1. Юридическая консультация
  2. Судебная практика и акты
  3. Судебная практика по трудовым спорам
  4. Прочие трудовые споры
  5. Решение суда о привлечении к дисциплинарной ответственности незаконным, взыскании премии, компенсации морального вреда № 2-1012/2017 ~ М-670/2017

Решение суда о привлечении к дисциплинарной ответственности незаконным, взыскании премии, компенсации морального вреда № 2-1012/2017 ~ М-670/2017



дело №2-1012\2017

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

10 мая 2017г. г. Барнаул

Октябрьский районный суд г. Барнаула Алтайского края в составе

Председательствующего судьи Авсейковой Л.С.

При секретаре И.

Рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Н. к ООО "Алтайский сталелитейный завод" о признании приказа о привлечении к дисциплинарной ответственности незаконным, взыскании премии, компенсации морального вреда,

УСТАНОВИЛ:

Н. обратилась в суд с иском к ООО "Алтайский сталелитейный завод" о признании приказа о привлечении к дисциплинарной ответственности незаконным, взыскании премии, компенсации морального вреда

В обоснование иска истец указала, что с 18.11.2014г. она работает в должности лаборанта спектрального анализа в ООО "Алтайский сталелитейный завод", с ДД.ММ.ГГГГ в должности лаборанта химического анализа в Центральной заводской лаборатории. Приказом № от 07.12.2016г. на истца наложено дисциплинарное взыскание в виде выговора, за ошибки при определении содержания углерода. Истица считает данный приказ незаконным, поскольку работодателем не соблюден порядок применения дисциплинарного взыскания, а именно с нее не было затребовано объяснение, составлен акт об отказе дачи письменного объяснения, о содержании которого ей ничего не известно, назначенное наказание не соразмерно тяжести проступка и не соблюден принцип равенства при применении дисциплинарного взыскания, не конкретна формулировка приказа, не ясна суть ненадлежащего исполнения возложенных на нее должностных обязанностей. Таким образом, приказ о наложении на нее дисциплинарного взыскания считает необоснованным и необъективным. На основании приказа ей не было начислено и не выплачено 40 % премии за декабрь, установленных Положением об оплате труда и премировании, введенном в действие с ДД.ММ.ГГГГг. и утвержденного приказом № от ДД.ММ.ГГГГ<адрес> действиями работодателя ей был причинен моральный вред, который выразился в апатии, потере аппетита, снижении веса, бессоннице, депрессии и подавленном состоянии. Причиненный моральный вред она оценивает в размере 20000 руб.

В последствии истец уточнила исковые требования и просила суд признать приказ о применении дисциплинарного взыскания в виде объявления выговора № от ДД.ММ.ГГГГ незаконным и подлежащим отмене, отменить дисциплинарное взыскание, наложенное приказом № от ДД.ММ.ГГГГ в виде объявления выговора, взыскать с ответчика, в ее пользу, неначисленную премию за декабрь 2016 года, в размере 3033 рубля 92 копейки, в счет компенсации морального вреда 20000 рублей.

В судебном заседании истец на иске настаивала, поддержала доводы изложенные в исковом заявлении и пояснила суду, что в ее должностной инструкции не предусмотрена ее обязанность повторно проверить содержание углерода. Те плавки, которые произведены другими лаборантами также разняться. В акте содержится преждевременный вывод о недостоверности результата образца плавки №, поскольку данный образец был перепроверен Рыбак, исходя из записи в журнале замера и расчета содержания углерода, в конце своей смены, которая заканчивается в 08-00 утра ДД.ММ.ГГГГ, в то время как акт составлен ДД.ММ.ГГГГ в 16-30.

Представитель ответчика возражала против удовлетворения иска в полном объеме, поддержала доводы, изложенные в письменных отзывах на иск, обратив внимание суда, что факт совершения истцом дисциплинарного проступка и соблюдение ответчиком порядка увольнения подтверждается письменными доказательствами.

Выслушав стороны, исследовав представленные письменные доказательства, допросив свидетелей, суд приходит к выводу что иск подлежит частичному удовлетворению по следующим основаниям.

Заключая трудовой договор, работник обязуется добросовестно выполнять свои трудовые обязанности, соблюдать трудовую дисциплину, требования по охране труда и обеспечению безопасности труда (статья 21 Трудового кодекса Российской Федерации). Эти требования предъявляются ко всем работникам. Их виновное неисполнение или ненадлежащее исполнение может повлечь наложение дисциплинарного взыскания (статья 192 Трудового кодекса Российской Федерации)

Согласно ст. 192 Трудового кодекса Российской Федерации за совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить следующие дисциплинарные взыскания: 1) замечание 2) выговор; 3) увольнение по соответствующим основаниям. При наложении дисциплинарного взыскания должны учитываться тяжесть совершенного проступка и обстоятельства, при которых он был совершен.

