Задать вопрос
8 800 511 38 27
Бесплатная горячая линия (Москва и регионы РФ)

Решение суда о возмещении материального ущерба, компенсации морального вреда, взыскании судебных расходов № 2-151/2017 ~ М-100/2017

Смотреть все судебные практики о Иски о возмещении вреда за увечье и смерть кормильца - в связи с исполнением трудовых обязанностей

Дело № 2-151/2017            14.08.2017г.

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Зеленогорский районный суд города Санкт-Петербурга в составе председательствующего судьи Заведеевой И.Л.

при секретаре Березовском А.А.

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску ФИО2 к АО «Туррис» о возмещении материального ущерба, компенсации морального вреда, взыскании судебных расходов,

УСТАНОВИЛ:

ФИО2 после уточнения требований в порядке ст. 39 ГПК РФ обратился в суд с иском к Акционерному обществу «Туррис» (далее АО «Туррис») о возмещении материального ущерба в размере 167 500 рублей, связанных с невыдачей одежды для выполнения трудовых обязанностей; отсутствии доплаты за работу в ночное время, компенсации за совмещение трудовых обязанностей временно отсутствующего работника, оплаты проживания в служебном помещении; компенсации морального вреда в размере 430 000 рублей, понесенных судебных расходов.

В обоснование заявленных требований истец указывает, что притеснения и гонения со стороны работодателя начались из-за написания им служебных записок о нарушении трудового законодательства, в связи с чем было написано заявление об увольнении. Работодателем не выдавалась защитная и специальная одежда для выполнения истцом трудовых обязанностей, в связи с чем он вынужден был работать в личной одежде, понеся убытки, пользоваться личным телефоном и инструментами. Нарушалась охрана труда. Отсутствуют инструкции по несению дежурства в смене. Не предоставлялись дополнительные соглашения к трудовому договору об изменении условий труда. Работодателем не производилась доплата за работу в ночное время; истец допускался к работе в качестве лифтера без профессиональной подготовки согласно п.2.21 договора; ему не был предоставлен первый ежегодный отпуск в полном объеме, деление отпуска на части может быть только по соглашению между работником и работодателем. Истец считает, что незаконное понуждение к написанию заявления на увольнение по собственному желанию приводит к сильнейшему стрессу. Стрессовая ситуация и переживания сказались на общем самочувствии истца. Также истец указал, что служебное помещение для проживания одновременно являлось и местом несения дежурства с производством в нем ремонтных работ электрооборудования, т.е. мастерской, в связи с него удерживалась плата за проживание, тем самым он понес расходы в размере 37 500 рублей, которые также просит взыскать с ответчика в свою пользу. Компенсацию морального вреда истец заявил в связи с хамским отношением к нему руководства; предоставленное помещение с грибком и сыростью для выполнения трудовых функций сказалось на его здоровье; не было предоставлено оборудованное рабочее место, соответствующее санитарным нормам; несоблюдение работодателем п.3.2 трудового договора, в связи с угрозой поражения электрическим током (л.д.20 т.1). В дальнейшем истец неоднократно уточнял заявленные требования (л.д.1 т.2; л.д.22 т.2; л.д.143 т.2); в судебном заседании от 14.08.2017г. изложил исковые требования в окончательной редакции.

Истец ФИО2 и его представитель в судебное заседание явились, настаивали на удовлетворении иска в полном объеме.

Ответчик АО «Туррис» в судебное заседание явился, против удовлетворения иска возражал.

Суд, изучив материалы дела, выслушав объяснения сторон, проанализировав в совокупности все собранные по делу доказательства, приходит к следующему:

Материалами дела доказано, что 31.03.2015г. между ФИО2 и ответчиком был заключен трудовой договор № Т_035, согласно которого истец принят в структурное подразделение-Отдел эксплуатации электрооборудования и электрических сетей технической службы АО «Туррис» на должность электромонтера (л.д.12-16 т.1).

В соответствии с п.3 ч. 1 ст. 77 ТК РФ основанием прекращения трудового договора является расторжение трудового договора по инициативе работника (ст.80 ТК РФ).

Согласно ст. 80 ТК РФ работник имеет право расторгнуть трудовой договор, предупредив об этом работодателя в письменной форме не позднее чем за две недели, если иной срок не установлен настоящим Кодексом или иным федеральным законом. Течение указанного срока начинается на следующий день после получения работодателем заявления работника об увольнении.

По соглашению между работником и работодателем трудовой договор может быть расторгнут и до истечения срока предупреждения об увольнении.

