Задать вопрос
8 800 511 38 27
Бесплатная горячая линия (Москва и регионы РФ)

Решение суда о признании недействительным договора в части № 02-0102/2015

Смотреть все судебные практики о Судебная практика по защите прав потребителя

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

23 декабря 2015 года г. Москва Тушинский районный суд г. Москвы в составе председательствующего судьи Поповой З.Н., с участием прокурора Коробковой А.Д., адвокатов Иньковой В.Г., Поляк М.И., при секретаре Халаповой Э.А., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское

дело № 2- 102/15 по

иску Кленовой М.Ю. к ООО «Инновационный стоматологический центр «НАНО- ДЕНТ», Газатуллину Р.М, о признании договоров притворными сделками, применении последствий недействительности с

делок, взыскании стоимости

оказанных медицинских услуг, неустойки, убытков, штрафа, компенсации морального вреда, по встречному иску ООО «Инновационный стоматологический центр «НАНО-ДЕНТ» к Кленовой М.Ю. о признании недействительным договора в части,

УСТАНОВИЛ:

Кленова М.Ю. обратилась в суд с иском к ООО «Инновационный стоматологический центр «НАНО-ДЕНТ», Гизатуллину Р.М., в котором после произведенных уточнений и дополнений в порядке ст. 39 ГПК РФ просит признать договоры займа №11 от 14.03.2008 г., №12 от 02.02.2009 г., №21 от 25.06.2010 г., заключенные между Кленовой М.Ю. и Гизатуллиным Р.М., притворными сделками, прикрывающими договоры об оказании медицинских услуг, применить последствия недействительности ничтожной сделки, и применить к договорам займа №11 от 14.03.2008 г., №12 от 02.02.2009 г., №21 от 25.06.2010 г., заключенным между Кленовой М.Ю. и Гизатуллиным Р.М.

правила, относящиеся к договорам об оказании медицинских услуг, просит взыскать с ООО «ИСЦ «НАНО-ДЕНТ» в свою пользу стоимость некачественно оказанных медицинских услуг в размере 401 800 руб., неустойку в размере 263 222 руб., понесенные расходы по устранению недостатков оказанной истцу услуги третьими лицами в размере 334 978 руб., компенсацию морального вреда в размере 200 000 руб., штраф в соответствии с п. 6 ст. 13 Закона РФ «О защите прав потребителей», а также денежную сумму в размере 747 400 руб., соответствующую стоимости восстановительного лечения (т. 1, л.д. 5- 7, 149-158, т. 3, л.д. 77).

В обоснование своих требований истец указывает, что в марте 2008 года обратилась за медицинской помощью к ответчику, в ООО «ИСЦ «НАНО-ДЕНТ», по вопросу лечения имевшегося у неё заболевания, адентии, атрофии костной ткани, для прохождения лечения, имплантации и протезирования верхней и нижней челюсти. 14 марта 2008 г. ею были переданы ответчику Гизатуллину Р.М., который являлся учредителем, генеральным директором ООО «ИСЦ «НАНО- ДЕНТ», а также лечащим врачом, денежные средства в размере 230 000 руб. для оплаты лечения зубов верхней челюсти, оплаченные истцом услуги включали в себя: лечение зубов и остеопластику в зоне имплантации, временную конструкцию (капу), установку дентальных имплантов, металлокерамику, инъекцию аутоплазмы вне зоны имплантации. Получение денежных Гизатуллиным Г.М. было оформлено договором займа №11 от 14.03.2008 г. на сумму 230 000 руб., на котором в последующем сделаны отметки о произведенных доплатах, общая стоимость услуг составила 256 800 руб. 02.02.2009 г. между истцом и Гизатуллиным Р.М. был заключен договор займа №12 на сумму 25 000 руб., для оплаты услуг по лечению зубов нижней челюсти, в последствии на договоре Гизатуллиным Р.М. были сделаны отметки о произведенных доплатах за оказанные услуги, общая стоимость услуг по договору №12 составила 145 000 руб. 25.06.2010 г. между Кленовой М.Ю. и Гизатуллиным Р.М. был заключен договор займа №21 на сумму 48 000 руб., стоимость по которому входит в сумму договора №12, в п.4 договора №21 предусмотрено, что «вместо возврата займа займодавец согласен получить услуги по имплантации и протезированию левого сегмента нижней челюсти». Лечение истца производил Гизатуллин Р.М.

