Задать вопрос
8 800 511 38 27
Бесплатная горячая линия (Москва и регионы РФ)

Решение суда о защите трудовых прав, взыскании убытков и компенсации морального вреда № 2-5665/2017 ~ М-5189/2017

Смотреть все судебные практики о Иски о возмещении вреда за увечье и смерть кормильца - в связи с исполнением трудовых обязанностей

2-5665/2017

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

13 октября 2017 года г. Ростов-на-Дону

Октябрьский районный суд г. Ростова-на-Дону в составе:

председательствующего судьи Багдасарян Г.В.

при секретаре судебного заседания Куделя В.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Бурковской С. А. к Государственному бюджетному учреждению социального обслуживания населения Ростовской области «Социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних г.Ростова-на-Дону» о защите трудовых прав, взыскании убытков и компенсации морального вреда,

УСТАНОВИЛ:

Истец Бурковская С.А. обратилась в суд с настоящим иском, указав в обоснование заявленных требований, что в июне 2017 г. она обратилась к ответчику с целью трудоустройства. По итогам предварительного собеседования истец получила согласие на заключение трудового договора. Получив такое согласие, Бурковская С.А. уволилась с прежнего места работы. Бурковская С.А. 11.08.2017 г. написала заявление о приеме на работу, а 25.08.2017 г. предоставила справку об отсутствии судимости. Однако в приеме на работу ей было отказано. Истец указывает, что в результате этого она понесла убытки и испытывала нравственные страдания. Не имея возможности урегулировать спор в досудебном порядке, Бурковская С.А. обратилась в суд с настоящим иском и просила взыскать с ГБУСОН РО «Социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних г.Ростова-на-Дону» упущенную выгоду – 20 800 руб., убытки, связанные с прохождением медицинского осмотра – 3 273 руб., компенсацию морального вреда – 20 000 руб., расходы по оплате юридических услуг – 8 000 руб.

В судебном заседании истец Бурковская С.А. исковые требования поддержала, дав пояснения, аналогичные доводам иска, просила удовлетворить их в полном объеме.

Явившиеся в судебное заседание представители ответчика, действующие на основании доверенностей, Фоменко Л.А., Юрова С.Б. исковые требования не признали, дав пояснения, аналогичные изложенным в возражениях, просили исковые требования Бурковской С.А. оставить без удовлетворения.

Суд, выслушав пояснения лиц, участвующих в деле, исследовав материалы дела, приходит к следующим выводам.

В ходе рассмотрения дела судом установлено, что 16.05.2017 г. Бурковская С.А. обратилась в ГБУСОН РО «Социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних г.Ростова-на-Дону» с просьбой принять ее на работу на должность «педагог-психолог».

По итогам собеседования, в связи с отсутствием вакантной должности «педагог-психолог» на 16.05.2017 г. Бурковской С.А. была предложена должность «социальный педагог» на время отсутствия основного работника (нахождение в отпуске).

Данные обстоятельства сторонами не оспаривались и признаются судом установленными.

Согласно письма №1326 от 10.07.2017 г. Бурковская С.А. от должности «социальный педагог» отказалась в связи с отдаленностью места работы от ее места жительства.

Письмом №1327 от 10.07.2017 г. истцу было предложено прийти на собеседование по вопросу трудоустройства в отделение дневного пребывания на должность «социальный педагог» по адресу: г.Ростов-на-Дону, ул.Алмазная д.4.

11.08.2017 г. Бурковская С.А. подала ответчику письменное заявление с просьбой принять ее в отделение социальной реабилитации на 1,0 ставку воспитателя на время отсутствия основного работника.

Согласно абз.7 ст. 65 ТК РФ при заключении трудового договора лицо, поступающее на работу, предъявляет работодателю справку о наличии (отсутствии) судимости и (или) факта уголовного преследования либо о прекращении уголовного преследования по реабилитирующим основаниям, выданную в порядке и по форме, которые устанавливаются федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере внутренних дел, - при поступлении на работу, связанную с деятельностью, к осуществлению которой в соответствии с настоящим Кодексом, иным федеральным законом не допускаются лица, имеющие или имевшие судимость, подвергающиеся или подвергавшиеся уголовному преследованию.

