сессию. Когда находился на сессии, ему позвонили и предложили подписать дополнительное соглашение. Он отказался от подписи. Когда вышел с сессии, приступил к работе. Через некоторое время ФИО21 ему показал документ и сказал, что его собираются обвинить в расхищении имущества. После этого направился к сотруднику по кадрам. С увольнением не согласен. Ранее данная должность называлась <данные изъяты>, теперь это должность военнослужащего. Он полагает, что имеет право занимать данную должность. Изменилась только формулировка. Должность которую он занимал теперь «военнослужащего». Он не знает, занята она или нет. Все это время он находился на должности <данные изъяты>. В последующем уточненные исковые требования поддержал.

Представитель истца Хмелевский Д.А. поддержал заявленные исковые требования в полном объеме. Дополнил, что Марфин А.А. не подписывал дополнительное соглашение, он поставил подпись только в части уведомления об изменении трудового договора, что не влечен необходимость подписать дополнительное соглашение к основному трудовому договору, что не является правовым основанием для изменения трудового договора. Невозможно трудовой договор на неопределенный срок трансформировать в срочный. В соответствии со ст. 59 ТК РФ так же невозможно заключить срочный трудовой договор по соглашению сторон, что опять же влечет недействительность срочного трудового договора, так как продолжает действовать трудовой договор на неопределенное время. Так же ставиться вопрос о подписи сделанной в уведомлении, то есть она была произведена в части «с уведомлением ознакомлен», о согласии либо не согласии речи не было. В соглашении указаны две подписи, которых истец не совершал. Соответственно суду необходимо поставить под сомнение данные сведения, то есть о подложности данных подписей.

Представитель истца Петрова Н.А. уточнения иска поддержала, указала, что увольнение истца является незаконным, поскольку были нарушения в процедуре увольнения. В войсковой части проходили организационно-штатные мероприятия, в связи с чем должность истца подлежала сокращению. Ему был предложен перевод на военные должности. Было выдано уведомление истцу, он расписался, уведомление ему вручалось при свидетелях. Он не отказывался от расписки в уведомлении, то есть он согласился с тем, что его уведомили о переводе на другую должность. Вторую подпись он не ставил, соответственно расписывался кто-то другой. Трудовой кодекса Российской Федерации не предусматривает возможности трансформации трудового договора. Договор не может стать срочным. При этом была нарушена сама процедура организационно-штатных мероприятий. На момент увольнения истца были вакантные должности, которые истцу не предлагались. Все представленные ответчиком доказательства свидетельствуют о том, что проходили организационно-штатные мероприятия. Просит исковые требования с учетом их уточнения удовлетворить в полном объеме.

Представитель ответчика войсковой части № Михайлова Т.Е. заявленные требования не признала, поддержала письменный отзыв, имеющийся в материалах дела, согласно которому в соответствии с перечня изменений к указаниям Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации от ДД.ММ.ГГГГ № организационно-штатному мероприятию подлежало подразделение <данные изъяты> (штаба военного округа) должность <данные изъяты> в количестве 16 единиц. ДД.ММ.ГГГГ на основании приказа № от ДД.ММ.ГГГГ была сформирована комиссия по определению преимущественного права на оставление работников на работе, в связи с сокращением штата. Сформированной комиссией про проведению правомерности организационно- штатного мероприятия были учтены все критерии трудового законодательства в отношении преимущественного права. Протоколом № от ДД.ММ.ГГГГ кандидатуры <данные изъяты> Марфина А.А. утвердили как подлежащего увольнению по п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ (сокращение численности или штатаДД.ММ.ГГГГ Марфин А.А. был уведомлен о том, что занимаемая им должность подлежит сокращению, также ему была предложена вакантная должность согласно штатному расписанию войсковой части №. До ДД.ММ.ГГГГ Марфин обязан был выразить свое согласие (путем подписания дополнительного соглашения), или не согласие, на продолжение работы в подразделении <данные изъяты> (штаба военного округа) на должности военнослужащего до комплектования этой должности военно-служащим. Также ДД.ММ.ГГГГ в подразделении <данные изъяты> (штаба военного округа) войсковой части № было проведено собрание Трудового коллектива. На данном собрании присутствовал весь коллектив <данные изъяты>, что подтверждается протоколом №, собрание было инициировано на основании предстоящего изменения штатного расписания. После окончания процедуры по организационно-штатным мероприятиям, с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ Марфин А.А. ни разу не высказывал о том, что он не имеет желание продолжать работу в подразделении <данные изъяты> (штаба военного округа) войсковой части №. Ежемесячно ему выплачивалась заработная плата в полном объеме, по рукописному заявлению представлялся ежегодно оплачиваемый отпуск, выплачивались квартальные премии в соответствии с приказом № МО РФ. В действиях Марфина А.А. усматриваются признаки противоправного деяния, направленного на необоснованное обогащение в виде получения денежных средств из федерального бюджета, путем введения в заблуждение работодателя с целью личного обогащения.