на оборудовании ООО «ИСЦ «НАНО-ДЕНТ». В силу отсутствия познаний в области юриспруденции истец не осознавала, что выбранный генеральным директором «ИСЦ «НАНО-ДЕНТ» тип договора не соответствует фактическим условиям сделки и прикрывает иной договор – договор об оказании медицинских услуг, что подтверждается записями на текстах договоров, наличием в договоре №21 п. 4, оформлением Гизатуллиным Р.М. рецептов и направления на ортопантомограмму от 07.10.2009 г., электронные письма ответчика. В связи с чем, договоры займа №11 от 14.03.2008 г., №12 от 02.02.2009 г., №21 от 25.06.2010 г. являются притворными сделками, прикрывающими договоры об оказании медицинских услуг, и к ним подлежат применению последствия недействительности ничтожной сделки, также к ним подлежат применению правила, относящиеся к договорам об оказании медицинских услуг. В результате проведенных в ООО «ИСЦ «НАНО-ДЕНТ» врачом Гизатуллиным Р.М операций по лечению, имплантации и протезированию зубов верхней и нижней челюсти истцу был причин вред здоровью, который выразился в постоянных болях в зоне имплантации, гнойном воспалении, поломке ортопедических конструкций, травматизации нерва нижней челюсти, следствием чего стало удаление всех имплантов и последующее длительное лечение. Истец испытывала физические и нравственные страдания, так как от проведенного у ответчика лечения у неё опухали и кровоточили десны, болела голова и мышцы челюсти, появился шум в ушах, бессонница, она была лишена возможности нормально питаться, постоянно испытывала стресс. В связи с невозможностью урегулировать спор путем переговоров, ответчику была направлена претензия о возврате уплаченной суммы, которая получена ООО «ИСЦ «НАНО-ДЕНТ» 27.05.2013 г., при этом содержащиеся в ней требования ответчиком не выполнены. В связи с некачественно оказанными ООО «ИСЦ «НАНО-ДЕНТ» медицинскими услугами Кленова М.Ю. вынуждена была обратиться в Московский государственный медико- стоматологический университет для прохождения лечения, по состоянию на 11.12.2014 г. стоимость лечения составила 334 978 руб. Также в связи с повреждением нижнечелюстного нерва в процессе имплантации зубов 3.4 и/или 3.6. и возникшей в результате этого парастезии, повлекшего необходимость срочного удаления установленных ответчиком имплантов, для восстановительного лечения и установления имплантов на нижней челюсти, истцу необходима сумма в размере 747 400 руб. Истец просит взыскать с ответчика денежную сумму в размере 401 800 руб., уплаченную за некачественно оказанную услугу, неустойку в соответствии с п. 5 ст. 28 Закона РФ «О защите прав потребителей» за период с 07.06.2013 г. по 04.07.2014 г. в размере 263 222 руб., расходы, понесенные по устранению недостатков оказанных в ООО «ИСЦ «НАНО-ДЕНТ» медицинских услуг третьими лицами, в размере 334 978 руб., денежную сумму в размере 747 400 руб., моральный вред в сумме 200 000 руб., а также штраф в соответствии с п. 6 ст. 13 Закона РФ «О защите прав потребителей».

ООО «ИСЦ «НАНО-ДЕНТ» предъявлены встречные требования к Кленовой М.Ю., о признании недействительным договора займа №21 от 25.06.2010 г., заключенного между Кленовой М.Ю. и Гизатуллиным Р.М., на сумму 48 000 руб.

в части п. 4 следующего содержания «Вместо возврата займа «Займодавец» согласен получить услуги по имплантации и протезированию левого сегмента нижней челюсти» (т. 1, л.д. 64-67).

В обоснование встречного иска ООО «ИСЦ «НАНО-ДЕНТ» указывает следующее.

Договор №21 от 25.06.2010 г. заключен между двумя физическими лицами, содержит в себе все существенные условия договора займа, при этом предусматривает возможность оказания займодавцу медицинских услуг. Оказание платных медицинских услуг регулируется Федеральным законом от 21.11.2011 г.

№323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», Правилами предоставления медицинскими организациями платных медицинских услуг, утвержденными Постановлением Правительства РФ от 04.10.2012 г.

№1006, в соответствии с которыми исполнителем по договору оказания платных медицинских услуг не может быть физическое лицо, п. 4 договора займа №21 от 25.06.2010 г. противоречит положениям закона, в связи с чем, договор займа №21 в этой части в соответствии с положениями ст. 168 ГК РФ является ничтожным.

Истец Кленова М.Ю., и её представитель, адвокат Поляк М.И. в судебном заседании исковые требования поддержали, пояснив, что ответчиком ООО «ИСЦ «НАНО-ДЕНТ» оказывались ей медицинские услуги с 2008 года, в отсутствие лицензии на оказание медицинских услуг по имплантации и протезированию, о чем истец не была поставлена в известность. Протезы, которые были установлены ответчиком на верхнюю челюсть, неоднократно падали, становились подвижными, в январе 2012 г. врач повредил имплант, в процессе лечения обе челюсти находились в воспаленном состоянии, что привело к возникновению хронических процессов, повлекших удаление всех имплантов и зубов на верхней челюсти, также у истца был травмирован лицевой нерв, что привело к заболеванию «посттравматическая нейропатия третьей ветви тройничного нерва», и длительному лечению. Истцом был заключен договор с ООО «Профессорская авторская стоматологическая клиника и Ко» по восстановительному лечению и установке имплантов на нижней челюсти, составлен план лечения, в соответствии с которым стоимость услуг составит 747 400 руб.

Ответчик Гизатуллин Р.М., его представитель, адвокат Инькова В.Г., в судебном заседании исковые требования Кленовой М.Ю. не признали по основаниям, изложенным в письменных возражениях на иск (т.2, л.д. 131-136), ссылаясь в числе прочего на то, что 25.06.2010 г. он, Гизатуллин Р.М., как физическое лицо, взял в долг у Кленовой М.Ю. денежную сумму в размере 48 000 руб., подписал договор займа на указанную сумму, между ними была договоренность о возврате денег до конца 2010 г., Кленова М.Ю. планировала обратиться в клинку в 2011 г. ООО «ИСЦ «НАНО-ДЕНТ» осуществляет свою деятельность на основании лицензии с мая 2010 г., Кленова М.Ю. обратилась в клинику в 2011 г., отказалась подписать договор на оказание платных медицинских услуг, до ноября 2012 г. ей оказывались медицинские услуги, с ноября 2012 г. она в клинику не являлась. На его предложение вернуть сумму долга она отказывалась получать деньги. Возражая против удовлетворения требований истца в части взыскания стоимости будущего лечения Кленовой М.Ю.

в ООО «Профессорская авторская стоматологическая клиника и Ко» ответчик указал, что в представленном истцом плане лечения не указан диагноз, при этом план лечения составлен для здорового человека, без учета состояния здоровья Кленовой М.Ю.

