Задать вопрос
8 800 511 38 27
Бесплатная горячая линия (Москва и регионы РФ)

Решение суда о взыскании компенсации морального вреда № 2-2685/2017 ~ М-2547/2017

Смотреть все судебные практики о Иски о возмещении вреда за увечье и смерть кормильца - в связи с исполнением трудовых обязанностей

Дело №2-2685/2017

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

14 сентября 2017 года              г. Челябинск

Тракторозаводский районный суд г.Челябинска в составе:

председательствующего Сырова Ю.А.

при секретаре Ворониной А.А.,

с участием прокурора Артемьевой Ю.Г.

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Прокопьевой Л. К. к обществу с ограниченной ответственностью «ЧТЗ-Уралтрак» о взыскании компенсации морального вреда,

УСТАНОВИЛ:

Прокопьева Л.К. обратилась в суд с иском к ООО «ЧТЗ-Уралтрак», просила взыскать с ответчика компенсацию морального вреда в размере 1 000 000 рублей, ссылаясь на то, что с 04.06.1968 года по 20.02.1970 года, затем 16.10.1971 по 21.06.1996 г., затем с 20.01.1999 г. по 30.09.2001 г. она состоял в трудовых отношениях с ОАО «ЧТЗ» (ПО «ЧТЗ», АО «Уралтрак»), а с 01.10.2001 года по 30.09.2003 г. состояла в трудовых отношениях с ООО «ЧТЗ-Уралтрак», 30.09.2003 г. была уволена переводом в ООО «Завод мощных тракторов», с 30.10.2003 г. по 14.12.2003 г. состояла в трудовых отношениях с ООО «Завод мощных тракторов», с 14.12.2003 г. была уволена переводом в ООО «ЧТЗ-Уралтрак», с 15.12.2003 г. по 06.06.2006 г., затем с 01.09.2006 г. по 30.06.2010 г., затем с 07.08.2012 г. по 28.02.2014 г. состояла в трудовых отношениях с ООО «ЧТЗ-Уралтрак». 14.10.2016 г. ей установлен диагноз профессионального заболевания «<данные изъяты>», которое возникло вследствие воздействия вредных факторов на производстве. В настоящее время ей установлена стойкая утрата профессиональной трудоспособности в размере 20%. Полагает, что ООО «ЧТЗ-Уралтрак» несет ответственность за вред, причиненный ее здоровью, поскольку работодатель не обеспечил безопасные условия труда. В результате полученных профессиональных заболеваний она испытывает физические и нравственные страдания.

В судебном заседании истец Прокопьева Л.К. не явилась, извещена надлежащим образом. Представитель истца Сафиев Ю.А. исковые требования и доводы иска поддержал.

Представитель ответчика ООО «ЧТЗ-Уралтрак» Ротанин Г.П. в судебном заседании исковые требования признал частично, ссылаясь на то, что профессиональное заболевание возникло у истца вследствие работы во вредных условиях на ОАО «ЧТЗ». Просил учесть, что ответчиком произведена выплата Прокопьевой Л.К. денежной компенсации морального вреда на основании Коллективного договора.

Заслушав пояснения участников процесса, заключение прокурора, полагавшего исковые требования частично обоснованными, а также исследовав письменные материалы гражданского дела, суд приходит к выводу, что исковые требования подлежат удовлетворению в части.

Согласно части 2 статьи 7 Конституции Российской Федерации в Российской Федерации охраняется труд и здоровье людей. Право граждан на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены, закреплено в части 2 статьи 37 Конституции Российской Федерации. Этому праву работников корреспондирует обязанность работодателя создавать такие условия труда (статья 212 Трудового кодекса Российской Федерации).

На основании статей 21, 220 Трудового кодекса Российской Федерации работник имеет право на возмещение вреда, причиненного ему в связи с исполнением трудовых обязанностей, и компенсацию морального вреда в порядке, установленном настоящим Кодексом и иными федеральными законами.

Статья 150 Гражданского кодекса Российской Федерации относит к нематериальным благам жизнь и здоровье человека.

Согласно абзацу 2 пункта 3 статьи 8 Федерального закона N 125-ФЗ от 24 июля 1998 года «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» возмещение застрахованному морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, осуществляется причинителем вреда.

В соответствии со статьей 151 Гражданского кодекса Российской Федерации, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Согласно статье 237 Трудового кодекса Российской Федерации моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора.

Обязанность компенсации морального вреда возлагается на работодателя при наличии его вины в причинении морального вреда, за исключением случаев, когда вред был причинен жизни или здоровью работника источником повышенной опасности (статья 1100 Гражданского кодекса Российской Федерации).

При этом работодатель обязан компенсировать работнику моральный вред, причиненный ему любыми неправомерными действиями (бездействием) во всех случаях его причинения, независимо от наличия материального ущерба.

Общими основаниями ответственности работодателя за причинение работнику морального вреда являются: наличие морального вреда; неправомерное поведение (действие или бездействие) работодателя, нарушающее права работника; причинная связь между неправомерным поведением работодателя и страданиями работника; вина работодателя.