Дополнила, что в исковом заявлении Марфин А.А. указывает, что подпись сделанная от его имени в уведомлении № от ДД.ММ.ГГГГ о согласии с изменениями существенных условий труда (т.е. нижняя подпись) - поддельная. Так же Марфин А.А. утверждает, что не подписывал дополнительное соглашение к трудовому договору № от ДД.ММ.ГГГГ, а подпись от его имени изготовлена иным лицом. С целью проверки достоверности этих заявлений Марфина А.А. в <данные изъяты> войсковой части № был проведен опрос коллектива на предмет: кто, когда и по какой причине подписал документы за истца (уведомление № от ДД.ММ.ГГГГ и дополнительное соглашение к трудовому договору № от ДД.ММ.ГГГГ). <данные изъяты> ФИО22, <данные изъяты> ФИО23, <данные изъяты> ФИО24 были даны письменные объяснения. Из объяснений следует, что начальник <данные изъяты> ФИО11 дал указания <данные изъяты> ФИО12 сообщить Марфину А.А. о необходимости подписать дополнительное соглашение до ДД.ММ.ГГГГ, и разъяснить, что в случае не подписания данного соглашения работодатель в соответствии с Трудовым кодексам РФ будет обязан расценивать это как отказ от продолжения трудовых отношений. В этом случае, после окончания учебного отпуска ДД.ММ.ГГГГ трудовой договор с Марфиным А.А., будет расторгнут на основании ст. 81 части первой пункта 2 Трудовой кодекс РФ. ДД.ММ.ГГГГ ФИО12 позвонил Марфину А.А. на личный мобильный телефон и включил громкую связь, чтобы присутствующие военнослужащие слышали его разговор с Марфиным А.А. В присутствии ФИО16, ФИО17 и ФИО14, <данные изъяты> уведомил Марфина А.А. о необходимости прибыть в подразделение. Марфин А.А., сославшись на учебный отпуск как на причину для неприбытия в войсковую часть №, дал согласие, чтобы за него расписались в документах, дабы избежать увольнения. <данные изъяты>, который с Марфиным А.А. был в доверительных отношениях взял на себя ответственность с согласия самого Марфина А.А. подписал дополнительное соглашение к трудовому договору № от ДД.ММ.ГГГГ и уведомление № от ДД.ММ.ГГГГ за Марфина А.А. Вернувшись из учебного отпуска в войсковую часть № в ДД.ММ.ГГГГ Марфин А.А. продолжил ходить на <данные изъяты>, не выражая недовольства по поводу продления трудовых отношений. Марфин А.А. получал заработную плату, премировался и нормально общался с сослуживцами, претензий по поводу прекращения трудовых отношений или по поводу привлечения его к исполнению трудовых обязанностей не высказывал. Общеизвестным фактом являлось то, что с ДД.ММ.ГГГГ гражданские должности <данные изъяты> сокращены, поскольку все работники, без исключения (в т.ч. Марфин А.А.) получили соответствующие уведомления и участвовали в собрании трудового коллектива. Однако никаких вопросов по поводу продолжения работы Марфин А.А. не задавал и претензий не высказывал. Марфин А.А. видел, как постепенно гражданский персонал <данные изъяты> заменяется на военнослужащих, а гражданские <данные изъяты> увольняются и также не высказывал возмущений. Только когда Марфина А.А. известили об увольнении в связи с поступлением в <данные изъяты> предназначенного для замещения должности занимаемой Марфиным А.А. последний стал высказывать возмущения по поводу не получения денежной компенсации в размере не менее <данные изъяты> рублей как сокращаемый работник. Не удовлетворившись разъяснениями о том, что денежная компенсация ему не положена, поскольку ранее он отказался от увольнения, по сокращению штата выразив желание продолжить работу, Марфин А.А. заявил, что подписи на уведомлении от ДД.ММ.ГГГГ и дополнительном соглашении ему не принадлежат. Таким образом, Марфин А.А. намеренно ввел в заблуждение, как непосредственное руководство, так и командование войсковой части № (работодателя) относительно своего намерения продолжить или прекратить трудовые отношения имея умысел исключительно на получение денежных средств за счет государства. Имея <данные изъяты> образование, Марфин А.А. умышленно пошел на создание конфликтной ситуации. Марфин А.А. требуя восстановить его на работе в прежней должности не заявляет требований об отмене приказа о его увольнении. Это означает, что его требование не может быть удовлетворено, поскольку юридически он - уволен. Вместе с тем, месячный срок для обжалования приказа об увольнении установленный статьей 392 ТК РФ, на данное время Марфин А.А. пропустил, поэтому его восстановление на работе невозможно.