Представители ответчика ООО «ИСЦ «НАНО-ДЕНТ», адвокат Инькова В.Г., и Плешкан Л.А., действующие на основании доверенности, исковые требования Кленовой М.Ю. не признали по основаниям, изложенным в письменом отзыве на иск (т. 1, л.д. 96-97, т. 2, л.д. 101-102, 147-153), из которых следует, что лицензия на осуществление медицинской деятельности получена ответчиком ООО «ИСЦ «НАНО-ДЕНТ» 06.05.2010 г., и никаких медицинских услуг до 2010 г.

ответчик истцу оказывать не мог. Кленова М.Ю. обратилась в ООО «ИСЦ «НАНО- ДЕНТ» в сентябре 2011 г., ей было предложено подписать договор об оказании платных медицинских услуг, от чего она отказалась, стоимость оказанных ответчиком услуг составила 50 000 руб. Также ответчиком заявлено о подложности доказательств, а именно, договоров займа №11 рт 14.03.2008 г.

на сумму 235 000 руб. и №12 от 02.02.2009 г. на сумму 138 000 руб., которые Гизатуллиным Р.М. не подписывались, о применении к требованиям истца о признании договоров займа №11 от 14.03.2008 г. , №12 от 02.02.2009 г., №21 от 25.06.2010 г. ничтожными сделками и применении к ним последствий недействительности ничтожной сделки, срока исковой давности, который в соответствии с п. 1 ст. 181 ГК РФ, составляет три года со дня, когда началось исполнение сделки. ПО мнению представителей ответчика, доводы истца о том, что имеющееся у неё заболевание возникло вследствие действий ответчика ООО «ИСЦ «НАНО-ДЕНТ» не нашли подтверждение в ходе рассмотрения дела.

Встречный иск ООО «ИСЦ «НАНО-ДЕНТ» представители Инькова В.Г. и Плешкан Л.А. поддержали.

Гизатуллина Р.М. также поддержал заявленные ООО «ИСЦ «НАНО-ДЕНТ» встречные требования.

Кленова М.Ю. и её представитель, адвокат Поляк М.И., возражали против удовлетворения встречных требований ООО «ИСЦ «НАНО-ДЕНТ» по основаниям, изложенным в отзыве на заявление (т. 1, л.д. 205-208), ссылаясь на то, что по заявленным ответчиком требованиям истек срок исковой давности, установленный ст. 181 ГК РФ, и составляющий три года со дня, когда началось исполнение сделки. Ссылаются также на то, что ответчиком не представлено доказательств подложности предоставленных истцом договоров займа №11 от 14.03.2008 г. и №12 от 02.02.2009 г.

Суд, выслушав объяснения истца Кленовой М.А., её представителя адвоката Поляк М.И., ответчика Гизатуллина Р.М., представителей ответчика ООО «ИСЦ «НАНО-ДЕНТ», адвоката Инькову В.Г. и Плешкан Л.А., огласив показания свидетеля Кленовой А.А., пояснения эксперта Шмарова Л.А., выслушав заключение прокурора, полагавшего требования истца Кленовой М.А.

обоснованными в части, исследовав письменные материалы дела, находит исковые требования Кленовой М.А. подлежащими частичному удовлетворению.

В соответствии со ст. 4 Закона «О защите прав потребителей», продавец (исполнитель) обязан передать потребителю товар (выполнить работу, оказать услугу), качество которого соответствует договору. При отсутствие в договоре условий о качестве товара (работы, услуги) продавец (исполнитель) обязан передать потребителю товар (выполнить работу, оказать услугу), соответствующий обычно предъявляемым требованиям и пригодный для целей, для которых товар (работа, услуга) такого рода обычно используется.

В силу ст. 779 ГК РФ по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги.

В соответствии со ст. 29 Закона «О защите прав потребителей» потребитель вправе отказаться от исполнения договора о выполнении работы (оказании услуги), если им обнаружены существенные недостатки выполненной работы (оказанной услуги) или иные существенные отступления от условий договора.

Потребитель вправе также потребовать полного возмещения убытков, причиненных ему в связи с недостатками выполненной работы (оказанной услуги).

В судебном заседании установлено, что Кленовой М.Ю. оказывались медицинские услуги в ООО «ИСЦ «НАНО-ДЕНТ».

Как следует из выписки из ЕГРЮЛ, ООО «ИСЦ «НАНО-ДЕНТ» создано 13.10.2006 г., Гизатуллин Р.М. является одним из учредителей и руководителем юридического лица (т. 1, л.д. 22-25).

06.05.2010 г. ООО «ИСЦ «НАНО-ДЕНТ» выдана лицензия на осуществление медицинской деятельности, в приложении к которой в составе лицензируемых видов деятельности указана номенклатура работ и услуг, среди которых «При осуществлении амбулаторно-поликлинической медицинской помощи, в том числе: в) при осуществлении специализированной медицинской помощи по: ортодонтии, Стоматологии ортопедической, стоматологии терапевтической, стоматологии хирургической» (т. 1, л.д.98-100).

17.09.2011 г. на Кленову М.Ю. в ООО «ИСЦ «НАНО-ДЕНТ» заполнена медицинская карта стоматологического больного №150, из которой усматривается, что на приеме 17.09.2011 г. больная жаловалась на адентию нижней челюсти слева, оголение корней и подвижность зубов, подвижность металлокерамической конструкции на верхней челюсти, больной был поставлен диагноз: адентия левой нижней челюсти с 34 зуба, очаговый парадонтит в области 43, 42, 41, 31, 32, 33 зубов. 31 марта 2012 г. ей была проведена имплантация на место 34 зуба, 27 апреля 2012 г. проведена имплантация на место 36 зуба, в последующий период Кленовой М.Ю. проведена фиксация абатментов, сняты слепки под временную конструкцию, сняты слепки под металлокерамическую конструкцию, последний визит пациентки в клинику состоялся 05.11.2012 г.