Порядок применения дисциплинарных взысканий определен в ст. 193 названного кодекса. Она предусматривает, что до применения дисциплинарного взыскания работодатель должен затребовать от работника письменное объяснение. Если по истечении двух рабочих дней указанное объяснение работником не предоставлено, то составляется соответствующий акт. Непредоставление работником объяснения не является препятствием для применения дисциплинарного взыскания. Дисциплинарное взыскание применяется не позднее одного месяца со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни работника, пребывания его в отпуске, а также времени, необходимого на учет мнения представительного органа работников. За каждый дисциплинарный проступок может быть применено только одно дисциплинарное взыскание. Приказ (распоряжение) работодателя о применении дисциплинарного взыскания объявляется работнику под роспись в течение трех рабочих дней со дня его издания, не считая времени отсутствия работника на работе. Если работник отказывается ознакомиться с указанным приказом (распоряжением) под роспись, то составляется соответствующий акт.

Решение работодателя о наложении на работника дисциплинарного взыскания может быть проверено в судебном порядке. При этом, осуществляя судебную проверку и разрешая конкретное дело, суд действует не произвольно, а исходит из общих принципов юридической, а следовательно, и дисциплинарной ответственности (в частности, таких, как справедливость, соразмерность, законность) и, руководствуясь оспариваемыми заявителем нормами Трудового кодекса Российской Федерации во взаимосвязи с другими его положениями, устанавливает факт совершения дисциплинарного проступка, оценивает всю совокупность конкретных обстоятельств дела, предшествующее поведение работника, его отношение к труду и др.

Как указано в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 N 2 (ред. от 28.09.2010) "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" обстоятельством, имеющим значение для правильного рассмотрения дел об оспаривании дисциплинарного взыскания или о восстановлении на работе и подлежащим доказыванию работодателем, является соблюдение им при применении к работнику дисциплинарного взыскания вытекающих из статей 1, 2, 15, 17, 18, 19, 54 и 55 Конституции РФ и признаваемых Российской Федерацией как правовым государством общих принципов юридической, а следовательно и дисциплинарной, ответственности, таких, как справедливость, равенство, соразмерность, законность, вина, гуманизм. В этих целях работодателю необходимо представить доказательства, свидетельствующие не только о том, что работник совершил дисциплинарный проступок, но и о том, что при наложении взыскания учитывались тяжесть этого проступка и обстоятельства, при которых он был совершен (часть пятая статьи 192 ТК РФ), а также предшествующее поведение работника, его отношение к труду.

Пунктом 5.4.9 Положения об оплате труда и премировании ООО «АСЗЛ» установлено, что премия за месяц не начисляется полностью за неоднократное нарушение работником трудовой дисциплины и \или наличия у него дисциплинарного взыскания, оформленного соответствующим приказом.

Достоверно установлено и не оспаривается сторонами, что премия Н. за ноябрь 2016г. не начислена, что следует из выписки из протокола заседания балансовой комиссии ООО «АСЛЗ» от 02.12.2016г.

Директором ООО "Алтайский сталелитейный завод" на основании служебной записки от ДД.ММ.ГГГГ начальника ОТК, А., служебной записки исполняющей обязанности начальника ЦЗЛ А. от ДД.ММ.ГГГГ издан приказ 230\1№.12.2016г. об объявлении выговора лаборанту химического анализа Н. за ошибки, допущенные при определении содержания углерода.

В названном приказе не указано в чем выразилась ошибка истца за которую она была привлечена к дисциплинарной ответственности. В служебной записке А. указано, что ДД.ММ.ГГГГг. в смене "В" были слиты плави №, 4856, 4857, 1355, 1356, 4858 с отклонениями по углероду от требованийтехнических условий по химическому составу. А. просил повторно проверить плавки №, 4856, 4857, 1355, 1356, 4858 на содержание углерода газообъемным методом и в случае выявления отклонений дополнительно провести инструктаж лаборантов и принять меры.