Представитель третьего лица ФКУ «УФО МО РФ по Хабаровскому краю» Клименко А.В. пояснил, что Федеральное казенное учреждение «Управление финансового обеспечения Министерства обороны Российской Федерации по Хабаровскому краю» (далее - Учреждение) в соответствии с Положением, утвержденным Министром обороны Российской Федерации ДД.ММ.ГГГГ, создано в целях реализации государственной, финансовой, налоговой и социальной политики в сфере деятельности Вооруженных Сил в порядке, установленном законодательными и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, а также для осуществления финансового обеспечения объединений, соединений, воинских частей и учреждений, дислоцирующихся на территории субъекта (субъектов) Российской Федерации. Согласно пункта 3 приказа заместителя Министра обороны РФ от ДД.ММ.ГГГГ № «О зачислении на финансовое обеспечение воинских частей и организаций Вооруженных Сил Российской Федерации» зачислены с ДД.ММ.ГГГГ на финансовое обеспечение в управления (отделы) финансового обеспечения Министерства обороны Российской Федерации по субъектам Российской Федерации воинские части и организации Вооруженных Сил Российской Федерации согласно прилагаемого Перечню. В соответствии с Перечнем на финансовое обеспечение в ФКУ «Управление финансового обеспечения МО РФ по Хабаровскому краю» зачислено ФКУ «Объединенное стратегическое командование Восточного военного округа» с открытием лицевых счетов в органах Федерального казначейства, и войсковая часть № без открытия лицевых счетов в органах Федерального казначейства. Согласно заключенного договоров между Учреждением и ФКУ «Объединенное стратегическое командование Восточного военного округа» и войсковой частью 16788, последние обязаны своевременно представлять Учреждению документы, необходимые для начисления денежного довольствия, заработной платы и иных выплат подчиненному личному составу воинской части (организации), и несут ответственность за достоверность, полноту сведений и надлежащее оформление документов, представляемых Учреждению, а также ответственность за нарушения прав гражданского персонала, создание препятствий к осуществлению ими своих прав, незаконное возложение на них каких-либо обязанностей, незаконное привлечение их к ответственности, а Учреждение обеспечивает своевременное начисление и выплату личному составу заработной платы и других установленных выплат путем перечисления на банковские карты либо наличным порядком на основании представленных руководителями данных учреждений документов (приказов). Принимая во внимание, что Учреждение в соответствии с Положением не является правопреемником денежных обязательств учреждений, зачисленных на финансовое обеспечение, следует полагать, что оснований для удовлетворения заявленных требований путем обращения взыскания на лицевой счет Учреждения не имеется. ФКУ «Объединенное стратегическое командование Восточного военного округа» является юридическим лицом, реорганизации в установленных законом формах не подвергалась. В соответствии с Положением о ФКУ «ОСК ВВО», утвержденным Министром обороны Российской Федерации, ФКУ «ОСК ВВО» от своего имени приобретает и осуществляет имущественные и неимущественные права, несет обязанности самостоятельно, выступает истцом и ответчиком в судах общей юрисдикции в соответствии с законодательством Российской Федерации. ФКУ «ОСК ВВО» отвечает по своим обязательствам находящимися в его распоряжении денежными средствами на его лицевом счете. Войсковая часть № поставлена на учет в налоговом органе как обособленное структурное подразделением ФКУ «ОСК ВВО». Командир войсковой части № осуществляет полномочия работодателя в отношении подчиненного гражданского персонала на основании доверенности от руководителя ФКУ «ОСК ВВО». Согласно действующему законодательству, гражданской процессуальной дееспособностью обладают юридические лица, но не их обособленные структурные подразделения. Учитывая вышеизложенное, и то, что ФКУ «ОСК ВВО» отвечает по своим обязательствам находящимися в его распоряжении денежными средствами на его лицевом счете, следует прийти к выводу, что возможное удовлетворение исковых требований о взыскании в пользу истца среднего заработка за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда должно производиться с ФКУ «ОСК ВВО» за счет денежных средств, находящихся на его лицевом счете. В уведомлении от ДД.ММ.ГГГГ войсковая часть № поставила Марфина А.А. известность о том, что с ДД.ММ.ГГГГ его должность будет сокращена, в связи с чем, в соответствии с требованиями ст. 81 ТК РФ ему была предложена работа по должности <данные изъяты>, подлежащей комплектованию военнослужащими, на срок «до назначения на эту должность военнослужащего». С данным уведомлением истец был ознакомлен ДД.ММ.ГГГГ, и от предложенной должности не отказался. В период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ Марфин А.А. занимал новую указанную должность и был уволен по истечении срока трудового договора. Вопреки доводам истца, статьей 59 ТК РФ, во взаимосвязи положений ст. 349 ТК РФ и приказом Министра обороны РФ 2012 года №, допускается заключение срочного трудового договора на срок «до момента комплектования должности военнослужащим». При таких обстоятельствах, оснований для восстановления истца на работе не имеется.