До истечения срока предупреждения об увольнении работник имеет право в любое время отозвать свое заявление.

На основании написанного истцом собственноручно заявления от 13.02.2017г. об увольнении по собственному желанию с 15.02.2017г. с истцом был расторгнут трудовой договор согласно п. 3 ч. 1 ст. 77 ТК РФ и произведен окончательный расчет (л.д.130-131 т.1).

Приказ о расторжении трудового договора ФИО2 не оспаривался, незаконным не признан (л.д.31 т.1).

В соответствии с Конституцией РФ труд свободен; каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду и выбирать род деятельности и профессию (ч.1 ст. 37). Свобода труда в сфере трудовых отношений проявляется прежде всего в договорном характере труда, в свободе трудового договора.

В соответствии со ст. 22 ТК РФ работодатель имеет право заключать, изменять и расторгать трудовые договоры с работниками в порядке и на условиях, которые установлены данным Кодексом, иными федеральными законами.

Статья 57 ТК РФ определяет трудовой договор как соглашение между работодателем и работником, в соответствии с которым работодатель обязуется предоставить работнику работу по обусловленной трудовой функции, обеспечить условия труда, предусмотренные трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами и данным соглашением, своевременно и в полном размере выплачивать работнику заработную плату, а работник обязуется лично выполнять определенную этим соглашением трудовую функцию, соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, действующие у данного работодателя.

Судом установлено, что все действия истца, связанные с расторжением договора по его инициативе, а именно получение денежных сумм при увольнении, получение трудовой книжки, свидетельствовали о добровольной воле истца. С приказом об увольнении истец ознакомлен 15.02.2017г. (л.д.131 т.1), при этом каких-либо замечаний, либо возражений относительно добровольности увольнения в данном документе, ни в других, истцом не высказано, доказательств, подтверждающих факт оказания давления на истца в целях написания заявления об увольнении, в материалы дела не представлено.

Учитывая п.22 «Постановления Пленума Верховного Суда РФ № от 17.03.2004г. «О применении судами РФ Трудового кодекса РФ» об обязанности работника доказать отсутствие у него добровольного волеизъявления на увольнение и понуждение к подаче заявления об увольнении по собственному желанию, суд приходит к выводу, что таких доказательств, которые соответствуют требованиям допустимости, относимости, истцом суду не представлено.     

В ходе судебного разбирательства судом были проверены доводы истца о систематическом нарушении ответчиком трудового законодательства.

Так, судом установлено, что в АО «Туррис» принято положение об организации охраны труда, с которым истец был ознакомлен под подпись (л.д.94-104 т.1).

В период работы ФИО2 были организованы обязательные предварительные и периодические медицинские осмотры, обязательные психиатрические освидетельствования (л.д.91-94 т.1).

В соответствии с п. 189 Типовых норм бесплатной выдачи специальной одежды, специальной обуви и других средств индивидуальной защиты работникам сквозных профессий и должностей всех видов экономической деятельности, занятым на работах с вредными и (или) опасными условиями труда, а также на работах, выполняемых в особых температурных условиях или связанных с загрязнением (утв. Приказом Минтруда России от ДД.ММ.ГГГГ №н) для должности электромонтер при выполнении работ в условиях, не связанных с риском возникновения электрической дуги из верхней одежды предусмотрен только костюм для защиты от общих производственных загрязнений и механических воздействий (1 шт.) или халат и брюки для защиты от общих производственных загрязнений и механических воздействий (1 комплект).

Материалами дела доказано, что на время работы истец был обеспечен необходимым для исполнения трудовых обязанностей оборудованием, инструментами, технической документацией и иными средствами, в том числе средствами индивидуальной защиты (СИЗ) в соответствии с регламентом выдачи и учета униформы и спецодежды АО «Туррис», о чем имеются подписи истца в личной карточке учета выдачи СИЗ (л.д.75-76 т.1).

В соответствии с картой специальной оценки условий труда № от 14.05.2014г. по профессии электромонтер технической службы Пансионатов «Балтиец/Буревесник» установлен 2 класс условий труда, с результатами оценки условий труда истец был ознакомлен под подпись (л.д.132-134 т.1).

В период работы с 2015г. с истцом проводился инструктаж по охране труда (первичный, повторный), о чем имеются подписи в журналах регистрации инструктажа по охране труда в АО «Туррис» (л.д.71-74 т.1).

Как пояснил представитель ответчика в суде, электротехнический персонал проходит каждые 3 месяца повторный инструктаж, который проводится по программе первичного инструктажа с изучением инструкции по охране труда для электромонтера. Также в августе 2016г. истцом пройдена очередная проверка знаний с общей оценкой знаний - удовлетворительно 3 гр. по ЭБ.