На момент подачи данного заявления такой документ истцом представлен не был, доказательств обратного суду не представлено.

Имеющаяся в материалах дела копия справки об отсутствии у Бурковской С.А. судимости составлена 22.08.2017 г., то есть уже после обращения к работодателю с заявлением о приеме на работу.

Таким образом, трудовой договор между сторонами не мог быть заключен ввиду непредставления истцом необходимых документов, фактически к исполнению трудовых обязанностей Бурковская С.А. допущена не была.

В соответствии со ст. 64 ТК РФ запрещается необоснованный отказ в заключении трудового договора.

Какое бы то ни было прямое или косвенное ограничение прав или установление прямых или косвенных преимуществ при заключении трудового договора в зависимости от пола, расы, цвета кожи, национальности, языка, происхождения, имущественного, семейного, социального и должностного положения, возраста, места жительства (в том числе наличия или отсутствия регистрации по месту жительства или пребывания), отношения к религии, убеждений, принадлежности или непринадлежности к общественным объединениям или каким-либо социальным группам, а также других обстоятельств, не связанных с деловыми качествами работников, не допускается за исключением случаев, в которых право или обязанность устанавливать такие ограничения или преимущества предусмотрены федеральными законами.

Запрещается отказывать в заключении трудового договора женщинам по мотивам, связанным с беременностью или наличием детей.

Запрещается отказывать в заключении трудового договора работникам, приглашенным в письменной форме на работу в порядке перевода от другого работодателя, в течение одного месяца со дня увольнения с прежнего места работы.

По письменному требованию лица, которому отказано в заключении трудового договора, работодатель обязан сообщить причину отказа в письменной форме в срок, не позднее чем в течение семи рабочих дней со дня предъявления такого требования.

Отказ в заключении трудового договора может быть обжалован в суд.

В силу ст. 22 ТК РФ, работодатель наделен правом принимать необходимые кадровые решения (подбор, расстановку, увольнение персонала). Заключение трудового договора с конкретным лицом, ищущим работу, является правом, а не обязанностью работодателя.

Аналогичные разъяснения содержатся в п.10 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», согласно которому при рассмотрении споров, связанных с отказом в приеме на работу, необходимо иметь в виду, что труд свободен и каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию, а также иметь равные возможности при заключении трудового договора без какой-либо дискриминации, т.е. какого бы то ни было прямого или косвенного ограничения прав или установления прямых или косвенных преимуществ при заключении трудового договора в зависимости от пола, расы, цвета кожи, национальности, языка, происхождения, имущественного, семейного, социального и должностного положения, возраста, места жительства (в том числе наличия или отсутствия регистрации по месту жительства или пребывания), а также других обстоятельств, не связанных с деловыми качествами работников, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом (ст.ст.19,37 Конституции РФ, ст.ст.2,3,64 ТК РФ, ст. 1 Конвенция N111 Международной организации труда «Относительно дискриминации в области труда и занятий» (принята в г. Женеве 25.06.1958 на 42-ой сессии Генеральной конференции МОТ), ратифицированой Указом Президиума ВС СССР от 31.01.1961 г.

Смотреть все судебные практики о Иски о возмещении вреда за увечье и смерть кормильца - в связи с исполнением трудовых обязанностей

Между тем, при рассмотрении дел данной категории в целях оптимального согласования интересов работодателя и лица, желающего заключить трудовой договор, и с учетом того, что исходя из содержания ч. 1 ст. 8, ст. 34, ч. 1,2 ст. 35 Конституции РФ и абз.2 ч. 1 ст. 22 ТК РФ работодатель в целях эффективной экономической деятельности и рационального управления имуществом самостоятельно, под свою ответственность принимает необходимые кадровые решения (подбор, расстановка, увольнение персонала) и заключение трудового договора с конкретным лицом, ищущим работу, является правом, а не обязанностью работодателя, а также того, что Кодекс не содержит норм, обязывающих работодателя заполнять вакантные должности или работы немедленно по мере их возникновения, необходимо проверить, делалось ли работодателем предложение об имеющихся у него вакансиях (например, сообщение о вакансиях передано в органы службы занятости, помещено в газете, объявлено по радио, оглашено во время выступлений перед выпускниками учебных заведений, размещено на доске объявлений), велись ли переговоры о приеме на работу с данным лицом и по каким основаниям ему было отказано в заключении трудового договора.