Представитель третье лица МО РФ, ФКУ «ОСК ВВО» Горбачева А.А. просила в исковых требованиях отказать.

Свидетель ФИО14 показал, что ДД.ММ.ГГГГ проводилось собрание трудового коллектива. На нем велась речь об изменении штатного расписания, в связи с чем часть гражданских должностей переводятся на военную должность и если будут приходить военнослужащие на эти должности, то они должны будем уволиться по собственному желанию. На данном собрании присутствовали все, Марфин А.А. в том числе. Начальник сказал, что если кого – то не устраивает, то могут увольняться. Никто это не сделал. Уже несколько человек уволены в связи с приходом военнослужащих. ФИО25 по просьбе начальника звонил Марфину А.А., который был на сессии, так как ему надо было явиться и расписаться в дополнительном соглашении. Разговор велся по громкой связи, чтобы после не было претензий. Марфин А.А. просил расписаться за него на дополнении к трудовому договору. Это может подтвердить ни один человек. О дополнительном соглашении всех уведомили в ДД.ММ.ГГГГ Когда звонили Марфину А.А. все подписывали соглашение и он в том числе. Это было ДД.ММ.ГГГГ С сессии он вышел ближе к лету и после ушел в отпуск. От него никаких возражений не слышал. Марфину А.А. все было известно.

Выслушав пояснения участников процесса, свидетеля, исследовав материалы дела, суд установил.

Согласно ст. 21 ТК РФ работник обязан добросовестно исполнять свои трудовые обязанности, возложенные на него трудовым договором; соблюдать трудовую дисциплину.

Судом установлено, что Марфина А.А. работал в <данные изъяты> Штаба Военного округа в/ч № <данные изъяты> с ДД.ММ.ГГГГ на основании бессрочного трудового договора № от ДД.ММ.ГГГГ

ДД.ММ.ГГГГ на основании приказа № от ДД.ММ.ГГГГ была сформирована комиссия по определению преимущественного права на оставление работников на работе, в связи с сокращением штата.

Протоколом № от ДД.ММ.ГГГГ кандидатуры <данные изъяты> Марфина А.А. утвердили как подлежащего увольнению по п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ (сокращение численности или штата).

ДД.ММ.ГГГГ Марфин А.А. был уведомлен о том, что занимаемая им должность подлежит сокращению, также ему была предложена вакантная должность согласно штатному расписанию войсковой части № до укомплектования данной должности военнослужащим. В уведомлении от ДД.ММ.ГГГГ войсковая часть № поставила Марфина А.А. известность о том, что с ДД.ММ.ГГГГ его должность будет сокращена, в связи с чем, в соответствии с требованиями ст. 81 ТК РФ ему была предложена работа по должности <данные изъяты>, подлежащей комплектованию военнослужащими, на срок «до назначения на эту должность военнослужащего».

С данным уведомлением истец был ознакомлен ДД.ММ.ГГГГ, и от предложенной должности не отказался, требований о расторжении с ним трудовых отношений по п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ (сокращение численности или штата), также не выразил.

В период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ Марфин А.А. занимал должность <данные изъяты> и был уволен по истечении срока трудового договора.