В судебном заседании установлено, что Прокопьева Л.К. работала по трудовому договору в ОАО «ЧТЗ» (ПО ЧТЗ, АО «Уралтрак») во вредных условиях на литейном производстве с 04.06.1968 г. по 20.02.1970 г., затем с 16.10.1971 г. по 21.06.1996 г. в сталелитейном цехе формовщиком машинной формовки, чугунолитейном цехе №, цехе чугунного литья, стерженщиком ручной и машинной формовки, мастером стержневого участка, литейном цеце № литейного завода стерженщиком машинной формовки, мастером стержневого участка, а также с 01.10.2001 г. по 30.09.2003 г. по трудовому договору в ООО «ЧТЗ-Уралтрак» литейном цехе № мастером стержневого участка, стерженщиком машинной формовки.

Последующая трудовая деятельность истца с 03.10.2003 г. по 14.12.2003 г. работала на предприятии ООО «Завод мощных машин» и с 15.12.2003 г. по 06.06.2006 г., затем с 01.09.2006 г. по 30.06.2010 г., затем с 07.08.2012 г. по 28.02.2014 г. в ООО «ЧТЗ-Уралтрак» в качестве кладовщика, происходила вне контакта с вредными производственными факторами, вызывающими профессиональное заболевание «<данные изъяты>» (л.д. 10-28).

Как усматривается из акта № от 23.10.2016 г. о случае профессионального заболевания (л.д. 16), профессиональное заболевание «<данные изъяты>» у истца сформировалось в результате длительной работы (31 год) во вредных условиях, в условиях повышенной (с превышением ПДК) запыленности воздуха рабочей зоны.

В том числе, на момент выявления профзаболеваний, период работы истца во вредных условиях в ОАО «ЧТЗ» составил 29 лет, период работы во вредных условиях на ООО «ЧТЗ-Уралтрак» составил 2 года.

Согласно справке ФКУ ГБ МСЭ по Челябинской области, в связи с имеющимися профессиональным заболеванием в период с 2016 г. по настоящее время Прокопьевой Л.К. в 2016 г. впервые установлено 20% утраты профессиональной трудоспособности (УПТ) сроком на 1 год (л.д. 66).

Как следует из карты аттестации рабочего места стерженщика машинной формовки литейного цеха № (л.д. 71-75), мастера участка литейного цеха № (л.д. 76-84), санитарно-гигиенической характеристики условий труда (л.д. 35-40) данные работы соответствует классу условий труда четвертой степени 3 класса (вредный), в силу воздействия вредных производственных факторов (аэрозоли ПФД).

Кроме того, как следует из карты аттестации рабочего места кладовщика (л.д. 105-107) данная работа соответствует классу условий труда первой степени 3 класса (вредный), в силу воздействия вредных производственных факторов.

Смотреть все судебные практики о Иски о возмещении вреда за увечье и смерть кормильца - в связи с исполнением трудовых обязанностей

Согласно Руководства по гигиенической оценке факторов рабочей среды и трудового процесса, утвержденного Главным государственным санитарным врачом РФ 29.07.2005г. условиям труда:

- первой степени 3 класса соответствуют условия труда характеризующиеся такими отклонениями уровней вредных факторов от гигиенических нормативов, которые вызывают функциональные изменения, восстанавливающиеся, как правило, при более длительном (чем к началу следующей смены) прерывании контакта с вредными факторами, и увеличивают риск повреждения здоровья;

- четвертой степени 3 класса соответствуют условия труда с вредными факторами, характеризующиеся такими уровнями факторов рабочей среды, при которых могут возникать тяжелые формы профессиональных заболеваний (с потерей общей трудоспособности), отмечается значительный рост числа хронических заболеваний и высокие уровни заболеваемости с временной утратой трудоспособности.

Учитывая условия труда в ООО «ЧТЗ-Уралтрак», суд полагает установленным, что в период работы у данного работодателя, в течение 2 лет, работник подвергался воздействию вредных факторов, что способствовало формированию и последующему развитию профзаболевания «<данные изъяты>».

Поскольку требования обеспечить безопасность труда и условия, отвечающие требованиями охраны и гигиены труда работодателем ООО «ЧТЗ-Уратрак» в отношении Прокопьевой Л.К., с учетом индивидуальных особенностей работника, не выполнены, а принимаемые меры по охране труда и технике безопасности оказались недостаточными, имеются основания для взыскания компенсации морального вреда.

Определяя размер компенсации морального вреда, подлежащей взысканию с ответчика в пользу истца, суд руководствуется ч. 2 ст. 1101 ГК РФ, из которой следует, что размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

При определении размера компенсации морального вреда, суд учитывает, что истец помимо работы у ответчика (2 года) длительный период работала во вредных условиях с неблагоприятными факторами, вызвавшими профзаболевания на ОАО «ЧТЗ» (29 лет), что сказалось на ее состоянии здоровья и в значительной мере способствовало возникновению профессионального заболевания.

ОАО «ЧТЗ» ликвидировано 01.11.2005 г., исключено из Единого государственного реестра юридических лиц.

ООО «ЧТЗ-Уралтрак» зарегистрировано как вновь созданное юридическое лицо 23.10.2000 г., и согласно Уставу общества, не является правопреемником ОАО «ЧТЗ».