(т. 1, л.д. 29-51).

В ходе рассмотрения дела судом обозревался журнал регистрации договоров ООО «ИСЦ «НАНО-ДЕНТ», в котором имеются записи начиная с января 2010 г., на странице №14 журнала под порядковым № 150 имеется запись от 17.09.2012 г. о заключении договора с Кленовой М.Ю., последняя запись под № 809 от 18.02.2015 г., журнал прошит и пронумерован (т. 2, л.д. 141-144).

Заявляя о том, что ООО «ИСЦ «НАНО-ДЕНТ» оказывало ей платные медицинские услуги по имплантации и протезированию верхней челюсти с марта 2008 г., Кленовой М.Ю. в подтверждение возникших между сторонами правоотношений и оплаты оказанных ответчиком услуг представлены договоры займа, заключенные между ней и Гизатуллиным Р.М.: №11 от 14 марта 2008 г. на сумму 235 000 руб. (т. 1, л.д. 8), № 12 от 02 февраля 2009 г. на сумму 138 000 руб., и № 21 от 25 июня 2010 г. на сумму 48 000 руб. (т. 1, л.д. 8, 9, 10).

Из текста договоров №11 и №12 следует, что займодавец Кленова М.Ю. передает заемщику Гизатуллину Р.М. в собственность денежные средства на срок, указанный в п. 2 договоров, на тексте договоров также имеются рукописные записи, которые, по доводам истца, сделаны Гизатуллиным Р.М., подтверждают оказанные ответчиком услуги в период времени 2008 г. – 2009 г. и полученные в их оплату денежные средства.

В договоре №21 от 25.06.2010 г. содержится п. 4 о том, что «вместо возврата суммы займа «Займодавец» согласен получить услуги по имплантации и протезированию левого сегмента нижней челюсти».

Оценивая доводы Кленовой М.Ю. о том, что заключенные с ответчиком договоры займа являлись притворными сделками, суд руководствуется следующим.

Из п. 1 ст. 431 ГК РФ следует, что при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

В соответствии с п. 1 ст. 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

Согласно п. 1 ст. 807 ГК РФ по договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег.

По смыслу положений п. 1 ст. 810 ГК РФ заемщик обязан возвратить заимодавцу полученную сумму займа в срок и в порядке, предусмотренном договором займа.

Пунктом 2 статьи 808 ГК РФ предусмотрено, что в подтверждение договора займа и его условий может быть представлена расписка заемщика или иной документ, удостоверяющие передачу ему заимодавцем определенной денежной суммы.

Представленные истцом договоры займа содержат все существенные условия договора займа.

Притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, в том числе сделку на иных условиях, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа и содержания сделки применяются относящиеся к ней правила (п. 2 ст. 170 ГК РФ).

По смыслу приведенной нормы по основанию притворности может быть признана недействительной лишь та сделка, которая направлена на достижение других правовых последствий и прикрывает иную волю всех участников сделки (Определение Верховного Суда Российской Федерации от 16.07.2013 N 18-КГ13- 55).

Оспариваемые истцом договоры займа №11 от 14 марта 2008 г., № 12 от 02 февраля 2009 г., и № 21 от 25 июня 2010 г. заключены между физическими лицами: Кленовой М.Ю. и Гизатуллиным Р.М., и не могут прикрывать договор об оказании платных медицинских услуг, заключенный между Кленовой М.Ю. и ООО «ИСЦ НАНО-ДЕНТ», поскольку последний стороной с

делок не являлся.

Из содержания п. 2 ст. 170 ГК РФ усматривается, что притворная сделка и

сделка, которую стороны действительно имели в виду (прикрываемая притворной), должны быть совершены между одними и теми же сторонами.

С учетом изложенного выше, доводы Кленовой М.Ю. являются несостоятельными, и требования истца о признании договоров займа №11 от 14.03.2008 г., №12 от 02.02.2009 г., №21 от 25.06.2010 г., заключенных между Кленовой М.Ю. и Гизатуллиным Р.М., притворными сделками, прикрывающими договоры об оказании медицинских услуг, применении последствий недействительности ничтожной сделки удовлетворению не подлежат.

Отказывая в удовлетворении исковых требований Кленовой М.Ю. в этой части, суд также находит обоснованными доводы представителей ответчиков о пропуске истцом срока исковой давности, поскольку в соответствии с ч. 1 ст. 181 ГК РФ срок исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки и о признании такой сделки недействительной (пункт 3 статьи 166) составляет три года. Течение срока исковой давности по указанным требованиям начинается со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки, т.е. с момента передачи денежных средств по договорам, 14.03.2008 г., 02.02.2009 и 25.06.2010 г. соответственно, и к моменту заявления требований о ничтожности указанных с

делок, 11.12.2014 г.,

сроки исковой давности по всем договорам истекли, при этом доказательств наличия уважительных причин пропуска установленного законом срока в соответствии со ст. 205 ГК РФ истцом не представлено.

Согласно п.1 ст. 168 ГК РФ (в редакции, действовавшей на момент заключения договора) сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

Доводы встречного искового заявления ООО «ИСЦ НАНО-ДЕНТ» о том, что оспариваемый пункт договора противоречит п. 11 ст. 2 Закона об охране здоровья, суд также находит несостоятельными, принимая во внимание, что в п. 4 договора №21 от 25.06.2010 г. отсутствует указание на то, кем именно могут оказываться услуги займодавцу, Кленовой М.Ю., по имплантации и протезированию левого сегмента нижней челюсти, и что они будут оказываться Гизатулиным Р.М. как физическим лицом.

