Задать вопрос
8 800 511 38 27
Бесплатная горячая линия (Москва и регионы РФ)

Решение суда о взыскании компенсации морального вреда, причиненного профессиональным заболеванием № 2-3287/2017 ~ М-2794/2017

Смотреть все судебные практики о Иски о возмещении вреда за увечье и смерть кормильца - в связи с исполнением трудовых обязанностей

Дело № 2-3287/2017

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

28 июля 2017 года

Калининский районный суд г. Челябинска в составе:

председательствующего Плотниковой Л.В.

с участием прокурора Пряловой Д.Н.

при секретаре Кетовой М.С.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Кисаубаевой Л. У. к АО «Челябинский электрометаллургический комбинат» о взыскании компенсации морального вреда, причиненного профессиональным заболеванием,

УСТАНОВИЛ:

Кисаубаева Л.У. обратилась в суд с иском к АО «Челябинский электрометаллургический комбинат» (далее - ОА «ЧЭМК») о взыскании денежной компенсации морального вреда в связи с профессиональным заболеванием в размере 300 000 руб.

В обоснование заявленных требований указала, что (дата) ей был установлен диагноз профессионального заболевания – ***. Актом № о случае профессионального заболевания от (дата) установлено, что профессиональное заболевание возникло в результате длительного воздействия на организм человека вредных производственных факторов в результате работы у ответчика, вины работника в профессиональном заболевании не установлено. В результате полученного профессионального заболевания она испытывает нравственные и физические страдания, ***

В судебном заседании истец Кисаубаева Л.У. поддержала исковые требования по основаниям, изложенным в иске. Суду пояснила, что ***

Представитель истца по устному ходатайству Мещеряков А.М. поддержала исковые требования, полагая размер компенсации соразмерным степени страданий истца.

Представитель ответчика АО «ЧЭМК» по доверенности Матвеева С.С. возражала против удовлетворения исковых требований, ссылаясь на халатное отношение истца к своему здоровью, полагала, что вред здоровью истца причинен работой во вредных условиях труда не только на ОА «ЧЭМК», но и на ОАО «ЧТЗ» в течение 16 лет. Доказательств того, что именно работа на АО «ЧЭМК» явилась причиной профзаболевания, нет. С учетом требований разумности и справедливости полагала необходимым снизить размер компенсации.

Заслушав объяснения истца, представителей сторон, заключение прокурора, полагавшего иск подлежащим частичному удовлетворению, исследовав материалы дела, суд считает иск Кисаубаевой Л.У. подлежащим частичному удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 2 Конституции Российской Федерации человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства.

Согласно ч. 1, 3 ст. 37 Конституции Российской Федерации каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию. Каждый имеет право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены.

В силу ст. 237 Трудового кодекса Российской Федерации (далее - ТК РФ) моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора. В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

В соответствии с ч. 1 ст. 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих, обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего.

Согласно ст. 151 ГК РФ при определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимание обстоятельства. Суд должен учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

В силу п.3 ст. 8 Федерального закона от 24 июля 1998 года № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» возмещение застрахованному морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, осуществляется причинителем вреда.

В судебном заседании установлено и подтверждается копиями акта № о случае профессионального заболевания от (дата), трудовой книжки от (дата),

что Кисаубаева Л.У. работала в АО «ЧЭМК» с 27.07.1995 г. по 30.06.1997 г. в плавильном цехе №7 машинистом крана; с 01.07.1997 г. по 31.03.1999 г. – ООО Торговый дом «Центр пищевой индустрии», плавильный цех №7 машинист крана; с 01.04.1999 г. до 01.06.2003 г. – в АО «ЧЭМК» плавильный цех №7, машинист крана; с 01.06.2003 г. до 02.12.2004 г. – цех обеспечения производства, участок изготовления технологической щепы и дробления стружки, машинист крана; с 02.12.2004 г. до 16.12.2009 г. – плавильный цех №7, машинист крана; с 16.12.2009 г. до 28.12.2009 г. – цех обеспечения производства, машинист крана; с 28.12.2009 г. по 29.07.2015 г. - в плавильном цехе № 7, машинист крана.

Смотреть все судебные практики о Иски о возмещении вреда за увечье и смерть кормильца - в связи с исполнением трудовых обязанностей

(дата) ей впервые установлен диагноз профессионального заболевания – ***.

В ходе проведения расследования случая профессионального заболевания установлено, что стаж работы Кисаубаевой Д.У. в данной профессии – 37 лет, общий стаж работы – 37 лет 3 месяца.

По заключению комиссии заболевание является профессиональными и могло возникнуть в результате несовершенства технологии и неэффективной вентиляции. Непосредственной причиной заболевания послужила пыль с содержанием свободной двуокиси кремния более 10%. Вины работника не установлено.