В соответствии с п.5.1. трудового договора истцу был установлен суммированный учет рабочего времени с графиком работы: два рабочих дня чередующихся с двумя выходными днями с 09-00 до 21-00 с временем приема и пищи и отдыха - 60 минут в промежуток времени с 13-00 до 15-30 (л.д.117-119 т.1).

Как установлено судом, в связи с производственной необходимостью с истцом было подписано дополнительное соглашение от 05.08.2015г. к трудовому договору об изменении с 05.08.2015г. по 30.09.2015г. графика работы сутки через трое с 09-00 до 09-00 следующего дня с временем приема пищи и отдыха 60 минут в промежуток времени с 13-00 до 15-30, 60 минут - с 02-00 до 03-00 (л.д.19 т.1).

Экземпляр дополнительного соглашения истец получил 05.08.2015г., о чем имеется его подпись, соответствующие выплаты истцу производились в соответствии с трудовым законодательством, что подтверждается расчетными листами.

Согласно ст. 114 ТК РФ работникам предоставляются ежегодные отпуска с сохранением места работы (должности) и среднего заработка.

В силу ч. 1 ст. 123 ТК РФ очередность предоставления оплачиваемых отпусков определяется ежегодно в соответствии с графиком отпусков, утверждаемым работодателем не позднее, чем за две недели до наступления календарного года. График отпусков обязателен как для работодателя, так и для работника, что предусмотрено положениями ч. 2 ст. 123 ТК РФ.

Смотреть все судебные практики о Иски о возмещении вреда за увечье и смерть кормильца - в связи с исполнением трудовых обязанностей

В соответствии с ч. 1 ст. 125 ТК РФ разделение ежегодного оплачиваемого отпуска на части возможно только по соглашению между работником и работодателем. При этом хотя бы одна из частей этого отпуска должна быть не менее 14 календарных дней.

На основании заявлений истца от 01.03.2016г., 28.04.2016г., 20.07.2016г. и в соответствии с графиком отпусков, ему был предоставлен ежегодный основной оплачиваемый отпуск с 21.03.2016г. на 14 дней, с 04.05.2016г. на 14 дней, с 04.08.2016г. на 14 дней (л.д.119об.-123 об. т.1).

Таким образом, АО «Туррис» свои обязательства по предоставлению ежегодного отпуска в соответствии с графиком отпусков по заявлению истца выполнило надлежащим образом.

Утверждение истца об исполнении работы лифтера без профессиональной подготовки в соответствии с п.2.21 договора не нашло своего подтверждения в ходе судебного разбирательства.

В период работы истец к обслуживанию лифтового оборудования не привлекался. В штате пансионатов «Балтиец/Буревестник» АО «Туррис» имеется работник в должности лифтер, так же заключен договор на техническое обслуживание лифтового оборудования с ООО "ОТИС Лифт". Дополнительно обучены по обслуживанию лифтового оборудования электромонтеры: ФИО5; ФИО6, ФИО7, инженерно-технический персонал: ФИО8, ФИО9, ФИО10

В журналах по осмотру лифтового оборудования (записи ведутся ежедневно) ни одной записи о работе ФИО2 и его подписи нет.

Истец просит суд взыскать с ответчика в его пользу убытки, связанные с невыдачей специальной одежды для выполнения трудовых обязанностей, в связи с чем ему пришлось работать в собственной одежде, использовать личный инструмент и телефон, а всего на сумму 24 000 рублей.

Истцом не предоставлены в соответствии со ст. 56 ГПК РФ доказательства, безусловно подтверждающие тот факт, что понесенные расходы (на покупку одежды, инвентаря и т.д.) были необходимы, а убытки возникли исключительно от виновных действий или бездействий ответчика.

Доводы истца о том, что предоставленное ему работодателем рабочее место не отвечало требованиям санитарно-эпидемиологических норм, являются голословными, и суд их не принимает во внимание. Истец был трудоустроен 31.03.2015г., стал арендовать номер на территории отеля с октября 2015г. (л.д.116 т.2), что не свидетельствует о вынужденных действиях.

Также не представлено истцом суду доказательств о необходимости совмещения используемого места для проживания с местом несения дежурства и производством в нем ремонтных работ электрооборудования.

В трудовом договоре указано место работы истца: Санкт-Петербург, пос.<адрес> (л.д.12 т.1).