Если судом будет установлено, что работодатель отказал в приеме на работу по обстоятельствам, связанным с деловыми качествами данного работника, такой отказ является обоснованным.

Кроме того, работодатель вправе предъявить к лицу, претендующему на вакантную должность или работу, и иные требования, обязательные для заключения трудового договора в силу прямого предписания федерального закона, либо которые необходимы в дополнение к типовым или типичным профессионально-квалификационным требованиям в силу специфики той или иной работы (например, владение одним или несколькими иностранными языками, способность работать на компьютере).

В ходе судебного разбирательства судом установлено, что на дату подачи заявления о приеме на работу Бурковской С.А. не были предоставлены все необходимые документы, которые в силу требований закона, должны быть у кандидата на должность «социальный педагог».

Таким образом, исходя из анализа представленных доказательств, суд приходит к выводу, что отказ работодателя в заключении трудового договора с истцом был обоснован.

Каких-либо доказательств, свидетельствующих о дискриминационном характере отказа ответчика в приеме истца на работу, суду представлено не было, никаких доказательств того, что мотивы отказа не были связаны с деловыми и профессиональными качествами истца, суду также представлено не было.

Анализ действующего законодательства (ст.ст.56,61,65,66,67,68,91,129, 135 ТК РФ) указывает на то, что фактический допуск работника к работе предполагает, что работник приступил к исполнению трудовых обязанностей по обусловленной соглашением сторон должности и с момента начала исполнения трудовой функции работник подчиняется действующим у ответчика правилам внутреннего трудового распорядка. Оплата труда работника осуществляется работодателем в соответствии с установленным по занимаемой работником должности окладом и действующей у работодателя системой оплаты труда.

Доказательств фактического допуска Бурковской С.А. к работе истцом суду представлены не были.

Доводы истца о том, что она была вынуждена уволиться с прежнего места работы, поскольку предполагала необходимость заключения трудового договора с ГБУСОН РО «Социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних г.Ростова-на-Дону» между собой в причинно-следственной связи не находятся.

Из материалов дела следует и не оспаривалось самим истцом, что заключение такого договора предполагалось на определенный срок – на время отсутствия основного работника.

Ответчиком представлен приказ (распоряжение) о предоставлении отпуска работникам №395-к от 24.07.2017 г., из которого усматривается, что основному работнику – Бондарь Ю.И. – был предоставлен отпуск с 15.08.2017 г. по 18.09.2017 г., следовательно, трудовой договор с истцом не мог быть заключен на срок, превышающий указанный период.

В силу требований ст. 331 ТК РФ к педагогической деятельности не допускаются, в числе прочих, лица имеющие или имевшие судимость, подвергающиеся или подвергавшиеся уголовному преследованию (за исключением лиц, уголовное преследование в отношении которых прекращено по реабилитирующим основаниям) за преступления против жизни и здоровья, свободы, чести и достоинства личности (за исключением незаконной госпитализации в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, и клеветы), половой неприкосновенности и половой свободы личности, против семьи и несовершеннолетних, здоровья населения и общественной нравственности, основ конституционного строя и безопасности государства, а также против общественной безопасности, за исключением случаев, предусмотренных частью третьей настоящей статьи.

В соответствии со ст. 351.1 ТК РФ к трудовой деятельности в сфере образования, воспитания, развития несовершеннолетних, организации их отдыха и оздоровления, медицинского обеспечения, социальной защиты и социального обслуживания, в сфере детско-юношеского спорта, культуры и искусства с участием несовершеннолетних не допускаются лица, имеющие или имевшие судимость, а равно и подвергавшиеся уголовному преследованию (за исключением лиц, уголовное преследование в отношении которых прекращено по реабилитирующим основаниям) за преступления, указанные в абз.3 и 4 ч. 2 ст. 331 ТК РФ.

