Задать вопрос
8 800 511 38 27
Бесплатная горячая линия (Москва и регионы РФ)

Решение суда о признании незаконным бездействия, признании незаконным постановления, восстановления срока для поставки на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении, признании права на обеспечение жилым помещением, возложении обязанности включить в сп

Смотреть все судебные практики о Предоставление жилых помещений детям сиротам

Дело № 2-2475/2017

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Ворошиловский районный суд г. Волгограда

в составе председательствующего судьи                Юрченко Д.А.

при секретаре судебного заседания                    Волковой Е.А.,

с участием истца                                Игонина В.А.,

представителя истца                             Кузнецовой А.Ю.,

представителя ответчика-

Комитета образования и науки Волгоградской области    Никуличевой О.Н.,

представителя ответчика-

Комитета строительства Волгоградской области            Мироновой Н.А.

27 сентября 2017 года в г. Волгограде, рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Игонина ФИО11 к Комитету образования и науки Волгоградской области, Комитету строительства Волгоградской области, Администрации Советского района Волгограда, отделу опеки и попечительства Администрации Советского района Волгограда о признании незаконным бездействия, признании незаконным постановления, восстановления срока для поставки на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении, признании права на обеспечение жилым помещением, возложении обязанности включить в список детей – сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, подлежащих обеспечению жилыми помещениями, понуждении к предоставлению жилого помещения,

УСТАНОВИЛ:

Игонин В.А. обратился в суд с иском к Комитету образования и науки Волгоградской области, Комитету Строительства Волгоградской области, Администрации Советского района Волгограда, отделу опеки и попечительства Администрации Советского района Волгограда, в обоснование которого указано, что ДД.ММ.ГГГГ заочным решением Советского районного суда Волгограда его мать лишена родительских прав. В результате чего Игонин В.А. был помещен в детский дом на полное государственное обеспечение на основании Постановления администрации <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ №. Указанным постановление за истцом было закреплено жилое помещение по адресу: <адрес>, Волгоград, общая площадь которого составляла <данные изъяты> году ГБПОУ <данные изъяты>» в адрес администрации <адрес> Волгограда было направлено письмо с просьбой поставить Игонина В.А. на учет в качестве нуждающегося в обеспечении жилым помещением, как лица из категории детей, оставшихся без попечения родителей в <адрес>. Однако, администрация <адрес> Волгограда отказала в удовлетворении требования, мотивировав отказ тем, что за истцом закреплено жилое помещение. Правомерность принятого решения признала также <адрес> Волгограда. В ДД.ММ.ГГГГ года истец вновь обратился в <адрес> Волгограда с просьбой обеспечить его жилым помещением. Из полученного ответа следовало, что в связи с закреплением за истцом жилого помещения, достижением им 23-летнего возраста и не реализацией своего права на обеспечение его жилым помещением до ДД.ММ.ГГГГ основания для обеспечения его жилым помещением отсутствуют. Кроме того, истцом были собраны и поданы необходимые документы в Комитет образования и науки <адрес> для поставки на учет в качестве нуждающегося, как лица относящегося к категории детей, оставшихся без попечения родителей. По итогам рассмотрения заявления был вынесен приказ от ДД.ММ.ГГГГ №, которым ему было отказано во включение в список детей, оставшихся без попечения родителей, которые подлежат обеспечению жилым помещением, в связи с достижением им возраста 23 лет. Считает действиями указанных выше ответчиков нарушено его права. Поскольку за ним закреплено жилое помещение, которое является самовольной постройкой, юридических документов на которое не имеется, в связи с чем Администрация Советского района Волгограда неправомерно ссылалась на наличие закрепленного за ним жилого помещения. Кроме этого полагает, что, поскольку фактически жилого помещения за ним закреплено не было, то органы опеки и попечительства должны были принять меры для включения его в список детей, оставшихся без попечения родителей, подлежащих обеспечению жилыми помещениями. В этой связи просит суд: восстановить Игонину В.А. срок, для постановки на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении по льготной категории, как лица, относящегося к категории детей оставшихся без попечения родителей, а также обжалования бездействия отдела опеки и попечительства Администрации Советского района Волгограда и постановления Администрации Советского района Волгограда № от ДД.ММ.ГГГГ; признать незаконным постановление Администрации Советского района г. Волгограда № от ДД.ММ.ГГГГ в части закрепления без юридических документов за Игониным В.А. жилого помещения, расположенного по адресу: <адрес>; признать незаконным бездействие Отдела опеки и попечительства Администрации Советского района г. Волгограда, выразившееся в уклонении от содействия Игонину В.А. в оформлении документов на постановку на учет в качестве нуждающегося в обеспечении жилым помещением по договору найма; признать за Игониным В.А. право на остановку на учет в качестве нуждающегося в обеспечении жилым помещением, как лица из категории детей, оставшихся без попечения родителей в <адрес>; обязать Комитет образования и науки Волгоградской области включить Игонина В.А. в список детей- сирот детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, которые подлежат обеспечению жилыми помещениями по договору найма специализированного жилищного фонда; обязать Комитет строительства Волгоградской области предоставить Игонину В.А. жилое помещение по договору найма специализированного жилищного фонда.