В связи с изложенным, на ответчика не может быть возложена ответственность за вред, причиненный здоровью истца в период его работы на ОАО «ЧТЗ».

После перевода с октября 2003 г. на работу в качестве кладовщика, работник перестал подвергаться воздействию со стороны вредного производственного фактора - аэрозоли ПФД, вызывающего профзаболевание «<данные изъяты>». Улучшение условий труда способствовало уменьшению развития профессионального заболевания, сформировавшегося у истца ранее при работе во вредных производственных условиях.

В соответствии с п.5.2.26 Коллективного договора на 2012-2014 г.г. ООО «ЧТЗ-Уралтрак» предусмотрено, что работодатель обязуется выплачивать работникам, по их письменным обращениям сумму денежной компенсации морального вреда и дополнительную единовременную выплату в счет возмещения вреда, согласно представленным приложениям.

На основании приказа № от 28.02.2017 г. истцу выплачена дополнительная единовременная выплата в размере 6 860 рублей 75 коп. (л.д. 83).

Кроме того, на основании заявления работника и приказа № от 28.02.2017 г. истцу произведена выплата компенсации морального вреда в размере 2 400 рублей (л.д. 84).

Общая сумма выплат составила 9 260 рублей 75 коп. Получение указанной суммы истцом в судебном заседании не оспаривалось.

Вместе с тем, размер данной компенсации, с учетом фактически наступивших последствий, а также иных обстоятельств, подлежащих учету при определении размера компенсации морального вреда, суд полагает недостаточным и нарушающим права работника на полное возмещение вреда, причиненного его здоровью действиями работодателя.

Поскольку указанные суммы имеют одинаковую природу, направлены на возмещении работнику физических и нравственных страданий, которые он испытывает в связи с повреждением здоровья, их следует учесть при определении суммы компенсации морального вреда, подлежащей взысканию с ответчика.

Принимая во внимание степень вины ответчика, в том числе отсутствие у него умысла на причинение вреда здоровью истца, незначительную продолжительность работы истца во вредных условиях труда на ООО «ЧТЗ-Уралтрак», которая составляет 2 года, характеристику условий труда и последствия воздействия вредных производственных факторов, установленный истцу процент утраты профессиональной трудоспособности, учитывая, что Прокопьева Л.К. испытывала и продолжает испытывать физические страдания, руководствуясь принципами разумности и справедливости, с учетом ранее произведенных выплат, суд полагает, что для восстановления права истца на полное возмещение морального вреда, с ответчика надлежит взыскать дополнительно 20 000 рублей. В остальной части требования не подлежат удовлетворению как несоразмерные степени физических и нравственных страданий, перенесенных по вине ответчика.

Согласно ст. 88,94 ГПК РФ, судебные расходы состоят из государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела. К издержкам, связанным с рассмотрением дела, относятся: суммы, подлежащие выплате свидетелям, экспертам, специалистам и переводчикам; расходы на оплату услуг представителей; связанные с рассмотрением дела почтовые расходы, иные признанные необходимыми расходы.

Как следует из представленной квитанции (л.д. 69), истцом оплачены услуги представителя в размере 10 000 рублей.

В соответствии со ст. 100 ГПК РФ, принимая во внимание объем правовой помощи оказанной представителем, а также то что решение вынесено в пользу истца, учитывая принципы соразмерности возмещения, мнение ответчика о размере возмещения, суд полагает возможным взыскать с ответчика в пользу истца расходы по оплате услуг представителя в размере 4 000 рублей.

В соответствии со ст. 103 ГПК РФ, с ответчика в доход местного бюджета надлежит взыскать госпошлину в размере 300 рублей.

Руководствуясь ст.ст. 194-198 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ

Исковые требования удовлетворить частично, взыскать с общества с ограниченной ответственностью «ЧТЗ-Уралтрак» в пользу Прокопьевой Л. К. компенсацию морального вреда в размере 20 000 рублей, расходы по оплате услуг представителя в размере 4000 рублей, а всего 24 000 (двадцать четыре тысячи) рублей.

В остальной части в удовлетворении исковых требований, - отказать.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «ЧТЗ-Уралтрак» в доход местного бюджета госпошлину в сумме 300 (триста) рублей.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Челябинский областной суд, через Тракторозаводский районный суд г.Челябинска, в течение месяца со дня его принятия в окончательной форме.

Председательствующий       Ю. А. Сыров

Юридическая консультация при поддержке МинЮст России бесплатно!
Юридическая консультация при поддержке МинЮст России бесплатно! Консультация по трудовым спорам с 16 по 30 ноября 1000 руб. бесплатно
Схема работы
  • 01

    Бесплатная консультация

  • 02

    Заключение договора

  • 03

    Представительство в суде

  • 04

    Победное решение

Бесплатная юридическая консультация
+7
Задать вопрос Юрист перезвонит в течение 5 минут
Нажимая кнопку «Задать вопрос», вы принимаете условия
политики обработки персональных данных.

Заявка успешно отправлена!

В ближайшее время с вами свяжется наш юрист и проконсультирует вас.