Положения ст.ст.331, 351.1 ТК РФ с учетом длящегося характера трудовых отношений применяются как в отношении лиц, уже состоящих в трудовых отношениях, так и тех, кто устраивается на работу, связанную с педагогической деятельностью.

Ограничение (запрет) на занятие педагогической деятельностью распространяется не только на лиц, непосредственно осуществляющих образовательную деятельность с участием несовершеннолетних, но и на весь персонал таких учреждений, поскольку они также осуществляют трудовую деятельность в образовательных учреждениях для детей, что не исключает возможности контакта с несовершеннолетними.

С учетом изложенного выше, суд приходит к выводу о том, что трудовой договор с истцом заключен быть не мог, поскольку последней не была представлены справка об отсутствии судимости.

При отсутствии нарушений со стороны работодателя трудовых прав Бурковской С.А. законных оснований для взыскания в ее пользу упущенной выгоды и убытков не имеется, при этом доводы истца о размере такой выгоды и убытков правового значения, с учетом изложенного, для рассматриваемого дела не имеют.

В силу положений ст. 237 ТК РФ моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п.63 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 г. «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», учитывая, что ГЕ РФ не содержит каких-либо ограничений для компенсации морального вреда и в иных случаях нарушения трудовых прав работников, суд вправе удовлетворить требование работника о компенсации морального вреда, причиненного ему любыми неправомерными действиями или бездействием работодателя. Размер компенсации морального вреда определяется судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела с учетом объема и характера причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости.

Принимая во внимание, что в ходе судебного разбирательства не нашел подтверждение факт нарушения трудовых прав истца основания для взыскания компенсации морального вреда отсутствуют.

С учетом того, что суд пришел к выводу об отказе в удовлетворении требований Бурковской С.А., оснований для взыскания расходов по оплате юридических услуг в размере 8 000 руб. не имеется.

Согласно ст. 393 ТК РФ предусмотрено, что при обращении в суд с иском по требованиям, вытекающим из трудовых отношений, в том числе по поводу невыполнения либо ненадлежащего выполнения условий трудового договора, носящих гражданско-правовой характер, работники освобождаются от оплаты пошлин и судебных расходов.

Следовательно, в целях предоставления дополнительных гарантий по обеспечению судебной защиты работниками своих трудовых прав, трудовое законодательство предусматривает освобождение работников от судебных расходов вне зависимости от результатов рассмотрения дела, что является исключением из общего правила, установленного ч. 1 ст. 98 ГПК РФ.

В силу ч. 4 ст. 103 ГПК РФ, с учетом того, что истец от уплаты государственной пошлины освобожден в силу прямого указания закона, в удовлетворении исковых требований отказано, расходы по уплате государственной пошлины в связи с рассмотрением дела возмещаются за счет средств соответствующего бюджета.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.194-198 ГПК РФ, суд,

РЕШИЛ

В удовлетворении исковых требований Бурковской С. А. к Государственному бюджетному учреждению социального обслуживания населения Ростовской области «Социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних г.Ростова-на-Дону» о защите трудовых прав, взыскании убытков и компенсации морального вреда – отказать.

Решение в окончательной форме изготовлено 18.10.2017 года.

Судья:

Юридическая консультация при поддержке МинЮст России бесплатно!
Юридическая консультация при поддержке МинЮст России бесплатно! Консультация по трудовым спорам с 1 по 13 ноября 1000 руб. бесплатно
Схема работы
  • 01

    Бесплатная консультация

  • 02

    Заключение договора

  • 03

    Представительство в суде

  • 04

    Победное решение

Бесплатная юридическая консультация
+7
Задать вопрос Юрист перезвонит в течение 5 минут
Нажимая кнопку «Задать вопрос», вы принимаете условия
политики обработки персональных данных.

Заявка успешно отправлена!

В ближайшее время с вами свяжется наш юрист и проконсультирует вас.