В судебное заседание истец Игонин В.А., а также его представитель Кузнецова А.Ю., исковые требования поддержали, просили удовлетворить иск в полном объеме.

Представитель ответчика Комитета образования и науки Волгоградской области Никуличева О.Н., действующая на основании доверенности от ДД.ММ.ГГГГ, возражала против удовлетворения иска, полагая, что оснований для включения истца в льготный список лиц на обеспечение жильем не имеется. Право на обеспечение социальным жильем у истца отсутствует, поскольку Игонин В.А. на учет нуждающихся в предоставлении жилого помещения поставлен не был, с заявлением на обеспечение жильем впервые обратился в возрасте 28 лет, когда утратил статус лица из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и право на государственную поддержку по соответствующему основанию, включая право на обеспечение жильем. Кроме того, за Игониным В.А. было закреплено жилое помещение, что в соответствии с действовавшим до ДД.ММ.ГГГГ жилищным законодательством препятствовало принятию его на соответствующий учет и предоставлению ему жилого помещения по договору социального найма. В ходе судебного разбирательства истцом не приведено доказательств, позволяющих установить факт необоснованного лишения его права на обеспечение социальным жильем до достижения возраста 23 лет и\или признать уважительными причины, по которым он ранее не реализовал данное право. В этой связи просила в удовлетворении иска отказать.

    Представитель ответчика Комитета строительства Волгоградской области Миронова Н.А., действующая на основании доверенности от ДД.ММ.ГГГГ, полагала иск необоснованным и неподлежащим удовлетворению, поскольку Игонин В.А. имел закрепленное за ним жилое помещение и до ДД.ММ.ГГГГ не был поставлен на учет нуждающихся в предоставлении жилого помещения по договору социального найма, впервые обратился по вопросу обеспечения социальным жильем, когда утратил статус лица из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Убедительных доказательств в подтверждение наличия объективных и уважительных причин, не позволивших ему своевременно обратиться в орган местного самоуправления с заявлением о постановке на учет для предоставления жилого помещения, не представил.    

Ответчики администрация Советского района г. Волгограда, отдел опеки и попечительства администрации Советского района г. Волгограда будучи надлежаще извещенным, в судебное заседание явку своих полномочных представителей не обеспечили, ходатайствовали о рассмотрении дела в свое отсутствие.

Прокурор Советского района Волгограда, указанный при подаче иска в качестве третьего лица, в судебное заседание не явился явку уполномоченного сотрудника не обеспечил

Выслушав лиц, участвующих в деле, исследовав материалы дела, суд находит иск необоснованным и неподлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

Частью 3 статьи 40 Конституции Российской Федерации закреплено, что малоимущим, иным указанным в законе гражданам, нуждающимся в жилище, оно предоставляется бесплатно или за доступную плату из государственных, муниципальных и других жилищных фондов в соответствии с установленными законом нормами.