Смотреть все судебные практики о Судебная практика по восстановлению на работе

Приказом командира войсковой части № № от ДД.ММ.ГГГГ прекращено действие трудового договора № от ДД.ММ.ГГГГ с Марфиным А.А. <данные изъяты> (Штаба Военного округа) войсковой части № на основании истечения срока действия трудового договора. Марфин А.А. уволен с ДД.ММ.ГГГГ по ст. 77 ч. 1 п. 2 ТК РФ (истечение действия трудового договора).

В соответствии с частями 1-5 ст. 394 Трудового кодекса РФ в случае признания увольнения или перевода на другую работу незаконными работник должен быть восстановлен на прежней работе органом, рассматривающим индивидуальный трудовой спор.

Орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, принимает решение о выплате работнику среднего заработка за все время вынужденного прогула или разницы в заработке за все время выполнения нижеоплачиваемой работы.

По заявлению работника орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, может ограничиться вынесением решения о взыскании в пользу работника указанных в части второй настоящей статьи компенсации.

В случае признания увольнения незаконным орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, может по заявлению работника принять решение об изменении формулировки основания увольнения на увольнение по собственному желанию.

В соответствии с частью 7 этой же статьи, если в случаях, предусмотренных настоящей статьи, после признания увольнения незаконным суд выносит решение не о восстановлении работника, а об изменении формулировки основания увольнения, то дата увольнения должна быть изменена на дату вынесения решения суда.

Таким образом, в связи с незаконностью увольнения, Марфин А.А. вправе требовать восстановления на работе, а при отсутствии у него заинтересованности в продолжении трудовых отношений с работодателем- взыскания компенсаций, которые причитались бы ему в случае восстановления на работе, а также изменения даты увольнения.

Вместе с тем, действующее законодательство, в частности, Трудовой кодекс РФ не запрещает работодателю изменять дату и основания увольнения работника, равно как и совершать иные юридически значимые действия, затрагивающие права и интересы работника, по предварительному согласованию с работником либо на основании поданного работником заявления, в случае, когда трудовые отношения между работодателем и работником уже прекращены по инициативе работодателя.

Из материалов дела следует, что ДД.ММ.ГГГГ Марфин А.А. был уведомлен о том, что занимаемая им должность подлежит сокращению, также ему была предложена вакантная должность согласно штатному расписанию войсковой части №. Марфину А.А. сообщено об основаниях увольнения, разъяснены льготы, социальные гарантии и компенсации, вопросы трудоустройства и другие вопросы, связанные с прекращением работы в войсковой части №.

В силу ч. 1 ст. 55 Гражданского процессуального кодекса РФ доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом к порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.

Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов.

Согласно ч. 2 ст. 67 ТК РФ трудовой договор, не оформленный в письменной форме, считается заключенным, если работник приступил к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного на это представителя. При фактическом допущении работника к работе работодатель обязан оформить с ним трудовой договор в письменной форме не позднее трех рабочих дней со дня фактического допущения работника к работе, а если отношения, связанные с использованием личного труда, возникли на основании гражданско-правового договора, но впоследствии были признаны трудовыми отношениями, - не позднее трех рабочих дней со дня признания этих отношений трудовыми отношениями, если иное не установлено судом.

Исследовав фактические обстоятельства, суд, принимая во внимание разъяснения, изложенные в п. 12 Постановления Пленума ВС РФ от 17 марта 2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", согласно которым представителем работодателя с ведома или по поручению которого работник приступил к работе является лицо, которое в соответствии с законом, иными нормативными правовыми актами, учредительными документами юридического лица (организации) либо локальными нормативными актами или в силу заключенного с этим лицом трудового договора наделено полномочиями по найму работников, пришел к выводу о том, что истец был допущен к работе с ведома и по поручению командира войсковой части 16788 и обладающего полномочиями по приему и увольнению работников общества.

В силу положений статьи 349 Трудового кодекса РФ на работников, заключивших трудовой договор о работе в воинских частях, учреждениях, военных образовательных учреждениях высшего и среднего профессионального образования, иных организациях Вооруженных Сил Российской Федерации и федеральных органов исполнительной власти, в которых законодательством Российской Федерации предусмотрена военная служба, а также на работников, проходящих заменяющую военную службу альтернативную гражданскую службу, распространяются трудовое законодательство и иные акты, содержащие нормы трудового права, с особенностями, установленными настоящим Кодексом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Согласно части 3 статьи 42 Федерального закона от 28 марта 1998 года N 53-ФЗ (ред. от 18.07.2011) "О воинской обязанности и военной службе" единый перечень воинских должностей, подлежащих замещению высшими офицерами, и общее количество воинских должностей утверждаются Президентом Российской Федерации. Перечни иных воинских должностей утверждаются в порядке, определенном Министром обороны РФ.

