Задать вопрос
8 800 511 38 27
Бесплатная горячая линия (Москва и регионы РФ)

Решение суда о возмещении ущерба, причиненного дорожно-транспортным происшествием № 2-5585/2017 ~ М-2900/2017

Смотреть все судебные практики о Иски о возмещении ущерба от ДТП

Дело №2-5585/17 130г

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

14 сентября 2017 года Октябрьский районный суд г. Красноярска

в составе: председательствующего Майко П.А.

при секретаре Краузе А.В.

рассмотрев в судебном заседании гражданское дело по иску Степанова Н.В. к ООО ПКФ «ВиАС» о возмещении ущерба, причиненного дорожно-транспортным происшествием,

УСТАНОВИЛ:

Истец обратился в суд с данным требованием, в котором просит, взыскать с ответчика, в его пользу сумму ущерба 627089,47 руб., убытки в размере 24000 руб., расходы по оплате юруслуг 20000 руб., компенсацию морального вреда в размере 10000 руб., госпошлину 7607 руб..

Истец иск поддержал. В обоснование требований указал, что 28.10.2015 года на 25 км 600 м по трассе Красноярск-Железногорск, произошло ДТП с участием автомобиля КАМАЗ поду управлением Дуденков Д.С., принадлежащего ООО ПКФ ВиАС, автомобиля ПОРШЕ, поду правлением Степанов Е.М., принадлежащего ситцу, и автомобиля РЕНО, под управлением Федоров А.А., принадлежащего ООО ПЕПСИКО-ХОЛДИНГ. Виновным признан Дуденков Д.С. Т.к. виновник аварии находился в трудовых отношениях с ответчиком, то именно ответчик обязан возместить ущерб от ДТП установленный заключением эксперта в размере 1775025 руб. За ответчика, часть возмещения от ущерба выплатила страховая компания – ОСАО ИНГОССТРАХ в размере 400000 руб. Остальную часть возмещения истец полагает взыскать с ответчика, как работодателя виновника ДТП. Также истец полагает возместить свои расходы на оценщика в размере 10000 руб. (7600 руб. и 2400 руб.), возместить судебные издержки на юриста в размере 20000 руб.

Представитель ответчика – Лохман Е.К. пояснила, что с иском не согласна, т.к. вины их водителя, не имеется. Именно водитель автомобиля ПОРШЕ двигался на большой скорости, размер ущерба рассчитан неверно, размер компенсации расходов на юриста завышен.

Представитель Степанова Е.М. - Затуло А.В. иск поддержал полностью.

Остальные участники процесса не явились, были уведомлены надлежаще.

По смыслу ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах лицо само определяет объем своих прав и обязанностей в гражданском процессе. Лицо, определив свои права, реализует их по своему усмотрению. Распоряжение своими правами является одним из основополагающих принципов судопроизводства. Поэтому неявка лица, извещенного в установленном порядке о времени и месте рассмотрения дела, является его волеизъявлением, свидетельствующим об отказе от реализации своего права на непосредственное участие в судебном разбирательстве. Поэтому неявка лиц, извещенных в установленном порядке о времени и месте рассмотрения дела, является их волеизъявлением, свидетельствующим об отказе от реализации своего права на непосредственное участие в судебном разбирательстве иных процессуальных прав.

Суд, выслушав участников процесса, исследовав материалы дела, установил –

Согласно ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Согласно ст. 1064 ГК РФ, вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда.

В соответствии со ст. 1068 ГК РФ, юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей.

Применительно к правилам, предусмотренным настоящей главой, работниками признаются граждане, выполняющие работу на основании трудового договора (контракта), а также граждане, выполняющие работу по гражданско-правовому договору, если при этом они действовали или должны были действовать по заданию соответствующего юридического лица или гражданина и под его контролем за безопасным ведением работ.

Согласно ст. 1079 ГК РФ юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих, обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.).

Согласно статьи 1079 ГК РФ, 2. Владелец источника повышенной опасности не отвечает за вред, причиненный этим источником, если докажет, что источник выбыл из его обладания в результате противоправных действий других лиц. Ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности, в таких случаях несут лица, противоправно завладевшие источником. При наличии вины владельца источника повышенной опасности в противоправном изъятии этого источника из его обладания ответственность может быть возложена как на владельца, так и на лицо, противоправно завладевшее источником повышенной опасности.

В пункте 19 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 года N 1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина", где указано, что под владельцем источника повышенной опасности следует понимать юридическое лицо или гражданина, которые используют его в силу принадлежащего им права собственности, права хозяйственного ведения, оперативного управления либо на других законных основаниях (например, по договору аренды, проката, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности).

ПЛЕНУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ в ПОСТАНОВЛЕНИИ от 26 января 2010 г. N 1 О ПРИМЕНЕНИИ СУДАМИ ГРАЖДАНСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА, РЕГУЛИРУЮЩЕГО ОТНОШЕНИЯ ПО ОБЯЗАТЕЛЬСТВАМ ВСЛЕДСТВИЕ ПРИЧИНЕНИЯ ВРЕДА ЖИЗНИ ИЛИ ЗДОРОВЬЮ ГРАЖДАНИНА, п. 20, разъяснил, что по смыслу статьи 1079 ГК РФ, лицо, в отношении которого оформлена доверенность на управление транспортным средством, признается его законным владельцем, если транспортное средство передано ему во временное пользование и он пользуется им по своему усмотрению.

Таким образом, обстоятельствами, имеющими значение для разрешения спора о возложении обязанности по возмещению материального вреда, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия, являются, в частности, обстоятельства, связанные с тем, кто владел источником повышенной опасности на момент дорожно-транспортного происшествия.

При толковании названной выше нормы материального права и возложении ответственности по ее правилам следует исходить из того, в чьем законном фактическом пользовании находился источник повышенной опасности в момент причинения вреда. Владелец источника повышенной опасности освобождается от ответственности, если тот передан в техническое управление с надлежащим юридическим оформлением. В этой же норме законодатель оговорил, что освобождение владельца от ответственности возможно лишь в случае отсутствия его вины в противоправном изъятии источника повышенной опасности.

В соответствии со статьей 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Как видно из материалов дела, справки о ДТП и установлено из пояснений участников процесса, в ДТП участвовало 3 автомобиля – КАМАЗ, принадлежащий ООО ВиАС, ПОРШЕ, под управлением Степанова, РЕНО, под управлением Федорова.

С учетом пояснений участников ДТП об обстоятельствах ДТП, отказного материала по ДТП, определения о возбуждении дела об административном производстве, суд установил, что ДТП произошло ввиду того обстоятельства, что Дуденков Д.С., управляя автомобилем КАМАЗ, при повороте налево, не уступил преимущества транспорту – автомобиль ПОРШЕ, под управлением Степанова Е.М., двигающемуся во встречном направлении, и имеющему преимущество, перед Дуденковым Д.С.. В результате данного столкновения, автомобиль ПОРШЕ выкинуло на встречную полосу, где он столкнулся с автомобилем РЕНО.

Пункт 13.12 ПДД предусматривает - При повороте налево или развороте водитель безрельсового транспортного средства обязан уступить дорогу транспортным средствам, движущимся по равнозначной дороге со встречного направления прямо или направо. Этим же правилом должны руководствоваться между собой водители трамваев.

Таким образом, суд полагает прийти к выводу, что именно Дуденков Д.С., водитель автомобиля КАМАЗ, виновен в ДТП в полном объеме. Виновности остальных участников ДТП, суд не установил.

Довод стороны ответчика, что водитель Степанов Е.М. двигался с превышением скорости, суд полагает не состоятельным, т.к. доказательств данного суду не представлено, отсутствие тормозного следа на схеме, в протоколе осмотра места ДТП, делает невозможным установление скоростного режима в рамках автотехнической экспертизы. Кроме того, в своих объяснениях в ГИБДД Степанов Е.М. указал, что КАМАЗ начал совершать маневр в непосредственной близости от него, что сделало невозможным избежать ДТП путем экстренного торможения. В объяснениях Дуденкова Д.С. в ГИБДД он указал, что несмотря на приближающийся транспорт – автомобиль ПОРШЕ, т.е. в момент возникновения для него опасности, он не применил экстренного торможения, а увеличил скорость, самонадеянно полагая что проедет перекресток.

Как видно из ПТС и СТС, автомобиль, которым, в момент ДТП, управлял Степанов Е.М., принадлежит истцу на праве собственности.

Из справки о ДТП, страхового полиса, суд установил видно, что ответственность виновника ДТП, на момент аварии, была застрахована в СПАО ИНГОССТРАХ. Истец указывает, что страховая компания вместила ему 400000 руб. Данный факт не опровергнут.

Смотреть все судебные практики о Иски о возмещении ущерба от ДТП

Таким образом, именно истец имеет право требования возмещения вреда за поврежденный автомобиль.

В результате ДТП, истцу причинен материальный ущерб от повреждения машин, с учетом износа, в размере 1775025 руб. – восстановительный ремонт, согласно экспертизы ООО ДВИЖЕНИЕ. Однако, согласно экспертизы той же экспертной организации, стоимость автомобиля ПОРШЕ на момент аварии составляла 1319000 руб., стоимость годных остатков составляет 291910,53 руб.