Согласно ст. 2 ЖК РФ органы государственной власти и органы местного самоуправления в пределах своей компетенции обеспечивают условия для осуществления гражданам права на жилище.

В силу п. 3, 4, 5 ч. 1 ст. 14 ЖК РФ к компетенции органов местного самоуправления в области жилищных отношений относятся: учет муниципального жилищного фонда; определение порядка предоставления жилых помещений муниципального специализированного жилищного фонда; предоставление в установленном порядке малоимущим гражданам по договорам социального найма жилых помещений муниципального жилищного фонда.

Общие принципы, содержание и меры социальной поддержки детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а также лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, определены в Федеральном законе от ДД.ММ.ГГГГ № 159-ФЗ "О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей".

Статьей 1 Федерального закона от ДД.ММ.ГГГГ № 159-ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» определено, что к лицам из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, относятся лица в возрасте от 18 до 23 лет, у которых, когда они находились в возрасте до 18 лет, умерли оба или единственный родитель, а также которые остались без попечения единственного или обоих родителей и имеют в соответствии с настоящим Федеральным законом право на дополнительные гарантии по социальной поддержке.

Настоящим законом во взаимосвязи с положениями Жилищного кодекса Российской Федерации (ст. 98.1, 109.1 ЖК РФ) в числе иных гарантий по социальной поддержке государством детей-сирот и иных лиц данной категории предусматривается возможность обеспечения последних жильем на безвозмездной основе.

Так, согласно п. 1 ст. 8 Федерального закона от ДД.ММ.ГГГГ № 159-ФЗ (в ныне действующей редакции), детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, лицам из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, которые не являются нанимателями жилых помещений по договорам социального найма или членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма либо собственниками жилых помещений, а также детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, лицам из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, которые являются нанимателями жилых помещений по договорам социального найма или членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма либо собственниками жилых помещений, в случае, если их проживание в ранее занимаемых жилых помещениях признается невозможным, органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации, на территории которого находится место жительства указанных лиц, в порядке, установленном законодательством этого субъекта Российской Федерации, однократно предоставляются благоустроенные жилые помещения специализированного жилищного фонда по договорам найма специализированных жилых помещений.

Жилые помещения предоставляются указанным лицам по достижении ими возраста 18 лет, а также в случае приобретения ими полной дееспособности до достижения совершеннолетия.

В силу п.3 ст. 8 Федерального закона от ДД.ММ.ГГГГ № 159-ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации в порядке, установленном законом субъекта Российской Федерации, формирует список детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, которые подлежат обеспечению жилыми помещениями.

Действовавшим до ДД.ММ.ГГГГ законодательством в отношении детей-сирот и иных лиц данной категории предусматривалось внеочередное предоставление жилых помещений по договорам социального найма при достижении ими 18 лет и наличии определенных условий (ст. 57 ч. 1 п.2 ЖК РФ и прочие нормативно-правовые нормы).

В соответствии со статьей 8 Федерального закона от ДД.ММ.ГГГГ N 159-ФЗ "О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" (в редакции, действовавшей до ДД.ММ.ГГГГ) дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, а также дети, находящиеся под опекой (попечительством), не имеющие закрепленного жилого помещения, после окончания пребывания в образовательном учреждении или учреждении социального обслуживания, а также в учреждениях всех видов профессионального образования, либо по окончании службы в рядах Вооруженных Сил Российской Федерации, либо после возвращения из учреждений, исполняющих наказание в виде лишения свободы, обеспечиваются органами исполнительной власти по месту жительства вне очереди жилой площадью не ниже установленных социальных норм.