Кроме этого, суд находит заслуживающими внимание доводы Кленовой М.Ю. и её представителя о пропуске ООО «ИСЦ НАНО-ДЕНТ» срока исковой давности, установленного ч. 1 ст. 181 ГК РФ, для оспаривания договора займа, поскольку исполнение договора займа №21 от 25.06.2010 г. началось в день заключения договора, передачей денежных средств в размере 48 000 руб., в то время, как требования об оспаривании условий договора заявлено ООО «ИСЦ НАНО-ДЕНТ» 03.10.2014 г., после обращения в суд Кленовой М.Ю. и предоставления ею договора займа №21 от 25.06.2010 г. в качестве доказательства обоснованности своих требований.

В соответствии со статьей 41 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь.

В силу статьи 2 Федерального закона от 21 ноября 2011 года N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» под здоровьем понимается состояние физического, психического и социального благополучия человека, при котором отсутствуют заболевания, а также расстройства функций органов и систем организма.

Согласно пунктам 3, 4 приведенной нормы права медицинская помощь - комплекс мероприятий, направленных на поддержание и (или) восстановление здоровья и включающих в себя предоставление медицинских услуг, а медицинская услуга - медицинское вмешательство или комплекс медицинских вмешательств, направленных на профилактику, диагностику и лечение заболеваний, медицинскую реабилитацию и имеющих самостоятельное законченное значение.

Под качеством медицинской помощи в соответствии с пунктом 21 указанной выше статьи понимается совокупность характеристик, отражающих своевременность оказания медицинской помощи, правильность выбора методов профилактики, диагностики, лечения и реабилитации при оказании медицинской помощи, степень достижения запланированного результата.

Согласно ст. 4 ФЗ от 21 ноября 2011 года N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» основными принципами охраны здоровья являются соблюдение прав граждан в сфере охраны здоровья и обеспечение связанных с этими правами государственных гарантий, приоритет интересов пациента при оказании медицинской помощи, приоритет охраны здоровья детей, ответственность органов государственной власти и органов местного самоуправления, должностных лиц организаций за обеспечение прав граждан в сфере охраны здоровья, доступность и качество медицинской помощи.

В силу положений ст. 10 ФЗ от 21 ноября 2011 года N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» доступность и качество медицинской помощи обеспечиваются применением порядков оказания медицинской помощи и стандартов медицинской помощи; предоставлением медицинской организацией гарантированного объема медицинской помощи в соответствии с программой государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи.

Статьей 79 указанного выше Федерального закона предусмотрено, что медицинская организация обязана осуществлять медицинскую деятельность в соответствии с законодательными и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, в том числе порядками оказания медицинской помощи и стандартами медицинской помощи.

Смотреть все судебные практики о Судебная практика по защите прав потребителя

В силу частей 2, 3 ст. 98 Федерального закона от 21 ноября 2011 года N 323- ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» медицинские организации, медицинские работники и фармацевтические работники несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации за нарушение прав в сфере охраны здоровья, причинение вреда жизни и (или) здоровью при оказании гражданам медицинской помощи.

Вред, причиненный жизни и (или) здоровью граждан при оказании им медицинской помощи, возмещается медицинскими организациями в объеме и порядке, установленных законодательством Российской Федерации.

Исходя из анализа действующего законодательства о здравоохранении, лечение представляет собой реализацию медицинским учреждением индивидуальной тактики оказания медицинской помощи в соответствии с уровнем современной медицины, с соблюдением порядков и стандартов оказания медицинской помощи.

Оценивая доводы Кленовой М.Ю. о том, что в ООО «ИСЦ НАНО-ДЕНТ» ей были оказаны услуги по имплантации и протезированию верхней и нижней челюсти в период времени с марта 2008 года по ноябрь 2012 г., суд принимает во внимание, что истцом в соответствии с положениями ст. 56 ГПК РФ не представлено достоверных и допустимых доказательств проведения лечения и протезирования верхней челюсти в период времени до сентября 2011 г.

Так, в отсутствие договора на оказание медицинских услуг и медицинской документации, подтверждающей обращение истца к ответчику в период, предшествовавший 17.09.2011 г., суд не может расценивать в качестве надлежащего доказательства оказания ответчиком медицинских услуг в объеме, указанном истцом, рукописные записи на договорах займа №11 от 14 марта 2008 г. и №12 от 02 февраля 2009 г., поскольку они сделаны на документах, не содержащих какой-либо информации, имеющей отношение к правоотношениям по оказанию медицинских услуг, значение этих записей и их принадлежность сотрудникам ООО «ИСЦ НАНО-ДЕНТ» ставится судом под сомнение и достоверно не подтверждена.

Направление на ортопантомограмму от 07.10.2009 г., рецепт от 29.03.2008 г., записи на отдельных листах (т. 1, л.д. 166-169) также не могут расцениваться судом как надлежащее доказательство оказание ответчиком медицинских услуг истцу по имплантации и протезированию верхней челюсти, поскольку не представляют возможным установить, в связи с чем истец направлялась на ортопантомограмму, и в связи с чем выписывался ей рецепт.

Показания свидетеля Кленовой А.А. в судебном заседании 29.01.2015 г. также не являются допустимы доказательством оказания медицинской помощи ответчиком до 2011 г. в заявленном истцом объеме.

Оценивая доводы истца в этой части, суд также принимает во внимание, что до 2013 г. Кленов М.Ю. не обращалась по поводу некачественно оказанной ей медицинской услуги, истцом не представлено доказательств направления ответчику претензий до 2013 г., в то время, как из её пояснений в судебном заседании и содержания искового заявления следует, что на протяжении всего времени лечения у ответчика, начиная с 2008 года она не была удовлетворена качеством оказываемой ей услуги, испытывала боль и дискомфорт, при этом продолжала лечение в ООО «ИСЦ НАНО-ДЕНТ».