В силу вышеизложенного, реальный ущерб истца составит 627089,47 руб. ( 1319000 -400000 – 291910,53 ).

Именно данную сумму суд полагает определить к возмещению в пользу истца.

Довод ответчика, что размер стоимости годных остатков арифметически рассчитан неверно, суд не приемлет, т.к. согласно пояснений эксперта – Сачек Н.А., имеется описка в мотивировочной части экспертизы. Реальный ущерб рассчитан верно.

С учетом принадлежности автомобиля КАМАЗ, которым управлял виновник аварии Дуденков Д.С., ответчику, который находился в трудовых отношениях с ООО ВиАС, что следует из его объяснений в ГИБДД, и что отражено в определении о возбуждении административного производства и справки о ДТП, данный факт ответчик подтвердил в процессе, суд полагает возможным установить, что именно ответчик, как работодатель виновника аварии, должен отвечать за причиненный ущерб его работником.

На основании изложенного, суд полагает взыскать в пользу истца с ответчика, сумму невозмещенного ущерба в размере 627089,47 руб.

Ответчик, иные участники процесса, не в нарушение ст. 56 ГПК РФ опровергли, доводы истца об обязанности именно ответчика осуществить возмещение ущерба от ДТП, размер данного размещения, не предоставили доказательств (заключения эксперта) иной суммы возмещения, не предоставили доказательств отсутствия трудовых отношений с виновником ДТП на момент ДТП, выбытие из обладания ответчика автомобиля КАМАЗ, в нарушение закона..

Также истец просит взыскать в свою пользу : 9000 руб. за хранение автомобиля на стоянке, за отчеты по ущербу, стоимости годных остатков и автомобиля 10000 руб., 5000 руб. – стоимость разборки автомобиля для оценки ущерба, 20000 руб. – издержки на юриста.

Как видно из материалов дела, платежных документов, истец уплатил 5000 руб. за разборку машины для экспертизы, 2400 руб. за определение стоимости годных остатков, 7600 руб. за определение ущерба, 9000 руб. за автостоянку, 20000 руб. за юруслуги.

В соответствии с пунктом 1 статьи 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Под реальным ущербом понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (пункт 2 статьи 15 ГК РФ).

Суд считает возможным отнести расходы истца по автостоянке к убыткам, т.к. данные траты напрямую не связаны с подачей иска.

Однако, суд полагает отказать истцу в возмещении данных расходов, свой вывод суд основывает на том обстоятельстве, что платежная квитанция, представленная истцом имеет ряд противоречий, не обоснована и не подтверждена иными документами. Квитанция датирована с 9 октября. Год не указан. Период указан как 12, но не ясно в чем он измеряется ( дни, или месяцы). Если брать во внимание дату парковки 9.10.2015 года, то истец просит оплатить парковку за рамками момента ДТП произошедшего 28.10.2015 года. Если дата начала оплаты 9.10.2016, то не обоснован период и общая стоимость парковки, т.к. единица измерения определена 9000 руб., общая стоимость 9000 руб. за период исчисляемый 12 единицами. Суд, полагает возможным определить данные суммы, как судебные издержки, а не как убытки, т.к. истец, суду пояснил, что указанные выше траты были произведены, для подачи иска в суд. На предложение суда предоставить иные доказательства расходов истца на парковку, истица отказалась от данного. Суд выносит решение по имеющимся доказательствам.

Статья 88 ГПК РФ предусматривает, что судебные расходы состоят из государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела.

В силу статьи 94 ГПК РФ, к издержкам, связанным с рассмотрением дела, относятся: суммы, подлежащие выплате свидетелям, экспертам, специалистам и переводчикам; расходы на оплату услуг переводчика, понесенные иностранными гражданами и лицами без гражданства, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации; расходы на проезд и проживание сторон и третьих лиц, понесенные ими в связи с явкой в суд; расходы на оплату услуг представителей; расходы на производство осмотра на месте; компенсация за фактическую потерю времени в соответствии со статьей 99 настоящего Кодекса; связанные с рассмотрением дела почтовые расходы, понесенные сторонами; другие признанные судом необходимыми расходы.

Согласно статьи 98 ГПК РФ, 1. Стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренных частью второй статьи 96 настоящего Кодекса. В случае, если иск удовлетворен частично, указанные в настоящей статье судебные расходы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано.

Т.к. расходы истца за составление двух отчетов по оценке ущерба от ДТП и УТС в размере 10 000 руб., и расходы услуг по разборке автомобиля для проведения независимой экспертизы в размере 5000 руб. подтверждены документально, суд полагает возможным взыскать в пользу истца, с ответчика, все вышеуказанные суммы.