В силу части 2 статьи 4 Федерального закона от ДД.ММ.ГГГГ N 15-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части обеспечения жилыми помещениями детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" действие положений ст. 8 Федерального закона от ДД.ММ.ГГГГ N 159-ФЗ "О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" (в редакции настоящего Федерального закона) и Жилищного кодекса Российской Федерации (в редакции настоящего Федерального закона) распространяется на правоотношения, возникшие до вступления в силу настоящего Федерального закона, в случае, если дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, не реализовали принадлежащее им право на обеспечение жилыми помещениями до дня вступления в силу настоящего Федерального закона.

Из приведенных выше норм следует, что дети-сироты, не имевшие закрепленного за ними жилого помещения, до ДД.ММ.ГГГГ имели право на однократное внеочередное предоставление жилого помещения по договору социального найма, а с ДД.ММ.ГГГГ сохраняют право на обеспечение жильем из специализированного жилищного фонда соответствующего субъекта Российской Федерации.

При этом данное право должно быть реализовано лицами указанной льготной категории до достижения 23 лет.

Согласно разъяснениям Верховного Суда Российской Федерации, отсутствие указанных лиц на учете нуждающихся в жилых помещениях без изучения конкретных причин, приведших к этому, само по себе не может рассматриваться в качестве безусловного основания для отказа в его жилищном обеспечении.

Наиболее распространенными причинами несвоевременной постановки детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, и лиц из их числа на учет нуждающихся в жилом помещении, признаваемыми судами уважительными и, как следствие, служащими основанием для судебной защиты права на внеочередное обеспечение жильем, являются: ненадлежащее выполнение обязанностей по защите прав этих лиц в тот период, когда они были несовершеннолетними, их опекунами, попечителями, органами опеки и попечительства, образовательными учреждениями, в которых обучались и (или) воспитывались истцы; незаконный отказ органа местного самоуправления в постановке на учет нуждающихся в жилом помещении; состояние здоровья лица, которое объективно не позволяло ему встать на учет нуждающихся в жилом помещении до достижения возраста 23 лет; установление обстоятельств того, что лицо до достижения 23-летнего возраста предпринимало попытки встать на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении, но не было поставлено на учет из-за отсутствия всех необходимых документов (Обзор практики рассмотрения судами дел, связанных с обеспечением детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, жилыми помещениями, утвержденный Президиумом Верховного Суда РФ ДД.ММ.ГГГГ).

Таким образом, при решении вопроса о возможности или невозможности предоставления детям-сиротам жилого помещения в качестве меры социальной поддержки в свете действующего законодательства суду необходимо проверить наличие закрепленного за ними жилого помещения и, как следствие, права на обеспечение социальным жильем по данному льготному основанию, а также наличие исключительных обстоятельств, воспрепятствовавших реализации права на обеспечение жильем до достижения 23-летнего возраста.

В ходе судебного разбирательства установлено, что Игонин ФИО12, ДД.ММ.ГГГГ года рождения является сыном ФИО8, которая заочным решением Советского районного суда <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ лишена в отношении него родительских прав, отец ФИО7 умер.

Изложенное позволяло отнести Игонина В.А. к категории детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, на которых распространяются гарантии, предусмотренные Законом «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей».

Постановлением Администрации Советского района г. Волгограда области от ДД.ММ.ГГГГ № Игонин В.А. был определен на полное государственное обеспечение в детский дом с закреплением за ним жилого помещения, расположенного в <адрес>.

С ДД.ММ.ГГГГ год Игонин В.А. обучался в ГБПОУ «<данные изъяты>» <адрес>.

Жилое помещение, закрепленное за истцом, куплено ФИО8 по частной сделке, общей площадью 31,8 кв.м., без юридических документов, что следует из инвентарного дела, представленного по запросу суда МУП ЦМБТИ (л.д 37-55).

Согласно ответу на запрос суда Управления Росреестра по <адрес>, каких – либо прав на жилой дом и земельный участок <адрес>, не зарегистрировано (л.д.54-59).

Из ответа на запрос суда Департамента муниципального имущества администрации Волгограда следует, что в Департаменте отсутствуют сведения о предоставлении земельного участка <адрес> гражданам на каком- либо праве (л.д.121).