В служебной записке исполняющей обязанности начальника ЦЗЛ А. от ДД.ММ.ГГГГ указано, что в результате разбора ситуации выяснилось, что данные плавки были слиты 29.11.2016г во вторую смену в смене «В». Определение содержания углерода в образцах проводилось лаборантом химического анализа ЦЗЛ Н. Лаборант химического анализа ЦЗЛ Н. выдала следующие результаты по содержанию углерода в образцах: плавка № С — 3,00 %; плавка № С —3,10%; плавка № С —3,09%; плавка № С —3,10%; плавка № С —3,13%; плавка № С —3,12%. 30.11.2016г при приёме смены у лаборанта Н. лаборантом Воробьёвой Л. В. было выявлено, что установка ГОУ-1 для определения содержания углерода в чугунах была в нерабочем состоянии, отсутствовала герметичность установки, которая является обязательным условием при делении содержания углерода по ГОСТ 22536.1-88. Повторный анализ образцов от плавок на содержание углерода был ведён А. ДД.ММ.ГГГГ и Р. 01.12.16г и результаты оказались следующими:

Плавка №

А.

С — 2,90 %;

Р.

2,90%;

Плавка №

С — 3,07 %;

3,08 %;

Плавка №

С — 2,95 %;

2,93 %;

Плавка №

С — 3,22 %;

Бесплатная юридическая консультация
+7
Задать вопрос Юрист перезвонит в течение 5 минут
Нажимая кнопку «Задать вопрос», вы принимаете условия
политики обработки персональных данных.

Заявка успешно отправлена!

В ближайшее время с вами свяжется наш юрист и проконсультирует вас.



3 способа получить бесплатную помощь опытных адвокатов
  1. Онлайн помощь снизу справа, дежурный юрист всегда на связи
  2. Бесплатная горячая линия 8 800 511 38 27 (Москва и регионы РФ)
  3. Консультация юристов на странице бесплатной юридической консультации

3,21 %

Плавка №

С — 3,07 %;

3,07%

Плавка №

С —2,98%.

2,97 %.

Расхождение двух средних результатов анализа при внутрилабораторном контроле воспроизводимости не должно превышать 0,10% при массовой доле углерода от 2% -5%, согласно ГОСТ 22536.1-88 Определение содержания углерода в образцах плавок №, №, №, №, №,№,лаборантами А. и Р. выполнено верно, расхождений между результатами нет. Лаборантом Н. выданы неверные результаты содержания углерода в образцах плавок №, №, №. Так как расхождение двух данных результатов превышает 0.10% ( от 0,12% до 0,16%). Ошибки допущены при определении содержания углерода.

Свидетель А. суду пояснила, что начальник ОТК Антипов принес служебную записку по поводу перепроверки плавки, лаборантом Воробьевой было дано объяснение от ДД.ММ.ГГГГг. по поводу не герметичности прибора. В данном случае не герметичность прибора определили по жидкостям. Воробьева обнаружила, что после того как она поменяла трубку в установке прибор стал показывать потерю жидкости. Когда она закрывала запор каркаса жидкость потекла. Потекла еще щелочь, она тоже уходила, пришлось заменить шланги, кран пропускал. Лаборанты официально смены не передают. После завершении смены, пишут в журнале, что происходило, есть ли у прибора недостатки, по газоналитору. Потекла кранная жидкость до такой степени, что она оказалась в приборе. Часто этой бывает у Н.. Изменение жидкости может происходить в любой момент, в не рабочее и в рабочее время. Результаты по плавкам № плавка № нормальные без отклонений. Результаты по плавкам №, № № с отклонениями. Были сопоставлены все плавки и пришли к выводу, что прибор работал в негермитичном состоянии.

Пункты 2.2.2 и 2.3.2 «ГОСТ 22536.1-88 (СТ СЭВ 5284-85)», регламентируют подготовку аппаратуры и проведение анализов на герметичной установке. Инструкцией по эксплуатации газоанализатора ГОУ-1, предусматривает, что перед началом работы проверяют герметичность всех соединений и кранов. Прибор готов для проведения анализов только при удовлетворительной герметичности.

Вместе с тем представленные ответчиком доказательства не подтверждают бесспорно тот факт, что истцом была допущена ошибка при определении содержания углерода. Как следует из пояснений сторон и представленных письменных доказательств истец самостоятельно расчеты результатов содержания углерода в плавках чугуна, также как и другие лаборанты лаборатории, в которой работает истец не производит. Они определяются установкой ГОУ-1.