Срочный трудовой договор заключается с работником в случаях, предусмотренных ч. 1 ст. 59 ТК РФ, когда трудовые отношения не могут быть установлены на неопределенный срок с учетом характера предстоящей работы или условий ее выполнения. Кроме того, срочный трудовой договор может быть заключен по соглашению сторон трудового договора без учета характера предстоящей работы и условий ее выполнения только в случаях, прямо предусмотренных частью 2 статьи 59 ТК РФ. Согласно части 2 статьи 77 Трудового кодекса РФ основанием прекращения трудового договора является истечение срока трудового договора.

Рассматривая заявленные требования, суд исходит из того, что поскольку на момент введения в действие штата, в войсковой части № отсутствовали военнослужащие, призванные на должность <данные изъяты>, данная должность в порядке укомплектования войсковой части на законных основаниях была предложена Марфину А.А., не являющимся военнослужащим, на условиях срочного трудового договора.

Руководствуясь положениями ст. 58 ТК РФ, суд, установил, что после окончания процедуры организационно-штатным мероприятиям, с ДД.ММ.ГГГГ фактически Марфин А.А., заведомо зная о том дополнительное соглашение на предложенных ему условиях им не подписано, продолжил исполнение трудовой деятельности на основании предложенной ему вакантной должности военнослужащего <данные изъяты>, то есть до укомплектования этой должности военнослужащим, у ответчика на условиях соглашения об изменения определенных сторонами условий трудового договора в соответствии с приказом Министра обороны РФ № от ДД.ММ.ГГГГ

Марфин А.А. волеизъявление о прекращении с ним трудовых отношений по п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ (сокращение численности или штата) не высказал. Марфин А.А. продолжил занимал новую указанную должность и был уволен по истечении срока трудового договора.

Суд, руководствуясь статьями 79 и 84.1 Трудового кодекса РФ, не находит правовых оснований для признания основания и порядка увольнения Марфина А.А. незаконным, поскольку он была предупрежден в письменной форме за три календарных дня до увольнения, приказом о расторжении трудового договора был ознакомлен под роспись в день его вынесения, а в последний день работы ему была выдана трудовая книжка и произведен расчет.

Согласно пункту 27 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" при рассмотрении дел о восстановлении на работе следует иметь в виду, что при реализации гарантий, предоставляемых Кодексом работникам в случае расторжения с ними трудового договора, должен соблюдаться общеправовой принцип недопустимости злоупотребления правом, в том числе и со стороны работника.

С учетом изложенного, оснований для признания его увольнение в связи с истечением срока действия незаконным, изменении формулировки основания увольнения на п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ и даты увольнения не имеется, соответственно не имеется оснований и для удовлетворения производных требований.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 194-199 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ

В удовлетворении исковых требований Марфину ФИО2 к войсковой части № о признании увольнения незаконным, изменении формулировки основания и даты увольнения, взыскании средней заработной платы за время вынужденного прогула и выплат причитающихся при увольнении по сокращению численности или штата работников, компенсации морального вреда- отказать.

Решение может быть обжаловано в Хабаровский краевой суд в течение 30 дней с момента вынесения решения в окончательной форме через Кировский районный суд г.Хабаровска.

Мотивированное решение изготовлено 10.03.2017 г.

Судья /подпись/

Копия верна, судья Ю.Ю. Юдакова

Юридическая консультация при поддержке МинЮст России бесплатно!
Юридическая консультация при поддержке МинЮст России бесплатно! Консультация по трудовым спорам с 1 по 13 ноября 1000 руб. бесплатно
Схема работы
  • 01

    Бесплатная консультация

  • 02

    Заключение договора

  • 03

    Представительство в суде

  • 04

    Победное решение

Бесплатная юридическая консультация
+7
Задать вопрос Юрист перезвонит в течение 5 минут
Нажимая кнопку «Задать вопрос», вы принимаете условия
политики обработки персональных данных.

Заявка успешно отправлена!

В ближайшее время с вами свяжется наш юрист и проконсультирует вас.