Согласно справке МБУ «МФЦ» от ДД.ММ.ГГГГ, в жилом <адрес> зарегистрированы по месту жительства: ФИО8 (ДД.ММ.ГГГГ года рождения), ФИО9 (ДД.ММ.ГГГГ года рождения) состоящие в родстве с истцом и ФИО1

Иного жилья в собственности или на ином праве Игонин В.А. не имеет.

Смотреть все судебные практики о Предоставление жилых помещений детям сиротам

Наличие указанного закрепленного жилья, исходя из анализа представленных суду документов, учитывалось органом местного самоуправления в период пребывания Игонина В.А. на полном государственном обеспечении, органом опеки и попечительства <адрес> Волгограда осуществлялось обследование жилищно-бытовых условий в данном помещении.

Так, согласно акту обследования жилищно-бытовых условий ФИО10 от ДД.ММ.ГГГГ года, санитарно–техническое состояние жилого дома находится в удовлетворительном состоянии, в доме поддерживается порядок и чистота, что следует из письменного ответа главы администрации Советского района Волгограда от ДД.ММ.ГГГГ на обращение директора <данные изъяты> (л.дл.108-109).

Изложенное ставит под сомнение доводы истца о том, что по окончании своего обучения в профессиональном училище он не имел возможности вселиться в закрепленное за ним жилое помещение, как и доводы истца о ненадлежащем исполнении органом опеки и попечительства своих обязанностей, что воспрепятствовало его постановке на учет нуждающихся в жилом помещении по договору социального найма.

Также из материалов дела следует, что письмом №/и от ДД.ММ.ГГГГ <адрес> сообщила Игонину В.А., что для рассмотрения вопроса постановки на учет нуждающихся в получении жилого помещения во внеочередном порядке необходимо представить пакет документом (технический паспорт на жилой дом, домовую книгу, справку с места учебы, медицинскую справку, справку БТИ о принадлежности дома) (л.д. 11).

Таким образом из обстоятельств дела следует, что в ДД.ММ.ГГГГ Игонин В.А. пытался реализовать свои права на предоставление жилого помещения, как лицу, оставшемуся без попечения родителей, что свидетельствует о том, что истцу было известно о наличии у него такого права.

Судом принимались меры к истребованию документов по факту обращения Игонина В.А. в администрацию Советского района Волгограда в ДД.ММ.ГГГГ году, однако из ответа заместителя главы Администрации Советского района Волгограда следует, что срок хранения таких документов составляет 5 лет, и на момент истребования указанных сведений данный срок истек, в связи с чем направить их в адрес суда не представляется возможным (л.д.125).

При этом суд обращает внимание, что из представленных документов следует, что в ДД.ММ.ГГГГ году Игонину В.А. не было отказано во включении в поименованный выше список, а лишь было предложено представить дополнительные документы для принятия решения по его заявлению, что также не свидетельствует о бездействии сотрудников Администрации Советского района Волгограда.

В последующем, а именно ДД.ММ.ГГГГ, Игонин В.А. обратился в администрацию Советского района г. Волгограда с заявлением о включении в список детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, которые подлежат обеспечению жилыми помещениями.

ДД.ММ.ГГГГ Администрацией Советского района г. Волгограда дано заключение о необходимости отказа во включении Игонина В.А. в список со ссылкой на то, что Игонин В.А. имел закрепленное жилое помещение, ко дню своего обращения достиг возраста 23 лет и до достижения данного возраста не встал на учет нуждающихся в жилом помещении.

Указанное заключение и иные документы в составе сформированного органом опеки и попечительства учетного дела Игонина В.А. были переданы для окончательного разрешения вопроса о включении истца в список лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, подлежащих обеспечению жилыми помещениями, в Комитет образования и науки Волгоградской области.

Согласно принятому Комитетом образования и науки Волгоградской области Приказу № от ДД.ММ.ГГГГ истцу во включении в заявленный список отказано со ссылкой на то, что он не относится к категории детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и достиг возраста 23 лет.