В силу положений ст. 100 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

По смыслу названной нормы разумные пределы расходов являются оценочным понятием, четкие критерии их определения применительно к тем или иным категориям дел законом не предусматриваются. Размер подлежащих взысканию расходов на оплату услуг представителя суд определяет в каждом конкретном случае с учетом характера заявленного спора, степени сложности дела, рыночной стоимости оказанных услуг, затраченного представителем на ведение дела времени, квалификации представителя, соразмерности защищаемого права и суммы вознаграждения, а также иных факторов и обстоятельств дела.

Правильность такого подхода к определению суммы подлежащих возмещению расходов на оплату услуг представителей подтверждена Определениями Конституционного Суда Российской Федерации от 21.12.2004 N 454-О и от 20.10.2005 N 355-О.

Согласно позиции, изложенной в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 20 октября 2005 года N 355-О, обязанность суда взыскивать расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах является одним из предусмотренных законом правовых способов, направленных против необоснованного завышения размера оплаты услуг представителя, и тем самым - на реализацию требования статьи 17 (часть 3) Конституции Российской Федерации.

Таким образом, основным критерием размера оплаты труда представителя согласно ст. 100 ГПК РФ является разумность суммы оплаты, которая предполагает, что размер возмещения стороне расходов должен быть соотносим с объемом защищаемого права.

В соответствии со ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений.

Применительно к вопросу о возмещении стороне, в пользу которой состоялось решение суда, расходов на оплату услуг представителя с противной стороны, вышеназванная норма означает, что обращаясь с заявлением о взыскании судебных расходов, указанное лицо должно представить доказательства, подтверждающие факт несения данных расходов в заявленной к возмещению сумме, то есть осуществления этих платежей своему представителю. Данный вывод основан также на положении ст. 100 ГПК РФ, согласно которой возмещению подлежат только фактически понесенные судебные расходы.

Другая сторона обладает правом заявить о чрезмерности требуемой суммы и обосновать разумный размер понесенных заявителем расходов применительно к соответствующей категории дел с учетом оценки, в частности, объема и сложности выполненной представителем работы, времени, которое мог бы затратить на подготовку материалов квалифицированный специалист, продолжительности рассмотрения дела, стоимости оплаты услуг адвокатов по аналогичным делам.

При этом процессуальное законодательство не ограничивает права суда на оценку представленных сторонами доказательств в рамках требований о возмещении судебных издержек в соответствии с ч. 1 ст. 67 ГПК РФ по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

С учетом разумности и целесообразности, с учетом сложности спора, количества судебных заседаний, с учетом качества оказанных услуг, когда исковые требования были удовлетворены, с учетом причин отложения, исходя из позиции ответчика, полагавшего сумму завышенной, с учетом подтверждения истцом договором и квитанцией своих трат на представителя, в размере 20000 руб. и отсутствием доказательств со стороны ответчика о необоснованности данного требования, суд полагает возможным взыскать в пользу истца, с ответчика, в качестве возмещения затрат на услуги юриста, 7 000 руб.

В силу данной статьи, требования истца о возврате госпошлины подлежат удовлетворению пропорционально удовлетворенным требованиям, из расчета (627089,47-200000)х1%+5200=9470,89 руб. так как данные расходы подтверждены документально.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 192-198 ГПК РФ,

РЕШИЛ

Взыскать в пользу Степанова Н.В. с ООО ПКФ ВиАС возмещение ущерба от повреждения автомобиля – 627089,47 руб., расходы по экспертизам – 15000 руб., расходы на юриста 7000 руб., расходы по госпошлине 9470,89 руб. В требовании о возмещении расходов на парковку отказать.

Решение может быть обжаловано в Красноярский краевой суд в течении месяца с момента получения мотивированного текста решения, которое можно получить через 5 дней в канцелярии суда.

Председательствующий Майко П.А.

Юридическая консультация при поддержке МинЮст России бесплатно!
Юридическая консультация при поддержке МинЮст России бесплатно! Консультация автоюриста с 1 по 10 декабря 1000 руб. бесплатно
Схема работы
  • 01

    Бесплатная консультация

  • 02

    Заключение договора

  • 03

    Представительство в суде

  • 04

    Победное решение

Бесплатная юридическая консультация
+7
Задать вопрос Юрист перезвонит в течение 5 минут
Нажимая кнопку «Задать вопрос», вы принимаете условия
политики обработки персональных данных.

Заявка успешно отправлена!

В ближайшее время с вами свяжется наш юрист и проконсультирует вас.