Поскольку производство в плавильном цехе № ферросплавного производства АО «ЧЭМК» связано с повышенной опасностью для окружающих и является источником повышенной опасности; исходя из выводов, изложенных в акте № о случае профессионального заболевания от (дата), возникновение вреда не связано с непреодолимой силой или умыслом потерпевшего, соответственно, обязанность возместить вред, причиненный истцу, возникает у ответчика независимо от наличия либо отсутствия вины последнего.

Доводы представителя ответчика о возникновении профессионального заболевания в связи с работой во вредных условиях у других работодателей суд находит несостоятельными и бездоказательными, поскольку такие выводы комиссии в акте№ о случае профессионального заболевания от (дата) отсутствуют.

Совокупностью исследованных доказательств подтверждается, что профессиональное заболевание Кисаубаевой Л.У. получено в период ее работы в АО «ЧЭМК», в связи с чем имеются основания для взыскания в пользу истца с ответчика компенсации морального вреда.

Из справок Бюро МСЭ № – филиала ФКУ «ГБ МСЭ по (адрес)» №, №, ответа ФКУ «Главное бюро МСЭ по (адрес)» на судебный запрос, объяснений истца следует,

что (дата) Кисаубаевой Л.У. впервые было установлено *** утраты профессиональной трудоспособности; с (дата) – *** утраты профессиональной трудоспособности и установлена *** группа инвалидности вследствие профессионального заболевания; с (дата) – *** утраты профессиональной трудоспособности и установлена *** группа инвалидности бессрочно.

Доводы представителя ответчика АО «ЧЭМК» о халатном отношении истца к своему здоровью не могут служить основанием для отказа в иске, поскольку актом № о случае профессионального заболевания от (дата) установлено, что непосредственной причиной заболевания является несовершенство технологии и неэффективная вентиляция, вины Кисаубаевой Л.У. в возникновении профессионального заболевания не имеется. Доказательств принятия ответчиком АО «ЧЭМК» исчерпывающих мер по обеспечению истцу условий труда, отвечающих требованиям безопасности и гигиены, в суд не представлено.

Согласно ст. 1100 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда: вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности.

В соответствии со ст. 1101 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Объяснениями истца, материалами дела подтверждается, что в результате полученного профессионального заболевания она вынуждена постоянно принимать лекарственные препараты, систематически пользоваться ингалятором, не может заниматься домашней работой, испытывает трудности при поднимании по лестнице, общении с окружающими.

Таким образом, суд приходит к выводу о доказанности в судебном заседании причинения Кисаубаевой Л.У. в результате воздействия вредных производственных факторов нравственных и физических страданий, связанных с развитием у нее профессионального заболевания, которое нарушает личные неимущественные права истца.

При определении размера компенсации морального вреда суд учитывает следующие обстоятельства: наличие профессионального заболевания, характер и степень причиненных истцу физических и нравственных страданий; продолжительность периода, отработанного в условиях воздействия вредных веществ и неблагоприятных факторов в АО «ЧЭМК», период, истекший с момента установления профессионального заболевания, степень вины ответчика, возраст истца и степень утраты ее профессиональной трудоспособности - *** бессрочно, наличие *** группы инвалидности вследствие профессионального заболевания бессрочно, невозможность полного устранения последствий воздействия неблагоприятных факторов на здоровье истца, а также требования разумности и справедливости, и считает возможным взыскать в пользу Кисаубаевой Л.У. компенсацию морального вреда в размере 140 000 руб., в удовлетворении иска в остальной части отказать.

В силу ст. 103 ГПК РФ с ответчика подлежит взыскать в доход местного бюджета государственную пошлину в сумме 300 руб.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 194-199 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ

Исковые требования Кисаубаевой Л. У. удовлетворить частично.

    Взыскать с АО «Челябинский электрометаллургический комбинат» в пользу Кисаубаевой Л. У. денежную компенсацию в возмещение морального вреда в размере 140 000 рублей.

    В удовлетворении исковых требований Кисаубаевой Л.У. в остальной части отказать.

Взыскать с АО «Челябинский электрометаллургический комбинат» государственную пошлину в доход местного бюджета в размере 300 рублей.

        Решение может быть обжаловано в Челябинский областной суд через Калининский районный суд (адрес) в течение месяца со дня вынесения решения в окончательной форме.

Председательствующий                Л.В. Плотникова

Юридическая консультация при поддержке МинЮст России бесплатно!
Юридическая консультация при поддержке МинЮст России бесплатно! Консультация по трудовым спорам с 1 по 13 ноября 1000 руб. бесплатно
Схема работы
  • 01

    Бесплатная консультация

  • 02

    Заключение договора

  • 03

    Представительство в суде

  • 04

    Победное решение

Бесплатная юридическая консультация
+7
Задать вопрос Юрист перезвонит в течение 5 минут
Нажимая кнопку «Задать вопрос», вы принимаете условия
политики обработки персональных данных.

Заявка успешно отправлена!

В ближайшее время с вами свяжется наш юрист и проконсультирует вас.