Суд не имеет возможности сделать вывод о подложности копии медицинской карты Кленовой М.Ю., предоставленной ответчиком (т. 1, л.д. 29-51) как доказательства по делу, поскольку медицинских документов, подтверждающих иной объем оказанных истцу медицинских услуг, и опровергающих достоверность сведений, изложенных в медицинской карте, в ходе рассмотрения дела не представлено.

Оказание ООО «ИСЦ НАНО-ДЕНТ» Кленовой М.Ю. медицинской услуги в период времени с сентября 2011 года по ноябрь 2012 года подтверждается представленной сторонами медицинской документацией.

С целью определения качества оказанной ответчиком услуги определением Тушинского районного суда г. Москвы от 15.03.2015 г. по данному делу была назначена судебно-медицинская экспертиза, на разрешение которой поставлены вопросы, связанные с правильностью метода лечения Кленовой М.Ю. в ООО «ИСЦ НАНО-ДЕНТ», соответствии оказанных услуг принятым стандартам и методикам (т. 2, л.д. 219-222).

В соответствии с Заключением № 184/15 комиссии экспертов ФГБУ «Российский Цент Судебно-медицинской экспертизы» Минздрава РФ по результатам исследования, проведенного в период времени с 08.07.2015 г. по 13. 10. 2015 г., что при обращении Кленовой М.Ю. в ООО «ИСЦ НАНО-ДЕНТ» ей был установлен диагноз «адентия нижней челюсти слева (концевой дефект) с 3.4 зуба, очаговый периодонтит в области 4.3., 4.2., 4.1., 3.1., 3.2., 3.3.» который соответствовал описанной клинической картине, в период времени с 17.09 по 07.12.2012г. Кленовой М.Ю. были установлены импланты на месте отсутствующих 3.4. и 3.6. зубов, проведено лечение острого очагового периодонтита и гингивита в области 4.3., 4.2, 4.1., 3.1.,3.2., 3.3. зубов, что соответствовало состоянию здоровья Кленовой М.Ю.

Кленовой М.Ю. в материалы дела предоставлена медицинская документация, а именно, выписной эпикриз из ГКБ №50, согласно которого истец находилась на стационарном лечении с 02.02.2015 г. по 10.02.2015 г. с основным диагнозом: невропатия 3 ветви тройничного нерва слева, парестезия, гипестезия. Миофасциальный болевой синдром лица на фоне дисфункции ВНЧС (т.

2, л.д. 114-116), выписной эпикриз из ГКБ им. С.И.Спасокукоцкого, согласно которого истец находилась на стационарном лечении с 07.10.2015 г. по 16.10.2015 г. с основным диагнозом: невропатия 3 ветви тройничного нерва слева, парестезия, гипестезия. Миофасциальный болевой синдром лица на фоне дисфункции ВНЧС; Сосудистая энцефалопатия, цефалгический синдром (т. 3, л.д. 47-49).

В судебном заседании истец также ссылалась на то, что вследствие некачественно оказанной услуги ответчиком по установке имплантов, у неё был поврежден нерв, и до настоящего времени последствия полученной травме не устранены, она продолжает лечение в том числе стационарно.

Оценивая доводы истца в этой части, суд полагает возможным руководствоваться мнением комиссии экспертов, которые при ответе на вопрос о наличии прямой причинно-следственной связи между состоянием нежнечелюстного нерва слева у Кленовой М.Ю. в настоящее время и установкой ей дентальных имплантов 3.4, 3.6 в марта-апреле 2012 г. в ООО «ИСЦ НАНО- ДЕНТ» сделали вывод о том, что наиболее вероятной причиной парестезии у Кленовой М.Ю. является повреждение нижнечелюстного нерва в процессе имплантации 3.4 и /или 3.6 зуба, и наличии причинной связи (т. 3, л.д. 11- 29).

Допрошенный в судебном заседании эксперт Шмаров Л.А. выводы комиссии поддержал, пояснив, что при проведении исследования по представленным медицинским документам комиссия пришла к выводу, что наиболее вероятной причиной повреждений нерва явилась установка имплантов в клинике ООО «ИСЦ НАНО-ДЕНТ», а не их последующее удаление, так как диагноз травматическая невропатия был поставлен Кленовой М.Ю. до удаления имплантов, в декабре 2012 г.

Доводы представителей ООО «ИСЦ НАНО-ДЕНТ» о подложности документов, предоставленных для проведения экспертизы, суд находит несостоятельными, поскольку копии документов из МГСМУ были получены по запросу суда, либо предоставлены в оригинале.

Учитывая изложенные выше обстоятельства, суд приходит к выводу об обоснованности доводов Кленовой М.Ю. о ненадлежащем качестве оказанной в ООО «ИСЦ НАНО-ДЕНТ» медицинской услуге по установке имплантов на месте отсутствующих 3.4. и 3.6. зубов, поскольку данное обстоятельство подтверждается выводами комиссии экспертов, не доверять которым у суда оснований не имеется.

Кроме этого, в последующем Кленовой М.Ю. проходила лечение в Московском государственном медико стоматологическом университете, где ей проводилось в том числе лечение травмированного нерва, операция по удалению установленных ООО «ИСЦ НАНО-ДЕНТ» имплантов (т. 2, л.д. 63-84).

Согласно п. 15 Правил представления платных медицинских услуг населению медицинскими учреждениями, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 13.01.19996 г. №27, и действовавших на момент оказания услуг ООО «ИСЦ НАНО- ДЕНТ», медицинские учреждения несут ответственность перед потребителем за неисполнение или ненадлежащее исполнение условий договора, несоблюдение требований, предъявляемых к методам диагностики, профилактики и лечения, разрешенным на территории РФ, а также в случае причинения вреда здоровью и жизни потребителя.