В судебном заседании на вопрос суда о причинах непредставления необходимых документов в администрацию Советского района Волгограда в ДД.ММ.ГГГГ году Игонин В.А. пояснил, что не смог представить данные документы, так как его мать отказалась дать ему технический паспорт на дом, после чего у него «опустились руки» и он не стал ничего делать.

Также на вопрос суда о наличии препятствий в период с ДД.ММ.ГГГГ годы реализовать свое право, Игонин В.А. пояснил, что в этот период он работал, срочную службу в армии не проходил по причине состояния здоровья, однако серьезных заболеваний, делающих невозможным реализацию его прав, не имел.

В этой связи, находя доводы истца несостоятельными и отказывая Игонину В.А. в удовлетворении заявленных требований, суд руководствуется следующим.

Дополнительные гарантии, установленные Федеральным законом от ДД.ММ.ГГГГ N 159-ФЗ, в том числе и на обеспечение жилой площадью, распространяются исключительно на лиц, не достигших возраста 23 лет.

В настоящем случае Игонин В.А. в надлежащем порядке впервые обратился по вопросу постановки на учет детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, нуждающихся в получении жилых помещений только в ДД.ММ.ГГГГ году, т.е. фактически по достижении возраста 31 года. Ранее этого времени на учете лиц, нуждающихся в жилых помещениях, он не состоял, с заявлением о постановке на учет до достижения возраста 23 лет обращался в ДД.ММ.ГГГГ году, однако мер по предоставлению документов необходимых для рассмотрения вопроса не предпринял.

При этом каких- либо доказательств, объективно препятствующих Игонину В.А. в ДД.ММ.ГГГГ году, и по истечении более десяти лет после этого, реализовать свое право, материалы не содержат и стороной истца не представлено.

Между тем, в силу закона предоставление жилых помещений указанной категории граждан носит заявительный характер и возможно при условии письменного обращения таких лиц в соответствующие органы для принятия их на учет нуждающихся в жилом помещении.

Жилищное законодательство Российской Федерации в части, касающейся предоставления жилых помещений по договору социального найма (как в порядке очередности, так и во внеочередном порядке), также базируется на заявительном характере учета лиц, нуждающихся в обеспечении жильем. Факт такого учета означает констатацию уполномоченным на то органом наличия предусмотренных Жилищным кодексом Российской Федерации, иным Федеральным законом, указом Президента Российской Федерации или законом субъекта Российской Федерации оснований для признания гражданина нуждающимся в жилом помещении и, как следствие, последующую реализацию права на предоставление жилого помещения по договору социального найма.

Таким образом, до достижении возраста 23 лет дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, и лица из их числа, в целях реализации своего права на обеспечение жилым помещением должны встать на учет нуждающихся в получении жилых помещений. По достижении данного возраста указанные граждане уже не могут рассматриваться в качестве лиц, имеющих право на предусмотренные Федеральным законом от ДД.ММ.ГГГГ N 159-ФЗ меры социальной поддержки, так как они утрачивают одно из установленных законодателем условий получения такой социальной поддержки.

По смыслу и содержанию упомянутого Федерального закона N 159-ФЗ именно в возрасте от 18 до 23 лет граждане, оставшиеся в несовершеннолетнем возрасте без родительского попечения, признаются социально незащищенной категорией граждан.

В то же время правовой характер этого статуса сам по себе не подразумевает право данной категории граждан на получение мер социальной поддержки со стороны государства независимо от срока обращения в уполномоченный орган с соответствующим заявлением.

Так, по достижении 23 лет право на предоставление жилья имеют лишь лица, вставшие (поставленные) на учет в качестве нуждающихся в жилом помещении до указанного возраста. В противном случае достижение 23-летнего возраста влечет утрату указанного права, поскольку закон не предусматривает восстановление срока постановки на льготный жилищный учет.

Таким образом, гражданин, в прошлом относившийся к числу детей-сирот или детей, оставшихся без попечения родителей, не может претендовать на получение жилого помещения, если он обратился с соответствующим заявлением после того, как достиг возраста 23 лет.