В обоснование заявленных требований о взыскании компенсации морального вреда истец также указывает, что неправомерными действиями работодателя ему были причинены нравственные и психологические страдания, которые выразились к понуждению написания заявления об увольнении.

Доводы истца в незаконном понуждении его к написанию заявления на увольнение по собственному желанию несостоятельны. В заявлении есть прямое указание на волю, свидетельствующую о добровольности его выбора, т.е. имеется формулировка «по собственному желанию», а также дата увольнения согласована между сторонами.

Изучая представленные истцом медицинские документы-выписные эпикризы из ГБУЗ «Городская больница №» <адрес> № б/н о нахождении на ОМР ПсСЗ с 29.10.2015г. по 25.11.2015г. и № о нахождении на ОМР ПсСЗ с 09.02.2016г. по 26.02.2016г, усматривается, что основным клиническим диагнозом указан хронический бронхит и т.п. (л.д.21-23 т.1).

Соответственно, на момент трудоустройства истец уже имел указанные хронические заболевания. Доказательств наличия причинно-следственной связи между действиями или бездействиями ответчика и имеющимися у истца заболеваниями, по его мнению, полученными в период работы в АО «Туррис», в соответствии со ст. 56 ГПК РФ не представлено.

Согласно ст. 151 ГК РФ суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации морального вреда в случае причинения гражданину нравственных и/или физических страданий, которые находятся в причинно-следственной связи с действиями ответчика.

Согласно ст. 237 ТК РФ, моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора.

Основаниями ответственности работодателя за причинение работнику морального вреда являются: наличие морального вреда; неправомерное поведение (действие или бездействие) работодателя, нарушающее права работника; причинная связь между неправомерным поведением работодателя и страданиями работника; вина работодателя.

Согласно п. 2 ст. 1101 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда.

Согласно п. 32 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от ДД.ММ.ГГГГ № "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина" причинение вреда жизни или здоровью гражданина умаляет его личные нематериальные блага, влечет физические или нравственные страдания, потерпевший, наряду с возмещением причиненного ему имущественного вреда, имеет право на компенсацию морального вреда при условии наличия вины причинителя вреда.

При определении размера компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень нравственных или физических страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред, степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства дела.

Согласно абз. 2 ст. 1100 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности.

Учитывая вышеприведенные нормы права, ответственность за причинение истцу морального вреда может быть возложена на АО «Туррис» только в случае наличия вины работодателя, его виновных действий или бездействия. Таких доказательств в соответствии со ст. 56 ГПК РФ суду не представлено.

В силу положений ст. 56 ГПК РФ, содержание которой следует рассматривать в контексте п.3 ст. 123 Конституции РФ и ст. 12 ГПК РФ, закрепляющих принцип состязательности судопроизводства и принцип равноправия сторон, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Согласно ст. 67 ч. 1 ГПК РФ суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

На основании изложенного, исковые требования ФИО2 к АО «Туррис» о взыскании материального ущерба, компенсации морального вреда удовлетворению не подлежат.

Согласно ч. 1 ст. 98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренных ч. 2 ст. 96 ГПК РФ.

В силу положений ч. 1 ст. 88 ГПК РФ судебные расходы состоят из государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела. Статья 94 ГПК РФ к издержкам, связанным с рассмотрением дела, относит, в том числе расходы на оплату услуг представителя.

В связи с тем, что исковые требования ФИО2 к АО «Туррис» удовлетворению не подлежат, оснований для взыскания с ответчика в пользу истца понесенных судебных расходов не имеется.

Руководствуясь ст.ст.12,56,57,194-198 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ

В иске ФИО2 к АО «Туррис» о возмещении материального ущерба, компенсации морального вреда, взыскании судебных расходов отказать.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Санкт-Петербургский городской суд в течение месяца с момента изготовления решения в окончательной форме.

Судья:

В порядке ст. 199 ГПК РФ решение изготовлено 19.09.2017г.

Судья:

Юридическая консультация при поддержке МинЮст России бесплатно!
Юридическая консультация при поддержке МинЮст России бесплатно! Консультация по трудовым спорам с 16 по 30 ноября 1000 руб. бесплатно
Схема работы
  • 01

    Бесплатная консультация

  • 02

    Заключение договора

  • 03

    Представительство в суде

  • 04

    Победное решение

Бесплатная юридическая консультация
+7
Задать вопрос Юрист перезвонит в течение 5 минут
Нажимая кнопку «Задать вопрос», вы принимаете условия
политики обработки персональных данных.

Заявка успешно отправлена!

В ближайшее время с вами свяжется наш юрист и проконсультирует вас.