В силу ст. 1096 ГК РФ вред, причиненный вследствие недостатков работы или услуги, подлежит возмещению лицом, выполнившим работу или оказавшим услугу (исполнителем).

Ст. 14 Закона «О защите прав потребителей» предусмотрено, что вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу потребителя вследствие конструктивных, производственных, рецептурных или иных недостатков товара (работы, услуги), подлежит возмещению в полном объеме.

Оценивая установленные в судебном заседании обстоятельства дела в совокупности, суд приходит к выводу, что со стороны ООО «ИСЦ НАНО-ДЕНТ» имело место некачественное оказание стоматологических услуг истцу, что повлекло ухудшение состояние здоровья Кленовой М.Ю., в связи с чем имеются основания для возложения на ответчика ответственности по возмещению причиненного истице вреда здоровью и связанных с этим убытков.

Таким образом, требования Кленовой М.Ю. о взыскании с ответчика ООО «ИСЦ НАНО-ДЕНТ» стоимости оказанных некачественных услуг являются обоснованными и подлежащими удовлетворению в части, касающейся лечения периодонтита и гингивита в области 4.3., 4.2, 4.1., 3.1.,3.2., 3.3. зубов, установки имплантов на месте 3.4. и 3.6. зубов.

Однако, заявляя о том, что ею было заплачено за оказанные ООО «ИСЦ НАНО- ДЕНТ» услуги в общей сложности 401 800 руб., Кленовой М.Ю. не представлено доказательств внесения указанной суммы в организацию ответчика.

Справка от 25.03.2011 г. (т. 3, л.д. 60) относится к оплате услуг ООО «ИСЦ НАНО-ДЕНТ» в период 2008 -2010 г.г., и в отсутствие договора на оказание медицинских услуг с указанием объема услуг и работ, порядка их оплаты, не может подтверждать оплату проведенного ответчиком лечения в период с сентября 2011 г. по ноябрь 2012 г.

В то же время, суд принимает во внимание, что в соответствии с расчетом ООО «ИСЦ НАНО-ДЕНТ» стоимость услуг, оказанных Кленовой М.Ю. составляет 50 000 руб., что отражено в отзыве ответчика (т. 2, л.д. 147-153), а также то обстоятельство, что денежные средства, полученные Гизатуллиным Р.М. от Кленовой М.Ю. по договору займа №21 от 25.06.2010 г. в размере 48 000 руб., до настоящего времени не возвращены, что подтвердил в судебном заседании Гизатуллин Р.М.

Поскольку условиями договора предусмотрена возможность получения заимодавцем услуг по имплантации и протезированию левого сегмента нижней челюсти, должником по обязательству является руководитель ООО «ИСЦ НАНО- ДЕНТ», а также лечащий врач Кленовой М.Ю., принимая во внимание фактические обстоятельства, суд полагает возможным сделать вывод о том, что истцом были внесены денежные средства по оплате услуг ООО «ИСЦ НАНО-ДЕНТ» по лечению и имплантации нижней челюсти в размере 48 000 руб.

С учетом изложенного, суд взыскивает с ООО «ИСЦ НАНО-ДЕНТ» в пользу Кленовой М.Ю. в счет оплаты медицинских услуг ненадлежащего качества денежную сумму в размере 48 000 руб.

Также суд находит обоснованными требования истца о взыскании с ответчика неустойки, предусмотренной ст. 28 Закона о защите прав потребителей.

В силу п. 5 ст. 28 Закона в случае нарушения установленных сроков исполнитель уплачивает потребителю за каждый день просрочки неустойку (пеню) в размере трех процентов цены оказания услуги.

Претензия Кленовой М.Ю. о возврате уплаченных денежных средств была направлена в адрес ответчика 25.05.2013 г. (т. 1, л.д. 14, т. 2, л.д. 173).

Размер неустойки по заявленным требованиям определяется исходя из суммы требований истца, выражающейся в оценке некачественно указанной услуги, в отсутствие иных доказательств, суд исчисляет размер неустойки исходя из стоимости услуг 48 000 руб.

Количество дней просрочки в соответствии требованиями уточненного искового заявления Кленовой М.Ю. составляет 393 дня, расчетный размер неустойки составит: 48 000 руб. х 3 % х 393 дня = 565 920 руб.

Учитывая, что сумма неустойки не может превышать цену оказанной услуги (п.

5 ст. 28 Закона «О защите прав потребителей») окончательная сумма неустойки составляет 48 000 руб.

Положениями ст. 13 Закона «О защите прав потребителей» предусмотрено также, что если иное не установлено законом, убытки, причиненные потребителю, подлежат возмещению в полной сумме сверх неустойки (пени), установленной законом или договором (п. 2).

В силу ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Стоимость лечения Кленовой М.Ю. в Московском государственной медико- стоматологическом университете составила 334 978 руб. (т. 1, л.д. 171- 203).

Однако, как следует из пояснений истца в судебном заседании, и материалов дела, в МГМСУ истцу проводилось лечение как на нижней , так и на верхней челюсти, при этом стоимость лечения, проведенного на нижней челюсти, составляет 35 465 руб., и складывает из: курса физиотерапии стоимостью 13 382 руб. (т. 1, л.д. 171-174), стоимости компьютерной томографии 4 409 руб.