Судом бесспорно установлено, что истец не был поставлен на учет в качестве лица, нуждающегося в жилом помещении по вышеназванной категории граждан, обратился с таким заявлением лишь в 2016 году в возрасте 31 лет, когда утратил статус лица, оставшегося без попечения родителей. Доказательств обратному истец суду не представил.

Суду не представлено отвечающих требованиям относимости и допустимости доказательств того, что причины, по которым истец не встал (не был поставлен) на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении являются уважительными.

Не имеется оснований считать, что истец не встал (не был поставлен) на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении до достижения им возраста 23 лет в силу незаконного отказа органа местного самоуправления в постановке на учет, состояния здоровья истца, которое объективно не позволяло ему в указанный период встать на учет нуждающихся в жилом помещении, до достижения возраста 23 лет истец предпринимал попытки встать на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении, но из-за отсутствия необходимых документов не был поставлен на учет.

Между тем, правовые основания предоставления любого вида социальной помощи (в том числе, по кругу лиц, на которых она распространяется, ее виды и размеры) устанавливаются законом (часть 2 статьи 39 Конституции Российской Федерации), в том числе, исходя из имеющихся у государства на данном этапе социально-экономического развития финансовых и иных средств и возможностей.

Федеральный закон от ДД.ММ.ГГГГ N 159-ФЗ (в ред. от ДД.ММ.ГГГГ) "О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей", как указано в его преамбуле, определяет общие принципы, содержание и меры социальной поддержки детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а также лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

К последним названный Закон относит лиц в возрасте от 18 до 23 лет, у которых, когда они находились в возрасте до 18 лет, умерли оба или единственный родитель, а также которые остались без попечения единственного или обоих родителей и имеют в соответствии с данным Федеральным законом право на дополнительные гарантии по социальной поддержке.

Установленный законодателем возрастной критерий 23 года учитывает объективные сложности в социальной адаптации лиц, из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. В части, относящейся к установлению дополнительных гарантий в виде права на обеспечение жилым помещением, это направлено, в том числе, и на предоставление этой категории граждан дополнительной возможности в течение пяти лет самостоятельно реализовать соответствующее право, если по каким-либо причинам с заявлением (ходатайством) о постановке такого лица на учет нуждающихся в предоставлении жилья не обратились лица и органы, на которые возлагалась обязанность по защите их прав в тот период, когда они были несовершеннолетними.

В силу вытекающей из статей 7, 38 и 39 Конституции Российской Федерации обязанности государства по защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а также определяемых статьей 1 Федерального закона N 159-ФЗ понятий детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, статус социально защищаемой этим Законом категории совершеннолетних граждан связывается с необходимостью преодоления той трудной жизненной ситуации, в которой эти граждане оказались в детстве (в несовершеннолетнем возрасте), и предоставляемые государством меры социальной поддержки в соответствии с данным Законом призваны помочь этой категории граждан адаптироваться в самостоятельной жизни уже после достижения ими совершеннолетия.

Именно в возрасте от 18 до 23 лет по смыслу и содержанию Федерального закона N 159-ФЗ граждане, оставшиеся в несовершеннолетнем возрасте без родительского попечения, признаются социально незащищенной и требующей дополнительной поддержки со стороны государства категорией граждан. Правовой характер этого статуса сам по себе не подразумевает право данной категории граждан на получение мер социальной поддержки со стороны государства на основании указанного Закона независимо от срока обращения в уполномоченный орган с соответствующим заявлением.

С достижением возраста 23 лет такие граждане, не обратившиеся с соответствующим заявлением в компетентный орган местного самоуправления, уже не могут рассматриваться в качестве лиц, имеющих право на предусмотренные указанным Законом меры социальной поддержки, так как утрачивается одно из установленных законодателем условий получения такой социальной поддержки.