Ответчик не представил доказательств того, что истец в нарушение своей должностной инструкции лаборанта химического анализа и инструкции по эксплуатации газоанализатора ГОУ-1 и ГОСТ 22536.1-88 «Стальуглеродистая и чугун нелегированный», выполняла исследования по определению сероуглерода в названных плавках на оборудовании с имеющимися в нем неисправностями, которые не могла не заметить, а внутрилабораторный контроль был проведен на исправном оборудовании. При этом внутрилабораторный контроль осуществляет работник, который на основании своих исследований и докладной записки начальника ОТК А. составляет служебную записку о привлечении истца к дисциплиарной ответственности.

Доказательств того, что истец заведомо проводила анализ с нарушением эксплуатации установки и в частности как утверждает сторона ответчика использовала установку, зная, что она не является герметичной ответчиком не доказано.

Судом установлено, что содержание углерода в плавках металла истцом определяется путем использования установки ГОУ-1, которая предполагает наличие ее герметичности при ее работе. Одной из причин которая может вызвать негермитичность названного оборудования может является неисправность его фарфоровой трубки.

Вместе с тем факт замены лаборантом В. ДД.ММ.ГГГГ фарфоровой трубки в указанном оборудовании не доказывает, что истец работала на неисправном оборудовании. Доводы ответчика о том, что В. выйдя на смену 30.11.2016г. и еще не приступив к работе, обнаружила негерметичность установки ГОУ-1, не позволяющая проводить определение содержания углерода в чугунах суд считает несостоятельными, поскольку из пояснений допрошенные в судебном заседании свидетели А., Васильевой, а также свидетельских показаний Голубевой, имеющихся в протоколе судебного заседания от 20.04.2016г., определить герметичность установки возможно только в результате ее эксплуатации. Фарфоровая трубка является расходным материалом, и ее повреждение может возникнуть в любой момент и являться одной из причин негерметичности установки. Как следует из журнала передачи смен лаборант Воробьева указала в нем только факт того, что ДД.ММ.ГГГГ она произвела замену фарфоровой трубки, время указала произвольно, что следует из ее свидетельских показаний, а также не отразила, что оборудование ей было передано в неисправном состоянии. В журнале передачи смен, ведение которого не является обязательным и который ведут лаборанты по сложившейся практике не отражается факт передачи оборудования одним лаборантом другому. Как следует из пояснений ответчика и свидетеля В. и А. необходимость замены фарфоровой трубки Воробьева установила в отсутствие истца. Бесспорных доказательств того, что истец передала лаборанту В. неисправное оборудование ответчиком не представлено. Кроме того, ответчиком не опровергнуты доводы истца о том, что запись о замене В. фарфоровой трубки на установке ДД.ММ.ГГГГ была внесена в журнал не ДД.ММ.ГГГГ. Истец поясняла, что после внесения записи о передаче смены она на следующей строке проставила прочерк, который в журнале был кем-то исправлен, а в строке выполнена запись лаборантом Воробьевой от 30 ноября 2016г. Судом обозревался журнал передачи смен, в нем имеется исправление, на которую ссылается истец.

Результаты внутрилабораторого контроля, на которые имеется ссылка в докладной записке А. не доказывают, что истец работала на негерметичной установке, поскольку организация работы лаборантов ответчика не предполагает фиксацию последовательности выполняемых анализов, ни фиксацию точного времени их начала или окончания. Из указанных в служебных записках плавках следует, что неправильно углерод был определен только в плавках №, №, № плавках. Доказательств того, что эти анализы истцом были выполнены после анализов в отношении плавок №, №, № ответчиком не предоставлено. Свидетель А. пояснила суду, что в лаборатории не ведется учет времени, когда поступают образцы чугуна для определения углерода в лабораторию, последовательность выполнения анализов, время их начала и окончания. Таким образом, суд не может установить последовательность выполнения анализов плавок, указанных в докладной записке А., и согласиться с доводами ответчика о том, что истец работала на негермитичном оборудовании, не поддерживала его в актуализированном состоянии, не приняла мер по устранению имеющихся недостатков в работе оборудования. Стороной ответчика не доказана обязанность истца проводить повторные исследования по своей инициативе в случае получения результата свидетельствующего о высоком содержании углерода в представленной образце плавки. Истцу не вменяется ненадлежащее оформление результатов исследования и недоведение их до компетентных должностных лиц. Также ответчиком не доказано, что высокий процент содержания углерода в исследуемом образце чугуна, определенный установкой ГОУ-1, является не объективным результатом содержания углерода в металле, а безусловным свидетельством того, что лаборантом допущена ошибка или использовано неисправное оборудование.