и 4 665 руб., стоимости ортопантомограммы 950 руб. (т. 1, л.д. 175-177), стоимости удаления имплантов на нижней челюсти 7 870 руб. (лекарства 2 970 руб., внутримышечная инъекция 900 руб., операция по удалению 2 нижних имплантов – 4 000 руб.) (т. 1, л.д. 184-187), стоимость компьютерной томографии нижней челюсти 4 189 руб. (т. 1, л.д. 188).

Остальные расходы, понесенные истцом в МГМСУ не относятся к расходам, понесенным в связи с ненадлежащим качеством оказанных ответчиком услуг по протезированию нижней челюсти.

В подтверждение предстоящих расходов по восстановительному лечению и установке имплантов на нижней челюсти истцом представлены: договор на оказание стоматологических услуг от 13.12.2015 г., заключенный с ООО «Профессорская авторская стоматологическая клиника и Ко», предварительный финансовый план лечения стоимостью 747 400 руб. и предварительный финансовый план лечения стоимостью 891 000 руб. (т. 3, л.д. 78, 79-81), истец просит взыскать с ответчика ООО «ИСЦ НАНО-ДЕНТ» в счет устранения недостатков выполненной работы 747 400 руб.

Суд не считает возможным расценивать представленные истцом документы как надлежащее доказательство размера убытков, причиненных действиями ответчика, поскольку данные, содержащиеся в планах стоматологического лечения, не свидетельствуют о том, что это лечение направлено на устранение недостатков некачественной услуги, выполненной в ООО «ИСЦ НАНО-ДЕНТ».

Кроме этого, в планах не указан диагноз Кленовой М.Ю., что также ставит под сомнение их объективность, с учетом доводов ответчика Гизатуллина Р.М. о том, что истцу противопоказано лечение, предложенное в ООО «Профессорская авторская стоматологическая клиника и Ко».

С учетом изложенного, в отсутствие надлежащих доказательств, подтверждающих обоснованность будущего лечения, и размер предстоящих расходов вследствие некачественно оказанной услуги, оснований для взыскания с ответчика в пользу истца денежной суммы в размере 747 400 руб. в счет восстановительного лечения, у суда не имеется.

Согласно требованием п.1. ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Согласно п. 2 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 20.12.1994 г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающим на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности,

деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная

тайна и т.п.) или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законом об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.

При определении размера компенсации морального вреда суд руководствуется ст. 1101 ГК РФ, согласно которой компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Принимая во внимание степень физических и нравственных страданий истицы, обстоятельства, при которых Кленовой М.Ю. причинены эти страдания, и другие обстоятельства, суд взыскивает с ООО «ИСЦ НАНО-ДЕНТ» в пользу Кленовой М.Ю. в счет компенсации морального вреда денежные средства в размере 50 000 руб.

Таким образом, с ответчика в пользу истца подлежат взысканию денежные средства в размере 48 000 руб., неустойка в размере 48 000 руб., расходы по устранению недостатков оказанной медицинской услуги в размере 35 465 руб., компенсация морального вреда в размере 50 000 руб.

В удовлетворении остальной части иска Кленовой М.Ю. суд отказывает.

Согласно требованием п.6 ст. 13 Закона РФ от 07.02.1992 N2300-1 (ред. от 18.07.2011г.) «О защите прав потребителей» при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

С ответчика в пользу истца также подлежит взысканию штраф в размере 90 732 руб. 50 коп. ((48 000 руб. + 48 000 руб. + 35 465 руб. +50 000 руб.) /2) Кроме этого, в силу ст. 98, 103 ГПК РФ, ст. 333.17, 333. 36 НК РФ с ответчика в бюджет города Москвы подлежит взысканию государственная пошлина, от уплаты которой истец освобожден, пропорционально удовлетворенной части исковых требований, в размере 4 129 руб. 30 коп.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.194-199 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ

Исковое заявление Кленовой М.Ю. к ООО «Инновационный стоматологический центр «НАНО-ДЕНТ», фио о признании договоров притворными сделками, применении последствий недействительности с

делок, взыскании

стоимости оказанных медицинских услуг, неустойки, убытков, штрафа, компенсации морального вреда удовлетворить частично.

Взыскать с ООО «Инновационный стоматологический центр «НАНО- ДЕНТ» в пользу Кленовой М.Ю. денежные средства в размере 48 000 руб., неустойку в размере 48 000 руб., расходы по устранению недостатков оказанной медицинской услуги в размере 35 465 руб., компенсацию морального вреда в размере 50 000 руб., штраф в размере 90 732 руб. 50 коп., всего взыскать 272 197 (двести семьдесят две тысячи сто девяносто семь) руб. 50 коп.

В удовлетворении остальной части иска Кленовой М.Ю. отказать.

В удовлетворении исковых требований ООО «Инновационный стоматологический центр «НАНО-ДЕНТ» к Кленовой М.Ю. о признании недействительным договора в части отказать.

Взыскать с ООО «Инновационный стоматологический центр «НАНО-ДЕНТ» в бюджет города Москвы госпошлину в сумме 4 129 руб. 30 коп.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Московский городской суд через Тушинский районный суд г. Москвы в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме.

Судья: Решение суда в окончательной форме принято 29.12.2015 г.

Юридическая консультация при поддержке МинЮст России бесплатно!
Юридическая консультация при поддержке МинЮст России бесплатно! Консультация по защите прав потребителей с 1 по 10 декабря 1000 руб. бесплатно
Схема работы
  • 01

    Бесплатная консультация

  • 02

    Заключение договора

  • 03

    Представительство в суде

  • 04

    Победное решение

Бесплатная юридическая консультация
+7
Задать вопрос Юрист перезвонит в течение 5 минут
Нажимая кнопку «Задать вопрос», вы принимаете условия
политики обработки персональных данных.

Заявка успешно отправлена!

В ближайшее время с вами свяжется наш юрист и проконсультирует вас.