Не противоречат изложенному и положение статьи 8 Федерального закона от ДД.ММ.ГГГГ N 159-ФЗ (в ред. от ДД.ММ.ГГГГ) "О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей", поскольку право на обеспечение жилыми помещениями по основаниям и в порядке, которые предусмотрены данной статьей, сохраняется за лицами, которые относились к категории детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и достигли возраста 23 лет, до фактического обеспечения их жилыми помещениями, в случае наличия их письменного обращения в возрасте от 18 до 23 лет в компетентный орган местного самоуправления (абзац 3 части 1 статьи 8) и нереализованного права на жилое помещение, допущенного по независящим от таких граждан причинам.

В ходе судебного разбирательства не установлено наличие объективных и исключительных причин, препятствовавших обращению истца в компетентный орган по вопросу постановки на учет нуждающихся в жилом помещении в качестве лица, имеющего предусмотренное законом право на обеспечение жилым помещением, ранее ДД.ММ.ГГГГ – достижения истцом возраста 23 лет.

В этой связи, учитывая, что Игонин В.А. в установленные законом срок и порядке не подал заявление, ему не было отказано во включении в поименованный выше список в виду наличия закрепленного за ним жилого помещения, то при рассмотрении настоящего спора не имеет юридического значения факт того, что жилой <адрес> фактически не является объектом гражданских прав, поскольку приобретался и строился без юридических документов.

Таким образом оснований для удовлетворения заявленных истцом требований не имеется, а потому в удовлетворении заявленных Игониным В.А. исковых требованиях надлежит отказать в полном объеме.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 194-199 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ

Игонину ФИО13 в удовлетворении исковых требований к Комитету образования и науки Волгоградской области, Комитету строительства Волгоградской области, Администрации Советского района г. Волгограда, Отделу опеки и попечительства <адрес> о восстановлении Игонину В.А. срока, для постановки на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении по льготной категории, как лица, относящегося к категории детей оставшихся без попечения родителей, а также обжалования бездействия отдела опеки и попечительства Администрации Советского района Волгограда и постановления Администрации Советского района Волгограда № от ДД.ММ.ГГГГ; признании незаконным постановление Администрации Советского района г. Волгограда № от ДД.ММ.ГГГГ в части закрепления без юридических документов за Игониным В.А. жилого помещения, расположенного по адресу: <адрес>; признании незаконным бездействия Отдела опеки и попечительства Администрации Советского района г. Волгограда, выразившееся в уклонении от содействия Игонину В.А. в оформлении документов на постановку на учет в качестве нуждающегося в обеспечении жилым помещением по договору найма; признании за Игониным В.А. права на остановку на учет в качестве нуждающегося в обеспечении жилым помещением, как лица из категории детей, оставшихся без попечения родителей в Волгоградской области; возложении обязанности на Комитет образования и науки Волгоградской области включить Игонина В.А. в список детей- сирот детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, которые подлежат обеспечению жилыми помещениями по договору найма специализированного жилищного фонда; возложении обязанности на Комитет строительства Волгоградской области предоставить Игонину В.А. жилое помещение по договору найма специализированного жилищного фонда, - отказать.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Волгоградский областной суд через Ворошиловский районный суд г. Волгограда в течение месяца со дня его принятия в окончательной форме.

Председательствующий                    Юрченко Д.А.

Мотивированное решение суда составлено 02 октября 2017 года.

Судья                                Юрченко Д.А.

Юридическая консультация при поддержке МинЮст России бесплатно!
Юридическая консультация при поддержке МинЮст России бесплатно! Консультация по семейным делам с 1 по 10 декабря 1000 руб. бесплатно
Схема работы
  • 01

    Бесплатная консультация

  • 02

    Заключение договора

  • 03

    Представительство в суде

  • 04

    Победное решение

Бесплатная юридическая консультация
+7
Задать вопрос Юрист перезвонит в течение 5 минут
Нажимая кнопку «Задать вопрос», вы принимаете условия
политики обработки персональных данных.

Заявка успешно отправлена!

В ближайшее время с вами свяжется наш юрист и проконсультирует вас.