Также ответчиком не доказано, что при внитрилабораторном контроле были использованы образцы чугуна, отобранные с той же части отливок, с которой были отобраны образцы, предоставленные истцу для определения углерода. При этом ответчиком не опровергнуты доводы истца о том, что углерод в чугуне находится в форме графита и химических соединений с углеродом и процентное определение его содержания, данным методом, не говорит о том, как распределен этот химический элемент и в какой форме содержится то или иное количество его в пробе, а расхождения между результатами вполне могут иметь место, в связи с неравномерностью распределения углерода в форме графита.

В связи с изложенным суд приходит к выводу, что ответчиком не доказан факт совершения истцом ошибок при определении содержания углерода, в том числе как утверждает ответчик по причине использования негерметичного оборудования.

Из пояснений свидетеля Воробьевой следует, что ранее за неправильное определение углерода лаборанты не подвергались дисциплинарной ответственности, несмотря на то, что такие случаи имели место быть.

На основании изложенного суд приходит к выводу, что требование истца о признании приказа о привлечении к дисциплинарной ответственности незаконным является обоснованными подлежит удовлетворению.

Как указано в п. 63 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 N 2 (ред. от 28.09.2010) "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" в соответствии с частью четвертой статьи 3 и частью девятой статьи 394 Кодекса суд вправе удовлетворить требование лица, подвергшегося дискриминации в сфере труда, а также требование работника, уволенного без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения либо незаконно переведенного на другую работу, о компенсации морального вреда. Учитывая, что Кодекс не содержит каких-либо ограничений для компенсации морального вреда и в иных случаях нарушения трудовых прав работников, суд в силу статей 21 (абзац четырнадцатый части первой) и 237 Кодекса вправе удовлетворить требование работника о компенсации морального вреда, причиненного ему любыми неправомерными действиями или бездействием работодателя, в том числе и при нарушении его имущественных прав (например, при задержке выплаты заработной платы). В соответствии со статьей 237 Кодекса компенсация морального вреда возмещается в денежной форме в размере, определяемом по соглашению работника и работодателя, а в случае спора факт причинения работнику морального вреда и размер компенсации определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба. Размер компенсации морального вреда определяется судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела с учетом объема и характера причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости.

Суд считает возможным взыскать с ответчика в пользу истца в счет возмещения морального вреда 2500 рублей.

Кроме того судом достоверно установлено, что истцу в связи с привлечением ее к дисциплинарной ответственности, не была начислена ежемесячная премия, что подтверждается расчетным листком выпиской из протокола заседания балансовой комиссии ООО «АСЛЗ» от 30.12.2016г.

Поскольку суд пришел к выводу о том, что приказ, которым истец привлечена к дисциплинарной ответственности является незаконным то подлежит удовлетворению требование истца о взыскании с ответчика ежемесячной премии в размере 3033руб. 92 коп.

С ответчика в силу ст. 98 ГПК РФ с ООО "Алтайский сталелитейный завод" в доход бюджета муниципального образования городского округа – город Барнаул Алтайского края государственную пошлину в размере 1000 руб.

В силу ст. 211 ГПК РФ решение в части взыскания ежемесячной премии за декабрь 2016года в размере 3033руб. 92коп. подлежит немедленному исполнению.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 194-199, 211 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд

РЕШИЛ

Иск Н. к ООО "Алтайский сталелитейный завод" о признании приказа о привлечении к дисциплинарной ответственности незаконным, взыскании премии, компенсации морального вреда удовлетворить частично.

Признать приказ ООО "Алтайский сталелитейный завод" от ДД.ММ.ГГГГ № «Об объявлении выговора Н.» незаконным.

Взыскать с ООО "Алтайский сталелитейный завод" в пользу Н. премию за декабрь 2016года в размере 3033руб. 92 коп., в счет возмещения морального вреда 2500 руб.

Взыскать с ООО "Алтайский сталелитейный завод" в доход бюджета муниципального образования городского округа – город Барнаул Алтайского края государственную пошлину в размере 1000 руб.

В остальной части иска отказать.

Решение в части взыскания премии за декабрь 2016 года в размере 3033руб. 92коп. подлежит немедленному исполнению.

Решение может быть обжаловано в Алтайский краевой суд в течение 1 месяца со дня вынесения судом решения в окончательной форме путем подачи апелляционной жалобы через Октябрьский районный суд г. Барнаула.

Председательствующий: Л.С. Авсейкова




задать вопрос юристу